• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Фантастика
Форма: Рассказ

Люлька

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста



1

Почти все ух-ыхы собрались вокруг большого камня упавшего с неба и прорубившего в лесу гигантскую просеку. Грелись. Вокруг холодно, а камень горячий. Хорошо. Хотя и страшно поначалу было, но потихоньку подползли, принюхались, нашли тушу какой-то кобылы, перекусили и остались. Увы, камень понемногу остывал, ну так ух-ыхы к трудностям привыкли. В особенности зимой, когда и пару дней отдохнуть – хорошо. Только некоторым молодым на заднице не сиделось, приключений хотелось.
– Угррр! – прикрикнул на них Ух-тык, огромный вожак, сидевший на черепе кобылы.
Молодежь возиться перестала, а к Ух-тыку подполз Ух-пых.
– Ух-тык! Ухххх-тык! – начал подлизываться он.
Ух-тык поморщился. Подлизу этого он не любил. Да что там не любил! Терпеть не мог. И выгнал бы его из стада, да старшая самка защищала Ух-пыха, любила, понимаете, как он вычищал её шерсть.
– Ух? – спросил Ух-тык.
– Мррр… – признался подлиза.
Жрать значит хочет. Ух-тык сам не отказался бы погрызть чего-то. Мясо, корни какие-то. Кобыла вкусная была, но маленькая.
– Мррр? – зло переспросил он и заехал со всей силы Ух-пыху по морде.
Тот отлетел метров на пять. Ух-тык привстал с черепа, чтобы добавить ему еще несколько тумаков, как вдруг камень за спиной громко заскрипел. Ух-ыхы моментально бросились в стороны. Первым, конечно, бежал Ух-пых. «Быстрый» – подумал Ух-тык, сам он бежал последним, пинками подгоняя замешкавшихся. Все-таки вожак. Ответственность. Добежать он успел почти до самой опушки леса, когда обратил внимание, что давно скрипа не слышно. Ух-тык остановился и прислушался. Действительно. Проследив, чтобы стадо спряталось в овраге, он задумался. С одной стороны, у камня тепло и терять такое место не хочется, с другой стороны скрипит. Что-что, а камни в понимании Ух-тыка скрипеть не должны. Но там тепло… Понять Ух-тыка можно. Зима в этом году выдалась совсем холодная и голодная. Уже двоих стариков пришлось прогнать, а трое малышей умерло.
– Гррхх, – выругался он и повернул назад.
Осторожно пригибаясь к земле, он подкрался к камню. Но вместо одного камня он увидел два.
– Ух? – спросил самого себя Ух-тык и принюхался. Странный запах.
– Агу? – спросило его существо.
Ух-тык посмотрел внимательно на слабенькое розовое тельце.
– Мррр? – спросил он его. Конечно, такого маленького съесть… Все равно голодным останешься. Но если дать всем по небольшому кусочку, то голод на несколько часов исчезнет.
– Агу? – ответило ему существо.
«Наверное, оно еще слишком маленькое» - подумал Ух-тык.
