• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Юмор
Форма: Новелла

умение хорошо одеваться

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

А.Г. БУРНАЕВ

УМЕНИЕ ХОРОШО ОДЕВАТЬСЯ

( 1914 год)

Остросюжетная новелла

   Лизе не спалось. Она обдумывала новое платье для бала, который давал каждый месяц, чудный губернатор Н-ской губернии, находя всякий раз как пьяница, новый повод. Платье должно было если не поразить и изумить, то хотя бы восхитить публику. Перед внутренним взором девицы уже нарисовалось: большое декольте, но с известными границами, а само платье было из лёгкой материи, карнэ было в цвете платья. Оно заложено за пояс, сюда добавить очень тёплое сорти-де-баль. Перчатки, конечно, очень длинны, чтобы не было видно кожи руки, это признак дурного тона! Причёска весьма нарядна, обязательно с диадемой из драгоценных камней (не забыть взять её из папенькиного сейфа). Туфли, соответственно туалету, бронзовые или золотые. Ах, да шёлковые ажурные чулки в цвете башмаков. Большой веер из настоящих кружев, вышитых блёстками. Непременно лучшие драгоценности. Колье, то самое старинное, кулончик небольшой, браслет, лучше гранатовый....
   Да что там такое?
   Из кабинета отца уже доносился неясный шум, но дочь, занятая думами не уделила этому внимания. Теперь шум донёсся повторно. Лиза знала, что папенька не ночует дома. Он отправился на соколиную охоту и воротится не скоро. Так что же там? Елизавета Петровна взяла было колокольчик, но передумала звонить. Она вынула из ящика комода изящный дамский браунинг, слегка протёрла салфеткой и немедля отправилась к кабинету отца.
   В ночной час она была в пеньюаре из резко синей вигони с широкими руковами и такой же проймой. Он был накинут на ночную рубашку. На нём небыло никакой отделки, лишь низ был вырезан фестонами. Пеньюар был коротким, иначе его было можно быстро запачкать на мокром полу около умывальника. По практическим соображениям и рукава его были не слишком широкими, так как они могли попасть в таз с водой, цепляться за дверные ручки, опрокидывать флаконы, чернильницы и т. д. и т. п.
   В кабинете отца опять послышался шум, но Елизавета Петровна не боясь открыла дверь. Она слегка зацепилась руковом за ручку двери, но это только сильнее её раззадорило. В комнате, освещённой печальным лунным светом, стоял юноша бледный со взором горящим и укладывал драгоценности из сейфа в саквояж.
   "Что это означает, милостивый государь?"-воскликнула хозяйка дома и направила изящный пистолетик на незнакомца. Она была решительно готова стрелять, не смотря на то, что выглядела несколько юмористично в своём пеньюаре. Грабитель не дал ответа. Он взял саквояж, встал на подоконник, эффектно откланялся и выпрыгнул в окно, где его поджидала гнедая лошадь. Лизе не хватило духу выстрелить в человека. Она потихоньку разбудила служанку Дашу, велела ей сложить гардероб в дорожный сундук и сказать конюху, чтобы запрягал. Она не хотела терять ни минуты, поэтому не стала будить остальных слуг и сообщать им о том, что произошло. Небольшая пролётка с красными колёсами уже ожидала Лизу и Дашу у ворот конюшни. Девушка сама изящно прыгнула на место возничего. В этот момент на ней был жакет с узким рукавом. Гладкая юбка, узкая по бокам, доходила до каблука. Под юбку были надеты короткий карсет и чёрное шёлковое трико. Рубашечка была из белого полотна с крахмальным воротничком и чёрным галстуком. На голове красиво сидел чёрный фетровый маркиз, с чёрной же тесьмой по борту. На Лизочке были так же лаковые сапожки и белые
   перчатки. Она ободряюще хлестнула лошадей жгучим кнутом и оба животных, весело заржав, бросились в погоню. Лошади понеслись в галоп, но Лиза не боялась. Папенька частенько доверял ей вожжи. Когда пролётка подпрыгивала на кочках, Даша на заднем сидении легко повизгивала, но держала гардеробный сундук всем телом. Дорога уводила всё дальше от имения. А впереди за ширмой из пыли маячила на лошади фигура злодея. Девушка поняла, что вот - вот и настигнет его. Справа показалась блестящая лента реки, которая приближалась. Лиза увидела, что похититель семейных драгоценностей свернул от неё. Она уже была готова настигнуть беглеца и хотела крикнуть ему, чтобы тот остановился, но он, оглянувшись, помахал ей и ласково улыбнулся, обнажая чистоту зубов. Неожиданно он прыгнул с лошади прямо в лодку, стоявшую у берега. Несколько движений вёслами и вот он уже на середине реки. Лиза остановила лошадей почти у самой кромки воды и ловко соскочила на песок. У берега, слегка качаясь, её как будто поджидала лёгкая лодка бирюзового цвета. Храбрая девушка вместе с Дашей и сундуком забрались в неё и поплыли вслед за негодяем. На Лизоньке был теперь костюм в виде блузки из белой саржи с матросским воротничком, и с завязанным узлом, галстуком. Ножки скрывала короткая юбка из полосатой фланели. На дивной головке - канатье, на ступнях - башмаки из белого полотна. Спортивная девушка вскоре догнала ночного похитителя и лодки долго шли почти вровень.
