• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения

ЛЕДЯНОЕ СЕРДЦЕ. (сказка)

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

       1

Далеко за синими морями,
Средь высоких белоснежных гор,
Где сияет солнце над полями,
Жил был царь, по имени Винкор.

Правил государством справедливо,
Делал для народа всё, что мог,
Все в достатке жили и счастливо,
Только царь был очень одинок.

И решил Винкор: «Пора жениться,
Мол, пока еще совсем не стар,
Следует детьми обзаводиться,
Править миром я один устал».

Привели сваты ему девицу.
Пировал на свадьбе весь народ.
Сын родился вскоре у царицы -
У царя прибавилось хлопот.

Рос царевич статный и пригожий,
Как отец был ловок и умён,
Но в одном был с ним совсем не схожий,
Льдинкой, вместо сердца, наделен.

Никогда царевич не смеялся,
Никого вокруг не замечал,
Весь народ с дороги разбегался,
Если он по городу скакал.

И Винкор с царицей всполошились,
Всех врачей созвали во дворец.
«Объясните, с сыном, что случилось?» -
Спрашивает их седой отец.

«Почему мой сын с рожденья хмурый?
Нет улыбки на его лице?
Выпишите мальчику микстуру,
Чтобы смех звучал в моём дворце».

Доктора царева государства
Думали: чем болен сын царя?
Прописали разное лекарство,
Только все старанья были зря.

Царь гонцов по свету рассылает
И гонцы везут его приказ,
Всех людей на площадь созывают
И читают царственный указ:

«Кто царевича излечит от недуга,
Кто растопит в сердце его лёд,
Будет тот  Винкору лучшим другом
И сундук сокровищ заберет!»

С каждым днём царевичу всё хуже:
Сердце крепко лёд уже сковал,
Стал он злобен, к людям равнодушен...
Сильно царь Винкор переживал.

Тут царица сильно заболела,
Горюшка, бедняжка, не снесла,
Сколько мук душа её терпела,
Не стерпев однажды, умерла.

Страшно людям стало в государстве,
Прятались они в домах своих.
Жуткий холод поселился в царстве,
Даже детский смех вокруг затих.

Снежный вихрь по городу летает,
И метель по улицам метет.
Вьюга в царстве свечи задувает,
Превращая всё живое в лёд.

        2

А гонцы везде уж побывали –
Докторов не могут отыскать,
Загнанные лошади устали
И гонцам пора уж отдыхать.

Постучали в домик на опушке,
Отворилась с тихим скрипом дверь,
А за дверью странная старушка
С ней пушистый, полосатый зверь.

Бабушка на стол гостям накрыла,
Оказался зверь большим котом,
Чаем земляничным напоила
И уснули все глубоким сном.

Только утро, уж гонцы проснулись:
«Мы спешим, пора опять идти».
Хитрая старушка усмехнулась:
«Доктора нигде вам не найти.

Знаю всё, что с вами приключилось,
Что царевич ваш попал в беду.
Сердце его в льдинку превратилось,
Но разгадку тайны я найду.


Я колдунья, добрая, не злая.
Знаю я магический секрет,
Кто поможет в сердце лед растаять,
И подарит царству солнца свет».

Тут старуха лишь рукой взмахнула,
Вмиг гонцы забылись долгим сном.
А она водицы зачерпнула
Из ведра серебряным ковшом.

Вот, пошла она с водой по полю,
К озеру, что виделось вдали,
Кот за нею выбежал на волю,
Наконец, они вдвоем пришли.

В лунном свете озеро светилось,
Отражая звезд холодный блеск,
Волны к берегу, шурша, катились,
Слышен был, их еле тихий всплеск.

Тут колдунья дунула на воду,
И застыла водяная гладь,
Тишина окутала природу,
И старушка стала колдовать:

«Духи тёмные от сна очнитесь!» -
И она по озеру пошла:
«Из глубин на волю поднимитесь,
Сгинь и расступись ночная мгла!»

Молнии по небу засверкали,
Расступилась с грохотом земля,
Из глубин чудовища восстали,
Всё вокруг огнем испепеля.