– Мррр? – спросил пришедший вслед за вожаком Ух-пых, которому так сильно хотелось есть, что он даже позабыл привычные страхи.
– Гух… – пожал плечами вожак. Есть, конечно, хотелось, но Ух-тык, что-то сомневался. Может оно ядовитое, вон какая кожа странная, и без волос. Надо будет отломать немного и Ух-пыху дать, этот сожрет, а мы подождет – вдруг помрет.
– Мррр? – снова спросил подлиза и вожак решился.
– Мррр! – сказал он и грозно добавил. – Кух!
– Кух! Кух, – радостно согласился Ух-пых.
Тот был согласен даже на маленький кусочек, лишь бы прямо сейчас. Да ему только укусить, а уж он постарается оторвать как можно больше. Он сделал шаг к существу и открыл пасть, примериваясь. И в этот момент из рук существа вылетела искра, вроде тех, что иногда бывают в небе, и ударила Ух-пыха прямо в лоб.
– А! – заорал он и моментально исчез в лесу.
Ух-тык попятился.
– Агу? – спросило существо немного обижено.
Ух-тык пожал плечами. То, что это не еда было ясно. Такое есть страшно. Успокаивало только, что в него самого существо искрой не ударило. Вожак похвалил себя, что не стал лезть, а Ух-пыха впереди пустил, чтобы его искрами вообще разорвало.
– Хух-хух, - рассмеялся вожак удачной шутке.
– Ррррргоуу… – произнесла подкравшаяся сзади большая зубастая кошка.
Ух-тык замер. Кошек лучше не сердить. Если повезет и она не голодная, то понюхает их и спокойно отправится по своим делам. Ведь ух-ыхи с ними никогда не ссорились, поэтому врагами не были, а их мясо кошки не любили, разве что совсем в голодную зиму.
– Рррргоуу… – ворчала кошка, приближаясь.
Ух-тык не двигался. Но кошку он и не интересовал. От природы любопытная, она шла к новому запаху, странному и незнакомому. Приблизившись к существу, кошка принюхалась. И резко прыгнула к нему, широко раскрыв пасть, проверяя существо на реакцию. Шутила, в общем-то. Сверкнула уже знакомая вожаку искра, но кошка, в отличии от подлизы, не убежала, а замертво рухнула около существа.
– Мррр? – спросил Ух-тык, глядя на мертвую кошку.
– Ам? – спросило его существо.
На всякий случай вожак толкнул ногой тушу кошки и только после этого осторожно сел рядом. «Мррр» – подумал Ух-тук и наклонился над кошкой, чтобы вонзить в неё зубы, пока мясо совсем свежее. Как вожак он все-таки заслужил некоторые привилегии.
– Ам? – спросило существо.
Ух-тук задумался. Действительно. Он, конечно, самый сильный и главный в стаде. Но кошку убил не он, а существо. Его убил Агу, значит, он тоже может укусить. Нет, даже должен. Вожак осторожно подвинул тушу к существу. «Вот теперь мррр» – подумал вожак, но тут же поправил себя: «Ам!»



