• Панченко Ю. В.
  • Опубликовано: 31.03.08 12:37
  • Комментарии: 1 (0)
  • Прочитали раз: 692
  • Рейтинг: 0 (голосов: 0)
    Голосую
О произведении:
Жанр: Проза
Форма: Рассказ
Эрос глазами художника

Угро-финские дела

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:











  • Цвет фона
  • Цвет текста

Юрий Панченко

УГРО-ФИНСКИЕ ДЕЛА

1

   Идти, куда-нибудь можно идти, когда и не нужно ничего. Идти по мокрой улице, через коричневые лужи. Из-за настроения твёрдого - прямиком. Найти. Неясно, что. Хорошее, но что хорошее Мите, а что - Вите?
   Мокрый снег сверху и внизу, дождь среди снега, ветер, вскручивающий перемешанности их винтами, заворотами, бросающий широкую прозрачную стену тугого сжатого воздуха из-за угла здания, идти, впереди рубиновые, сочно-зелёные огни на перекрёстке, и автобусная остановка...
   Ненужной полутенью проторопилась прошлогодняя жена, устроившая непростительную подлость и стыдно желающая исчезнуть из видимости. И без того, подлого, тошно, - дни без тепла, дни без солнца, - то ли поздний октябрь, то ли ранний апрель, и одинаково голые деревья, в клочьях задержанного на пока снега, сдуваемого... И небо - как раскрутили в ведре асфальтного цвета краску и с разлёта выплеснули на низкое...
   Улыбка. Добрая. Ждущая. Солнечный круг волос по сторонам и над лицом. Пухловатое подгубье под пухловатыми губами, короткими. Она - зачем и кто? Она что, меня знает? - проверил человек и точно продумал: видит впервые. Из ничего образовалась. Но - ждущая улыбчивость...
   Странно, - отметил человек, - золотисто-жёлтые волосы, напомнившие зрелую пшеницу стеблями на поле, и тёмные, близкие к мягкой черноте брови. Так раскрасили в парикмахерской?
   - Застыли?
   - Порядочно. Леденящая погода.
   - В этом пакете много хороших продуктов. Поедем ко мне, покушаем?
   - Ну... поехали.
   В дёргающемся, гремящем жестянками троллейбусе они обменялись именами и не смогли себе объяснить, почему такое сейчас, как познакомились вчера и ждали встречи тут.

