• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Сказка
Форма: Роман

Мавка. Глава 2

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

Глава 2.

Знакомая поляна встретила Велимира дурманящими запахами медоносов и сочными красками не выгоревшего лета. Высокая, доходящая до брюха лошади густая трава местами шевелилась, отвечая на едва заметное дуновение ветерка и раскачивая на стебельках разоравшихся в вечерней прохладе кузнечиков. Зорька принюхалась и привычно потянулась к облюбованному ещё вчера вязу, росшему на окраине опушки.
- Всё бы тебе жрать! - снисходительно проворчал юноша, спрыгивая с лошади.
Животное сочувственно посмотрело на подростка и демонстративно опустило голову спокойно похрустывая травкой.
- Издевается ещё! - чертыхнулся Велимир, инстинктивно проглотив набежавшую слюну. Из-за свидания с Весёлой сам он опять остался без ужина и теперь явно завидовал лошади, глядя с каким аппетитом, она пережёвывает свою пищу.
Юноша вздохнул и присел на невысокий трухлявый пенек, покрытый изумрудным зелёным мхом, рассматривая принесённый товарищами расписной гребень. Гребешок был абсолютно новый, казалось, только что выструганный, с редкими длинными зубьями и искусной мелкой резьбой по краю. Мавке должно понравиться. Во всяком случае, далеко не каждая девка в селе могла похвастать таким гребнем.
- Это мне?! - раздался прямо над ухом Велимира восхищённый девичий голос, и тонкие прохладные руки обхватили его сзади за плечи. - Красивый!
Невесть откуда появившаяся за спиной у подростка Весёла быстро выхватила у Велимира гребешок и радостно запрыгала вокруг него, разглядывая подарок.
- Давно ждёшь? - спросила она, любуясь гребнем.
- Пустое! - нарочито снисходительно махнул рукой юноша, довольный произведённым на Мавку эффектом. - Что, нравится?
- Угу! - быстро закивала головой девушка и, схватив Велимира за руку, потащила за собой. - Пошли.
- Куда ещё? - заупрямился тот, опасливо кося глазом на Мавку.
- Здесь озеро рядом есть, - скороговоркой пояснила Весёла, - расчесаться хочу, пока совсем не стемнело.
- Чешись здесь! - грубовато посоветовал парень: идти к какому-то озеру через ночной лес ему совершенно не хотелось.
- Здесь не хочу! - капризно топнула ногой Мавка. - Как, по-твоему, я здесь себя увижу?! Русалки всегда возле воды расчёсываются. Не знал?
- Так то - русалки... - не сдавался Велимир, - А ты и не русалка вовсе, а не пойми чего!
- Сам ты - не пойми чего! - обиделась девушка. - А я - русалка. Просто не подросла ещё.
- А чего же ты без хвоста тогда? - ехидно поинтересовался юноша, не подозревая, что задел больную тему. - Или отрастёт ещё?
- Не-а! Мне и без него хорошо. - Криво усмехнулась Весёла и тоже съехидничала, намекая на ночное происшествие: - А ты, видно, только к хвостатым бабам не ровно дышишь? Зря я тебя вчера из омута вытащила - сидел бы сейчас себе на дне да пялился, сколько душе угодно!
Она резко отпустила руку Велимира и бросила ему под ноги подаренный гребень. Худые плечики Мавки задрожали, девушка громко всхлипнула и побежала к лесу, раздвигая высокие заросли травы.
Парень растерянно посмотрел ей вслед и покраснел от стыда.
"Да что же это я - Упырь, какой, что ли! Девчонка всего-то расчесаться у воды хотела, а я вон чего натворил..." - подумал он и бросился догонять Мавку.
- Ты это, слышь, извини! - робко дотронулся до худенькой руки девушки Велимир. - Не со зла я, просто в лес ночью опять идти испугался.
- Правда!? - недоверчиво глянула на него снизу вверх Весёла, вытирая глаза рукавом сорочки.
- Вот те крест! - занёс было руку, чтобы перекреститься Велимир, но спохватился и испуганно спрятал руку за спину.
- Не бойся, глупый, - звонко расхохоталась девушка. - Мне этим не навредишь: я никому ничего плохого не делала, а что среди нечисти живу, так это вышло так - люди же меня к себе не примут, верно?... Вот и приходится!
Она взяла в руки висевший на груди юноши маленький крестик и потёрла его ладошками:
- Видишь?! Ничего не случилось...
- Ага! - послушно кивнул паренёк и решительно зашагал вперёд. - Ну, пошли что ли, где там твоё озеро? А то совсем уже темно скоро станет - причесаться не успеешь.
- Успею! - беззаботно ответила заметно повеселевшая Мавка. - Тут недалеко.
- Слушай, - осторожно спросил Велимир, спустя несколько минут. - Ты не подумай чего - интересно просто - а почему, в самом деле, у тебя хвоста нет, если ты русалка?