«Ты зачем сюда нас вызывала,
Отчего, нарушила покой?»-
Чудища на ведьму зарычали,
Изрыгая искры и огонь.

До земли колдунья поклонилась,
Протянула ковшик им с водой:
«Вот испейте, сделайте мне милость...
Тайну сложно разгадать одной.

Сердце, кто царевичу согреет?
Царство, кто от холода спасет?
Кто метель холодную развеет,
Людям свет и солнце принесет?»

«Всё мы знаем, что вокруг творится.
Что, где, происходит, отчего?
Что могло с царевичем случиться -
Мы сказать не можем ничего.

Кажется, наш братец что-то знает?
Надо брата младшего позвать.
Он во всех концах земли бывает,
И, наверно, сможет рассказать?»

Чудища так громко засвистели,
Что листва осыпалась кругом,
Задрожали горы, сосны, ели -
Далеко был слышен свиста звон.

И опять вокруг всё стало тихо,
Смотрит ведьма, вдруг из темноты,
Показался конь, гарцуя лихо,
Неземной, волшебной красоты.

«Доброй ночи! К вам на зов примчался.
Что случилось братцы, как дела?
Только что с друзьями я расстался,
К вам летел, не сбросив удила».

«Да, давненько, брат, мы не встречались» -
Прорычали чудища в ответ –
«Из пещеры мы сюда поднялись,
Чтобы ведьмин разгадать секрет.

Сын царя Винкора страшно болен.
Вместо сердца – ледяной комок,
Надо сердце выпустить на волю.
Знаешь, кто бы это сделать мог?»

«Что ж, ответ загадки этой ясен.
Знаю, как царевича спасти,
Нужно поспешить, но путь опасен,
Одному его мне не пройти».

 

          3

Снежный вихрь дороги заметает,
Проникая холодом в дома,
Даже птицы в небе замерзают -
В царстве правит Вечная зима.

Царь Винкор от горя занедужил.
Он уже с постели не встает.
С каждым днем ему всё хуже, хуже,
Никого вокруг не узнает.

А царевичу все безразлично.
Он забыл про бедного отца,
День его проходит как обычно:
Мрачно бродит в комнатах дворца.

Вдруг, ему как - будто показалось,
Словно слышит цокот он копыт.
Наступала ночь, уже смеркалось:
«Кто это, так поздно, к нам спешит?»

Выглянул в окно он и увидел:
Скачет по двору волшебный конь.
Красотой его Бог не обидел:
Белоснежный, быстрый, как огонь...

К царственному трону подлетает
И, как вкопанный, пред ним стоит.
Гривою царевичу кивает,
Голову склонил и говорит:

«К вам спешил, царевич, во владенья.
Долог и опасен был мой путь.
Взять прошу меня к вам в услуженье,
Но пока, я должен отдохнуть».

«Ладно, будем ездить на охоту» -
Так коню царевич отвечал –
«Завтра утром рано за работу!
Что ж, иди поспи, раз ты устал».

Только наступило полнолунье,
Конь как топнет, и поднялся дым,
А из дыма выплыла колдунья,
Ведь, она была все время с ним.

«В гриве я твоей сидеть устала,
Хорошо на волю отпустил» -
Скакуну колдунья проворчала:
«Ишь, как много дыму напустил.

Ладно, отдыхай перед дорогой,
Ну, а я схожу пока к царю.
В сердце моём прячется тревога –
Как он там, пойду и посмотрю».

В царские покои прошмыгнула,
Видит - болен царь, не может встать,
Подошла, в лицо ему взглянула
И тихонько стала колдовать.

Быстро разожгла огонь в камине,
Сразу стала в горница светла,
Чай дала попить царю, с малиной,
Потеплело сердце, боль прошла.

«Здравствуй, царь», - она ему сказала –
"Надобно с тобой поговорить.
Я болезнь твою, почти изгнала,
Можешь ты о ней пока забыть.

Мы пришли прогнать твою кручину,
Царство от зимы твоё спасти,
Главное - хотим помочь мы сыну
Вновь живое сердце обрести.