   Незнакомцу почему-то в полный голос вздумалось декламировать Блока:
   "Мы встречались с тобой на закате,
   Ты веслом рассекала залив,
   Я любил твоё белое платье,
   Мимолётность мечты разлюбив.
   И та да та, та да та, та да та..." - пытался он вспомнить продолжение стиха. Наконец он не выдержал напряжения гонки и направил лодку к берегу. На нём он сделал в сторону девушки любезный кивок, прижав руки к сердцу. Затем бросился бежать в чистое поле, где стояло несколько аэропланов. Лиза так и не решилась стрелять. Она выбралась на берег и тоже направилась к аэродрому.
   Отважных женщин, способных подняться на дирижабле или аэроплане было ещё мало, но наша амазонка знала, что нужно надеть для полёта. Итак, она стояла перед летательным аппаратом в юбке - кюлотт, очень узкой, чтобы ветер не мог раздувать её, в пальто из драпа и мягкой шляпе. Плотно привязанная вуаль была обмотана на шее, чтобы не развеваться на высоте. Поверх вуали были надеты "консервы", то бишь лётные очки. Мимо Лизы, упругим живым движеньем, мягко приседая на рессорах, побежал на взлёт аппарат, в котором был молодой грабитель. Он встал с кресла и послал Лизе воздушный поцелуй.
   "Вот нахал!" - негодовала Лиза, - "украл ценности, а ещё хочет казаться учтивым."
   Красавица смело заняла место авиатора.
   "Контакт", - пискнула Даша.
   "Есть", - слегка взволнованно проговорила Лиза, взявшись за нагнетательный баллон. Даша кое-как забралась на второе сиденье, нежно держа сундук с нарядами. Пропеллер застрекотал. Аэроплан побежал, прыгая по кочкам. Лиза двинула лаховичком и редкая роща, которая была у самого лётного поля, уползла под крылья.
   Аэроплан казался хрупким крестиком, пролетая рядом с массивными влажными тучами. Лиза не сразу заметила сквозь вуаль фанерную птицу, на которой был сбежавший, но девичья интуиция помогла ей даже в небесах. Догнать подлеца было нелегко. Но девушка, бросая летательную конструкцию с высоты вниз, как с горы на санках, и снова поднимая её к облакам, сумела увеличить скорость полёта. И вот уже чуть ниже стали видны искомые крылья. Лиза стала приближаться к ним, держа в одной руке своё оружие. Коварный летун отдал Лизе двумя пальцами честь, как это делают французы. Лиза ненавидела его и презирала, но его галантность несколько смягчила её гнев. Она только выстрелила в воздух и, пытаясь преодолеть стрекот пропеллера, воскликнула:
   "Незнакомец, остановитесь!"
   Он встал с сидения, сделал глубокий рискованный поклон и направил крылья на посадку. Лиза поспешила сделать то же самое. Вдруг правое колесо, ближе к которому сидела Даша с сундуком, подломилось. Аэроплан упал на одно крыло. Его развернуло по оси, и он застыл на месте. Ни один из троих летевших не пострадал, правда из сундука выпало несколько башмаков и шляп. Мотор заглох. Наступила прекрасная полевая тишина. Лишь музыцировали кузнечики, под их акомпанимент пели жаворонки и как неугомонная публика шуршала трава. Невдалеке раздался рёв мотора, уже автомобильного, и девушки увидели, как мимо них промчался тот самый молодой человек. Он, в знак приветствия, высоко поднял шляпу и прокричал что-то ободряющее. Это был верх нахальства. Лиза погрозила маленьким, но дерзким кулаком вслед разбойнику, быстро выбралась из летательной машины и помогла сойти Даше.
   Автомобильный костюм. Здесь самое главное - пальто и шляпа. Больше всего Лиза помнила, что надо одеваться тепло: быстрота движения, ветер - как легко простудиться! Кроме того, нужно защитить себя от пыли. Теперь Лизонька надела пальто совсем простое, сделанное из меха обезьяны. Оно доходило до щиколотки, и было широко и удобно. Под пальто было надето элегантное платье, воротник и манжеты его были отвёрнуты, чтобы защитить от ветра. Для защиты головы был надет капор, покрытый густой синей вуалью. Она совершенно закрывала голову и была обмотана вокруг шеи. Очки были надеты на вуаль. На ногах были плотные чулки и кожаные ботинки. Нежные пальчики в серых перчатках, крепко держали штурвал авто, который мчался вслед за ничтожным воришкой.