- Так русалки-то, они же разные бывают. - пояснила Весёла. - Те, которые тебя утопить хотели - речные. Я с ними вообще не знаюсь. Есть ещё полуденницы, так они в полях живут: не такие, как в речке злющие, но их тоже лучше сторониться или полынью отстегать можно - не любят они её. Я, как вырасту, древесной русалкой буду, потому и живу в лесу, а может и в Мавках останусь - меня устраивает. - девушка пригнулась, пролезая под большим кустом перегородившим узкую извилистую тропинку между деревьев и продолжила информировать Велимира о тонкостях русалочьих разновидностей: - Древесные русалки - самые покладистые: лучше нас для людей одни Берегини. Эти совсем не озорничают - помогают только, защищают...
- А чего же ты не с ними? - немного расстроился Велимир.
- Да нет, я этими тётками дружбу вожу, только знаешь... - поморщилась, как от зубной боли девушка. - Скучные они какие-то: даже и подшутить ни над кем нельзя, видите ли! А может я пока молодая? Нет, мне с древесными интересней; то грибников напугаем, то пчёл в дупле разворошим и на бортника напустим! Знаешь, какие они кусачие?!
Весёла от души расхохоталась, видно вспомнив, как улепётывал от пчёл перемазанный мёдом незадачливый бортник.
- Ясно, - поёжился Велимир, - хорошие у вас шутки!
Тропинка меж тем чуть расширилась и упёрлась в непроходимые заросли боярышника, сквозь густые ветви которого не пробивались даже лучи заходящего солнца. Велимир внимательно осмотрел перевитые между собой сучья деревьев, ощетинившиеся острыми колючками и вопросительно поглядел на Мавку:
- И что теперь?
- Сюда иди! - улыбнулась Весёла, залезая в широкое дупло огромного дуба, росшего на краю тропы. - Да иди не бойся.
- Ладно, - пробормотал юноша и нырнул в тёмное трухлявое дупло следом за своей подружкой.
Расположенное низко над землёй тёмное глубокое отверстие в стволе дерева почти сразу уходило под землю довольно просторным пологим туннелем. Здесь было темно и сыро и пахло прелой прошлогодней листвой, мягко пружинящей под босыми ногами. Мавка сунула Велимиру холодную ладошку и уверенно потянула за собой. Подземный лаз два раза вильнул и буквально через несколько метров выпустил ребят наружу, по другую сторону непроходимого кустарника. Юноша поднял голову и ахнул, поражённый красотой тайного лесного озерца, запрятанного среди непроходимого бурелома.
Высоченные, уходящие в небо дубы-исполины, росшие по краям небольшого прозрачного водоёма, почти полностью закрывали его сверху живым зелёным куполом, сквозь который с трудом пробивались красные лучи заходящего солнца. Со всех сторон озеро окружала почти правильной формы круглая зелёная стена, надёжно защищающая его от проникновения непрошенных гостей. Заросли кустарников были настолько плотными, что, казалось, не пропускали через себя даже звуки, не говоря уж о любых ветрах: им сюда точно было не добраться. Поросшие изумрудной зелёной травой пологие берега лесного озера плавно спускались к застывшему зеркалу воды, очерчивая контуры водоёма каймой белого мелкого песка, посреди которого неподвижно торчали редкие кучки стройных камышей и красовались лопухастые листики мать-и-мачехи.
Вода в озере, поступающая из подземных ключей на дне, была удивительно чиста и прозрачна. Сквозь неё отчётливо виднелись лениво плавающие большие рыбы с красными плавниками, причудливые зелёные водоросли, выступающие сквозь песок толстые коричневые корни деревьев и даже рассыпанные на глубине разноцветные камешки.
- Ух, ты!... - только и смог вымолвить юноша, поражённый невиданным зрелищем.
- Вот здесь я и живу! - радостно проговорила Мавка, довольная произведённым эффектом. - Здорово, правда?
- Угу...
- А днём здесь вообще чудесно: кругом зной да жара, а у меня прохладно, тихо. Вода в озере ключевая, потому холодная, да и озеро глубокое. Ты не смотри, что дно видно - до него сажени три будет, а то и больше! - она быстро сбросила свою длинную сорочку и прыгнула в воду, легко заскользив к поваленному в озерцо дереву.
Велимир невольно залюбовался грациозными движениями Мавки, глядя, как изгибается её стройное тело, играючи разрезая прозрачную гладь. Может, она в чём-то и уступала своим дальним хвостатым родственницам, но подросток всё равно был обескуражен скоростью и лёгкостью передвижения девушки. Он и не подозревал, что можно так плавать - как рыбы. Между тем Мавка выбралась на облюбованное ей бревно, устроилась поудобнее и, внимательно вглядываясь в своё отражение в водной глади, принялась расчёсывать подаренным гребешком длинные густые волосы.
- Я быстро, - пообещала Весёла, запуская гребень в мокрые спутанные пряди, закатив глаза от удовольствия. - Ты пока земляники поешь: её здесь много растёт.
- А мне тут искупаться можно? - кивнул на соблазнительное озеро Велимир.
- Чего ты спрашиваешь? - удивилась Мавка, - Купайся, коли хочется.
- А кроме тебя здесь никого нет,... ну, из ваших?
- Вон ты про что! - рассыпался над озером звонкий смех девушки. - Знатно же тебя русалки напугали - теперь воды пуще огня бояться будешь.
- Что есть - то есть, - смущённо усмехнулся юноша. - Так как, русалки твои меня снова не утащат или Водяной, какой?