Знаю я, что сердце льдом покрыто,
Стоит только лёд нам растопить,
Будет для людей оно открыто
И с добром царевич станет жить.

Есть зеленый остров в океане,
Там дворец из золота стоит,
Никому не виден он в тумане,
Птица до него не долетит.

Во дворце живет принцесса-дива.
Вся она из солнечных лучей,
Ласкова, нежна, добра, красива,
Голосок хрустальный, как ручей.

У принцессы луч волшебной силы,
Он растопит и снега и лёд,
Сердце оживёт в груди у сына,
Если с нами вместе он пойдёт.»

Царь Винкор обрадовался: «Боже!
Рад, что можно мальчика спасти,
Только, кто же мне теперь поможет,
Сына на тот остров отвезти?»

«Не печалься, царь Винкор, об этом.
Мы зажжем в груди его огонь!
Я уже пришла к тебе с ответом -
Повезёт его волшебный конь!»


Ночь проходит, утро наступает,
В царстве тихо, только ветра свист.
Вновь колдунья в гриву залезает,
Спряталась и тихо там сидит.

Из покоев царский сын выходит,
Подошёл к волшебному коню:
«Слышал я, в лесах олени бродят,
С радостью любого застрелю.

Повезёшь меня ты на охоту,
Твой удел - таким, как я, служить.
Так что принимайся за работу,
Не намерен я тебя щадить».

Усмехнулся конь: «Ну, что ж, садитесь,
Мы решим с охотою  вопрос...
Утро наступило, торопитесь.»
Сел царевич и к седлу прирос.

Конь встряхнул игриво головою
И пустился вскачь во весь опор.
Из окна, смахнув слезу рукою,
Взглядом провожал их царь Винкор.



          4

Конь летел вперед быстрее птицы,
Рассекая ветер ледяной.
Выехал за царскую границу,
Тут царевич закричал: «Постой!»

Вмиг волшебный конь остановился,
Голову смиренно наклоня,
А царевич страшно рассердился:
«Это ты куда завез меня?»

«Не сердись, царевич, и послушай:
Предстоит нам очень длинный путь.
По морю поскачем и по суше,
Времени не будет отдохнуть».

«Ах, ты плут! Куда меня ты тащишь?» -
В гневе стал царевич укорять, -
«Я скажу отцу, что ты – обманщик,
Он тебя прикажет растерзать!»


Тут из гривы ведьма появилась:
«Знает твой отец про наш поход,
С ним я обо все договорилась,
Так что будем двигаться вперед!»

Царский сын промолвил: «Что за чудо?».
На нее с презреньем посмотрел:
«Не поеду! Слушать вас не буду!»
Слезть с коня на землю захотел,

Но прирос к коню царевич крепко,
Оторваться от седла не мог,
Ноги стремена держали цепко,
Охватив сафьяновый сапог.

«Так-то лучше, а теперь послушай,
И не стоит злобный взгляд метать.
Знаем, в твоём сердце лёд и стужа,
Будем от беды тебя спасать.


Путь наш долог, может быть опасен.
Вдруг придется с лихом воевать.
Главное, что б был он не напрасен,
Постарайся это всё понять».

«Что ж», - сказал царевич усмехаясь –
«Если все решили без меня,
Вашему решенью подчиняюсь».
И пришпорил белого коня.

Долго ль, коротко ль они скакали,
Много верст осталось позади,
Все уже порядком приустали,
Видят, лес дремучий впереди.

«Следует нам здесь остановиться,
На опушке сделаем привал,
Лес дремучий, можно заблудиться», -
Останавливаясь, конь сказал.

Быстро конь с царевичем уснули,
Примостившись рядом у костра.
Ведьма села сон их караулить,
Так и просидела до утра.

Утром разбудила: «Просыпайтесь,
Мы должны за день пройти весь лес,
Только ни к чему не прикасайтесь,
Здесь хозяин злобный, страшный Бес».

Темный лес их встретил тишиною,
Птиц не слышно, мошки не жужжат,
И деревья плотною стеною
Без листвы, как мертвые стоят.

Путники ступали  осторожно,
Ветви меж собой переплелись,
Так, что не задеть их было сложно –
В паутину плотную слились.

