• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Очерк из цикла "Семь вёрст - не крюк". Продолжение последует...

Электроугли

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

   Сюита-каприччио
   Прелюдия:

"
Мы ленивы и нелюбопытны"?..
Ну, не все и не в равной мере. Хотя, классик прав, не без этого.
Поскольку выбраться в дальнее путешествие
летом 2007 года у нас с сыном никак не вышло, я решила начать осваивать дачные подмосковные окрестности. В самом деле, живём совсем рядом, а в каких-то населённых пунктах ни разу не были - в лучшем случае проезжали мимо на машине или на электричке. 
   И, вспомнив об иронической пословице "бешеной собаке семь вёрст - не крюк", вздумали мы, чтобы и впрямь не взбеситься от трехмесячного дачного однообразия, поездить по ближайшим городкам, начав с пункта, носящего совсем не поэтическое название Электроугли. Фотоаппарата я в тот день, как назло, не взяла, о чем теперь немного жалею. Надеюсь, мои описания отчасти заменят недостающие картинки.
   Ну, с богом!
  
   Andante allegro:

Город Электроугли расположен километрах примерно в 40 к востоку от Москвы, на легендарной трассе "Москва - Петушки" (у
х, как же я ненавижу это произведение - и не пытайтесь меня переубеждать!). "Белые" люди (олигархи, политики, родовитая интеллигенция и прочие преданные слуги народа) там, как правило, не живут: не престижно. Да и я бы, будь у меня столько денег, не стала бы. Впрочем, речь не о том.
Со стороны железной дороги Электроугли производят впечатление довольно жуткое и отчасти сюрреалистическое. Десятилетиями стоящие мёртвыми полуразрушенные корпуса каких-то цехов и ангаров, мрачные, но частично поваленные, а частично зияющие дырами ограждения, скопления пустых, полусгнивших, полусгоревших, товарных вагонов... Даже не представляешь, как и где тут вообще могут жить люди, и почему ЭТО называется городом.
Но всё не так безотрадно. Город существует, и жизнь в нём есть! Только она чуть в стороне. Если перебраться по классическому высокому железнодорожному мосту на правую сторону, окажешься на пятачке, откуда ходят автобусы. Проезд - как в Москве, 15 рублей. Отправление - по мере наполнения салона желающими. Можно взять и такси (сама не пробовала). 

Рондо:

Мы отправились в путь по единственной открывшейся нам Центральной улице. Первые впечатления были странными. На левой стороне улицы поначалу жилья особо не наблюдалось - всё заборы, заборы, вывески каких-то контор, фабричные стены... Зато на правой стороне красовались один за другим три больших магазина: два универсама, где можно было разжиться практически чем угодно, и один продуктовый. Интересно, почему они расположились фактически на самой окраине, да ещё в такой концентрации?.. За очередным бетонным забором в помещении очередного безлюдного с виду цеха пристроилась даже пиццерия с завлекательной вывеской: "
Мы открыты и ждём вас!"... В первые минуты путешествия есть нам ещё не хотелось, а потом.. не сложилось. Не дождались они нас. Позабавила ещё одна вывеска, вернее, рекламный плакат: "Нужен хороший кирпич? Езжай 150 метров прямо и поверни к..." (тут было название населёного пункта, которое я не запомнила). Есть же в нашем отечестве хоть что-то хорошее!
Между тем постепенно начало появляться жильё. Вполне деревенское: на семью по домику. Но только домики были очень уж разные, наглядно демонстрируя далеко зашедший процесс социального расслоения, затронувшего даже провинцию. Часть домиков изо всех сил тщилась выглядеть комильфо: старые резные наличники были покрашены, к добротному, пусть дедовскому срубу, пристроены терраски, заборы подновлены. Другие словно махнули на всё рукой и решили доживать, как есть. Они стояли скособоченные, во дворе рос бурьян, на верёвках сушилось жалкое стариковское бельишко... Впрочем, всё это можно было разглядеть лишь случайно, сквозь щели в заборе - а заборы были почему-то везде исключительно высокие, и нередко - новее и лучше самих домов. Наверное, первое, что делает в Электроуглях хозяин, разжившийся деньгами - это воздвигает грандиозный забор, а потом уже, коли хватит сил и средств, берётся за прочее. У некоторых вырастают даже кирпичные особняки в два-три этажа с лоджиями и чуть ли не башенками - знай наших! Но перво-наперво - капитальный и фундаментальный забор...
Я бы не приписывала эту забороманию какому-то врожденному жлобству местных жителей: во-первых, достаточно шумная улица вынуждает отгораживаться, чтобы грохоту, пыли и вони поменьше летело, а во-вторых... представилось мне, как по этой Центральной улице добираются домой электроугольцы (электроугольщики?), работающие в Москве или в других городах... Темно, скользко, безлюдно... За забором, конечно, надёжнее. Тут вам не Англия с её лужайками и зелёными изгородями ниже пояса. 
   Однако нигде в окрестных городишках и сёлах таких длинных и капитальных заборов, как в Электроуглях, я больше не видела! Это сугубо местная колоритная особенность.
   Мы думали, Центральная улица завершится какой-нибудь Центральной же площадью, на которой, конечно же, будет красоваться крашеный серебрянкой дедушка Ленин, облезлый фонтан, стела с торжественной надписью  в честь какого-нибудь события или деятеля - и, естественно, здание администрации.
  
