Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Жанр: Проза
Форма: Дневник
Дата: 16.01.08 22:20
Прочтений: 839
Средняя оценка: 9.83 (всего голосов: 6)
Комментарии: 1 (0) добавить
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Узкие поля Широкие поля Шрифт Стиль Word Фон
ДЕРЕВЕНСКИЙ ДНЕВНИК
Рустам Бурдонов "ДЕРЕВЕНСКИЙ ДНЕВНИК"

на индексную страницу

Рустам   Бурдонов

 

 

 

 

 

ДЕРЕВЕНСКИЙ
ДНЕВНИК

 

 

 

 

 

Липовка, 1995-1996

 

Деревня Липовка находится в 400 км от Москвы на границе Рязанской области и Мордовии, в Сасовском районе. В мае 1990-го года мы с женой купили там дом на улице Песчаная или, по-местному, Куток. К нам в гости приезжала Надя – дочка нашего знакомого (по Лианозово в Москве) художника Валеры Красильникова, а потом и сама купила себе дом в этой деревне на центральной улице, которую местные называют Посёлок. В августе 1995-го года Надя предложила нашему сыну Рустаму вместе пожить год в деревне – одной ей было страшновато. Рустам в то время «косил» от армии. Они жили вчетвером вместе с Надиными сыновьями-близнецами Филей и Федей. Тогда близнецам было по 6 лет, это был их последний год перед школой. В основном жили в Надином доме, чтобы не топить два.

25 декабря 2007 года Рустам умер.

В его бумагах я нашёл полузабытый дневник, который он вёл в Липовке с ноября 1995 года по апрель 1996 года. Я ничего не менял в этом тексте, только добавил несколько запятых, подсказанных программой правописания (в ряде случаев пришлось не согласиться с ней и оставить, как было), исправил очевидные опечатки (у Рустама была врождённая грамотность) и добавил фотографии.

Я сам много писал о Липовке, но только читая дневник сына, понял, что кое-что мне не удалось передать. Не удалось передать само ощущение деревенской жизни с её размеренностью, её простыми, зато постоянными заботами и проблемами, её покоем и тишиной, её позабытой слитностью с природой и тихим движением по временам года, с её грустью, тоской, похоронами и водкой. Рустаму удалось. Дневник неприхотлив по меркам нашего изощрённого времени. Местами описания по духу напоминают Тургенева с его «Записками охотника» и «Бежиным лугом», которого Рустам очень любил. Хотя по форме текст дневника с его короткими предложениями и простым построением фраз вполне современен.

Я осознаю, что сам не смог бы так написать: мешает привычка к «художественности», которая, на мой взгляд, противопоказана такому тексту. Например, я не стал исправлять очевидные повторы слов, которые обычно считаются огрехом литературного стиля (все подбирают синонимы). Во-первых, я считал себя не вправе что-то менять. Во-вторых, я не уверен, что от этого текст стал бы лучше: эти повторы, как рифмы в стихах, кажутся намеренными, задают ритм и в то же время приближают текст к обычной разговорной речи, свойственной дневникам. Наверное, Рустам делал это неосознанно, хотя и в этом я не уверен: он был тонко чувствующим человеком.

Я не верю в Бога, но Он ведь может существовать и независимо от моего неверия, а по христианским и мусульманским понятиям, душа остаётся на земле в течение 40 дней после смерти. Вот почему я торопился закончить работу над дневником, пока мой сын не оставил меня. Но оставит ли он меня когда-нибудь? Мне только жаль, что эта работа не была сделана раньше, когда Рустам был жив. Сам он не вспоминал о своём дневнике, а я был слишком поглощён своими делами. Вечно мы что-то не успеваем: жить, любить…

Игорь Бурдонов, Москва, январь 2008 года.

 

Рустам   Бурдонов

 

 

ДЕРЕВЕНСКИЙ ДНЕВНИК

 

 

 

Ноябрь месяц 1995 год.

Это уже третий месяц, который я живу в Липовке со дня своего приезда в конце августа. За это время произошло много всяких интересных событий. 15-го сентября мы отмечали день рождения бабы Любы[1]. В день рождения Марины Цветаевой Майка[2], Вера[3] и Лена Фролова[4] устроили чудесный концерт. Мы с Надей[5] и её мамой строили завалинку, расчищали огород, меняли столбы под домом. В октябре Коля Дунин[6] привёз нам дрова: 5 хлыстов за 100 тыс. руб. Приезжали Лёшка Марков со своим отцом и Никитой[7]. (Ух! Ох!) Несколько раз приезжали мои Папа с Мамой, что всегда было очень здорово, да и вообще очень приятно, когда кто-нибудь приезжает.

В октябре в Липовку приехал молодой парень, который поселился у Зиночки[8] и будет работать у нас лесником. Его зовут Лёша, и, по его словам, у него под начальством работает 5 человек. Я написал, что он будет работать лесником, но это не совсем правильно, т.к. на самом деле он мастер леса, что несколько выше, чем простой лесник. Ему выдали лошадь в Шевалях[9], и он обещал Наде научить её на ней ездить.

Много было всякого интересного за это время. Впервые в жизни я попробовал лосятину и, хотя Надя сказала: «Мясо жестковато», мне всё равно очень понравилось. За это время я ближе познакомился со многими людьми в Липовке. Познакомился я с дядей Мишей[10] (Мисяком), который лучше всех на деревне делает топорища, он сделал мне отличное длинное топорище вместо старого треснувшего. Ещё он дал задвижку и плиту для новой Надиной печки. Вместе с ним я ходил за извёсткой, и он ставил столбы в погребе Надиного дома.

Ещё я познакомился с Колей Паниным[11] и его отцом Василием Борисовичем. Коля Панин отличный мастер, это он со своим напарником Славкой[12] построил Камбуровой[13] сарай, хотя он больше похож на летний домик, только без окон. (Содрал, правда, 2 миллиона, дороговато, по-моему, хотя у Камбуровой денег, наверное, много, так что…) Коля Панин со своей дурацкой манерой постоянно самоутверждаться, конечно, причиняет некоторые неудобства при общении. Но мне всё равно приятно с ним посидеть, выпить и послушать его. И хотя многих его манера общаться раздражает, мне она кажется, наоборот, привлекательной.

Его отец Василий Борисович тоже отличный плотник, это он пришёл к нам и починил потолок, который Коля Хват[14] чуть было не обвалил при постройке печи. Василий Борисович спокойный, рассудительный, когда я ходил покупать к нему картошку, он рассказывал о том, как работал шофёром в Москве, и что не раз бывал у нас в Лианозово. Он показывал мне сеть, которую он плетёт из тонких капроновых ниток, отличная сеть, между прочим.

Но больше всех я сошёлся с тремя Колями: Коля Хват, Коля Дунин и Коля «Утконос» (во сколько Коль, а ещё Панин!). Коля Хват строил Наде новую печь (группку) вместо старой сломанной «русской» печи и старой группки, которая напоминала скорее (по углу наклона) башню Сеюмбеки, что является, на мой, да и не только на мой, взгляд, главным украшением города Казани. (До башни города Пиза дело не дошло.) Да уж, с этой печкой было дело. День мы все вместе разбирали группку, потом Надя вместе со своей мамой разбирали русскую печь. Затем мы с Хватом привезли глину и песок, впоследствии оказалось, что этого мало, и мы с Надей привезли ещё. Потом Хват начал строить, ох уж это была стройка, как раньше говорили – долгострой. Глина и кирпичи летели по всей избе, всё время приходилось быть настороже, отслеживать, чтобы всё было как надо. Целый спор разгорелся из-за дверцы для поддувала, которую Хват ни в какую не хотел ставить, но в конце концов усилиями Ирины Васильевны[15] дверца была поставлена.

В общем, деньки были ещё те. В 7 часов мы просыпались (ночевали мы у нас), завтракали и шли «строить» печь. Я замешивал глину в большой чугунной штуковине, чистил кирпичи вместе с Ириной Васильевной или Надей, мочил их в воде и подавал Хвату. На третий день случилось ЧП: я был с Хватом один, а потом мне пришлось пойти домой за водкой к обеду, и за это время Хват чуть не обвалил потолок. Он неправильно подвёл печь под боровок, и пришлось расшивать потолок. И когда он начал это делать, то всё чуть не рухнуло. Пришлось звать Василия Борисовича, и пропал целый день. На следующий день Хват напился; я не рассчитал выдаваемую дозу, и он под потолком налепил такое, что Наде пришлось всё заново разбирать. Но, в конце концов, всё было сделано. Печка получилась хорошая, с отличной тягой и совсем не дымила. Хват за эти дни выпил 4 бутылки и в конце работы получил 120 тыс.