- Да нету их, сказала ведь уже. - сердито ответила Весёла. - Речные они, понимаешь, речные?! Чего им здесь делать-то, посреди чащи лесной? И Водяного тут отродясь не бывало: а если б и был, так давно бы со скуки околел. Водяной он ведь что, он вообще старик не плохой, но командовать любит, хулиганить... А где он здесь, к примеру на соме покатается - негде, простору мало, да и сомики мелковатые (не река всё-таки), человека на забаву тоже не поймаешь - за последние пятнадцать лет - ты первый, ни тебе сети порвать, ни стадо приличное подрастить...
- Стадо?... - недоуменно поглядел на собеседницу подросток. - Какое стадо ещё, ты чего городишь-то?
- А какое под водой стадо бывает? Из рыб, конечно. - ничуть не обидевшись пожала плечами Весёла, продолжая приводить в порядок свои шикарные волосы. - Щуки, караси, головли всякие,... пескари тоже - да мало ли! А ты верно про коров и овец подумал?
- Хм, подумал... - неохотно сознался подросток. - Я же не знал, что рыб тоже пасти можно.
- Ну, ты много чего ещё про нас не знаешь!
- А кем он командует?
- Как кем? - удивленно спросила девушка. - Да всеми кто в речке живёт: рыбами, русалками, водяницами своими. Они без его ведома ничего не делают.
- То есть, меня тоже с его разрешения умыкнуть хотели?
- Нет, на русальей неделе мужиков можно таскать и без разрешения - тут Водяной вмешиваться не вправе - традиция, понимаешь? Испокон веков так было, а в другое время русалки его по нескольку дней уламывают, да только упёртый дед сильно - ну всё равно, как баран: редко себя уговорить даёт.
- Надо же! - с плохо скрываемой радостью произнёс подросток, узнав, что почти всё время, кроме одной недели в году над русалками-беспредельщицами установлен строгий контроль "упёртого" подводного старикашки.
Совершенно успокоившись, Велимир развязал пояс на длинной холщовой рубахе (порты носить, ему было пока не положено, так как в сельской табели о рангах он всё ещё относился к разряду детей, хотя и сильно вытянулся за последние месяцы) и разделся за кустом, прячась от бесстыдных глаз Весёлы. Улучив момент, когда Мавка увлеклась выдиранием очередного репья из волос, юноша выскочил из-за куста и глубоко нырнул. Холодная вода приятно обожгла разгорячённое вспотевшее тело Велимира, прогоняя накопившуюся за день сонливую усталость. Он открыл глаза, посмотрел наверх и, разглядев белеющий в сумерках силуэт Весёлы на стволе дерева, поплыл к ней.
Осторожно высунув голову из-под бревна, юноша тихо сорвал полузакрытую под вечер кувшинку и положил рядом с девушкой.
- Ой! - удивлённо вскрикнула та, заметив цветок. - Ты зачем её сорвал? Если для венка - то одной мало будет.
- Не для венка... - смутился паренёк, уцепившись за ветку упавшего дерева. - Это тебе... Подарок...
- Хм, - она подозрительно покосилась на торчащую из воды голову Велимира и ещё раз внимательно осмотрела кувшинку. Потом подняла со ствола резной гребешок и показала его юноше. - Вот подарок - а это просто цветок... Или я чего не понимаю?
- Ну, ты много чего ещё не понимаешь! - отомстил тот, полагая, что не знать, для чего парни дарят девушкам цветы уж куда как зазорней, чем не догадываться, что можно пасти рыб.
- Объясни! - требовательно проговорила Весёла.
- Да просто всё - среди людей парни иногда дарят девушкам цветы, особенно когда не знают как или стесняются сказать им, что они красивые. - пояснил Велимир и усмехнулся. - Традиция, понимаешь?
- Вот так просто и дарят, кому попало? - хитро прищурилась девушка.
- Ну, не кому попало, конечно... - досадливо поморщился парнишка, соображая, как лучше выкрутиться из трудного положения в котором он оказался. - дарят тем, кто больше других нравится.
- Ага... - многозначительно наклонила голову Мавка. - Значит...
- Да ничего это не значит! - сердито перебил девушку Велимир, поняв, что попался. - Замёрз я в ледяной воде сидеть, поняла?
- Тогда вылезай! - недоумённо посмотрела на него Весёла. - Бревно большое...
- Ну, уж нет! - ещё больше рассердился юноша, представив, как он появиться перед девчушкой, в чём мать родила. - Я уж лучше на берег!
- Я с тобой. - быстро ответила Мавка, закончив расчёсывать волосы, и пока парнишка думал, что ответить скользнула в воду и закружилась вокруг него.
Под кронами раскидистых деревьев стало уже совсем темно, и юноша без опаски вылез на берег, спокойно отыскивая брошенную за кустом рубаху.
- Ой, а что это у тебя такое смешное?! - неожиданно воскликнула Мавка, уставившись в кромешной темноте на потерявшего бдительность Велимира.
- Где? - инстинктивно прикрыл руками срамное место парнишка.
- Да вон, под руками у тебя! - подошла ближе Весёла, тараща на парня любопытные глазки.
"Вот чёрт! - подумал юноша, отступая назад. - Кто ж знал, что она и в темноте видит, как кошка..."
