• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Рассказ

Цепная реакция

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

  
   Курить на лоджии в мороз - никакого кайфа. Но что поделаешь, если новый топ-менеджер фирмы - сторонник здорового образа жизни, и над его головой вместо нимба светятся буквы "no smoking".
   В кои-то веки новогодняя корпоративная вечеринка не тонет в клубах сизого дыма. И серьезные мужики (в смокингах, между прочим!) как шкодливые пацаны тайком выскакивают подымить на заснеженные лоджии. Им-то что, а вот дамам в декольте это напряжней.
   - Курить - здоровью вредить! - хмыкнула Света, притаптывая модельными лодочками усеянный окурками снежок.
   Артем накинул ей на плечи свой элегантный пиджак, заслонил ладонью трепещущий огонек зажигалки.
   - Дожили! Даже в праздник не расслабишься, - постукивая наманикюренным ногтем по тонкой коричневой сигарете, Света смотрела вниз, на подмигивающий разноцветными огнями город.
   - Слушай, Светик, тут такое дело... Помочь надо человеку, а то пропадет совсем.
   - Ты о ком?
   - Знаешь Илью? Он управляет загородным стройучастком. Мастер на все руки, специалист прекрасный и человек...
   - Рада за него.
   - Нечему радоваться: жена его бросила.
   - А он разве женат?
   - Ну, гражданская жена, какая разница. Пропадает мужик.
   - Боишься, сопьется?
   - Да лучше б запил! Ни капли. А сам аж почернел весь. Веру в себя потерял, понимаешь?
   - Что, я, по-твоему, должна ему самооценку повышать?
   - Не должна. Но попробуй, а? Надо, чтоб он почувствовал себя сильным, желанным... Ты особо-то не парься, считай, что это лишь игра.
  
   * * *
  
   Света отыскала Илью, сидевшего за крайним столиком, безвольно опустив голову.
   - Я вижу, тебе здесь тоже скучно? Проводи меня домой, а?
  
   Украшенный гирляндами город притих, готовясь к безумно-пьяной новогодней ночи.
   - Вот бы медведем стать, - прервал затянувшееся молчание Илья. - Залезть в берлогу, и чтобы никто тебя не трогал...
   - И лапу сосать? - улыбнулась Света.
   - Знаешь, мне иногда кажется, что медвежья жизнь более осмыслена, чем наша. Они знают, зачем и почему живут: ищут пропитание, медвежат выкармливают. А когда заняться нечем - спят.
   - Тебе заняться нечем?
   - В общем, да.
   - Тогда пойдем ко мне, я кофе сварю. И покурим в тепле, как люди...
   Выключатель в коридоре не работал. Илья скинул в темноте ботинки, попросил отвертку. И, конечно, отвертки у Светы не нашлось - в ход пошел затупившийся кухонный нож.
   Потом выяснилось, что в ванной течет кран, заклинило ручку балконной двери, у ящиков письменного стола от тяжести бумаг провисли днища. Илья пообещал зайти на днях с инструментами - он заметно оживился.
  
   - Знаешь, я в женской семье выросла, - рассказывала она следующим вечером, наблюдая, как Илья играючи орудует пассатижами. - Бабушка, мама, сестра.... Я напильника от ножовки не отличу. Поломки латали пластырем да скрепками. Если не помогало, покупали пол-литру очередному мастеру.
   - А мне купила?
   - Так ты ж не пьешь...
   - С тобой бы выпил.
  
   Все было чинено-перечинено. Даже старая кофемолка, пару раз сердито хрюкнув, заурчала как миленькая. Света втихую выспрашивала соседей, не надо ли чего починить. Справившись с "неожиданно" сломавшимся агрегатом, Илья заходил на кухню. Пили кофе. Иногда с коньяком.
  
   Однажды он отменил назначенную встречу:
   - Прости, подруга. Аврал на объекте - нужно поработать в выходные.
   Порывшись в бумагах, Света уточнила адрес "горящего" объекта, вызвала такси.
   Тонкие льдинки позвякивали, разламываясь под каблуками. Света надышаться не могла прозрачным предвесенним воздухом, сочно пропитанным ароматами свежеструганной древесины. Мертвые цифры её смет и отчетов обретали форму и цвет.
   От рабочего вагончика пахнуло съестным: время близилось к полудню. Света пошла на запах. Расстегнув ватники, на ящиках сидели работяги, черпали из алюминиевых мисок какое-то варево.
   - Слышь, ребя! А у Илюхи-то нашего, знамо, баба новая завелась...
   - Да иди ты!
   - А у вас чо? Глаза на жопе? Гляньте, как распетушился: помыт-побрит... Знамо, есть для кого.
   - Точняк! Ну, Серый, ты - психолог, твою мать.
   - Убивался-то как, чуть себя не порешил и, вишь ты, утешился по-бырому.
   - А чо? Он мужик видный, а бабы нонче цепкие, окрутят, моргнуть не успеешь...
  
   Кровь бросилась ей в лицо: "Значит, у него - женщина?! Дура, зачем я здесь?" Света опрометью кинулась прочь. Мужики, принявшие её за потенциальную покупательницу, что-то кричали вслед. Без толку.
  
   Неделю они не виделись. 8 Марта Илья принес ей мимозы. Взглянула на него сквозь душистое желтое кружево, и голова закружилась: а вдруг эта "цепкая баба" - я??
  
   Летом он повез Свету на Селигер: катал на лодке, показывал острова. На панцирной турбазовской кровати они стали близки.
   - Ты - мой первый мужчина, - шепнула Света куда-то ему в подмышку.
   - Не обижайся, но что-то не похоже, - хмыкнул Илья.
   - Да, был... один... но... его мужчиной не назовешь. Я не хочу говорить о нем.
  