Всё время пока строилась печь, мы жили у нас. За эти дни к нам не раз заходили в гости Колюшки, т.е. Дунин и «Утконос». Приходили с бутылкой, сидели выпивали, говорили. Ещё в эти дни мы сходили в баню к бабе Любе. Ох, вот это было здорово, я пошёл самый первый, в самый пар, и так там напарился, что еле ноги передвигал, зато смыл с себя всю грязь и пыль, накопившуюся за время строительства печи.

На ноябрьские праздники приезжали ребята из Москвы и Рязани. Приехал Серёжка Маркин, Саша Ахухин, Максим[16], Петуховы[17]. Сидели у «Утконоса», пили, танцевали. «Утконос» рассказывал истории из своей жизни, иногда довольно интересные и смешные. Потом справили Ольгин[18] день рождения. Тоже было очень здорово. А потом, как это ни печально, все уехали, правда, Максим будет приезжать с отцом на выходные, а Сашка Ахухин собирается приехать на недельку пожить, отдохнуть и помо-чь (тьфу, какой плохой перенос) своей старенькой бабушке.

16-го ноября мы переехали к Наде, но перед этим Надя сделала большой подарок для нашего дома. А именно: замазала все щели глиной, выровняла все неровности, предварительно ободрав старый слой, и заново покрасила всю нашу печку. Мне пришлось только принести глину с извёсткой, замешать и то и другое и нанести первый слой побелки. Печка получилась загляденье. На следующий день я разобрался в доме, навёл там порядок и оставил нашу избушку дожидаться приезда моих родителей.

Мы купили мяса у Хвата: говядину и свинину. Надя сделала обалденные пельмени, почти как в Казани[19], точно говорю! А потом мы ели говяжьи котлеты как в Москве, ох! Хват был, по-моему, очень рад продать нам это мясо, так что у нас с ним прекрасные отношения. Он, кстати, мужик совсем неплохой, алкоголик, конечно, но всё равно неплохой, а вот жена его – Нюра – мне совсем не нравится, что она тут вытворяла, пока Хват строил печь, это надо было слышать. Хотя, наверное, и её можно понять, она плохо видит и без мужика ей очень трудно, а ведь Хват уходил к нам надолго, а она без него ничего не может. Теперь несколько слов о Надиных, а т.к. я живу у неё, значит, и о моих соседях, а именно о тёте Риме и дяде Мише (Мика, по другому).

Тётя Рима вообще о нас очень беспокоится, постоянно приходит, смотрит, как у нас дела, всегда пытается нас раскачать и сподвигнуть ещё на какое-нибудь дело. Помогает и советом и делом. Мика тоже хорошо к нам относится, но он немного застенчивый и не очень часто к нам заходит. Как-то раз пришёл Дунин с бутылкой и как раз зашёл дядя Миша, и хотя он сразу всё просёк, но ничего не сказал, а Дунин сам не предложил. Тогда Михаил Карпыч (это отчество у него – Карпыч) взял и принёс нам молоко, хотя раньше такого никогда не было, всё время либо мы сами ходили, либо тётя Рима приносила. И хотя намёк был всем понятен, Дунин никак не среагировал, а нам с Надей было неудобно предлагать чужую водку, и в итоге получилось ужасно неловко. Мика пошёл домой и пожаловался своей жене. Тётя Рима пришла с пузырёчком и попросила не обижать дядю Мишу и налить ему немножко. Вот какие у нас соседи.

Забыл рассказать, что в октябре я ездил с Дедовым[20] в Сасово за продуктами на его «Ниве». Отличный мужик, мы с ним очень здорово поговорили, он рассказал мне историю происхождения названия «Мыс доброй надежды» (деревня, а не южная оконечность Африки). Мы с ним заезжали в лётный городок[21] к его знакомым, он помог мне приобрести необходимые продукты (рис, макароны и т.д.). По дороге от «Мыса» в Сасово мы проезжали древнее городище: курганы и оборонительные валы, насыпанные древними славянами, уж не знаю в каком веке. А вообще очень интересная была поездка, я ведь первый раз ездил по этой дороге. И Дедов очень интересный человек, и говорит очень интересно, обстоятельно так: «Вот сейчас мы сделаем это, а вот это поставим сюда, а ты встань вон туда» и т.д.

В общем, близко мы с ним познакомились, а Надя с ним давно уже в хороших отношениях и в гостях у него бывала. Я же побывал у него в гостях только в тот день, когда уезжали ребята после праздников, вернее, не только ребята, но и мужики, которые приезжали на праздники резать скотину. Вещи лежали на телеге, кстати, телегой управлял Лёшка (мастер леса), а люди шли пешком. Последний дом, куда они заезжали, был дом дяди Данилы – соседа Дедова. Я пришёл проводить ребят, и в это время там как раз был Дедов. А так как по моему виду, наверное, было видно, что накануне отъезда мы здорово погудели, то он пригласил меня в гости опохмелиться. Мы с ним очень здорово посидели. Я ему рассказывал про свою жизнь, а он мне про своё житие-бытие. А потом я пошёл помогать Хвату строить печь.

Но что-то я всё про людей, да про дела, а про природу ни слова. А ведь при соответствующем настроении про неё можно весь этот блокнот исписать. Очень здесь здорово.

Первую половину сентября было очень тепло, да и вообще как летом, т.е. не очень интересно. А потом всё как-то сразу стало другое. Жёлтое, оранжевое, красное всё стало. Очень красиво. Только немножко грустно было сознавать, что всё это скоро кончится. Особенно здорово смотрелись чёрные сосны на фоне оранжевого далёкого леса. Кстати, я очень часто раньше читал, как осенью паучки отправляются в свой полёт на своих паутинках, и только этой осенью я увидел это собственными глазами. Летит себе паутинка, а на ней паучок сидит. И вообще какое-то время всё было в этой паутине, но только паутина эта не такая, какая образуется у нас дома в углу над «перекати поле», она какая-то белая, толстая и ужасно приставучая. А потом вдруг я понял, что значит «прозрачный воздух». Все листья с деревьев облетели, и он, и правда, стал прозрачным, и видно стало далеко-далеко. А лучше всего эта прозрачность чувствуется, когда смотришь куда-нибудь вдаль, но на небольшом расстоянии от тебя стоит какое-нибудь дерево с облетевшими листьями. Очень трудно написать про такие вещи, очень хочется, но очень трудно.

14-го октября выпал первый снег, то есть на следующий день после Покрова. Говорят, что если снег выпадает на Покрова, т.е. 13-го, то зима будет холодная и снежная. А потом замёрзла старица[22], но это было уже в ноябре. Правда, промёрзла не намного: в двадцатых числах слой льда был примерно в ширину ладони, и было всё очень хорошо видно, что там на дне. Как только выпал снег, перестали пасти коров и овец, и теперь они жуют сено в своих хлевах вместо травки, а вот курицы до сих пор бродят вокруг домов и чего-то ищут в снегу. Чего они там могут найти? Не понимаю. Может, им прямо на снег корм высыпают. А вообще-то переход тепла в холод (или наоборот) здесь ощущается гораздо меньше, чем в Москве. Только топить печку приходится больше (или меньше). Топим мы два раза в день: утром и вечером. Встаю я теперь в 7 часов. Сначала делаю свою утреннюю (есть и вечерняя) разминку железными чушками, потом приношу воду и, наконец, затапливаю печку и сажусь пить чай (или кофе) и ждать, пока проснутся остальные.

26-го числа приехала Ирина Васильевна с очень плохой новостью, вернее «очень плохая» это мягко сказано. Оказалось, что с Валерой Красильниковым (Надиным Отцом) случился удар или эпилептический приступ, я толком не разобрался, да это и не важно, и он находится при смерти. Не буду описывать свои чувства и переживания по этому поводу, может быть, потому, что их было не так уж много. Хотя конечно всё это не прошло для меня стороной, ведь я знал Валеру. Короче говоря, Надя (что вполне естественно) в этот же день уехала в Москву. Мы с Микой отвезли её на телеге до «Мыса». По дороге мы с Надей так замёрзли, что если бы не бутылка водки, купленная нами в «Мысу», то лично я бы обратно не доехал бы. Кстати, сын той женщины, которая продала нам водку, отвёз Надю до Сасово, взяв за это 30 тыс.