2

   Жарится картошка, рядом на второй сковородке начинает постреливать капельками высвистывающего сала подкопченная колбаса, нарезывается чёрный хлеб, вскипевший электрочайник выключен и от его тепла приятнее на фоне снежно-мокрого окна, - Людмила режет солёные огурцы, повязав на талии чистое полотенце, свет люстры, жёлтый, тёплый, нужен теплотой и среди дня...- А это твой холодильник?
   - Мой. Зачем чужому стоять в квартире?
   - И телевизор в комнате твой?
   - Мой.
   - И компьютер? Книги на полке? И квартира?
   - Здесь всё моё.
   - Почему квартира на первом этаже, а на окнах нет решёток? У нас весь город в решётках, мои родители на пятом этаже их поставили по всем окнам.
   - Решётки оскорбляют достоинство человека. Не хочу жить дома как в тюрьме.
   - Обворуют, вещей скопившихся не жалко разве?
   - Настроение, хорошее, дороже остального.
   - Всё равно решётки нужны, - сказала настойчиво, завхозно.
   - Я недавно был на лекции приезжего философа, он правильно объяснил проблему создания человека: настоящего человека ничего не формирует, он формирует обстоятельства.
   - Какие лекции? Ты же сказал, на фирме отладкой компьютеров зарабатываешь?
   - Ну, то несчастные деньги, а там - редкое, умный человек. Там философия, она надо всем... поиски смысла жизни, и размышлять интересно...
   - У меня работа спокойная. Сижу ведущим специалистом в областном управлении, многие начальники меня знают, перед праздниками шоколад дарят, один начальник областной...
   - Меня эта шушера не интересует. Толстомордое ворьё, скучное тупостью.
   - Чего ты так выражаешься? Они - начальники, уважать положено!
   - Да ты что? А меня не предупреждали насчёт уважать... Смотри, колбаса пережарится.
   - Не допущу, колбасе пережариваться не надо, сухой сделается. Я раскладываю по тарелкам. Руки чистые, помыл? Садись за стол, и предлагаю обедать под медленную музыку, романтично.
   - Романтично - нечто другое, а не ерунда из телика: свечи, музыка...
   - Так чего тогда?
   - Потом расскажу. А кто тебя устроил в тихий денежный кабинет областного управления, денежный при любой власти?
   - Родственник, само собой. Я не скажу, кто он. Его почти каждый день в наших местных новостях по телевизорам показывают. Ты зачем днём свет включил? Так жить сильно затратно. Сколько платишь за электричество?
   - Как накрутит счётчик. Без разницы. Затратно, зато - празднично. И в непогодье теплее, уютнее.
   - А за горячую и холодную воду сколько платишь, если сложить вместе?
   - Как по счетам попросят.
   - За текущий ремонт сколько?
   - Не помню.
   - Надо проверить, ты доверчивый. Нам счета несколько раз завышали, мы ходили уточнять. Тем более, у меня по работе льготные оплаты положены. Скажи, я колбасу не пережарила?
   - Нормально пожарила.
   - Ну, а ты переживал...
   - Да? Не помню...
   То ли обед, то ли ужин, и как против причёски проводит рукой - за каждым словом сказанным, услышанным одно и то же, вызнавание принадлежности вещей, цифр оплат, а зачем? Зачем девушке бытовое, постороннее, скучное? Деревенское в городе не восемнадцатого века, где города перемежались огородами и сараями с коровами? С уверенностью объяснила подробно, ей нравится человек - в смысле подходит ей такой... непонятно к чему подходит, - к росту? к пожеланиям скрытным девичьим? - умеющий на даче копать грядки, рыхлить землю граблями, выбирая из комков земли прошлогодние сорняки с корешками, а перед началом весны в доме на окнах выращивать рассаду, и грядки летом пропалывать, поливать, а рядом с ними на даче в клетках выращивать кроликов, кур штук сорок, ещё бы из столовой какой-нибудь привозить остатки обедов, толстить на даче поросят, осенью их зарезать на мясо...
   Здравствуй, колхоз "Светлый путь"! Желаннее некуда, когда в окна и дождь ледяной, и ветром снег зашвыривает, и тепла хочется для души, ну хотя бы для души настроения тёплого, после прикосновения к тёплому, душевному...
   - Знаешь, зачем люди живут? Что они делать должны?
   - И - что?
   - Человек должен построить дом, родить детей и посадить деревья. Наш губернатор такой вывод сделал и всех учит.
   - Да ты что? А я прежде помнил, наш Антон Павлович такой вывод сделал!
   - Который? У нас в руководителях Антонов Павловичей нет.
   - Чехов, писатель.
   - А-а-, ну тогда... Тогда как их разобрать, губернатор придумал или Чехов твой, писатель.
   - Он не мой, он России принадлежит, и истории культуры российской.
   - Хочешь сказать, я про Чехова не читала? Книги его у нас в доме стоят, серые такие тома, толстые. И пьесу "Чайка" в нашем облдрамтеатре смотрела, там ещё из ружья в конце стреляли. Да ты не удивляйся сильно и не думай, не знаю ничего я... Может, играюсь, выпытываю, а ты и не понял сразу? - улыбнулась и насмешливо, и с затаённой испоненностью намеченного... Спасибо, вкусно накормил. До автобусной остановки проводишь?
   - Я для тебя остановлю такси, что тебе толкаться среди сегодня от погоды сердитых, замёрзших попутчиков.
   - Решила сказать на прощанье, мне с тобой интересно встречаться. Оставить телефон, нужно? Тебе нужно, не напрашиваюсь, как бессовестная?
   - Ко мне напрашиваться бесполезно. Нети желания - так и не позвоню, и на звонки не отвечаю приветливо. Оставь, нужно.