Ничего похожего!
Как мы выяснили потом, сердце города билось чуть в стороне (и
уже без дедушки Ленина). А Центральная улица упиралась в скверик с Вечным огнём и парком памяти, и после поворота налево превращалась в другую улицу -- кажется, Школьную, но я могла и запамятовать. Зато напротив скверика стояли два уже вполне современных дома с лоджиями и лифтами, частично обитаемые семьями узбекских или таджикских  рабочих (двух мамочек с детишками мы пару раз обогнали - они шли медленно, но прямо, а мы быстро, но зигзагами). За сквериком располагалась сонная улочка совсем деревенского вида -- не скажи, что это город, и не подумаешь. Правда, фирменная заборная стилистика сохранялась и здесь: справа тянулся серый бетонный забор какой-то воинской части. Никаких воинов там не наблюдалось, зато на видном месте висели облезлые плакаты патриотически-армейского толка.

Adagio sostenuto:

Мы продолжили двигаться от улицы Центральной, то есть почти перпендикулярно железной дороге) и вдруг очутились на берегу большого красивого озера в форме длинного эллипса. Электроугольный городок начинал нам нравиться всё больше и больше: тут было где отвести душу и дать отдых телу и взору. 
С одной стороны (той, откуда мы пришли), был полугород-полудеревня. По правой стороне озера расположились уже растоящие дачки - те самые, на шести сотках. Имущественное расслоение было видно и здесь, но все эти нюансы меркли по сравнению со сказочной панорамой, вырисовывавшейся слева: там высились так называемые коттеджи (на самом деле - виллы, палаццо, замки) истинных хозяев земли русской. Уродливы эти создания были до чрезвычайности - либо их строили архитекторы, решившие вдоволь поиздеваться над "нуворишками" и впарить им настоящий сюровый китч, либо проектировали дом своей мечты сами хозяева. Коттеджи дворцовых масштабов  громоздились на весьма небольшом пятачке (потому что справа, как мы потом у
бедились, было болото, а слева собственно город), и все выглядели как один - из розового киприча с малиновыми черепичными крышами, башенками и прочими прибабахами...
Наше мирное сидение на берегу прервало появление отдыхающих аборигенов. Возможно, все они были исключительно милыми и добрыми людьми. Но, боги великие, что они слушали и заставляли выслушивать мои весьма привередливые уши! Из машины, вставшей справа от нас, раздавалась какая-то тюремная шансонятина (попутно мне пришлось объяснять ребёнку, что такое блатной шансон). Потом она, правда, замолкла - и мы, пройдя немного в ту сторону, поняли, почему: пока взрослые дяди и тёти жарили шашлычок, в коляске мирно спал обалдевший от свежего воздуха мелкий детёныш. Наверное, он и под блатняк  спал бы столь же сладко, но родители, похоже, решили, что лучше не рисковать. За бодрствующим пришлось бы следить, как бы не брякнулся в воду, не съел какой-нибудь лютик и не сел на осу...
Не успели мы вздохнуть с облегчением, как слева образовалась очередная тусовка. Три парнишки и две девицы вылезли из машины и устроили небольшую дискотеку с пивком под любезную их душам попсу (я меж тем объясняла отпрыску, чем рэп отличается от попсы и от рока). Ребятки, наверное, тоже были совсем не худшие в своем роде, но... зачем же так громко? И почему непременно устраивать этот пляс почти на самой дороге, среди куч мусора, оставленными приверженцами подобного отдыха?.. Мне все-таки непонятен набор, входящий в понятие "кайфа" для большинства моих современников и земляков: убойные децибелы, спиртные напитки, сигареты, мат-перемат - и почему-то всё это непременно на фоне действительно красивой природы, которую они, однако, не видят, не слышат, не обоняют и не впускают в свой разум... 
В результате озеро, которое могло бы составить честь и гордость Электроуглей, постепенно захламляется и засоряется. День был прохладный, но даже в жару купаться в нём, вероятно, не очень приятно - по крайней мере в некоторых местах. 
Идея обойти всё озеро провалилась: мы почти дошли до новорусских хором, но наткнулись на заболоченную протоку, отделявшую владения аристократов от жалких дачек простолюдинов. На аристократическом бережку из болотца вынырнул дядя в черных семейных трусах. Интересно, там ли купаются и прочие местные Абрамовичи?..
Городской пляж расположен чуть в стороне от особняков. Нам прилось вернуться к исходному пункту и идти до него мимо безлюдного обиталища храбрых воинов и пришедшего в полное запустение местного стадиона, обнесенного классическими электрогорским бетонным забором. На высокой зелёной траве огромного поля только что козы не паслись,а трибуны давно превратились в руины, ожидавшие местных Клодов Лорренов
или хотя бы Василиев Поленовых, чтобы те воспели тут Вечность и Бренность. 