Обратный путь мы с дядей Мишей проделывали уже в темноте, но водка сделала своё дело, и нам уже было не холодно. Дядя Миша рассказывал о своей жизни, о прежних хозяевах нашего дома. Выяснилось, что там жили очень хорошие люди, и что хозяйка гнала один из лучших самогонов на деревне и всегда угощала им дядю Мишу. Я же в это время лежал на телеге и высматривал различные приметы, о которых говорил Михаил Карпыч. Сам он их мог пропустить, т.к. зрение у него уже не то, что в молодые годы. В общем, несмотря на темень, добрались мы благополучно. Нас встретила взволнованная тётя Рима, и мы пошли в Надин дом, где ещё немного выпили с дороги, и дядя Миша с тётей Римой ушли домой.

На следующий день, когда Ирина Васильевна с детьми ушла погулять, а я остался почитать Фицджеральда, пришёл Мисяк с предложением купить у него две щуки, одна 1,5 кг, а другая 2 кг. Я пошёл к нему и купил эти две рыбины, а жена Мисяка навалила ещё окуньков за просто так. На следующий день Ирина Васильевна сварила эту щуку, и было очень вкусно. Кстати, в голове у щуки есть косточка, напоминающая православный крестик. Вечером, когда я пошёл прогуляться, то встретил Коляшкина. Он пригласил меня в гости, потом пришёл Дунин с бутылкой, и мы втроём посидели, поиграли в карты. На прощанье они дали мне пакетик с окуньками, из них на следующий день сварили уху. 29-го уехала Вера, вместе с ней я передал письма, одно родителям, другое Алёнке. Между прочим, в эти дни в Липовке установили телефон. Поставили его у Пал Борисовича[23]. Ирина Васильевна звонила в Москву. Надя сказала, что приедет 2-го числа.

1 Декабря.

Сегодня, как всегда, встал в 7 утра, принёс воды, истопил печь. Позавтракать решили зайти к бабе Любе. Вера перед отъездом просила меня передать ей книги и 5 тыс. Когда я пришёл к бабе Любе, она угостила меня ухой и долго рассказывала о своей жизни и всё расспрашивала, за кого голосовать. А откуда я знаю, за кого? За ДПР, наверное[24]. Когда я вернулся, оказалось, что уже приехала Надя, вернее, пришла от «Мыса» пешком. Выяснилось, что она оставила свой рюкзак примерно в километре от Липовки в стоге сена. Пока суд да дело, я сходил за рюкзаком, прямо по Надиным следам, хотя их уже порядочно замело снегом (был порядочный снегопад). Надя рассказала как что в Москве. Оказывается, что Папа собирается приехать числа 10-го. Хорошо бы. Надя привезла много всяких вкусностей, а мне большую банку пива. Здорово!

2 Декабря.

Сегодня уехала Ирина Васильевна. Вчера она договорилась с Пал Борисычем, что он отвезёт её на Хватовской телеге. Но Хват, как уехал вчера в «Мыс», так до сих пор не вернулся, вернее, он вернулся, но уже во второй половине дня. Потом выяснилось, что, возвращаясь вчера в темноте с «Мыса», он заплутал и чуть не замёрз. Приехал в чужую деревню, там переночевал и только сегодня вернулся. Короче говоря, Ирина Васильевна пошла пешком. В этот день ничего особенного не было, всё как обычно.

3 Декабря.

Сегодня установилась отличная погода. На небе ни облачка, морозно. Солнце, отражаясь от снега, так слепит глаза, что больно смотреть. Когда я вышел утром на улицу, сразу вспомнился Гезе-вцек[25] (перевал в Кавказских горах), там тоже снег слепил так, что приходилось надевать солнцезащитные очки. Хорошо бы побольше таких солнечных деньков. День прошёл как обычно, ничего особенного.

4 Декабря.

Утром, только затопив печь и сев попить кофе, услышал стук в дверь. Открываю, стоит «Мордвин»[26]. Оказывается, он только что приехал из Сасово, где лежал в больнице со сломанными рёбрами. К нам он зашёл, чтобы справиться о своей собаке. Собака, кстати говоря, очень симпатичная: лайка по кличке Дарка. Оказывается, пока Сергей Иваныч был в Сасово, собака пропала. Правда, непонятно, когда это произошло, потому что все эти дни она жила у нас под мостом. Мы её немного подкармливали, но, несмотря на это, она всё-таки таскала по деревне кур. Скорее всего, Дарка ушла с Ириной Васильевной на «Мыс», когда та уезжала в Москву. Сергей Иваныч очень переживал, да его и можно понять: собака просто прелесть.

День сегодня такой же чудесный, как и вчера, и после завтрака мы с Филькой[27] пошли прогуляться. Прошлись по деревне, сходили на «Хватово» болото. По такой погоде очень здорово гуляется. Вечером Надя приготовила и расставила в подполе приманку для крыс и мышей. Эти серые бестии нас совсем достали. Ночью они закатывают такие концерты, что только держись. Писк, шум, возня такие, как будто они десятками бегают по дому, хотя мне, например, спать это совершенно не мешает. И, конечно, вытаскивать крысиные трупики удовольствие ниже среднего. Заснул сегодня очень рано.

5 Декабря.

Погода всё такая же чудесная. Солнце светит, глаза слепит. Пошёл прогуляться перед обедом. Во время прогулки встретил какого-то мужика, который поздоровался со мной как со старым знакомым, хотя я его совершенно не знаю. Он рассказал мне, что, оказывается, зимник[28] уже несколько дней как встал, и что люди уже ходили по нему в Рожково[29]. Придя домой, я сообщил эту новость Наде, и мы решили, что завтра я иду в Демушкино[30] в магазин и заодно к Лемехову[31] за деньгами. Вечером Надя ходила к Сергею Иванычу за мёдом, купила 700 г за 12 тыс. Мордвин угостил её медовухой, а я сходил к Трушину[32] за самогоном (8 тыс.). Дядя Ваня Трушин[33] гонит самогон из пережжённого сахара. По цвету напоминает портвейн, а по вкусу – жуткая гадость. Надя его пить не может, и выпил я один.

6 Декабря.

Встал в 7 утра, сделал обычные дела и сел пить кофе. Когда встали остальные, мы позавтракали. Я перед дорогой допил оставшийся самогон и отправился в путь. По дороге я зашёл к себе домой и переоделся. Может быть, глупо, но хотелось походить в городской одежде. Дойдя до старицы, увидел там Коляшкина, Мику и других рыболовов. Они объяснили мне, как лучше идти и попросили купить им водки. До Мокши дошёл очень быстро по чьим-то следам. Река действительно замёрзла, хотя кое-где виднелись огромные полыньи. Перебравшись через реку по тем же следам, я довольно скоро дошёл и до Демушкино.

В магазине купил гречку, водку, чай. Потом пошёл к Лемехову. Его на месте не оказалось, вместо него там сидел мужичонка, который приезжал к нам в Липовку и собирается разводить здесь рыбу. Он позвонил Виталию Анатольевичу, и тот вскоре пришёл. Сказал, что всей суммы ($100) у него сейчас нет, отдал 100 тыс. и сказал, что остальные отдаст вскорости. На обратном пути я опять зашёл в магазин, купил лампочки, туалетную бумагу, печенье и т.д. И вот тут-то меня чёрт дёрнул перед обратной дорогой ещё выпить. Открываю бутылку, достаю шоколадку, пью, закусываю. Иду обратно уже сильно навеселе, встречаю какого-то мужика, он просит меня выпить. Короче говоря, мы с ним у него дома допиваем эту бутылку, и его сын сопровождает меня до Липовки, везя мой рюкзак на санках. В общем, он довёз уже и меня до Коляшкина, где я собственно и уснул. Чуть позже за мной пришла Надя и вместе с Дуниным отвела меня домой. Правда, это я уже не помню. Короче говоря – кошмар. Всё, с этого дня буду знать меру.

7 Декабря.

Ощущаю себя сегодня соответственно своему вчерашнему состоянию, т.е. отвратительно. С утра к тому же перетопил печь, и в избе весь день стояла жуткая жара. Лежал на кровати и читал книгу. Вечером Надя нарисовала картину на печке. Картина абстрактная, нарисована гуашью со стороны топки. Больше ничего интересного не было.

8 Декабря.