   Сумерки сжали землю в объятиях. Керосиновый фонарь, висевший на капоте, приветствовал дорогу скромным волнистым светом. Лиза без устали гнала и гнала авто. На задней скамейке с сундуком в обнимку, подрёмывала Даша. Она была весьма расторопна в помощи смены костюмов, потому что когда-то была костюмером в придворном театре. Кроме того, Даша ничего не боялась и была подлинным силачом женского рода, но трудная зигзагообразная дорого (от пролётки к лодке, от аэро к авто) утомила её тренированное тело.
   Поля сменились пустыней и впереди, при луне, уже проглядывал горный ландшафт. Где-то вдалеке мелькнул призрак другой машины. Мерзавец ехал теперь медленно, как бы дразня, заманивая Лизу. И вот она уже рассмотрела знакомую шляпу. Авто злодея приветственно засигналило, но Елизавета Петровна не ответила ему, она поехала прямо на таран негодяя. Две машины столкнулись.
   Первая врезалась в ужасно красивый камень ( в виде лебедя) у подножия горы и остановилась. Вторая застыла рядом. Похититель с саквояжем стал быстро взбираться на гору. Лиза тоже не заставила себя ждать. Выхватив пистолетик, она тоже ринулась подниматься. Пребывание в горах требует очень тёплого туалета. Теперь на ней был шерстяной костюм и гладкая, очень короткая без всякой отделки юбка, край которой был обшит кожей. Полусвободная кофточка с воротничком и отворотами из кожи, панталоны из чёрного атласа - всё это очень шло Лизочке. Шляпа была мягкого фетра с широкими полями, чтобы предохранить лицо от солнца, хотя стояла дикая ночь. Белая вышитая вуаль и, обязательно, прочная обувь довершали костюм для посещения гор. Даша еле успевала со своим костюмным сундуком перелезать через валуны. Неожиданно беглец остановился, поднял руку и, тяжело дыша, снова улыбнулся.
   "Довольно, Елизавета Петровна, довольно. Я вам всё объясню", - еле слышно проговорил он.
   "Вы похители мои семейные драгоценности, милостивый государь", - рассерженно проговорила Елизавета, "теперь я пришла за ними, или за вашей жизнью!" Лиза подняла на юношу свой пистолетик. Красивые глаза похитителя наполнились слезами раскаяния.
   "Бог мой! Простите меня, ради всего святого", - почти рыдая произнёс он: "Мне не нужны ваши драгоценности. Возьмите их." С этими словами он поставил на валун свой саквояж.
   "Я украл их", - продолжал он торопливо: "чтобы вы обратили на меня внимание. Тысячу раз я проходил под вашими окнами, но не смог добиться даже вашего взгляда. Вот тогда я решил пробраться в ваш дом и похитить драгоценности, но так, чтобы вы увидели меня и запомнили навсегда. И может быть, я вам тогда бы и понравился.... Теперь же моя судьба в ваших руках." Он опустил голову и умолк. Было слышно отдалённое эхо его слов. Целую минуту боролась с собой Елизавета Петровна. Ей представлялись два финала этого случая. Вот она в подвенечном платье идёт с молодым человеком к алтарю. Это платье она так часто себе представляла, что оно ей успело надоесть. В другом варианте Лиза приходит к юноше на свидание в тюрьму и на ней костюм для сопутствующего визита. Костюм тёмен и скромен, избегает всего кричащего, никаких украшений и драгоценностей. Скромная шляпа. Белые перчатки. Второй вариант показался Лизе привлекательнее, необыкновеннее и она остановилась на нём. Она сказала Даше, чтобы та отправлялась за полицией, а сама продолжала держать направленное оружие. Вдруг её палец на спускном крючке страшно зачесался. Она невольно сделала им об курок чесательное движение. Далеко во все стороны в горах разнеслось эхо выстрела. Юноша с мольбой в очах потянулся к девушке, затем медленно поклонился и упал на колени.... Так, несоблюдение Лизонькой правил этикета, а именно, чесание на виду у других, привело к тому, что она стала убийцей. Сейчас она стояла рядом с остывающим трупом, но мысленно уже чинно шествовала за похоронными дрогами. Её слёзы скрывала полу длинная вуаль из гренадина с креповым бордюром. Круглая шляпа, так же из крепа, была печально опущена вместе с очаровательной головкой. И креп, и кашемир были соединены на её скорбящей фигурке в элегантный костюм, который был отделан полосами крепа на подоле юбки. Ручки, в перчатках из шведской кожи, трагически мяли носовой платок, окаймлённый чёрным.
   Грустные ножки были в чёрных чулках и башмаках того же цвета, при чём - без лаковых носков. Остальные её принадлежности как-то: ручка зонта, кошелёк и сумочка тоже были черны. Единственным украшением на Лизиной шейке была безделушка (слоник) из чёрного дерева.
   Траурная процессия в мыслях Елизаветы Петровны проходила мимо театра. Лиза подумала, что у каждого театра своя физиономия и для него нужен костюм, который бы.... Впрочем, это уже неважно.
   Девушке опять не спалось.
  
  

""

Cвидетельство о публикации 202233 © Бурнаев А. Г. 18.05.08 00:51