- Это,... это я тебе потом как-нибудь покажу... При случае. Ладно?
- Ну вот... - расстроилась девушка. - Тебе что - жалко?
- Нет: темно уже просто и вообще...
- Ну и что, что темно: я в темноте также как днём вижу! - гордо похвасталась Мавка.
- Догадался уже! - досадливо проворчал Велимир, торопливо натягивая на себя длинную рубаху. Радости Мавки по поводу уникальных способностей её острого зрения он почему-то не разделял. - Может, костёр разведём?
- Давай! - пожала плечами девушка. - Я люблю на огонь смотреть, а так он мне без надобности.
Получив согласие маленькой хозяйки лесного озера, парнишка быстро соорудил костровище, отыскал кусок сухого мха и принялся высекать огонь с помощью имевшихся у него на этот случай камешков. Небольшой костёр быстро вспыхнул и весело затрещал в повисшей вокруг ночной тишине. На берегу сразу стало тепло и уютно; запорхали в языках пламени, обжигая крылья, бестолковые мотыльки, заметались на стволах деревьев причудливые тени, потянулись к освещённому берегу любопытные рыбы.
- Хорошо... - прошептала Мавка, положив голову на плечо Велимира.
Парень задержал дыхание и незаметно скосил глаза на сидящую возле него Весёлу. Девушка, не отрываясь, смотрела на огонь и слегка покачивалась, держа в руках сорванную Велимиром кувшинку. Рассыпанные по девичьему телу длинные русые волосы Мавки, казались то медными, то золотыми в переменчивом свете костра. Старательно расчёсанные, они укрывали плавными волнами худые девичьи плечи и непривычно прозрачную для глаз юноши спину, остальное тело девушки было совершенно обнажённым.
- Ты,... это,... накрылась бы чем... - пробормотал, отворачиваясь в сторону Велимир, чувствуя, как заколотилось в груди сердце и пояснил: - У нас девки с парнями голышом не сидят.
- Почему? - удивилась Весёла. - Так же удобнее.
- Кому как! - буркнул он в ответ и отодвинулся от девушки, не желая продолжать бесполезный разговор с абсолютно бестолковой в межполовых вопросах Мавкой. К тому же парень вновь отчётливо ощутил жажду голода и решил переговорить с ней на более приземлённую тему. - А ты чего-нибудь ешь вообще?
- Конечно! - засмеялась она, - ягоды всякие, яблоки лесные, мёд; иногда рыбу ловлю. Птиц и живность не трогаю: они мне как родные.
- А мне можешь поймать?
- Чего?
- Рыбу! - кивнул Велимир в сторону озера, инстинктивно сглотнув слюну. - Сомика или судачка.
- Есть хочешь?
- А то!
Мавка пожала плечами и двинулась к воде. В ночной тишине раздался громкий всплеск, и буквально через минуту мокрая Весела стояла перед юношей держа в каждой руке по здоровой рыбине.
- Выбирай! - она положила на траву трепыхающихся рыб и участливо подсказала: - лучше, наверное, сомика съешь, после судака все зубы в чешуе будут. Да и плавники у него колючие...
Уцепивший было увесистого судака, Велимир поперхнулся от неожиданности и выронил из рук рыбу.
- Можно же сначала почистить... - нерешительно возразил он, растерянно глядя на Весёлу.
- Глупости! - воспротивилась Мавка, - Пока ты её чистить будешь - рыба умрёт, а дохлую рыбу есть разве можно?!
Она подняла с земли извивающегося толстого сома и на глазах изумлённого юноши без лишних церемоний вцепилась ему в бок крепкими зубами, демонстрируя Велимиру, как нужно правильно есть рыбу.
- Попробуй. - предложила Мавка, с хрустом перекусывая тонкий сомовий хвост.
"Ну, уж дудки!" - решил про себя Велимир, пятясь назад. Он озадаченно почесал макушку, глядя с каким удовольствием Мавка поглощает остатки сомика и произнёс: - Знаешь, если честно, я сомов не очень люблю, так что ты сама его доедай, ладно?...
Парень молча отыскал в траве уцелевшего судака и быстро запёк его в углях. После чего вытащил покрывшуюся тёмной корочкой слегка обугленную рыбу из костра и разломил на несколько частей, чтобы она быстрее остыла. Дурманящий аппетитный запах печёного судака повис под деревьями, вызывая колики в животе.
- Хм, вкусно пахнет!
- Есть ещё вкуснее будет, - заверил юноша, снимая с одного из кусков твёрдую обжигающую корку и выбросил её в кусты. - А чешую с плавниками кушать совсем не обязательно.
- Не по-хозяйски как-то: добро выбрасывать! - засомневалась Мавка, с сожалением проводив взглядом выкинутые Велимиром отходы, но спорить не стала, а пошла за куст одеваться.
Велимир тоже промолчал, явно не оценив практичность девушки. Он нашёл несколько валявшихся неподалёку сучьев и подбросил в затухающий костёр. Огонь ярко вспыхнул, отодвигая темноту и осветил маленькое косматое существо не более пяти вершков ростом, проворно тащившее подальше от костра самый большой кусок рыбины, оставленной ребятами без внимания.
- Ах ты, разбойник! - вскипел от негодования юноша и запустил в воришку увесистой палкой.