Сегодня уже третий день оттепель. Небо затянуто тучами, и на улице серо и скучно. Правда, я всё-таки прогулялся по деревне, но особого удовлетворения это не принесло. Вечером к нам зашёл Хазов[34], он искал Дунина. Предложили ему посидеть попить чайку, отказался. В свою очередь предложил мне пойти погулять, но так как пить мне больше не хочется, то не пошёл. Позднее вечером я полез в подпол за морковкой и увидел первые плоды Надиной работы по истреблению крыс. Вернее, это был один плод – здоровенная крыса длиной сантиметров десять (без хвоста). Лежала эта мерзость прямо рядом с котелком, где была приманка. Положив в ведро, я вынес её на зады и забросал землёй и снегом. Закопать невозможно, т.к. земля промёрзла основательно. Кстати говоря, концерты по ночам практически прекратились, изредка только прошуршит какая-нибудь мышка. Непонятно только, где остальные трупики, наверное, дохнут в своих норах.

9 Декабря.

Сегодня, после завтрака занялся переноской дров. Те дрова, которые мы привезли, – сырые, и их надо приносить в дом для просушивания. Покончив с этим делом, взялся за книгу. Сейчас читаю, так называемый, криминально-исторический коллаж. Книга о «великом провокаторе» Азефе. Раньше меня такие темы совершенно не волновали, а сейчас читаю с большим удовольствием. Папа сегодня не приехал. Весь вечер ездила какая-то машина. Всё, на сегодня.

10 Декабря.

Сегодня оказалось, что вчерашняя машина – машина «Петушка», который приехал вчера вместе с Сашкой Шаляпиным и другими мужиками хоронить своего родственника, который жил в Рязани. Обо всём об этом нам рассказал Дунин. Он ходил утром помогать копать могилу, а потом решил зайти к нам погреться. Оказалось, что умерший его бывший одноклассник. Вообще Дунин сильно переживал и был весь какой-то забитый. Потом он ушёл – пора было идти хоронить. Колька звал и меня, но я не пошёл. Зачем идти к незнакомым людям? После обеда Надя с детьми пошла прогуляться. Я остался читать книгу, и тут опять пришёл Дунин. Зачем пришёл, я так и не понял; сидел, молчал, курил сигареты одну за другой. Жалко его было ужасно, но ничего утешительного я сказать ему не мог. Я вообще не умею утешать. Потом пришла Надя, и Дунин пошёл домой. А вечером мы ели «ёжики» в томатном соусе. Кстати, сегодня нашли ещё одну крыску. Полудохлая она выползла на середину комнаты и сидела, не реагируя на окружающих. На улицу её. «Туды её в качель».

11 Декабря.

Как всегда после завтрака пошёл гулять. Прогулка принесла какую-то грусть, стало так тоскливо. Вспомнилось лето, тёплые, весёлые денёчки. Вернулся домой, а находиться там просто не могу. Оделся и пошёл в нашу избу. Пришёл, закурил. Достал томик Э.По и битый час сидел, читал его мрачные стихи. Как раз в духе моего настроения. Когда окончательно замёрз (в доме-то не топлено), собрался и пошёл обратно. По дороге встретил «Петушка» на машине. Спросив, занят ли я, предложил поехать с ним. Когда я залез в фургон, то обнаружил там ещё кучу народа. Хазов, Витёк «Лагут», Сашка Шаляпин и ещё три мужика.

Поехали на старый интернат[35]. Там из старой кочегарки с помощью троса вытащили три железные балки. Выпив по 100 г, я, «Петушок», Хазов и «Лагут» пошли проверить, так называемый, «спуск». Если идти дальше за интернат по дороге в обход старицы, а потом свернуть налево, то увидишь небольшой ручеёк, протекающий среди кустов и небольших деревьев. Посередине этого ручья устроена плотина наподобие бобровой хатки, только сквозная. С одной стороны этой плотины сбегает водопадик, под которым стоит плетёная корзина. В эту корзину и попадает рыба, проходя по узкому проходу плотины. В этом спуске рыбы было мало: несколько мелких окуньков. Тогда «Петушок» предложил поехать и проверить Шаляпинский «спуск», на что все с удовольствием согласились.

Завезя Шаляпину железные балки и оставив там машину, мы пешком пошли мимо «кузницы»[36] прямо по замёрзшей старице вниз к истоку[37]. Там находился точно такой же спуск, только несколько больших размеров. И вот там уже дело пошло. В самой корзине оказалось не меньше 20-30 рыбёшек, когда же подняли корзину, то хлынул такой поток рыб, что небольшой ручеёк буквально кишел ими. «Петушок» ловил рыбку сачком, остальные же, и я в том числе, прямо голыми руками. Незабываемое ощущение. В итоге наловили килограмм 6-7. Когда возвращались обратно, уже стемнело. Отнеся домой свою долю, я вместе с остальными пошёл в гости к Шаляпину. Дядя Петя Шаляпин зарезал сегодня свинью и потому угощал нас супом со свининой и жареной картошкой с печёнкой. Часов в 10 пошёл домой, а «Петушок» и ещё несколько человек, взяв фонарики, опять пошли на «спуск» за окунями.

12 Декабря.

Сегодня наконец-то занялись попилкой дров. Пилили старые брёвна, вынутые из-под русской печи. Вечером уже топили новыми дровами. Сосновые дрова горят очень хорошо, но жара дают меньше, чем берёзовые. Перед сном лежал, думал о своей деревенской жизни. Живётся здесь хорошо, спокойно. Это самое главное, что спокойно. Я уже настолько привык к такой размеренной жизни, что иногда думаю: а смогу ли я жить теперь в Москве. Наверное, смогу, но всё же появился некий страх перед городом. Конечно, иногда становится грустно, в голову лезут всякие мысли, воспоминания. Но вот странно: если не считать того, что я скучаю по родителям, то Москва, московские знакомые не вспоминаются вовсе. На ум приходят мысли о времени, проведённом в Казани, на даче на Волге. Вспоминаются байдарочные походы, путешествие на Кавказ. А какие прекрасные сны мне тут снятся. Их даже невозможно описать. Как можно, например, даже представить себе любовный роман с прекрасной женщиной-оборотнем. А между тем, этот самый роман снился мне на протяжении трёх (!!) ночей и был до безумия реален. Ох, очень трудно писать, лёжа в кровати. Очень хочется спать. Интересно, что приснится сегодня? Может, опять…

13 Декабря.

Забыл сказать, что вчера к нам приходила тётя Рима. Мы с ней почистили принесённых мной окуньков, и на обед ели жареную рыбу. После опять пилили дрова. Сегодня гулять не ходил. И вообще день сегодня какой-то неинтересный. Скучный день, серый.

14 Декабря.

Сегодня отправился в продолжительную прогулку. Обошёл по льду всю старицу. Очень странное ощущение. Все знакомые места зимой выглядят совершенно иначе. Хотел посмотреть на пляж под «двухэтажкой»[38] и просто-напросто проскочил, не заметив. Да, отсутствие листьев на деревьях и снег очень сильно искажают давно знакомую местность. Поднявшись наверх, увидел множество заячьих следов, которые, расходясь и пересекаясь под сосенками, образовывали причудливые узоры. На обратном пути видел стайку снегирей, которые, сидя на сосенке, были похожи на живые ёлочные игрушки. Короче говоря, прогулка получилась на славу.

Вечером наконец-то дочитал «Азефа».

15 Декабря.

Весь день прошёл как обычно, а вечером пришла тётя Женя[39] и сказала, что звонил Лемехов и предупредил, что завтра приезжают мои родители и Вера. Тётя Женя предложила нам взять хлеба, что я и сделал, сходив вместе с ней в магазин и взяв 3 буханки. Когда первая радость по поводу приезда улеглась, пришла мысль: «А как же дрова»? Взяв санки, я отправился на старую лесопилку, которую все сейчас разбирают на дрова. Но, к сожалению, взять там брёвна не получилось по чисто физическим причинам. На обратном пути весь в расстроенных чувствах зашёл к Коляшкину. Оказалось, что как раз в это время приехал хозяин дома, где живёт Коляшкин, наш сосед дядя Саша вместе с другом. Я договорился с «Утконосом» о том, что завтра в 7 утра я приду к нему, и он даст мне несколько брёвен из своего запаса. Потом я ещё немного посидел, выпил, поговорил, поиграл в карты и пошёл домой с мыслями о завтрашнем дне.

16 Декабря.