Медленно, сквозь чащу пробираясь,
Шли они по лесу, не спеша,
Вдруг змея мелькнула, извиваясь,
На тропинке листьями шурша.

Вздрогнул царский сын и оступился,
Камешек нечаянно задел
Чуть рукой за ветку зацепился,
Лес зашевелился, загудел.

« Что же ты наделал, бедолага!
Надо побыстрее убегать!»
Видят, из глубокого оврага
Вылез страшный Бес и стал кричать:

«Кто посмел пробраться во владенья?
Кто нарушил мой покой и сон?
Растерзаю за одно мгновенье,
И на завтрак буден съеден он!»

Безобразен был он, весь в коростах,
Пальцы – змеи, сучья вместо рук.
Как гора, огромного Бес роста
И лохматый, страшный, как паук.

«Что-то я давненько не обедал.
Лес мой пуст, я всё живое съел»-
Голосом скрипучим бес поведал –
«Хорошо, что вас поймать успел.

На обед попью я вашей крови,
А на ужин - съем по одному…
Враз моё поправиться здоровье,
Если эту трапезу приму.

Ну, теперь давайте разберитесь,
Должен я с кого-то начинать,
Только поскорей, поторопитесь,
Что-то стало в животе урчать».

Усмехнулся царский сын: «И что же?
Ну-ка, ведьма, заколдуй его!»
«Колдовство, царевич, не поможет,
Может конь придумает чего?»

«Надо как-то выбраться из леса» -
Еле слышно конь им прошептал –
«Знаю я, как обмануть нам Беса,
Важно, чтоб царевич первым стал,

Ведь царевич, словно лед холодный -
Холода боится жутко Бес,
И, какой бы ни был он голодный,
Ни за что царевича не съест!»

Конь вперед царевича толкает:
«Мы решили - это будет он!»
Ведьма чуть в сторонку отступает,
Царский сын решеньем возмущен...

Только бес к нему уж лапы тянет,
Пасть открыл, готовиться схватить,
Вдруг, остановившись, замирает,
Удивился он: «Не может быть!

Я не чую теплого дыханья,
Да и сердце не стучит совсем.
Он, как ледяное изваянье,
Только я холодное не ем!

Холод для меня страшнее смерти,
Если вы такие же, как он,
То придется вам, уж мне поверьте,
Убираться поскорее вон!»

Путники бежали без оглядки
По тропинке через темный лес,
Где в большом овраге мерзкий, гадкий,
Волком выл голодный, злобный бес.

          5

Проскакали чрез леса и горы,
Видели рассветы и закат...
Впереди легли степей просторы,
А средь них цветет зеленый сад.

«Может быть в саду остановиться?» -
Медленней ступая, конь сказал:
«Стоит нам немного подкрепиться,
Скоро море, да и я устал».

«Сад, конечно, выглядит прекрасно», -
Ведьма говорит: «Но знаю я,
Останавливаться там опасно,
В нём хозяйка, девушка – змея.

Всё живое, что она коснется,
Будь то птица или человек,
Сразу серым камнем обернется,
И останется таким на век».

«Будем слушать твоего совета,
В дивный сад мы этот не пойдем!
Что ж, тогда до самого рассвета
Ночь в степи спокойно проведем».

На ночлег они расположились,
Всё спокойно, тишина вокруг.
Путники изрядно притомились,
Только вдруг из сада слышен звук.

Раздается, словно плач оттуда.
Свет какой-то промелькнул в саду.
Думает царевич: «Что за чудо?
Пусть все спят, а я туда войду».

К саду тихо царский сын пробрался,
Медленно ступая, шел вперед.
Ничего царевич не боялся,
Ведь не сердце у него, а лёд.

Присмотрелся: что за наважденье:
Может белый шарф, а может дым
Над землей летел, как привиденье.
Царский сын решил: «Пойду за ним».

Дым в клубок огромный превратился,
И опять - протяжный, тяжкий стон.
Тут уж царский сын остановился,
Дым растаял и, увидел он:

Свет луны девицу озаряет,
Та на троне золотом сидит,
Тело чешуей змеи сверкает,
Голову, склонив, девица спит.