2


С тех пор ух-ыхы не голодали. И не важно – мррр или ам. Ух-тык имел все основания гордиться собой. Он и смелый, и сильный, и, что самое главное, умный. Теперь даже подлиза Ух-Пых не раздражал его так сильно, даже радовал. После того как вожак назначил того самой быстрой приманкой. У всего стада любимым развлечением стало подбадривать его криками, когда тот улепетывал от очередного бизона. Не веселился только Агу. У него была очень важная задача. Когда запыхавшийся Ух-пых подбегал к расколовшемуся камню он должен был поднять руку вверх и стрельнуть искрой по животному. После этого к ним подбегало все стадо. И начинался пир. Так все это называл Агу.
Существо уже подросло и перестало быть розовым. Оно даже немного напоминало ух-ыхов, разве что без шерсти и лапы были странные. У сородичей Ух-тыка все четыре лапы одинаковые, пятипалые, с гибкими пальцами. И хотя ходили они на задних лапах, при желании могли схватиться за ветку любой конечностью. У Агу же они какие-то странные, с маленькими пальчиками, совершенно не гибкими. Даже захотев схватиться за ветку, не смог бы. И еще Агу был очень сильным. Он спокойно заваливал молодого ух-ыха на землю в шуточной драке, хотя был меньше того на голову.
– Пир? – спросил Агу.
Вожак покачал головой.
– Гух… – ответил он.
Лично Ух-тык голоден не был. И старшая самка не просила кушать, а то, что Ух-пых скулил – так тот всегда жрать готов.
– Играть? – предложил тогда Агу.
– Ихах… – легко согласился вожак.
Нет. Он совсем не впал в маразм и детство. Просто игры у Агу были очень полезные. Вот недавно он научил его играть в камень. Все просто: берешь с земли булыжник и стараешься попасть им в ствол дерева. Сначала Ух-тык только наблюдал, как молодняк с визгом бросает камни. А потом и сам взял с земли небольшой булыжник и бросил его в Ух-Пыха. И сразу попал. Это изменение в игру, все приняли с радостными криками. Правда Ух-пых быстро устал и повалился на землю. Пришлось назначить очередность среди молодняка. Когда все наигрались, Агу рассказал, что камнями дразнить бизонов проще всего. Так что от игр отмахиваться не стоило.
– Ух? – спросил Ух-тык, которому было интересно, что предложит это беспокойное существо.
– Палка! – сказал Агу.
Вожак закивал.
– Палка, – повторил Агу и поднял с земли ветку. Ух-пых, который после истории с камнями ко всем играм относился подозрительно, попытался потихонечку смыться, но Агу это заметил и заехал ему по спине палкой. Подлиза моментально рухнул на землю и притворился мертвым, чтобы избежать дальнейшего избиения.
–Палка, – повторил он.
Ух-тык пожал плечами.
– Ух? – спросил он. В нечто похожее он уже играл. Ничего такого особенного. Ну, разве что возможность побить Ух-пыха…
– Палка! – повторил Агу, нагнувшись, и вложил палку в руку лежащего подлизы.
Отойдя, от продолжающего изображать мертвого подлизы, он взял в руки еще одну ветку.
– Палка, – повторил в который раз Агу.
Вожак усмехнулся – Ух-пых даже не дернулся.
– Угррр, – проворчал Ух-тык и подозвал кого-то из молодняка. Молодой самец осторожно подошел к старшим и взял палку из рук подлизы. Тот моментально раскрыл глаза и удрал в лес. Все рассмеялись, а молодой самец даже погнался за ним, думая, что игра в этом и заключается. Агу пришлось его звать обратно.
– Палка. Бей. Меня, – произнес Агу, когда все успокоились.
Молодой самец замер. Смысл сказанного Агу он не понял. Нормально понимать существо научился только вожак. И то, не столько понимая, сколько догадываясь, что же имел ввиду Агу. Ух-тыку пришлось вставать и объяснять молодняку, что от него хотят. Но это делу не помогло. Как только тот понял, что вожак приказывает ударит палкой Агу, так сразу выпустил из рук палку и по примеру Ух-пыха повалился на землю, притворившись мертвым. Но вожак заинтересовался, какую же игру придумал на этот раз Агу, поэтому он безжалостно растолкал молодого и заставил его ударить существо. Сам только отошел подальше. На всякий случай. Зажмурившись, молодой самец ударил. Но искры не было. Вместо этого Агу отбил палкой удар и сам ударил самца по корпусу. Тот завизжал. Так продолжалось минут пять. Молодняк пытался ударить Агу палкой, тот отбивался и бил того по чему попадет. И больно. Но в какой-то момент несчастный догадался подставить свою палку и сам отбил удар существа. Это настолько понравилось молодняку, что еще пять минут они лупили друг другу по палкам. Ух-тык задумался. Раньше он палку как-то не воспринимал. Хотя по молодости пытался с Ух-пыхом на палках драться. Только как-то глупо получалось: ты его – хрясь, он тебя – хрясь. А вот отбить удар он ни разу не догадался. Иначе не быть подлизе в живых.