Всю ночь спал плохо, постоянно вскакивал и смотрел на часы. Наконец, встав в 5 утра и попив кофе, отправился к Коляшкину за дровами. Тот сидел, пил чай и ждал моего прихода. Попив с ним чайку и дождавшись, когда хоть немного посветлеет, мы перетащили несколько брёвен из его сарая ко мне на участок. После чего отправился обратно к Наде, где затопил печь и стал дожидаться приезда родителей. Но время шло, а их всё не было. Наконец, не выдержав, я отправился к себе домой. Как я и ожидал, папа с мамой уже были дома. Кроме них, приехали Вера и молодые ребята: парень с девушкой. Как выяснилось впоследствии, они приехали для того, чтобы присмотреть место для своих лошадей. Ребята эти спортсмены и содержат в Москве двух спортивных лошадей и жеребёнка. Вследствие высокой цены за аренду они ищут деревню, где могли бы содержать своих любимцев.

В доме также находился Хват, который встречал весь народ у Мокши. Выпив свою дозу, он удалился. Мы сели за стол, выпили, перекусили. Ребята с Верой вскоре ушли, а Папа с Мамой, посидев ещё и поговорив со мной о том, о сём, пошли к Наде. Ох! Как всё-таки здорово, когда приезжают родители. Когда живёшь в Москве, не так сильно ощущаешь свою любовь и привязанность к ним.

Потом пришёл Коляшкин, и я ещё выпил с ним, а после пошёл к Наде. Там мы ещё долго сидели, ели, пили, разговаривали. Вечером опять пошли к нам. Поужинав, я пошёл к ребятам, чтобы вместе с ними и Верой пойти к Сергею Ивановичу узнать, можно ли где-нибудь пристроить лошадей. И хотя Сергей Иваныч и угостил нас с Верой медовухой, но насчёт лошадей ничего путного подсказать не мог. Вера пошла к Наде за приёмником, а я, заскочив на минутку, отправился провожать ребят до дома (до Камбуровского дома, т.к. ребята остановились там). Вернувшись домой, сразу лёг спать.

17 Декабря.

Сегодня день выборов, хотя в Липовке они прошли раньше. Встав и затопив печку, уселся читать «Дестроера». Чуть позже встали родители и, когда мы позавтракали, пришли ребята, а чуть позже Вера. Молодые любители лошадей, разочаровавшись, уезжали обратно в Москву. Родители пошли их провожать, а я остался читать книгу. Когда папа с мамой вернулись, мы пошли к бабе Любе и сидели там допоздна. Родители разговаривали с нашей соседкой, а я наслаждался просмотром телевизионных программ, особое внимание уделяя новостям. Как и ожидалось, по предварительным подсчётам большинство получила КПРФ. И хотя Вера, например, считает, что это ужасно, но я уверен, что ничего страшного не случится. Президент-то наш не дурак: успел в своё время пропихнуть такую конституцию, что теперь кто бы там не получил большинство, ему всё равно всё по фигу.

Вечером разразилась жуткая пурга, даже не пурга, а настоящий буран. Выходя от бабы Любы, я попал в такой «водоворот» снега, что на ум сразу пришла «Ночь перед рождеством», только из трубы никто не вылетал. Наш дом был виден только по контурам светящихся окон. Когда я добрался до крыльца, то весь уже был в снегу. Перед тем, как заснуть, читал «Дестроера». Отличная книжка!

18 Декабря.

Сегодня уезжают папа с мамой, к счастью всего на 10 дней. С утра печь не топили, было достаточно тепло. За час до отъезда зашёл к Наде, взял там хлеба и мамину шапку, которую она там оставила. День сегодня просто превосходный, светит солнышко, ветра нет, короче говоря, чудесный денёк. В полтретьего родители уехали.

Надя с детьми пошла проводить их до реки, а я остался убираться в доме. Зашёл Коляшкин, посидели с ним и договорились на днях пойти за дровами. Потом пришла Надя, и вернулись обратно в её дом.

19 Декабря.

Обычный день. Ничего особенного. Сегодня дочитал «Дестроера». Днём зашёл Коляшкин и передал мне привет от Кольки «Питерского», который, оказывается, приехал на недельку половить рыбу. После обеда немного погулял, хотя и без особого удовольствия. Поскорее бы снова приехали родители.

20 Декабря.

Сегодня утром, идя за водой, повстречал Лёшку (мастер леса). Как выяснилось, ему удалось «откосить» от армии и он приехал в Липовку уже насовсем. Лёшка пообещал вечером зайти и пошёл к «Мордвину». Действительно, вечером он пришёл, мы немного выпили за приезд. Пришёл также Коля «Питерский». Долго сидели, и Лёшка пел песни под гитару. Песни преимущественно из репертуара групп пост-перестроечного периода.

Забыл сказать, что сегодня на деревне опять были похороны. Хоронили Славкину бабушку, и опять заснеженные Липовские улицы были усеяны зелёными сосновыми ветками.

21 Декабря.

Как это уже не раз бывало, после завтрака отправился погулять. Заодно захватил с собой Фильку. Погода сегодня чудесная, и мы с Филькой получили большое удовольствие. Заодно зашли ко мне домой и захватили старые самодельные охотничьи лыжи. Это Лёшка просил на время одолжить ему их. Эти лыжи один из тех многочисленных самодельных предметов, которые достались нам в наследство от старых хозяев дома. Кажется, что на этих лыжах ходили ещё до революции. На обратном пути я зашёл к Хвату и договорился взять у него на завтра лошадь с санями. Сегодня утром приходил Коляшкин, и я с ним договорился ехать завтра за дровами, так что сани нам понадобятся. Вечером, когда Надя собралась купать детей, вдруг пришли Дунин и Панин, оба навеселе. Надя их не пустила, сказав, что занята, и я пошёл с ними. Погуляли, а потом сидели у Нади на мосту и разговаривали о том, о сём. (С 1 б.)

22 Декабря

Встав в полшестого, протопив печь и принеся воду, отправился к Коляшкину. Сегодня я иду в лес за дровами!!! Предварительно зайдя домой и взяв пилу, я зашёл за Коляшкиным. Он взял топор, и мы отправились в лес. Идти оказалось совсем немного. Идя по дороге, которая ведёт через лес к бывшему интернату, заворачиваешь налево и идёшь по пожарной дороге метров двести. Вот там-то и началось самое интересное. Встав на колени, мы пилили высоченные сухие сосны и, когда они с шумом падали, обламывая сучья и поднимая тучи снега, я чувствовал себя далеко в тайге, этаким дровосеком, жителем дремучих лесов.

Спилив четыре сосны, мы распилили их на равные отрезки длиной в две с половиной пилы. После чего вынесли их из леса на дорогу, чтобы можно было грузить на сани. Затем я отправился за санями, а Коля остался ждать у себя дома. Зайдя к Наде, я взял 150 г для Хвата, но тут пришёл он сам. Выпил причитающееся и пошёл запрягать лошадь, а я тем временем зашёл к Трушину за бутылкой для Коли. Когда я возвращался, лошадь уже была запряжена, и, сев в сани, я, насвистывая и покрикивая, помчался к «Утконосу». По пути подвёз двух мужиков, возвращающихся с охоты. Мужики сетовали на обилие заячьих следов и на отсутствие зайца как такового и сошли у зелёного дома, что напротив Горохова[40]. Затем мы с Коляшкиным привезли 13 брёвен, и ещё часть брёвен, взятых из сарая «Утконоса», я отвёз к Наде. Когда отводил лошадь Хвату, тётя Нюра накормила меня гороховым супом. Потом вернулся домой, где уже сидел Коляшкин. Съев ещё тарелку супа, я завалился спать. Вечером опять пришёл Лёшка и опять пел песни.

23 Декабря.

Не успел я сегодня затопить печь, как пришёл Коляшкин договориться о попилке дров. Договорились, что сразу после завтрака иду к нему. Потом пришёл Лёшка, а за ним и Коля «Питерский». Оставив Лёшку играть в «Тетрис», мы с Колей пошли ко мне. Не успели придти, видим, идёт «Утконос» уже опохмелённый. Оказывается, пока я завтракал, он ходил к «Цыгану»[41], чтобы тот наточил ему пилу. Короче говоря, мы с Коляшкиным стали пилить, а Коля вызвался рубить дрова. Где-то за час мы распилили все 13 брёвен, а Коля четверть из них поколол.