Существо злобно взвизгнуло, с трудом увернувшись от пролетевшей рядом дубинки, но добычу не выпустило, заметно прибавив скорости. Не желая уступать странной зверушке свой ужин, Велимир бросился следом и, в два прыжка настигнув похитителя, намертво вцепился в него, покатившись по траве.
- Отпусти, Ирод!! - тоненько заверещало на весь лес существо человеческим голосом, вырываясь из рук подростка.
- А-а-а!!! - завопил Велимир, шарахнувшись в сторону.
Говорящая зверушка бросила, наконец, рыбу и, оставив в пальцах юноши свою косматую шкуру, юркнула в узкую глубокую нору возле соседнего пня.
- Что случилось?! - встревожено подбежала к перепуганному товарищу Весёла. - Ты чего раскричался? Лес шума не любит.
- Ага... Я тоже не люблю, когда у меня жратву воруют! - с трудом переводя дыхание произнёс парнишка.
- Кто?
- А я знаю?! - растерянно пожал он плечами и протянул Мавке небольшой лохматый лоскут. - Вот - шкуру сбросил и убежал.
- Та-ак!... - внимательно осмотрев шкуру, процедила Мавка и, наклонившись над норой, в которой затаилась необычная зверушка громко позвала: - Боня, а ну вылезай!
- Ага, разбежался! - отозвался из норы скрипучий недовольный голос. - Чтоб твой хахаль опять меня палкой огрел?
- А ты почто рыбу украл?!
- Подумаешь, взял кусочек попробовать!... - пробурчал голос, - А он сразу дубьём...
- Ничего себе - кусочек! - вмешался возмущённый наглой ложью Велимир, показывая Мавке здоровенный шмоток отбитого в схватке судака.
- Погоди! - улыбнулась Весёла. - Это же Боня - лешак здешний. Он молодой ещё совсем: трёх веков на свете не живёт, вот и озорничает ровно дитя малое.
- И впрямь подросток! - саркастически согласился юноша.
Весёла встряхнула сброшенную впопыхах лешаком мохнатую "шкуру", оказавшуюся при ближайшем рассмотрении вывернутым наизнанку маленьким рваным тулупом и строго скомандовала:
- Ну, хватит уже - вылезай: никто тебя больше не тронет! А не то тулупчик твой не верну.
- А рыбу отдадите? - поинтересовалась нора, блеснув влажными глазёнками.
- Отдадим. - со вздохом пообещал Велимир меркантильному Боне. Он уже понял, что спокойно поесть ему всё равно не дадут: если не Боня, так ещё кто-нибудь наподобие него явится, и ещё понял, что раз уж он связался с Мавкой, то удивляться вообще ничему не стоит.
Из норы послышался осторожный шорох и через мгновение на поверхность выбрался маленький заскорузлый старичок, обросший редкой желтоватой шерстью на груди и спине. Сальные длинные волосы на его голове причудливо торчали в разные стороны, переплетаясь с грязной, волочащейся по земле бородой. Между волос забавно торчали остренькие ворсистые ушки, а из-под косматых бровей выглядывали чёрные хитрющие глазки.
Воровато оглядевшись, лешак отобрал у Весёлы тулупчик и быстро напялил его на себя мехом наружу, запахнув левую полу на правую. Вернув одежду, Боня заметно успокоился и уселся возле костра, дожидаясь обещанного судака. Велимир сел напротив, рядом с ним, на ворохе сухих камышей примостилась Весёла. Какое-то время на берегу воцарилась тишина, нарушаемая слабым потрескиванием догорающих сучьев и ритмичным чавканьем уминающего рыбу лешака. Велимир ел тихо, а Мавка вообще опасливо проглатывала крохотные кусочки незнакомого блюда, стараясь понять, нравится ей необычный вкус или нет.
- Ты, девка, на кой его сюда притащила? - сожрав свой кусок, бесцеремонно спросил Боня.
- А тебе что за дело? - с вызовом ответила та, насмешливо поглядывая на ковыряющегося в жёлтых зубах лешака.
- А то, что здесь испокон веков только духи лесные живут, да нежить всякая, навроде тебя. Людям сюда хода нету, потому как прознают про озеро наше - пиши, пропало: рыб переловят начисто, дерева повырубят, намусорничают везде и живность в округе изведут. Уж это как пить дать! - старичок зябко поёжился, очевидно пытаясь представить, как именно напакостят на озере люди, которых приведёт с собой в следующий раз гадкий парнишка и сокрушенно подытожил: - Изгадят они нам всю экологию!
- А сами-то Вы три года назад чего вытворяли?! - сердито напомнила старику Мавка. - Деревьев одних поваляли несчитано и зверьё распугали. Птицы вон, до сих пор рядом с озером гнёзда не вьют, а люди коли лес рубят, так хоть на дело пускают: избы строят или дрова на зиму для тепла заготавливают. Тебе-то хорошо: как на Ерофея (семнадцатого октября) сквозь землю провалишься, так до весны тебя и видели, а им в избушках зябко в морозы сидеть.
- Так мы, того... - насупился дед, - территориальный вопрос, можно сказать, решали.