Скерцо:

А вот детский городок на пляже был вполне ничего. Краска, видимо, подновлялась не так давно, качели действовали, скамейки и лесенки не были сломаны. Там мы опять повстречали двух восточных красавиц с детишками - они были весьма довольны этой жизнью и не хотели другой.
В непосредственной близости от детского городка располагалась очень симпатичная берёзовая рощица, пышно называвшаяся Парком победы (её посадили в честь очередной годовщины
1945 года) - а напротив неё очень даже привлекательное и ухоженное здание школьного вида. Судя по свежей побелке, покраске и тщательно ухоженному саду во дворе, можно было заподозрить, что в этой школе учились детки обитателей коттеджей. 
Однако забор
вокруг школы меня озадачил и разочаровал. По сравнению с образцами монументального заборного зодчества, характерными для городской стилистики Электроуглей, этот был откровенно слаб. Во-первых, он был не бетонный, не алюминиевый, не высокий и не сплошной - а так себе, железная оградка, местами затянутая ржавой проволокой, в которой зияли изрядные дыры (взрослый  вряд ли стал бы рвать штаны или куртку, но шустрый первоклассник просочился бы запросто). Это жалкий заборчик вокруг заботливо выхоленной школы смотрелся так же нелепо, как великанские стены с богатырскими воротами возле ветхих избушек при въезде в город. 
Мы вышли на улицу Школьную. Она вполне заслужила такое название. Увиденная нами школа оказалась не единственной
. В Электроуглях, если верить сведениям со стенда у здания местной администрации, имеется не только несколько общеобразовательных школ, но даже музыкальная! (Мои искренние комплименты - по-моему, чем их больше, тем лучше).
Зато почему-то мы не видели никаких кафе и ресторанчиков, кроме летней забегаловки возле пляжа. Пришлось ограничиться купленным в магазине соком. 
Далее обнаружился рын
очек - не очень богатый (цены - московские, а некоторые даже и выше), не очень большой и нисколько не благоустроенный: мода на крытые рынки сюда ещё не пришла. 
  
   Колокольное интермеццо
  
Рядом с рынком - единственная местная старинная достопримечательность: церковь и колокольня (конца 19 - начала 20 века). Оба здания выстроены из тёмно красного кирпича, приобретшего от времени благородный бархатно-шоколадный оттенок. Подойти поближе и тем более войти внутрь мне не дали как воинствующий антиклерикализм моего сына, так и боязнь гнева местных старушек (я была в брюках, в кепке и с рюкзаком за плечами, а в эту церковь, как я понимаю, туристы не ходят - их тут просто нет). Зато удалось насладиться виртуозным искусством здешнего звонаря. Совсем молодой парень с шапкой светлых волос упоённо вызванивал какие-то прихотливые ритмы, наслаждаясь как самим процессом, так и нашим вниманием (он кинул на нас взгляд и принялся звонить с удвоенной изобретательностью). Если он - выпускник здешней музыкальной школы, то снимаю кепку! А если самородок - тем более! 
Похоже, на рынке и в окрестностях никто, кроме меня, не оценил мастерства юного виртуоза. Восточные люди покуривали у машин, торговцы
хмуро торговали, бабульки в белых платочках спешили к обедне... 
Собственно, этим благовестом экскурсия и закончилась. Мы устали бродить, хотя мой ребёнок, отдать ему должное, никогда не скулит и не жалуется. По обоюдному согласию мы решили сесть в автобус и доехать до станции. А билеты у нас уже были.


Постлюдия:

Наверное, через несколько лет многое из виденного нами летом 2007 года безвозвратно переменится. Платформу перестроят и снабдят неумолим
о лязгающими турникетами. Дышащее на ладан жильё поломают. Теремов и дворцов прибавится - и хорошо, что так, только б вкуса владельцам немного побольше... Озеро облагородят, поставят беседки, скамеечки, урны. Юный звонарь станет известным музыкантом. В запустелых цехах электроугольских заводов и складов проведут капитальный ремонт и начнут устраивать фестивали и выставки. Или фильмы снимать. И никто уже не вспомнит, как оно тут было - в начале XXI века...
  
Cвидетельство о публикации 198145 © Кириллина Л. В. 21.04.08 11:21