Распрощавшись с «Утконосом», мы с Колей пошли обратно. Я проводил его до дома и распрощался уже до весны, так как завтра «Питерские» уезжают. Вернувшись домой, я узнал, что Лёшка, оказывается, принёс щуку, так что вечером была уха. До приезда родителей 5 дней.

24 Декабря.

Сегодня Надя занялась строительством полочки, а я что-то неважно себя чувствовал. Не заболеть бы. Но днём мне стало получше и пришлось заняться одним весьма неприятным делом. Дело-то вот в чём. Грубо говоря, яма Надиного туалета оказалась заполнена замёрзшими фекалиями. Мне пришлось греть воду в вёдрах и (простите за выражение) поливать этой водой замёрзшее дерьмо, да ещё потом разгребать его лопатой. Вот так всегда: как дохлые крысы или ещё дерьмо какое, так это уж моя работа. Надя тоже постаралась на славу. Полочка вышла отличная, и на неё установили книги и магнитофон.

Вечером дочитал Мэтсона. Хорошая книга. Здорово обыгранные ситуации, только вот от финала обоих романов ожидаешь большего.

25 Декабря.

Сегодня целый день ничего не делали. Лёжа на кроватях, читали книги, слушали музыку, разлагались, короче говоря. Писать сегодня не о чем. Всё. До приезда родителей 4 дня.

26 Декабря.

С утра зашёл Коляшкин. Договорились с ним, что завтра он придёт к Наде, и мы с ним попилим привезённые ранее брёвна. День как две капли воды напоминает предыдущий. То же безделье, то же ожидание грядущих событий (приезда родителей, Нового года и т.п.). Писать не о чем, мысли витают вокруг предстоящих праздников. Всё. До приезда родителей 3 дня.

27 Декабря.

Не успел я закончить свою утреннюю чашку кофе, как пришёл Коляшкин. После чего, позавтракав, мы пошли пилить дрова. Пила, наточенная Лёшкой, пилила неплохо, хотя развести её всё равно необходимо. Распилили быстро. Затем пошли выпили водки, поели, и Коля удалился. Я поколол всё напиленное и с чувством выполненного долга завалился читать книгу. День прошёл как обычно. Завтра идти топить печь у нас в доме.

28 Декабря.

Сразу после завтрака отправился к себе домой за тем, чтобы потопить дом к приезду родителей. Пришёл, растопил группку и уселся читать Э.А.По. Тут пришёл «Утконос» и предложил купить бутылку у бабы Любы, что мы и сделали. Посидели, когда бутылка закончилась, взялись за книги и читали до самого вечера. Вечером пришёл Дунин, посидел, почитал, а потом они с «Утконосом» ушли. На ночь я протопил русскую печь и лёг спать.

29 Декабря.

Проснулся часа в 3 утра от жуткого холода. Оказалось, что протопил я недостаточно, и пришлось заново начинать весь процесс. Часам к 8 уже было достаточно тепло. Скоро уже должен был приехать весь народ. И вот в половине десятого у нашего дома остановились сани, на которых сидели Майка, Улла[42], Наташа[43] и Ира Ратафия[44]. Оказалось, что у мамы случился приступ[45], и она с папой и Сашей[46] отстали. Скоро пришли и они. Мама и правда неважно себя чувствовала и легла отдохнуть. Тут началась обычная беготня, суета, распечатывание рюкзаков, сумок и т.д., и т.п. Заварили чай, достали закуски, на столе появилась бутылка «Абсолюта», и наконец-то все сели за стол, за исключением Майки и Уллы, которые отправились к себе топить дом.

День пролетел незаметно, за разговорами время прошло незаметно. Вечером зашла Ленка Петухова. Оказывается, они приехали сегодня, несколько часов назад. Пообещав зайти попозже с Ольгой[47], Ленка ушла. Только поужинали, как снова пришла Ленка, но уже с Ольгой и бутылочкой «Каберне», которую мы и распили за приезд у них дома. Выяснилось, что завтра приезжают ребята, и мы решили, что завтра я пойду их встречу, на том и разошлись.

30 Декабря.

Встав, затопив печь (как приятно заниматься этим в собственном доме) и не дождавшись Ольгу, я, взяв санки, отправился встречать ребят. Дойдя до старицы, заметил Хвата на санях. Оказалось, что он едет встречать Веру. Поехал вместе с ним. Доехали до Мокши, ждём и ждём, никого нет. Развели костёр, чтобы погреть озябшие руки. Никого нет. Наконец принимаем решение: ехать. Не успели отъехать и 50 метров, как слышим, кто-то кричит. Оказалось – это Вера. Останавливаем лошадь, сажаем её на сани и возвращаемся обратно. Интересно, где же ребята.

Во время обеда вдруг заходит Лёшка Марков, оказывается, они приехали гораздо раньше. Вместе с ним я иду к нему домой. Там уже полным ходом идёт веселье. Кроме Лёшки, приехали: «Конст»[48], Лёшка и Лена. Остаюсь у них до самого вечера. Пьём водку, устраиваем танцы и т.д., и т.п. Домой прихожу поздно вечером. Кстати, сегодня у Майки день рождения, а я не пошёл, вот дурак.

31 Декабря.

Сегодня весь день провёл у ребят. Отрывался, так сказать. К вечеру кое-как добрался до дома. Проспался и часам к 10 пришёл в норму. К этому времени собрался весь народ. Новый год встречали большим количеством людей. Папа с мамой, Ира с Сашей, Наташа, Надя с детьми, Майка с Уллой, Коля Панин, баба Люба. Во сколько! Стол был просто шикарный. Наташа с Ирой потрудились на славу. Вместо ёлки стояла сосна с двумя верхушками, украшенная игрушками и шоколадными конфетами. Наконец все сели за стол, и вот долгожданный бой курантов!!! Новый год! Звон «бокалов»[49]. С Новым годом! Ура!

Вкусное шампанское, весёлые лица, праздничное настроение, и всё такое, что положено в новогоднюю ночь. Вот только мама всё ещё плохо себя чувствует. Эх. Очень трудно описывать новогоднюю ночь. Особое настроение, оно даже не поддаётся описанию. Были подарки, тосты, Майка пела нам свои песни. Короче говоря, было очень здорово. Я даже не ожидал, что будет так, так, даже не знаю как. Веселье продолжалось часов до 4-х утра, после чего все на прощанье вышли жечь бенгальские огни. Затем все стали расходиться. Я пошёл вместе с Паниным к ребятам. Там мы продолжили веселье уже до рассвета.

1 Января.

Сегодня вместе с Лёшкой ходили к «Утконосу». Потом пошли к нам. Посидели, позавтракали. Лёшка занял денег у моих родителей, т.к. свои все уже израсходовал. До чего всё-таки олухи эти ребята: приехать в Липовку практически без денег. М-да. После этого мы с Лёшкой пошли опять к нему, где снова пошло веселье до утра.

2 Января.

После завтрака у ребят играли в «дартс». Дартс – это традиционная английская игра, заключающаяся в метании дротиков в круглую, разграниченную на цветные сектора мишень[50]. Играют в дартс в пабах (пивных барах), но у нас в Липовке паба нет, и мы играли в Лёшкиной избе. Затем я пошёл домой, захватив с собой «Конста» и Лёшку. Дома мы пообедали и вернулись опять к Лёшке, где устроили танцы до упаду. Зашла Надя и попросила, чтобы завтра мы с Лёшкой попилили у неё дрова.

Странные эти дни: с одной стороны, весело и приятно проходит время, с другой – нет-нет, да и задумаешься о том, что скоро все уедут: и родители, и ребята. От таких мыслей становится очень тоскливо, и я спешу гнать их прочь, но они снова возвращаются и свербят потихоньку в голове. Эх. Ночевал у Лёшки.

3 Января.

С утра с Лёшкой принесли Наде дрова, затем, позавтракав, отправились ко мне домой, где накололи чурбаки для нескольких топок. Пообедали и вернулись к Лёшке. «Конст» уже купил у «Мордвина» водку, и опять пошло-поехало. Снова веселились до утра.

4 Января.

Утром мы с Лёшкой пошли к Наде и попилили и покололи дров. Остались у неё. Поели и разлеглись читать книги. После этих нескольких дней хотелось тишины и покоя. Сегодня уехали Ира с Сашей. Ну вот уже начинают все разъезжаться. Завтра уезжают ребята. Когда кто-нибудь уезжает, всегда начинается жуткая депрессия. Тоска просто ужасная, и только какая-нибудь работа спасает. Вечером пошли к Ольге, там я распрощался с ребятами и наконец-то вернулся домой.