Тут колдунья ото сна очнулась,
Видит, нет царевича нигде.
В сад скорей она заторопилась,
Поняла, что скоро быть беде.

Девушка проснулась, зашептала:
«Это кто ж такой ко мне пришел?
Я тебя к себе не приглашала,
Сам меня, царевич, ты нашел.

Подойди ко мне немного ближе,
Обниму тебя я, мой родной,
Что-то после сна я плохо вижу.
Подойди, коснусь тебя рукой».

К ней царевич медленно подходит,
Шаг ступил, остановился он,
А девица глаз с него не сводит
И смеется: «Всё! Ты обречен!».

Вдруг меж ними ведьма очутилась,
И девица тронула её…
Вмиг колдунья в камень превратилась,
Только билось сердце у нее.

Девушка-змея тотчас пропала,
Растворилась в дымке голубой,
Из тумана тихо прошептала:
«Мы еще увидимся с тобой».

Наступил рассвет, запели птицы.
Конь проснулся, видит – никого.
«Где же все и, что могло случиться?
Что-то не пойму я ничего».

Тут из сада царский сын выходит:
«Выспался? Пора уж ехать нам».
Конь спросил: «А, где колдунья бродит?»
Нехотя махнул царевич: «Там!

В камень её дева превратила,
Ей в саду придется  постоять,
А меня, как видишь, отпустила,
Нечего ей было мне мешать».

«До чего ж ты злобный и жестокий,
Ведьма от беды тебя спасла,
Статуей стоит там одинокой,
От змеи тебя же сберегла.

Вижу я, душа твоя черствеет.
Что ж, тогда вдвоем продолжим путь,
Ты, садись царевич поскорее.
Не придется больше отдохнуть».

Долго ль, коротко ль они скакали,
Мчался конь вперед как ураган.
Злых препятствий больше не встречали.
Наконец, пред ними океан.

Голубая ширь легла пред ними,
Белой шапкой дыбится волна.
Даже птицы кажутся другими -
В крыльях отразилась синева.

«Где-то там, вдали средь океана,
Я не знаю где, но далеко,
Остров есть, окутанный туманом.
Нам туда добраться нелегко.

Этот остров фея охраняет», -
Тихо конь царевичу сказал:
«Думаю, она меня узнает,
Я когда-то фее помогал».


         6

Волны дивный остров омывают,
Птички песни весело поют,
На лужайках бабочки порхают.
И сады прекрасные цветут.

Здесь добро и радость обитают,
Теплый свет и благостный покой.
Островом принцесса управляет,
Всех своей пленяя красотой.

Волосы струятся золотые,
Обрамляя дивные черты,
А глаза – озёра голубые,
В них сиянье звезд и чистоты.

У окна принцесса вышивала,
Шелковыми нитями цветок,
Песню тихо-тихо напевала,
Нежен был и ласков голосок.

Вдруг пред нею фея появилась:
«Эй, моя красавица, очнись!»
«Что такое, фея, что случилось?
Расскажи, со мною поделись».

«К нам, сюда пожаловали гости
Конь волшебный и царевич с ним.
Во дворец пройти, с поклоном, просят
Значит, ты понадобилась им».

«Рада я гостям, ты знаешь это.
Видимо стряслась у них беда,
Постараюсь им помочь советом
Или делом… Пусть войдут сюда.»

Лишь рукой слегка махнула фея,
И дворец огнями заиграл,
Зазвучала музыка и двери
Отворились, приглашая в зал.


Грациозно, встряхивая гривой,
Быстрый, будто ветер озорной,
Белоснежный, сказочно-красивый
К трону подошёл волшебный конь.


«Добрый день, принцесса!» - конь промолвил
Перед ней колено преклоня, -
«Просьбу, я прошу, одну исполни,
Выслушай, пожалуйста, меня!»

«Рада я с тобою повстречаться,
Слышала я много о тебе.
Как же ты сумел сюда пробраться?
Что за дело привело ко мне?»