3

Ух-тык стоял со своей большой тяжелой палкой над поверженным вожаком самого дальнего в долине стада. Так хотелось еще раз со всей силы размахнуться и заехать палкой по башке этого идиота, но тот был уже мертв, а Агу не любит когда палкой просто так машут. Родное стадо радостными криками приветствовало его победу. Громче всех старался подлиза, вон аж подпрыгивал.
– Угр? – грозно спросил Ух-тык у съежившихся около своего озера стадо соперников.
– Ух, – нестройно ответили те.
Теперь у него в вассалах, как говорит Агу, или в ухпыхах, как говорит сам вожак, четыре руки стад. Сначала никто из ух-ыхов не мог понять, зачем идти к другим и нападать на них. Нет про мясо и самок Агу объяснил доходчиво, но даже Ух-тык не мог понять, как уговорить другое стадо отдать все это. Искать первое покоренное стадо пошли, только потому, что верили существу. Никогда Агу еще не обманывал стадо. И вообще. Делать так, как велит он, стало уже почти привычкой. Нет, конечно, Ух-тык оставался вожаком, все его приказы выполнялись очень быстро, но стоило Агу покачать головой и сказать, что лучше делать по-другому, как все сказанное вожаком тут же забывали, и торопились исполнить в точности как сказало существо. Сам Ух-тык еще и по голове заедет, если кто-то будет медлить.
– Ты, Ух-тык, не просто самый сильный в стаде, ты еще и самый умный, – хвалил его в таких случаях Агу.
Вожак соглашался. Хотя если по правде, Агу был и умнее, и сильнее его. Это если про молнии еще не вспоминать. Когда тот учил всех махать палкой, вожак четко понял, что победить его не сможет, даже если существо будет использовать только руки и зубы. С другой стороны Агу и не был членом стада. Собственно, он был выше стадной иерархии. Кое-то из молодняка его сыном молнии называл. Сам вожак хорошо помнил, как Агу вылез из камня, поэтому такие разговоры считал глупыми, но не пресекал. Так оно даже лучше.
В общем, драться к соседям пошли, но особо в успех не верили. А зря. Палки оказались страшной силой. Даже Ух-пых, который не мастак драться, троим смог накостылять без особых проблем. Ведь только его стадо знало как драться, остальные бестолково размахивали ветками, не причиняя никакого вреда. В общем, было все как говорил Агу – и еда, и самки. Потом по совету существа, Ух-тык отобрал самых сильных из молодняка захваченного стада. Конечно, объяснять им, что они теперь тоже члены его стада, а не васалы, пришлось долго. Эти идиоты никак не могли поверить, что им так повезло. Но теперь все. Больше в долине никого не было. Сейчас он выберет себе самку, поест, посмотрит молодняк и отдохнет. Что-то ему надоело с чужими стадами драться.
– Ну как у тебя дела? – спросил его Агу спустившийся к озеру.
– Ух, – спокойно ответил Ух-тык и спросил. – Пых?
Но Агу покачал головой.
– Какой пых. Впереди еще много работы, – ответил он. – Теперь надо согнать все стада и построить гору.
– Ихах? – поинтересовался вожак удивленно. Он был уже готов к чему угодно, но смысл именно такой игры от него ускользал.
– Своего рода. Потом надо будет затащить на вершину этой гору мою люльку. – продолжил Агу. – Это будет посложней, чем гору построить.
– Ух? – переспросил Ух-тык.
– Как какую люльку? Камень, в котором я пришел на эту землю.
– Ух? – опять удивился вожак.
– Все очень просто. Мне надо послать сигнал далеко-далеко. И моей молнии может не хватить. Мне надо поймать много-много, которые на небе. Так что придется строить гору. Благо камней в округе много. Можно было бы построить гору и около люльки, чтобы не тащить её далеко. Но почва там мягкая. На камне надежней.
– Ух, – согласился Ух-тык. Гору так гору. Может быть и эта игра окажется в результате забавной.
Да и ух-ыхы его стада будут чем-то заняты. Что-то в последнее время много у них свободного времени появилось, и они стали тратить его на всякую чушь. Ух-пых теперь не только жрет и с самками балуется, он еще надумал таскаться за вождем и выть трагичным голосом в самые неподходящие моменты. Вроде как прославляет. Оно конечно приятно, даже от подлизы. Но как-то напрягает. Хотя на самом деле, вожак тоже привык слушаться Агу, поэтому и уговаривает сам себя. «Угрр!» – выругался он мысленно.
– Потрудиться конечно надо будет, – продолжал между тем Агу. – Покажу вам тачку, лопату сделаем. Построим. Мне и небольшой хватит. Невысокой. Десять моих ростов и все. Так что, Ух-тык, отдыха не будет, никакого пыха пока гору не закончим. Передохнем и люльку тащить. А когда затащим, только тогда самый настоящий отдых начнется.