3

   - Алло, здравствуй. Что делаешь?
   - Добрый день. Занимаюсь одним трудом, созданным в восемнадцатом веке умным человеком. А в этом городе разве что-то делают? В основном спят, едят, на работу ходят для добывания денег на новую жратву и новую кровать.
   - Делают, делают. Я осталась одна в кабинете, решила тебе позвонить.
   - У тебя такая работа, решать, решать, куда вести население тебе, ведущему специалисту, да?
   - В смысле, тебе не нравится моя работа? Подруги завидуют, а...
   - Мне нравится цвет твоих волос. Солнечная пышность вокруг лица. Ты сейчас хорошо выглядишь? Зеркало перед тобой есть?
   - Я и так знаю, хорошо выгляжу. Документы относила в кабинет зама, в коридоре остановилась, в зеркало на себя посмотрела. Зеркало у нас высокое, до самого потолка, в старинной деревянной раме, огранённое по сторонам. Тут все рассказывают, зеркало у купца после революции забрали, сто лет стоит, и не темнеет. Себя разглядела отчётливо, хорошо выгляжу. Я синий костюм сегодня надела, строгий. Не брючный, ты его ещё не видел. В коридоре встречные здороваются и говорят, расцвела я под зиму, весной с другим лицом ходила. Не замуж ли собираетесь, спрашивают.
   - А ты не собираешься?
   - Так узнать сначала надо, чего, как?
   - Давай узнавать. Почему ты сегодня в строгом костюме?
   - Забыл? Предпраздничный день, и сразу три выходных за ним. Сегодня у нас будет собрание, нас поздравят, будут вручать кому цветы кому чего, Нин Ванне купили сервис чайный, у ней праздник с её датой рождения совпал. Работа закончится на час раньше, ты меня встретишь?
   - Встречу.
   - Нет, не встречай. Решила - тут глазастых много, тебя увидят, начнут спрашивать после праздника, кто, откуда, образование какое, зарабатываешь сколько. Ну, сам знаешь, больше они ничего не понимают и не спрашивают. Решила, в личную жизнь посторонних допускать не надо. И ради тебя в парикмахерской побыть надо примерно часа полтора, и забежать домой, там и темнеть начнёт.
   - Я тебя встречу. Запомни во сколько, где. На остановке...
   - Поняла, выйду на ней. Ты на меня не обиделся, когда в театр с тобой пойти отказалась? Решила, там много с моей работы будет, спрашивать начнут, а ты сам знаешь, я ведущий специалист, должность ответственная, надо мне...
   - Ведущий специалист, ты води других, как надо тебе, а я...
   - Стой, стой! Решил - не встретишь?
   - Я не решаю, я живу. Иногда живу чувствами, желаниями. Читала в ведущих документах, что это такое?
   - Не обижайся, я...
   - Встречу.