5 Января.

Сегодня утром уехали ребята, что, наверное, и к лучшему. Это беспробудное веселье мне уже порядком надоело. Дома с родителями так хорошо, уютно. После завтрака пошёл к Наде. Принёс воды, наколол дрова. Засиделись у неё до вечера. Часов в 7 сходил за молоком и вернулся домой, где лёг читать книгу.

6 Января.

Сегодня уехала Наташа. Как жаль, все разъезжаются. С утра сходил к Наде, но на этот раз пробыл там недолго, уж очень хотелось поскорее вернуться домой. На обратном пути зашёл к немкам и пригласил их вечером к нам в гости, отмечать рождество. Когда вернулся домой, то папа мне сообщил, что, оказывается, сегодня приехал Сократыч[51] и сейчас он пьяный пошёл по деревне вместе с Юрием Палычем[52]. Вечером все собрались у нас, пришла баба Люба. Здорово посидели, правда, Сократыч был уже чересчур «хороший».

7 Января.

Сегодня я последний день живу в нашем доме вместе с родителями. Завтра они уезжают, и я опять уйду жить к Наде. Ужасно грустно. Днём уехал Сократыч. Весь день я сидел дома. Читал книгу, пил чай, слушал музыку. Вечером пришёл Коля Панин. Посидели все вместе, выпили, поели вкуснющий плов с курицей, который только моя мама умеет так готовить. Панин всё долдонил о своей несчастной любви, пока не надоел нам до смерти. Наконец он ушёл, и мы, ещё немного почитав, легли спать.

8 Января.

Только проснулся, сразу понял: всё, сегодня папа с мамой уезжают. Потом затопил печь, поставил чайник и сел ждать, когда встанут родители. Наконец они встали, мы позавтракали и стали ждать, когда приедет Вера с Хватом. Всё это время мы сидели, разговаривали о том, о сём, а их всё нет и нет. И вот, наконец, когда папа с мамой уже собрались идти пешком, показались сани, а на них Вера и Надя с детьми. Никакого Хвата там не было. Надя с детьми осталась у нас дома, а мы, выпив и попив чаю на дорогу, поехали в Демушкино.

Хорошо бежит лошадь, быстро едут сани. Ух! По дороге подвезли женщину, которая шла в Рожково. Мы же после Мокши повернули направо и поехали до Демушкино по дороге, которая называется Бамом. Не доезжая Демушкино, мы распрощались, и я поехал обратно, но ещё долго я оборачивался и видел, как папа, мама и Вера идут по дороге в Демушкино. Потом я потерял их из виду и погнал лошадь, горланя по дороге Высоцкого, чтобы хоть как-то развеять ту грусть, которая охватила меня после отъезда родителей. Доехал я очень быстро.

Дома мы с Надей ещё немного попили чайку и, убравшись и собрав вещи, отправились домой к Наде. По пути нам встретились Хват с Нюрой, которые закатили нам грандиозный скандал по поводу нашей долгой отлучки. Наконец мы добрались до дома, где выгрузили вещи и, попив чаю, легли спать.

9 Января.

Весь день сегодня пребывал в мрачном расположении духа, вызванном отъездом родителей. Делать ничего не хотелось, и я лежал и читал книгу. Вечером пришёл Лёшка, а затем Майка с Уллой. Мы долго сидели, ели блины, пили водку и слушали песни, которые пела для нас Майка. Сидели долго, разговаривали, слушали Высоцкого. Разошлись часов в 10.

10 Января.

Сегодня уезжают Майка с Уллой. Я пошёл попрощаться с ними. По дороге встретил «Утконоса». Майка сфотографировала нас с ним на прощание, и тут подъехали сани с Хватом, и Майка с Уллой уехали. Майка – до весны, а Улла – до лета. Возвратившись домой, мы с Надей спилили столб, который лежал на крыше сарая. Когда половину его мы распилили, я расколол чурбаки и пошёл дочитывать книгу.

11 Января.

После завтрака распилили оставшуюся часть бревна. Быстренько расколов всё это дело, я решил покататься на лыжах. Задумано – сделано. Оделся и пошёл. Да, всё-таки давно не катался я на лыжах. Поначалу было очень трудно, но потом понемногу освоился, и дело пошло веселее. Всё-таки очень приятно ходить на лыжах. Удобно и быстро, вот только жарко уж очень. Для первого раза я сделал круг по деревне, а в лес пока соваться не стал, но и этого хватило, чтобы приехать в поту. Но полученное удовольствие того стоило. Вечером ходил в гости к Фролову[53], где угостился жареной лосиной печёнкой. Объедение.

12 Января.

С утра обнаружил, что у меня вскочил флюс, да и вообще чувствовал себя сегодня, прямо скажем, неважно. Весь день провалялся на кровати в подавленном состоянии духа. Делать ничего не хотелось, да я ничего и не делал. Неужели я заболел?

13 Января.

Нет, всё в порядке. Я абсолютно здоров, флюс прошёл почти совсем, и сегодня мы будем разбирать сарай. С утра зашёл Лёшка, попил с нами чайку, а потом пошёл с нами разбирать бывший свинарник или что там это ещё было. Собственно, разбирал-то он один, а мы ему помогали. Короче говоря, разобрали сарай наполовину. Брёвна, к сожалению, оказались наполовину гнилыми, но хоть так, чем совсем никак. Остаток дня прошёл как обычно: посуда, книжка, музыка, печка и спать.

14 Января.

Третий день не работает наша колонка, и приходится ходить к «Цыгану». Сегодня утром, когда пошёл за водой, у дома Сергея Ивановича увидел Юру Вьюнова[54], Юрия Павловича и ещё двух мужиков. Они приехали к «Мордвину», чтобы тот выделил им делянку в лесу на каких-то льготных условиях. «Мордвина» дома не оказалось, и они уехали в лес вместе с Лёшкой. Юрий Павлович передал мне от Лемехова 100 тыс. р., сказав, что остальные тот пока отдать не может, потому как не выдают зарплату. Вьюнов сказал, что автобусы опять не ходят и когда пойдут неизвестно.

После завтрака уселся слушать музыку в наушниках. Музыка для меня сейчас основное развлечение, тем более, когда музыка свежая. Новый альбом Gipsy Kings, конечно, хорош, но несколько спал задор, музыка стала более рафинированная. Michael Jackson – это как всегда знак качества, но и он уже не тот, что прежде. Найденная им в 1982 году музыкальная жилка уже основательно поиссякла, но, тем не менее, все композиции сработаны как всегда на высшем уровне. На ночь приятно послушать Pink Floyd, вот и сегодня Гилмор и Ко сопровождали меня в сон.

15 Января.

Сегодня заглянул в гости к Фролову и так и просидел у него весь день. Они с Коляшкиным вспоминали о своём детстве, проведённом в Липовке. Честно говоря, слушать было достаточно интересно, особенно о том, как во время Масленицы сжигали соломенное чучело, да и вообще забавы были раньше, как оказалось, довольно интересные. Но о них я напишу как-нибудь в другой раз, сейчас, что-то не хочется.

16 Января.

Сегодня прорвало нашу колонку. Вода заливает улицу, и ничего сделать невозможно, так как прорвало где-то внизу, и добраться туда никак нельзя. Ходил сегодня гулять. Очень хорошо, погода тёплая, солнца, правда, нет, но и без него очень приятно. Дошёл до леса и пожалел, что не взял с собой лыж: без них в лес не сунешься, но ничего, как-нибудь в другой раз, а сейчас надо домой.

17 Января.

У нас подходят к концу сухие дрова. Надо чего-то делать, наверное, лучше всего договориться с Лёшкой. Сегодня Надя сделала суп с фрикадельками. Хорошая штука, особенно, если туда бухнуть перец и мяту. Приходил «Утконос». Сказал, что дядя Петя продаёт барана и двух ягнят за 250 тыс. р., но так как денег у нас в обрез, то придётся, по-видимому, отказаться, а жаль, мяса у нас осталось немного. Весь день читал «Конана», вот ведь проклятое чтиво: никак не оторвёшься, так и уснул с ним.

18 Января.