4

В конце концов Ух-тык тоже решил, что Агу сын молнии. И не просто какой-то молнии. Сын вожака всех молний. А то и всего неба. Теперь, когда он был стар и давно уже перестал быть полноценным вожаком, превратившись в старого и тихого ух-ыха, ему почему-то казалось, что нечто разумное во всех этих мыслях есть. Особенно, если выйти из тени дерева и посмотреть на выросшую гору. Или протянуть нугу к разожженному Агу костру, чтобы согреть старые кости хоть немного. Кому, как ни сыну чего-то огромного могло прийти в голову создать такое. Да, ух-ыхи, конечно помогали в этом, нимало камней было принесено, немало кусков глины положили между ними, но без Агу вряд ли бы они смогли даже представить, что гору возможно построить.
– Отдыхаешь, старина? – спросил подошедший Агу.
– Ух, – ответил Ух-тык и попытался подняться, чтобы поприветствовать существо.
– Да сиди-сиди. Ты слишком слаб и не оправился еще после болезни.
– Угр! – выругался вожак.
– Возраст, старина, что тут поделать, – Агу развел руками. И спросил: – К тебе Ух-Пых не прибегал? Он собирался. Гору уже закончили и теперь начнут поднимать на неё люльку. Я хотел позвать, чтобы ты посмотрел.
– Ухах пых? – спросил Ух-тык.
– Почему? Игра только начинается, – ответило существо.
– Ухах ух пых. Фшых? – покачал головой вожак и по щеке его побежала слеза. Он тут же её слизнул. не хотел показаться слабаком.
– Что ты, старина! Никуда я не фшых, – успокоил его Агу. – Я же тебе говорил мне надо послать молнию в небо. И все. А! – воскликнул он. – Ты решил что вместе с молнией уйду и я.
Агу опустился на землю около вожака.
– Ладно, слушай, расскажу тебе, зачем я здесь. Где-то там, – он показал на небо, – далеко-далеко отсюда живут такие же как я. И их очень много. Они почти не умирают, только рождаются. В их долине даже не хватает места для всех, и они вынуждены жить под водой. Не спрашивай даже как, это все очень сложно объяснить. Они долго думали, как им выйти из этого положения. Самым простым им показалось послать гигантские корабли к другим звездам, в надежде, что там будет подходящая для жизни планета. И они построили несколько таких кораблей, но вот желающих отправиться в далекое путешествие практически не нашлось, а на каждом из таких кораблей переселенцев должно быть не меньше трехсот миллионов. Все дело в том, что никто не мог гарантировать, что туда, куда пошлют корабли, действительно окажется, где жить. Поэтому придумали люльки. Они гораздо проще этих гигантских кораблей, их сделали несколько сотен и послали ко всем звездам, где предполагалось найти планеты. В расчете на то, что если подходящая планета находилась, они должны приземлиться на неё и высадить… меня. Или такого как я. Мы обычные добровольцы, помещенные в тело немного модифицированного ребенка. Биороботы, тебе это ни о чем не скажет. А дальше… Все просто. Если при раскрытии капсулы ребенок выживает, значит атмосфера подходит для жизни. Взрослея, он изучает среду обитания, к нему возвращается полностью память и навыки добровольца-прообраза. Потом он начинает понимать, в чем его предназначение. Он должен послать сообщение своим соплеменникам, чтобы они знали, куда можно отправлять корабль. Мне немного не повезло – люлька упала не совсем удачно. Пришлось строить гору. Так что не переживай. Я никуда не уйду. Я буду жить долго-долго, пока, наконец, на небе не появится огромный корабль, который привезет сюда моих соплеменников. А пока я буду жить с ух-ыхами и учить их. У тебя, кстати, растет неплохой сын, вполне подходящий вождь.
Ух-тык внимательно слушал. Понимал он мало, но спокойней ему почему-то не становилось.



Вариант 15.02.2008
Cвидетельство о публикации 186618 © Usachov M. 18.02.08 10:05

Комментарии к произведению 2 (2)

Ух! Просто - пых, понимаете! ЗдОрово, в общем.

Спасибо!)))

  • ,
  • 20.02.2008 в 22:23

А если бы они не вылезли и ничего бы не произошло. про череп кобылы смешно. я смеялся.

спасибо

Коровин Бронислав

Спасибо Вам. )