4

   Вошла, сняла и передала на руки длинное, "дамы такие по всей Европе носят, известные", объяснила в прошлый раз, - осеннее пальто. Строгий, невидимый синий костюм, не брючный, куда-то делся. Мягкий широкий отложной воротник мягкого цвета серого свитера, широкого, с широкими рукавами, светлые джинсы, плотные по бёдрам, плотные на нагнувшейся снять расстёгнутые длинно по голенищам сапоги, солнечной золотистости пышность волос вокруг лица и по плечам, пухловатость под пухлыми губами, короткими, - а ты на самом деле ждал? - глазами вопросила, и вслух, - видишь, я не опаздала, я быстрее хотела сюда. У тебя насколько уютнее сегодня, прибрано, свет оранжевый от настенного светильника нравится, теплее от него, сейчас совсем согреюсь. Тапочки насколько толстые, тёплые, приятно в них ходить. Никому не предлагай, мои будут, решила - в них у тебя ходить одна я буду. Нет, есть не хочу. Конфеты возьму, и бокал вина. Сухое вино не вредное, маленькими глотками пить нравится. Решила, шла когда, сяду напротив тебя, близко, разглядывать нравится... Не знаю с чего, нравится.
   - И мне нравится.
   - Не поняла, чего?
   - Когда ради встречи со мной ты украсилась...
   - Я же должна... выглядеть, привлекать. Самой так хочется, а то... на скучную кто поглядит? - крутанула и плечами, и бёдрами. - Расскажу тебе сейчас. Я в парикмахерскую заранее на очередь записывалась, позавчера звонила-звонила... Погоди, а музыка включилась... Кто такую нежную музыку исполняет? Легран? Французский он, знаю. Красивая. Приятно сидеть, вокруг нежная музыка, в мыслях чего-то меняться начинает, и осень поздняя нужной делается, зачем-то... Нежное нужно молодой девушке, да же?
   - Я не девушка, не знаю.
   - Нужно, нужно.
   Обернулся. Пересев на кровать, она, отыскивая ответ его самоизвиняющими глазами, - если делает не так, - легко и полностью сдвинула через голову широкий свитер, скатила со ступней тепловатые носки, приподнялась задом, сняла джинсы. Легла на спину, протянувшись свободно во всю длину, уже подторапливая взглядом. Свежайший розовый лифчик, свежайшие розовые трусики на ленточках по бокам, узкие, с красным цветком над вспухлостью. Посмотрела вниз довольно, провожая стягиваемые, показала, где между грудями припрятана под бантиком крошечная пластиковая защёлка. Нервновато засмеялась, тихо, и спросила:
   - Нравлюсь я тебе без ничего?
   - Да, без ничего ты настоящая, - раздвинул, чего потребовалось, - ты... ты, может, в первый раз?
   - Не переживай, - взглянула на готовность его и дотронулась, в твёрдости желания убеждаясь, - Серёжка когда сказал... ой, чего говорю... В смысле, можно, не бойся, - и надвинулась бёдрами, сразу широко разведя согнутые в коленях ноги и высоко поднимая их, а там, между ними, плотно приставив и удерживая нужное на самом входе, другими пальцами раскрытом навстречу. - Ох, совсем и не больно с тобой, хорошо, хорошо сразу... Серёжка в первый раз когда, говорил...
   - Со мной не можешь о другом не говорить?
   - Ну, я же его любила!
   - Другого нет сейчас, поняла?
   - Поняла, - выгнулась, поднимая бёдра навстречу и выше, - нету других, нету, с тобой насколько нравится, нравится, срывается внутри всё... Оа, оа, с тобой сильно как, оа, быстро к краю подошла, закончила...
   Прижалась, запросила на ухо:
   - Мы полежим, а потом снова будем? Мне снова нужно, нужно!
   А что нужно от неё? Сейчас - молодая девушка в постели, бугорковые груди, слегка приподнятый продольным овалом тонкокожий живот, гладкие тонкой кожей ноги, не толстые и не худые, изящностью насыщенные, - сейчас что происходит, а потом? Имя - сотни таких в городе, какая она сама по себе - и смешно и понятно, и переделать настроения можно, не заскорузлая, а жениться на ней? Почему? Плохо одному без нежности? Или без девушки в постели?
   - Интересно... У тебя светлые волосы на голове и почти чёрные под животом, густые. Ты перекрашенная внизу или на голове? Брови и ресницы тоже тёмные...
   - Нет, я природная. Не знаю, волосы с детства светлые на голове, а брови темнели и темнели, потом тёмные внизу выросли. Мы, знаешь, тут все по нашим предкам... В лесах здесь угро-финские племена жили, меря, вотяки, чудь, черемисы какие-то, не знаю, нация такая, племя, может, так называется? Делись они все куда-то, не живут сейчас, в русские перешли. Мы все русские называемся, и непонятные, в смысле кто от кого в древности произошёл. В городе погляди, одни светлые, другие и кожей темноватые, племена всякие понамешались. Я сверху, до пояса, на северную девушку похожа, на финку, видела их в турпоездке по Финляндии, а снизу, ниже пояса, не знаю, от чуди или от черемисок волосы чёрные и разросшиеся, даже на ноги по сторонам негустыми выходят, летом с ног убирать нужно, так мне на пляж не выйти.
   - Глубокое историческое обоснование разноцветного присутствия волос...
   - Зато у меня азарт, желание в постели - запахом чувствую тебя и у как нужно, ууу, - придавила, подтверждая, - я тебе на самом главном месте больно не сделала? Заводная я на желание, тебе подходит, что заводная? В смысле мы должны во всём подходить друг другу. Я тебе признаться хочу в сексуальной фантазии, как по телевизору говорят. В книжке читала, признаваться надо, полезно для всего организма и психического настроения, в смысле от комплексов освободишься. Решила, повернусь задом и на коленки встану, ты сзади ворвёшься, первым будешь, кого сзади допустила. В смысле, туда же, где побывал, не выше. В кино видеть надоело, сама попробовать хочу. Женщины говорят, сильнее чувствуется, и глубже. Давай, давай? На край постели в новую позу становиться или посередине? Ты лучше знаешь, ты мужчина уверенный, опытный, скажи?