   Света не любила вспоминать, как второкурсницей по дурости отправилась к прыщавому фарцовщику за сигаретами в мужское общежитие. Без долгих предисловий он расстегнул её джинсы, на попытку сопротивляться пригрозил позвать дружков из соседних комнат. А после с брезгливой усмешкой заставил стирать простыню.
   Блок "Родопи" обошелся слишком дорого. С тех пор от одной мысли о сексе её мутило...
  
   Говорить о своей бывшей Илья тоже не хотел. И они, по умолчанию, пробовали начать всё с чистого листа. И вроде бы у них получалось.
  
   После пьяняще-поцелуйной осени, наполненной стихами и листопадами, Илья куда-то запропал. В офисе не появлялся, не приходил и не звонил. К себе домой он так и не пригласил ни разу, идти сейчас к нему без приглашения Света не могла. Промаявшись неделю-другую, она узнала адрес новой стройплощадки и вновь вызвала такси.
  
   Строящийся поселок в ранних декабрьских сумерках выглядел заброшенным, безжизненным. Яркие глаза рабочего вагончика взирали на позднюю гостью с недоумением. Уняв скачущее у горла сердце, Света толкнула облезло-дерматиновую дверь.
   Картина называлась "Уик-энд на стройке". Те же алюминиевые миски, на этот раз с картошкой, белый оазис соли да разломанная буханка на грязном столе плюс, конечно, пол-литра, едва початая. Мужики уставились на Свету почти трезвыми глазами.
   - Я - из конторы, из бухгалтерии, - сбивчиво начала она. - Илья.... Алексеевич не приехал деньги получить, а мне ведомость закрывать пора.
   - Гы, - развеселился доморощенный психолог Серый. - А ему, знамо, и не до денег тепереча.
   - Что? - голос предательски дрогнул. - Что с ним?
   - Что-что.... Блядь в пальто, - Серый смачно харкнул прямо на пол. - Жена к нему бывшая вернулась, стерва! Углядела, что не всю ещё кровушку с него выпила.
  
   ...Оказывается, вьюга за городом совсем другая - злая, колючая. Света не помнила, как по сугробам летела от стройки до шоссе. Несущиеся на огромной скорости машины резали тьму огнями фар. "Доигралась", - охнула она и шагнула на проезжую часть.
   Когда ищешь смерти, умереть не так-то просто. Поток авто вдруг иссяк. Редкие легковушки надсадно сигналили, выскакивая на встречную полосу, объезжали ее, будто заговоренную, и растворялись в ночи. Под утро измученная, почти обезумевшая Света пешком дошла до дома. Не разуваясь, рухнула на диван и потонула в тяжелом сне.
  
   * * *
  
   Как и год назад, на корпоративной вечеринке никто не курил. Артем со Славой вышли подымить на лоджию.
   - Слушай, Славик, тут такое дело... Помочь надо человеку, а то пропадет совсем.
   - Ты о ком?
   - Знаешь Свету? Она - наш лучший бухгалтер. Специалист прекрасный и человек...
   - Рад за неё.
   - Нечему радоваться: её любимый бросил.
   - А я что, должен...
   - Не должен. Но попробуй, а? Надо, чтоб она почувствовала себя красивой, желанной... Ты особо-то не парься, считай, что это лишь игра.
Cвидетельство о публикации 192644 © Барановская Н. А. 21.03.08 10:53

Комментарии к произведению 1 (4)

Остаюсь при мнении, что этот рассказ был лучший на конкурсе "Игра".

Спасибо за поддержку, Фредди)))

На самом деле, призовые места - это же не главное...

Моя победа на конкурсе состоит в том, что мне удалось найти новых, заинтересованных в настоящем творчестве читателей. Таких, как Вы ;)

Вы правы, Наталья. Через пару недель конкурс забудется, а впечатление от Вашего рассказа останется. Но я терпеть не могу несправедливость даже в мелочах, потому и запротестовал против действий Кабардиной.

Знаете что? Попробуйте переработать рассказ в роман или повесть. Естественно, сюжет придётся сильно развить. Среди прочего, показать, почему Илья принял обратно беглую жену, пожертвовав любовью, а также решить вопрос, что же выйдет у Светы со Славиком. Для рассказа все эти белые пятна годятся, но для крупной формы - нет, и их закрытие становитя залогом хорошего произведения. И название нужно не столь научное :-) Кроме того, неплохо бы какие-нибудь приключения для героев :-) Если у Вас получится любовно-приключенческий роман, наверняка им заинтересуются издательства (сужу по своему опыту).

Ещё раз благодарю за Ваш интерес к моему рассказу и хороший совет. Наверное, Вас не удивит, что не Вы первый советуете мне развернуть рассказы в романы. И я всерьез обдумываю такой вариант. Видимо, я созрела для романа ;)

Только собиралась начать с "Менеждера особого назначения" - у этого рассказа конкурсная судьба на Литсовете оказалась посчастливей, он занял второе место. А белых пятен в нем не меньше, чем здесь)))

В любом случае, замыслы уже двух крупных произведений есть.

Хотя в жанре рассказа я нахожу особую прелесть, именно в краткости и недосказанности...

У каждого жанра, каждой формы свои плюсы и минусы. Решающее преимущество крупной формы - намного более высокие шансы продажи за гонорар. Вот этот Ваш рассказ - даже не знаю, какому изданию можно предложить. Может, "Юность", "Знамя", "Нева" - вот эти старые монстры. А если превратится в повесть - можно будет предложить любому издательству не-фантастической литературы.