• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Продолжение рассказов: Продолжение рассказа Не изящная встреча. http://www.litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=158141 После встречи с драконом., "Рыцарь ехал дальше." http://www.litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=172984 и "Богатырь." http://www.litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=188634

Игдрассиль.

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Рыцарь ехал…
Дракон дал возможность перемещаться, мудрец послал искать, богатырь сказал – попрыгай! Куда? В тоске рыцарь перебирал миры и времена как колоду цветных карт. Вот только с каждой его звали, окликали, что-то требовали. Но лишь один его попривествовал.
-Привет железнобокий!
Рыцарь остановился и с интересом повернулся в седле что бы увидеть обладателя столь насмешлевого голоса. Увидев он ахнул. Это был дракон! Вот только на этот раз он блаженно растянулся на зелёном лугу около весело журчащего ручья а в лапе держал виноградную гроздь. Увидив что его почтили вниманием он закинул гроздь в пасть и помахал освободившейся лапой.Этого ему показалось мало, и он помахал и задней тоже. Увидев замешательство рыцаря он засмеялся и по-кошачьи потянувшись, начал с любопытством рассматривать рыцаря.
-Ты дракон?
-Угадал. Вот только твой ли наставник-не ведаю.
Честно признался он.
-Но...
-По мирам прыгал? - рыцарь молча кивнул - а в середину заглянуть не догодался?
Рыцарь поражённо замер пытаясь понять смысл его слов.
-Здесь ты можешь найти что угодно. Хоть себя. Хоть десятерых меня - столкнувшись с ним взглядом дракон довольно подмигнул - иди и не спотыкайся... Или это уже кто-то сказал? Не важно. Иди к корню Игдрассиля. Оттуда и посмотришь.
-А это где?
Робко поинтересовался рыцарь. Дракон ехидно сощурился но потом вздохнув встал на лапы и сообщил.
-Не далеко уже. Давай ка уж помогу, а то заплутаешь.
-Но...
Дракон словно на секунду обнял его вместе с конём крыльями, и рыцарь стал для всех тенью, туманом. А вот мир... Он неожиданно понял что может находиться во многих мирах сразу при этом находясь там, где события, заинтересовавшие его происходило особенно ярко, и видя окрестности этого события, т.е. почти то же что происходило в других мирах, и перемещался туда, где рисунок событий был наиболее чётким. Сгоряча он попытался найти дракона но увидел вместо одного многих. Увидив это он смущённо отступил под весёлым взглядом их мудрых глаз. Надо самому. Он и так дал больше, чем надо. Вздохнув, он сосредоточился.
Когда не было чёткости в мыслях, он смещался ближе к середине мира, от куда почти ничего не разглядеть. Чем более ясно охарактеризовалась тема, тем отчетливее были наблюдаемые события. Иногда, когда его это задевало эмоционально, он мог даже принять участи: делом в двух, трёх мирах, словом – в зоне крика. Тенью – в зоне взгляда.
Вот только когда он участвовал – пусть сколь угодно правильно – спасал ли от насилия, протягивал ли руку помощи, замечал, что в других мирах было лишь слабое отражение его действия. А в более далёких – и вовсе шло своим чередом. И ещё – Выходить в середину после деятельного участия было трудно. И ещё что-то было. Трудно уловимое. Как потеря плавучести или опьянение.
Задумался. И миры сразу стали показывать картинки. Тьмы тем людей живут. Мягко и не заметно. Потихоньку делая обычные дела. Не оставляя следа. Почти. Приглядевшись – в чём смысл – он увидел: они не просят и не отбирают. Они приходят, делая всё вокруг себя чуть лучшим. И привычка ненавязчиво, бережно и аккуратно жить делает общее коловращение миров правильным и не замутненным. Лишь иногда, приходящие события вынуждают принимать активную жизненную позицию, плавно текущая вода становится ревущим водопадом. Они плавно переходят, и участвуют в чем-то большем, и растут. И набираются мудрости очень быстро. Люди же решительно меняющие всё вокруг цепляются крепко за одно время одного мира. И всё время распутывают в последствии те давние петли. Да и вообще – из середины мира всё было видно по другому. Привязанные к одному миру люди выглядили скорее как деревья. Деревья же прибывали почти везде. И их кажущаяся неподвижность. На обозримый круг заключала в себе жизни не менее, чем движение человека в одном мире. Только деревья жили более рассеянно, как бы всем существом. У людей ярче – но много меньше. И ещё. От сюда, из середины, было ястно видно, что люди, или заменяющие их иные существа дивжимые чем-то, что сами они бы назвали голодом переживаний. Переживания привязывали людей прочнее к выброному миру, что вроде бы мешало свободе, но без них человек шёл на что угодно, лишь бы их заиметь. Мотивация была самая разнообразная, но множество сменяющихся друг друга картин множества миров убедили без сомнений: именно этот голод движет людьми, принимая самые разнообразные формы – от бьёрсеркерства и наркомании до любви и жажды познания.
Это увиденное было лишь малой частью. Частью чего-то большего, что можно было увидеть с другой позиции. И по другому. Всё мироздание виделось рыцарю как водоворот, воронка. Но если внизу было то, что он от части знал – события, то за рассмотрением причин надо было двигаться вверх, не в бок, как раньше. Чем чётче становилось виденье, тем хуже становилось видно от того, что вокруг сгущался туман. В тумане проступила форма, стремительно набирающая вещественность. Единорог. Он окинул рыцаря скучноватым взглядом и заявил приятным баритоном:
-Ну вообще-то не плохо. Только так смотреть, как ты смотришь – значит вообще не смотреть. Чёткие формы – это способ самообмана. А тебе дальше смотреть на большое и великое. Кстати, если тебе интересно, ты смотрел на боковое время. Ну, которого почти нет. Хочешь что-то увидеть, так меняйся сам. Чужие мудрости не помогут. Ладно. Счастливого пути!
Рыцарь ехал дальше…
Cвидетельство о публикации 190142 © Дракоша 06.03.08 21:41