5

   Звонок в дверь, первый час зимней тихой, тихой снегопадной в окне ночи, - в мягкой дублёнке, со снятой на пороге шапкой стоит в прихожей...
   - Решила к тебе ехать, своим сказала, пускай не ждут. У родственника сегодня юбилей, надарили ему картонных коробок много. Телевизор плоский размером метр на два, сервизы всякие, ключи от новой машины дали, на банкете мне пришлось сидеть, нет, думаю, у вас всех праздник, и мои родители на банкете сидели, ем весело, а поеду и я веселиться! Мне на дорогу, гляди, и вина насовали в сумку большущую, и пирожных с конфетами, тебя угощать сейчас начну. Ты согласен?
   - Я тоже могу угостить, у меня вино есть, мандарины.
   - Столик маленький сегодня накроем, прикроватным сделаем, ты не против? - на тумбочку справа опустила дублёнку, на дверную ручку зацепила шарф, подобранный, вместе с шубой устроенный куда надо, на вешалку. - Родственник сказал, ту свою иномарку, прежнюю, мне передаст. В смысле родителям моим, но ездить буду я. Мода сейчас, говорит, чтобы молодые девушки за рулём ездили, персональный престиж поднимается, говорит. Я не поняла, какую отдаст за бесплатно, мой отец брат с ним, отдаст, у него три разные, на какой-то кататься будем, - рассказывала личные новости, развешивая по попадающимся предметам нашейный широкий белый с блёстками шарф, чёрную с позолоченными индийскими орнаментами блузку, отглаженные в тончайшие стрелочки тонкие расклешённые брюки, на системном блоке компьютера оказались наброшенные черные прозрачные колготки, - не переживай, я не пьяная, я всего три бокала шампанского выпила за весь долгий банкет, о тебе помнила на банкете, к тебе нужно стало, сам знаешь, зачем, - прижала колено к колену, изогнувшись в тонкой пояснице, и руки подержав на чёрном шёлковом кружеве лифчика, перенесла на чёрные шёлковые трусики, как предсказывая ожидаемое действие от него...
   Убрал, продолжением её разоблачения. В комнате резче запахло женской обнажённостью, горьковатой и притягивающей.
   - Хым-гым-гым, - прихохотнула после отпитого вина, - тепло у тебя. Думаю, потому что свет ночника оранжевый, тёплый. Давай меня здесь, - показала в проножье, вином польём и ты отопьёшь из рюмочки, на свете единственной?
   - Сначала рюмочку надо распечатать...
   - Ты уверен? Да? Она закрыта, несчастная? Проверим вместе?
   - Некогда разглядывать, - развернул спиной к себе, придавил плечами к креслу, и мимо кресла к полу, раздвоил резко расширившийся выпяченный зад и заставил взвыть от резко ворвавшегося, прибивающего неотстраняемое, пробующее накручиваться, накручиваться и в сторону, и в сторону другую, - мама! - взвизгнула испугано, - разорвал чего-то во мне, мама... сильнее, тут сильнее, тут достань, тут... да, дави...
   Забытый в стороне аппарат пробормотал и автоматически выключился, под черными наброшенными колготками.
   - Теперь лежи на кровати плашмя на спине, а я сяду так, - подвернув ноги под себя, довольная временной ослабленной успокоенностью, села на твёрдые мужские ноги, вытянув из-под себя, на что сейчас залюбовалась. - Пока отдыхаем перед вторым разом, я тебе расскажу свои летние тайные приключения. Видишь, я тебе тайное доверяю. У меня подруга есть, Галка, мы с ней поехали загорать ко мне на дачу, возле дачи речка неглубокая течёт, и неширокая, знаешь?
   - Нет, меня там не было, на твоей даче.
   - Ну, потом поедем.
   - Кверху попами над грядками стоять, на прополке?
   - Ха-ха, запомнил? Слушай дальше. У Галки груди намного больше, чем мои, широкие, - взяла его пока бессильные кисти рук и положила на свои груди, - как ты, говорю, отрастила такие? Две груди, со стороны посмотреть, пошире талии. А она говорит, у меня из плавок по сторонам, в смысле на ногах редкие, а сильно заметные чёрные волосы, давай, говорит, сбривать начнём. В Интернете, говорит, видела, мода по всем странам пришла, девушки с бритыми лобками и промежду ног тоже бритыми на пляжах загорают. Видишь, как у меня и на живот волосы завитками лезут, и в ширину густые? Она попробовала брить, и говорит, сначала ножницами надо подстричь, бритва сразу сильно забивается. Подстригла, намылила и нежно брила, порезать боялась. А дотрагивается пальчиками до скрытного, а холодит, когда между ног волосы исчезать стали, и так бы ты там нужен был! Ох, как захотелось!
   - Мы ещё не были знакомы.
   - Не считается, всё равно ох, как захотелось. Галка мне оставила над самым началом её вертикальную короткую полосочку, коротенько остриженную, сняла плавки и говорит, делай мне такую тоже. Я ей тоже сначала в подмышках побрила, не торопилась, порезать тоже боялась. Я ведь не мужчина, каждый день бриться не знаю как. Ей намылила, и обстригать не стали, у ней волосы вокруг этих губок светлые, редкие. У меня губки сам знаешь какие, вытянутыми толщинами, да же, а у неё плоские, и бугорчик из них выглядывает.
   - Так рассказываешь, будто предлагаешь Галку мне.
   - Откуда знаешь, чего думаю? Может, я узнаю, других ты захотеть можешь или одну меня? Спорим, рядом она голая будет, с ней не захочешь? Потому что я самая красивая, самая для тебя желанная, вот, он то твёрдым становится, он не обманет, да же? Меня Галка побритой на речке сфотографировала цифровиком, ты красивее стала, говорит, а я стеснялась голой стоять, груди прикрыла и под животом, где она обрила. Где обрила, от ветерка обжигало, от тёплого. Голой хорошо фотографироваться, красота разом напоказ, не то что одежда всякая, шубы, а самой хочется - увидели бы, оценили...
   - Дождалась, оценил?
   - Так ждать-то сколько пришлось, целое лето и до глубокой осени, долго...
   Перегнулась к самому уху и попросила:
   - Сегодня надо меня три раза. Второй сейчас, третий ночью, во сне разбудешь, и ещё утром.
   - Получается - четыре...
   - Утром не считается, утро относится к завтрашнему, - и легла, вытянувшись всем телом вдоль, потянувшись с полустоном, правой стороной тела полуприкрыв его по всей длине и из руки не выпуская не исчезающий, но всё равно и не отпускаемый...
   - Расскажи в ушко, как влюбился в меня?