«Я летел над море-океаном
Через грозные облака.
Остров был покрыт густым туманом,
Не заметен он издалека.

Разыгрался шторм, и злые тучи
Молнии метали мне в глаза,
Вдруг, сквозь бурю, я заметил лучик –
Он дорогу верно указал.

Фея улыбнулась и привстала:
«Лучик тот сиял не просто так,
Видела я всё, мне жалко стало
Вас, друг мой, и я зажгла маяк.


«Если бы не ты, я б не добрался», -
Конь кивнул гривастой головой, -
«Только я не для себя старался,
Я привёз царевича с собой.

Страшная беда с ним приключилась:
Льдом покрыто сердце у него,
Добрая принцесса, сделай милость,
Помоги мне вылечить его.


Докторов созвали – всё напрасно,
Не смогли они ему помочь…
Болен царь-отец, его, несчастный,
Правит государством Стужа-ночь.

                           
Поднялась принцесса с трона: «Что же,
Надо мне царевича спасать.
Мой волшебный луч теплом поможет
Чары зла и льда расколдовать.

Это всё опять колдунья Стужа
Хочет целым миром завладеть,
Вьюга и мороз ей верно служат,
Всё живое превращая в смерть!

А царевич где, в саду гуляет?
Приведите мне его сюда.
Он, наверно, сам еще не знает
То, что сердце у него из льда».

Все ушли, одна принцесса в зале,
Грусти в ожидании полна,
Отозвалась весть в душе печалью,
Растревожила её она.

Царский сын вошел. Идёт степенно,
Взгляд колючий, злобный и пустой...
В зале стало холодно мгновенно,
Словно ветер дунул ледяной.

Музыка замолкла, даже птицы
Перестали песни щебетать,
Иней опустился на ресницы,
А царевич начал… хохотать!

«Что молчишь? А может, испугалась?» -
С наглою  усмешкою спросил.
«Да, немножко», - девушка призналась –
«Но помочь тебе, мне хватит сил».

Руки вскинула она, и хлынул
Из ладоней солнечный поток,
Да такой, неимоверной силы,
Что расплавить даже камень мог.


Застонал царевич: «Всё, довольно,
Грудь мне жжет бушующий пожар,
Сердце пламенем объято… больно,
Будто кто вонзил в него кинжал!»


Зашатался и упал со стоном,
Долго словно мертвый он лежал…
А, когда очнулся, незнакомый
Видит пред собою светлый зал!


Бабочки вокруг летают, птицы,
Тихая мелодия звучит,
Блеском радужным фонтан искрится,
Трон… на троне девушка сидит!


Встал пред ней царевич на колени:
«Светлый Ангел, ты ли предо мной?
Это сон, а может быть виденье?
Я пленён твоею красотой!

Ты – прекрасна! Глаз твоих сиянье
Ярче звезд в небесной вышине!
Кто же ты, волшебное созданье?
Не молчи, скажи хоть слово мне!»


«Что сказать, царевич, я так рада,
Что помочь твоей беде смогла,
Что растаяла из льда преграда
И душа твоя свет обрела.

Сердце было льдом твое покрыто,
Был ты равнодушным, хмурым, злым.
Для добра оно теперь открыто,
И теперь, ты стал совсем другим.

Верные друзья тебя спасали,
Их просил об этом царь-отец.
Жизнь твою собою защищали,
Не жалея собственных сердец.

Должен ты царевич возвращаться,
В царстве твоём страшная беда.
Очень жаль, но мы должны расстаться.
Вспоминай меня хоть иногда».

Всё ему принцесса рассказала,
И царевич бедный загрустил:
«Да, доставил горя я немало,
Тем, кто больше всех меня любил!

Но, принцесса! Дай мне обещанье,
Что поедешь ты к отцу со мной!
Сердцу больно вынести прощанье
И разлуку горькую с тобой!"

«Не грусти, царевич, ты напрасно», -
Отвечала девушка ему, -
«Быть с тобою вместе, я согласна,
Люб ты тоже сердцу моему!»



           7


Царь Винкор тоскует в ожиданье,
Еле-еле теплится камин…
Грустно старику, сидит в молчанье,
Во дворце остался он один.