История, о которой упомянула Весёла, произошла и в самом деле совсем недавно - не более трёх лет назад - когда из-за сильных лесных пожаров в верховьях Десны многие лешие вынуждены были искать себе новые места обитания, и потянулись в здешние леса, уже давно обжитые другими их сородичами. Само собой разумеется, что с распростёртыми объятьями погорельцев встретили не везде, а если говорить совсем честно, то никто им вообще нигде не обрадовался. Без хорошей драки не обошлось и больше чем на месяц тихие окрестные леса превратились в эпицентр ожесточённых боевых действий между отстаивающими свои законные права аборигенами и вынужденными бороться за выживание чужаками.
На тихое, спрятанное в непроходимой чащобе симпатичное озеро положили глаз сразу три переселенца, вкупе со своими большими семьями: Туп, Шлёпа и Мут, младшим сынком которого, собственно и являлся юный лешак Боня. Однако, заинтересовавшую их территорию с незапамятных времён застолбил выросший вместе с местными вековыми дубами лешак-отшельник Хрум, который свои владения тоже уступать не собирался - ни всем троим сразу, ни по отдельности каждому. Сначала оккупанты вели боевые действия разрозненно, торопясь быстрее других утвердиться на принадлежащей Хруму земле, но старожил быстро разобрался с ними поодиночке и лес свой отстоял.
Тогда погорельцы вынуждены были вспомнить, что они земляки, и, объединив усилия, вышвырнули обнаглевшего Хрума из леса. Но история на этом не закончилась. Пользовавшийся авторитетом среди местной нечестии Хрум собрал общий сход и, доказав, что залётные лешаки поступили с ним не по понятиям, организовал карательную экспедицию, которую сам же и возглавил. Не ожидавшие такого поворота победители всполошились и пришли в отчаянье, так как на дворе уже стояла осень, и поиск новых угодий представлялся весьма проблематичным.
Положение спас хитрый Шлёпа, выдав замуж за жившего бобылём Хрума свою красавицу-дочь (по лешаковским меркам, естественно). Дочька в первую же ночь умело приласкала молодожёна, и Хрум свою позицию по поводу незыблемости территориальных границ изменил, милостиво разрешив незваным гостям остаться на постоянное жительство. О чём, к слову сказать, никогда в последствии почти не жалел. Как бы там ни было, но одинокие по своей природе лешаки стали жить одной большой деревней, а в полуразрушенном искусственными бурями лесу долго ещё боялись появляться звери и птицы, обходя его от греха подальше далеко стороной.
- Бессовестный ты, вот и всё. - продолжала выговаривать Боне Весёла. - Что же сразу-то ругаться не стал, а только когда угощение доел?
- Так вы бы иначе не дали! - искренне удивился леший. - Что ж я дурак, по-твоему? А на сытый желудок оно и ругаться сподручней.
- Ну, вот что, сообразительный ты мой, - строго сказала Мавка. - человек этот ко мне пришёл и ничего худого пока не сделал: только тебя накормил...
- Вот-вот - пока. - ворчливо вставил старик и сердито покосился на Велимира. - И зачем ждать, когда можно его сейчас, заранее уморить, а? Давай шишиг с кикиморами кликнем, они его в озере в миг утопят: и развлекайся с ним тогда сколько душе угодно.
Боня с любопытством посмотрел на побелевшего от страха юношу и как бы между делом поинтересовался:
- Тебе кем больше быть нравится, Мавком или Русалом?
- Может, хватит? - уже всерьёз рассердилась на лешака Весёла, но, посмотрев на перепуганного друга, покатилась со смеху.
- Не бойся, - произнесла она, обращаясь к юноше. - Это у него шутки такие: никто тебя топить не собирается.
- Да идите вы...
Не оценивший тонкого лешаковского юмора Велимир решительно поднялся и засобирался домой.
- Выведи меня к лошади. - угрюмо попросил парень Мавку и, не дожидаясь ответа, направился к тайному проходу под кустами.
- Козёл ты - а не леший! - сказала Боне Мавка и побежала догонять обидевшегося паренька.
- Подумаешь!... Какие мы нежные. - состроил рожицу Боня, поправляя рваный тулупчик, и крикнул ей вслед: - Я что ли первый начал палками кидаться?!
Быстро нагнав пробирающегося сквозь бурелом Велимира, Мавка взяла его за руку и пошла впереди, предупреждая о низко свисающих с деревьев сучьях и ямах на тропе. Видела она в темноте действительно не хуже кошки. Всю дорогу парень упорно молчал, не отвечая на попытки девушки разговорить его, и Весёла расстроилась окончательно.
- Возьми на память... - грустно сказала Мавка, протягивая Велимиру сжатый кулачок, когда они подошли к лошади.
- Что это?
- Подарок... - наклонила голову девушка, - Самое дорогое, что у меня есть!
Велимир подставил руку и почувствовал, как из маленького разжавшегося кулачка девушки на его ладонь с тихим звоном упало несколько маленьких металлических предметов.
- Откуда?!... - только и смог вымолвить Велимир, изумлённо разглядывая связанные тонким кожаным ремешком несколько крохотных серебряных бубенчиков.