6

   По заснеженному городу шёл, не умея оставаться дома. У входов в магазины, на близкой площади светились разноцветными огнями новогодние ёлки. И дома стояла нарядная, отталкивающая от себя.
   Праздновать начали вдвоём. Шампанское, близкий, телами вплотную, танец возле самых лапок ёлочных, слова предложения о женитьбе, трудно высказываемый ей...
   - Решила, в последний раз ночь проведём в постели, а жениться не будем. Ты так-то подходишь, и возрастом, и нравишься, толк от тебя как от мужчины нужный, а замуж за тебя не пойду. Последний раз отдамся сегодня сколько хочешь раз, постель раскрой, звонить больше не стану и ты не звони. Родственник говорит, на что нам такой? Он у губернатора в заместителях, а ты кто?
   - Тебе человек нужен близкий, со временем способный стать родным, или должность?
   - А, разбираться не хочу. Наливай вина покрепче, водки, лучше, и говорить начнём о чём-нибудь другом.
   Ни это праздничное платье с неё убирать, ни покрывало с постели - обрезало. Какая бы ни сидела рядом, не нужна.
   Горько. Насколько же не продохнуть в самый праздник...
   "Милый, любезнейший, соблаговолите ответить мне, наивернейшей вашей супруге, глядящей на ваш писаный портрет..."
   И где же такое услышать можно в сегодняшней жизни?

4 сентября 2007г. Вятка.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   12
  
  
  
Cвидетельство о публикации 194482 © Панченко Ю. В. 31.03.08 12:37