В царстве мрачно, всё заледенело,
Черная на небе пелена
Вьюги и метели, то и дело,
Заметают улицы, дома!


Грустно старику, сидит в печали
«Не кому мне бедному помочь,
Всё живое гибнет,  замерзает,
Скоро всех погубит Стужа-ночь!

Стар уже я, не могу бороться,
Видно мне придется помирать...
Где же сын мой, что ж не отзовется?
Сил моих нет больше, его  ждать».

А в камине пламя угасает,
Лишь сквозь угли светится искра.
Инеем ресницы покрывая,
Стужа шепчет: «Спи, Винкор, пора...


Здесь, теперь, не ты, а я царица,
Скоро Миром буду править я,
Всё замерзнет: звери, люди, птицы,
Вечным льдом покроется земля!»

Вдруг входные двери распахнулись,
Вспыхнул ярким пламенем огонь.
Царь очнулся, и глаза открылись,
Видит, в зал влетел волшебный конь!

На коне царевич восседает,
Жив, здоров и даже невредим,
Светом и добром глаза сияют
И принцесса тоже рядом с ним!

«Батюшка, прости, я торопился,
День и ночь без устали скакал!»
Царь Винкор от счастья прослезился:
«Ты совсем другим, сыночек, стал,

А у нас здесь, видишь, стало худо:
Все замерзло, солнца нет совсем,
Нас спасет одно лишь только чудо,
А иначе мы погибнем все!»

«Мы прогоним Стужу-ночь отсюда,
Солнце засияет в небесах,
Вот, жена моя, принцесса –чудо,
Луч волшебный у неё в руках!»

«Вижу я с тобой красу-девицу,
Как она прекрасна и мила!
Вся лучами светлыми искриться,
Это ты царевича спасла?»

Тут принцесса голову склонила:
«Батюшка, я рада видеть Вас,
Нас любовь с царевичем скрепила
И прошу, благословите нас!»


"С радостью я Вас благословляю,
Будешь дочкой ты теперь моей!
Жить в любви, согласии желаю,
Славных и здоровеньких детей!"


Поклонилась девица Винкору,
Нежно его за руку взяла:
"Вот и славно, свадьбу справим скоро,
А, пока, важнее есть дела."                              

Быстро вышла из дворца принцесса,
А вокруг метель, пурга метет.
Небо скрыла снежная завеса,
Злобный ветер, словно зверь ревет.

Только  руки вверх она взметнула-
Сразу наступила тишина,
Лишь на небо темное взглянула...
И пропала ночи пелена.

Но зима так просто не сдается
И пускает снежный вихрь в ответ,
А принцесса ей в лицо смеется,
В тучи мечет свой волшебный свет.

Расступились тучи, солнце встало
И на землю хлынули лучи!
Снег растаял, и весна настала.
Зажурчали весело ручьи.

Птицы в небе радостно запели,
Бегает по лужам детвора,
Разбудил фиалку звон капели,
Кончилась морозная пора!

Сколько радости вокруг и счастья,
Словно все очнулось ото сна.
Прочь ушли все беды и ненастья,
Оживила все вокруг весна.

Свадьба трое суток продолжалась.
Музыка, вокруг веселье, смех!
Даже солнце в небе улыбалось,
Ну, а царь был счастлив больше всех.

Всех вином заморским угощает,
Пляшет, как заправский молодец,
Радостью глаза его сияют,
Так гордится сыном царь-отец!

Ну, а сын совсем не веселится:
Грустный и задумчивый сидит,
Даже конь волшебный удивился,
Подошел к нему и говорит:

«Отчего ты голову повесил?
Что случилось, можешь рассказать?
Свадьба у тебя, а ты невесел,
В чем причина, можно мне узнать?»

"Вспомнилась мне бабушка-колдунья,
Век теперь ей камнем коротать.
Виноват я, и мои раздумья,
Как теперь её расколдовать?»

«Не кори, мой друг, себя за это,
Лишь в тот миг колдунья оживет,
Если самый первый луч рассвета.
Девице-змее глаза сожжет».