Сами по себе бубенчики не являлись чем-то не обычным: в селах их довольно часто привязывали малым детям, оберегая от сглазу и всякой нечестии, а может, чтобы легче было отыскать заигравшееся чадо в высоких зарослях лебеды по мелодичному перезвону; да и сами детишки любили с ними забавляться. То, что бубенчики оказались у Мавки, тоже вопросов не вызывало - любопытная девчонка могла подобрать их где-нибудь в лесу или, на худой конец, снять с утопшего ребёнка. Но то, что сделаны они из серебра, не поддавалось никакому логическому объяснению. Глупо было бы полагать, что кто-либо из людей с окрестных погостов, привяжет своему ребёнку настолько дорогую вещь в качестве игрушки (за пару таких бубенчиков можно было купить знатного боевого коня). Не менее наивно было думать и о том, что куча нянек позволит потерять подобное украшение немногочисленным боярским отпрыскам, да и не водят их по лесам гулять: даже за ворота городища не выпускают. Единственным более или менее приемлемым вариантом, объясняющим появление у Мавки детских бубенчиков, могла послужить догадка, что они сняты с утонувшего младенца. Однако, сколько не пытался, Велимир так и не смог припомнить подобного случая.
- Не знаю, - пожала плечами Весёла, - сколько себя помню, столько они и были.
- Не жалко?
- Жалко. Но всё равно возьми - вспоминать меня будешь.
Велимир помялся нерешительно, но бубенчики взял.
- Послезавтра в это же время тебя ждать буду. - строго произнёс парнишка, запрыгивая на спину лошади. - Сильно не опаздывай!
- Как получится... - кокетливо возразила обрадованная Мавка и весело побежала обратно. Спустя несколько минут в тишине ночного леса заметалось писклявое верещание Бони.
Скособоченная, врытая на манер землянки старая изба незаметно притулилась на отшибе, спрятавшись в высоких зарослях конопли. Потемневшие от времени, покрытые плесенью брёвна невысокого сруба совершенно сливались с почвой, тщательно маскируя жилище от посторонних глаз, а покрытая дёрном двускатная крыша и вовсе делала его похожим на невысокий зелёный холм. Миновав по едва приметной дорожке густую растительность, Велимир спустился по обвалившимся ступенькам к низкой закопченной двери и осторожно просунул голову в проём.
Когда глаза юноши привыкли к темноте, он переступил высокий порог и огляделся в полумраке. Изнутри изба выглядела чуть просторнее, чем могло показаться снаружи: примерно около четырёх саженей в длину и не меньше трёх в ширину. Посередине возвышалась грубо сложенная печь-каменка, рядом с которой, под нависающим бревенчатым потолком, подпираемым несколькими тёсаными столбами, зияло небольшое оконце. Через оконце из помещения выходил дым, когда печь топилась, а во всё остальное время в него поступал свет с улицы. Вдоль стен тянулись две широкие грязные скамьи, одна из которых упиралась в большой дубовый ларь в дальнем углу. По стенам в большом количестве были развешаны на бечёвках пучки травы, сушёные грибы и ягоды, а также прозрачные змеиные шкурки и мёртвые ящерицы. В углах стояли затянутые паутиной и покрытые пылью и сажей плетёные корзины вперемежку с глиняными кувшинами, помеченными замысловатыми рунами.
Рядом с каменкой стояла большая деревянная колода заменяющая обитателю жилища стол, возле которой сидел одетый в просторный армяк человек и сосредоточенно толок что-то в небольшой ступке.
- Заходи, коли пришёл; не кусаюсь я! - не поворачиваясь, проворчал низким надтреснутым голосом хозяин, приветствуя озирающегося на пороге Велимира и кивнул на скамью. - Да не стой столбом-то: в ногах правды нет.
- Долгих лет тебе дядько Велимудр! - робко поздоровался с хозяином подросток, присаживаясь на самый краешек скамьи, поближе к двери.
- Спасибо на добром слове. - иронично усмехнулся мужчина, закончив работу и отодвинул в сторону глиняную ступку с бурым порошком. - Пришёл за помощью, а сам к дверям жмёшься?
Кряжистый, как здоровенное дерево Велимудр вытер рогожкой руки и повернулся к юноше, внимательно рассматривая гостя.
- Ага... Ты, верно, Гостемилов сын будешь?
- Так и есть, дядько Велимудр. Старшой...
Парень согласно кивнул головой и осторожно поднял глаза на хозяина. Посмотреть было на что: слывший в селе "наученным" ведьмаком Велимудр даже внешне был личностью незаурядной. Роста он был высокого (не меньше сажени, а то и все полторы), с могучими плечами и широкими в кости, твердыми, словно камень руками. Чёрные с проседью густые волосы мужчины были аккуратно зачёсаны и собраны сзади в длинный, ниже плеч хвост. Жёсткие усы и широкая окладистая борода пышно украшали волевой подбородок, а из-под лохматых бровей сверкали чёрные холодные глаза. Разговаривал ведьмак всегда неторопливо и увесисто: как колуном махал, роняя на собеседника слова низким трескучим басом. Да и вёл себя необычно - слишком уж независимо: даже перед боярином голову не склонял, а уж дружинников княжеских, так и вообще с простыми смердами наравне привечал; за что люд служилый сильно на Велимудра обижался.
Кому другому за подобную дерзость наверняка бы не сносить упрямой головы на плечах, но в данном случае власть на ведьмака не только обижалась, а и побаивалась. Сейчас, глядя на развешенные вдоль стен змеиные шкурки, сушёных ящериц вперемежку с куриными лапками и прочими колдовскими аксессуарами, юноша наглядно понял природу терпеливого отношения к строптивому хозяину дома со стороны боярской "администрации".
- Ну, довольно по углам-то глаза таращить, - насмешливо прогудел Велимудр, - успеешь ещё. Выкладывай, с чем пришёл: Гостемил зачем послал или свой интерес имеешь?
- Свой. - вздохнул парень и поёжился, представив что будет, если о визите к ведьмаку узнает отец. - Я слышал ты, дядько, про нечистую силу много знаешь... Так я и подумал, может, мне расскажешь....
- Эк ты хватил! Так нам с тобой и месяца не хватит, коли я тебе про них сказки сказывать буду. - развеселился Велимудр и вдруг, нахмурившись, строго спросил: - Ну, вот что, дитятко - нужно узнать чего - спрашивай, а в кошки-мышки со мной не играй. Как у вас говорят: вон Бог - вон порог!
- Про всех не надо. - пробурчал, глядя себе под ноги юноша, - Ты мне про Мавку расскажи.
- Вон оно как! - удивлённо разгладил свою бороду здоровой ручищей ведьмак, соображая о ком конкретно взялся наводить справки юноша. - Дай подумать... Это ты про Весёлу, что ли разговор ведёшь? Ну-ну можешь не отвечать и так всё понятно: тебе, что пацан, девок на погосте мало?!
- Про девок я и без тебя знаю, - осмелел Велимир, рассердившись на ведьмака, и поднялся со скамьи, всем своим видом показывая, что пришёл получить информацию, а не выслушивать умные советы. - Будь здоров, хозяин, пора мне...
- Гляди колючий какой! - добродушно рассмеялся Велимудр, глядя на сверкающего глазами подростка. - Садись, хлопец, не дёргайся. Про Мавку-то я тебе расскажу, только ты меня просвети сначала, как ты с ней познакомился?
- Она мне жизнь спасла!
- Это как?
- Ну, мы тут намедни ночью на речку ходили, девок голых смотреть, да попутались немного: русалок за баб приняли. Поди, их разбери голышом-то, пока хвост не высунут.- стыдливо пробормотал Велимир.
- Ну да, - сочувственно кивнул головой хозяин. - с хвостом то отличать сподручней.
- Так они меня чуть к себе и не утащили - хорошо Весёла выручила. Я ей потом гребень подарил: она сама попросила...
- Угу! - поскрёб переносицу ведьмак. - А что ты про неё знать хочешь?
- Да всё интересно. - уклончиво ответил юноша, исподлобья покосившись на хозяина, который пока что больше спрашивал сам, чем рассказывал.
- Хитёр ты, малый, однако. Ну, да будь, по-твоему: расскажу тебе про твою подружку. У нас в округе она одна такая. Я про неё лет десять знаю, но утопла раньше гораздо. При каких обстоятельствах не скажу - то мне неведомо. Девка покладистая, дружелюбная - но хулиганистая. Дружбу водить с ней можно: плохого не сделает. Живёт в лесу неподалёку, у тайного озера, с весны ранней до поздней осени, а на зиму в глубокое дупло прячется и спит там под снегом несколько месяцев.
Дальнейший рассказ ведьмака приобрёл более обобщённый и специфический характер. Оказалось, что Мавку, якобы, можно окрестить и тогда она превратиться в ангела-хранителя для сделавшего это человека, но процедура пройдёт успешно только в том случае, если утонувший ребёнок пребывает в Мавках не более семи лет. В противном случае Мавка в ангела не превратится. Причём Велимудр оговорился, что знает об этом чисто теоретически, поскольку сам он, будучи отчасти представителем нечистой силы, ни разу делать этого не пробовал и вообще относился к подобной возможности скептически.
Впрочем, парня данный момент тоже не привлёк, поскольку в качестве ангела симпатичная утопленница его абсолютно не интересовала. Зато, когда ведьмак завёл речь о том, что при определённых условиях Весёла может полностью стать собственностью Велимира, юноша весь превратился в слух, стараясь не пропустить ни слова.
- Сорочку её себе забери и храни в укромном месте. - говорил, усмехаясь хозяин, сверля парня своими чёрными глазами из-под кустистых бровей. - Пока сорочка у тебя и Мавка за тобой ходить будет, как собака дворовая.
- Что же она, голая за мной ходить будет? - быстро ухватив суть дела, перешёл к обсуждению технических вопросов Велимир.
- Если взамен не дашь ничего - придётся! - пожал широкими плечами мужчина. - А ещё совсем серьёзная штука есть: когда она птицей обернётся, можно ей крылья оторвать. После этого, Мавка неделю сильно хворать будет и либо в прах могильный превратиться, либо выживет и станет обычной бабой. Ну, не совсем обычной, конечно, но даже детей рожать сможет, коли оказия представится.
На этом глубокие познания ведьмака относительно особенностей Мавки закончились и Велимир, поблагодарив собеседника, поспешил откланяться.
11
Cвидетельство о публикации 190543 © Абрамцев А. В. 09.03.08 13:40