Царский сын не долго собирался,
Всё царю Винкору рассказал,
Ласково с принцессой попрощался
И на помощь ведьме поскакал.

          8

Мчится конь вперед, как быстрый ветер,
Вдруг кричит царевичу: «Гляди!
Там в ночи при ярком лунном свете,
Сад знакомый видишь, впереди."

Перед садом конь остановился,
Слез царевич с белого коня
И быстрей туда заторопился…
«Стой, царевич! Выслушай меня!


Девица-змея в ночи опасна,
Нам под утро следует идти,
А сейчас усилия напрасны...
Просто так колдунью не спасти».

Царский сын сказал ему: «Как знаешь,
Здесь с тобою ночь мы проведем,
Рад, мой друг, что ты мне помогаешь,
Вместе легче справимся со злом».

В предрассветный час они проснулись
И, ступая тихо, в сад вошли,
Видят – статуя - остановились,
Конь шепнул: «Колдунью мы нашли.

Значит, здесь змея-девица рядом,
Осторожней надо нам теперь,
Ведь она притягивает взглядом,
В камень превратит - ты мне поверь».

Вдруг в траве как будто зашуршало
Их окутал плотный белый дым-
К ним змея-девица приближалась,
Взгляд её тяжелым был и злым.

Подползла она и зашептала:
«Что, царевич, ты опять пришёл?
Видно в душу я тебе запала,
А теперь, нам будет хорошо.

Станем вместе ползать мы по саду,
Или камнем будешь здесь стоять...
Всё равно, мой друг, тебе я рада!
Выбор за тобой, тебе решать!»

«Я сюда приехал не для встречи,
А колдунью от беды спасти,
И готов сразиться, злая нечисть,
Чтобы всех от чар освободить!"

«Жалкий человек, ты угрожаешь?» -
Разозлилась девица-змея, -
«Силы ты моей еще не знаешь,
Станешь камнем лишь коснусь тебя!»

Медленно она к ним подползает,
Даже конь волшебный задрожал,
Только царский сын не отступает
Перед нею твердо он стоял.


Вдруг восток зарею засветился,
Солнце осветило чудный сад!
Яркий лучик сквозь листву пробился,
Ослепив змеиный, злобный взгляд!

Жалобно змеюка застонала,
Извиваясь в солнечных лучах,
И на землю мертвою упала,
С пеной ядовитой на губах.

«Что-то долго я тут задержалась», -
Сразу, вдруг колдунья ожила, -
«Доля слишком тяжкая досталась
Мне, пока я каменной была.

Как я рада, что опять мы вместе,
Что освободили вы меня,
Что-то не сидится мне на месте»,-
И колдунья обняла коня.

«А царевич вроде изменился,
Вижу, свет в его глазах горит!».
Царский сын её низко поклонился,
И, обняв за плечи, говорит:

«Ты за все прости меня колдунья,
Так я виноват перед тобой.
Без тебя бы, добрая вещунья,
Не было б мне жизни никакой.

Сердце у меня теперь живое.
Мы с принцессой счастливо живем,
Если хочешь радости, покоя,
То тебя к себе мы заберем.

Эпилог.

Средь дубрав и солнечного леса,
Царство есть волшебное одно.
Там живут царевич и принцесса,
Счастье им сопутствует давно.

Здесь любимым дело каждый занят,
А на праздник ждет всех славный пир.
Царский сын с принцессой царством правят,
И вокруг царят покой и мир.

Царь Винкор с внучатами играет,
Учит их на троне восседать.
Конь волшебный часто улетает,
Чтоб другим в несчастье помогать.

А колдунья варит мед и пиво,
И на праздник угощает всех...
В общем, в царстве все живут счастливо
И пускай звучит там только смех!
Cвидетельство о публикации 207289 © Джус С. Л. 26.06.08 19:55

Комментарии к произведению 1 (1)

Эзотерическая сказка!:) Светик, прочла залпом.

Молодец!

Марин, полностью переделала старый вариант. 4 года назад написала, а глянуда свежим глазом и столько ляпов нашла... Рада, что тебе пришлось по душе!

Твоя Светуля!