Хмурый, серый день. Настроение соответствующее: апатия, всё по фигу. Хочется зарыться под одеяло и ни о чём не думать. Но под одеялом ещё хуже, поэтому встаю, одеваюсь и иду гулять. Я уже давно заметил: если настроение плохое, тоскливо, то самое лучшее средство – это пройтись по свежему воздуху. По дороге встретил Дунина. Он рассказал, что в окрестностях появились волки, и что одного уже убили в Демушкино. Да, уж не думал я, что волки сейчас ходят по деревням. Однако факт остаётся фактом: волки появились. Вечером с Надей решили, что завтра я иду в Демушкино за продуктами.

19 Января.

С утра, встав, затопив печь и наскоро перекусив, я отправился в поход. Очень приятно рано утром, одному идти по санной дороге в соседнюю деревню. Вокруг тишина, только слышно, как Булька бегает вокруг, вынюхивая что-то под снегом. Этот дурной пёс повсюду меня сопровождает, вот и на этот раз увязался со мной в Демушкино.

Добрался как всегда легко и быстро. Купил в магазине манку, пряники, водку, сгущённое молоко. Обратно тоже дошёл без приключений. Прихожу домой и вижу: стоит Лёшка, а вместе с ним Концеус[55]. Оказывается, он пришёл из Демушкино, чтобы передать посылку от моих родителей, которую они передали через него в Москве. Лёшка ушёл, а мы с Концеусом попили чайку. Он сообщил, что в субботу или воскресение приедет Надина мама, и что автобусы ходят теперь по чётным числам.

Попив чая, Концеус распрощался, пригласил нас в гости и ушёл к себе, в свою деревню. Надя с детьми в это время ходила в лес, собирала для Лёшки шишки. Я пошёл прогуляться, встретил Дунина. Вместе с ним пошёл к Трушину. Выпили там, поговорили. Дунин подарил мне маску какой-то индийской физиономии. Маска металлическая и надо бы её раскрасить. Когда пришёл домой, Надя была уже там, почти с полной кошёлкой шишек.

20 Января.

Сегодня весь день готовились к приезду Ирины Васильевны. Убирались в доме, в сенях. Наводили блеск, короче говоря. Потом попилили дрова. Надя пошла стирать, а я остался колоть чурбаки. Вечером пришёл Лёшка, посидел с нами, попил чайку. Я лёг спать, а он с Надей ещё сидел, разговаривал. Сегодня Ирина Васильевна не приехала, значит, завтра пойду её встречать.

21 Января.

Встал в 5 часов. Перекусил блинами с кофе и отправился. Было ещё совсем темно, когда я добрался до старицы. Луны не было, и спасал только маленький фонарик, но на старице он сдох, и на другую сторону я переходил в кромешной темноте. Потерял дорогу и метров 100 топал прямо по сугробам, пока наконец не нашёл её. Когда выбрался на луга, стало немного легче, а уж после Мокши я вообще шёл как на марше. Наконец добрался до Рожково. Сегодня нечётное число, и автобусы не ходят, но я рассчитывал, что Ирина Васильевна приедет на попутке или позвонит Лемехову. Но вот прошло 10 минут, 15, полчаса, 40 минут, а её всё нет и нет. Наконец, замёрзнув и решив, что она всё ж таки не приехала, я возвращаюсь домой. Обратно шёл уже при свете и добрался быстро. Интересно, что же случилось, и почему она не приехала?

Днём выяснили, что у нас кончилась картошка. Я сходил к Панину, но и у них на продажу больше нет. Тогда я пошёл к Нюре, и она, естественно задаром, дала кошёлку картошки, кабачок и баночку варенья, и денег не взяла ни в какую. Надо будет купить ей гостинец. Хорошая бабушка тётя Нюра. Весёлая, всегда приветливая. Даже после смерти мужа не потеряла своей жизнерадостности.

22 Января.

Утром, когда топил печь, вдруг услышал голоса у нашего дома. Выхожу и вижу: приехала Ирина Васильевна на санях с каким-то мужиком. Мужик оказался Рожковским. Зовут его Анатолий, а кличка «Дозор». Этот самый «Дозор» взял с Надиной матери десятку и сказал, что можете, мол, к нему обращаться в любое время. В это время проснулись Надя с детьми, и мы уселись завтракать. После завтрака Ирина Васильевна ушла с детьми кататься на горку на новом снегокате, который она привезла им в подарок.

Я только начал думать, чем бы заняться, как пришёл Фролов и сказал, что они с Колюшками пилят и колют у нас дрова, и что надо бы помочь им таскать дрова к дому. Быстро собравшись, я пошёл к ним. Почти целый день я таскал эти дрова, и всё равно всё сделать не успели. Дунин к тому же чуть не отрубил себе палец топором и вышел из строя, отправившись к бабе Любе на перевязку. И, хотя «Утконос» старался изо всех сил, всё равно всё сделать не успели. Оставив пилу и топоры у меня, мы пошли к Фролову, где выпили и поели.

Когда пришёл домой, то там уже сидел Лёшка, и мы с ним договорились завтра ехать в лес за сухими сосновыми дровами. Тут пришла Зиночка и сказала, что Лёшку кто-то дожидается дома. Он пошёл домой, а я лёг спать.

23 Января.

С утра должен был придти Лёшка, но когда в 12 часов его ещё не было, мы решили, что надо бы за ним зайти, что я и сделал. Наш бедолага лесной мастер мучился с похмелья, но всё-таки сказал, что скоро зайдёт. И действительно не прошло и часа, как он уже был у Нади. Мы перекусили, и Лёшка отправился к Хвату за лошадью. Когда он вернулся, я уже был готов. Взяв пилу, топор, бутылку и закуску, мы отправились. Проехали мимо дома «Крупы»[56] и дальше по дороге в лес. Да, ехать на санях по зимнему лесу это совсем иное, чем по дороге до Рожково. Такое чувство, что сейчас не конец XX века, а стародавние времена, когда все вот так вот на санях ездили за дровами в лес, и не было никаких машин, тракторов и другой техники.

Проехав примерно 5 км, мы прибыли на место. Вырубка площадью примерно 100 м2 была завалена сухими соснами, вернее верхушками. Недолго думая, мы принялись за работу. Напилили где-то 20 брёвнышек, мы погрузили всё это на сани и, выпив перед обратной дорогой, отправились обратно. На обратном пути уже начало темнеть, и стали высыпать звёзды, появилась луна. Если лежать на санях лицом вверх, можно было заметить, как зажигаются новые звёзды. Когда выехали из леса, то я увидел в небе летящий реактивный самолёт, оставляющий за собой белый след. Такой контраст. Там, наверху самолёт, кабина пилота, приборы управления и контроля, компьютеры, а тут внизу снег скрипит под копытами лошади, и мы сидим на брёвнах и курим Лёшкину махорку – возвращаемся из лесу с дровами.

Когда приехали, уже почти совсем стемнело. Лёшка отвёл лошадь Хвату, мы ещё немного посидели, выпили и договорились, что завтра вместе едем в Сасово.

24 Января.

Встали в 3 утра. Только успели перекусить, как зашёл Лёшка. Собрались и пошли. Дошли быстро и, когда пришли в Рожково, было ещё темно и до автобуса было ещё 20 минут. Мы зашли погреться к «Дозору», так как в это утро было очень холодно. Посидев немного и согревшись, мы пошли на остановку. Подошёл автобус, и мы поехали. Приехав в Сасово, Надя первым делом пошла в храм, а мы с Лёшкой подождали её на улице. Затем пошли к Лёшке. Он живёт вместе с матерью и отцом в собственном пятистенке, который находится на Шацком переезде. Там мы перекусили, согрелись и отправились менять доллары.

С этим делом нас ждал неприятный сюрприз. Облазив всё Сасово, мы так и не смогли поменять валюту. Наконец, уже было отчаявшись, мы всё-таки обменяли их у тётки на рынке возле вокзала. После пошли по магазинам. Купили масло, сухари, печенье, яйца, водку и т.п. Затем начали искать телевизор. Но во всём Сасово не нашли ни одного приличного отечественного телевизора. Был какой-то Ореол с крошечным экраном и вообще весь из себя подозрительный. Его мы покупать не стали и отправились на вокзал, где перекусили. Пока перекусывали, уехал наш автобус, и пришлось нанимать машину за 50 тыс. От Рожково добрались уже к темноте. Поужинав, легли спать.

25 Января.

Сегодня завтракали варёными яйцами и белым хлебом с маслом. Объедение! После завтрака пошли пилить дрова, которые привезли мы с Лёшкой. Распилили примерно треть и, наколов, пошли в дом, где я уселся читать купленную в Сасово газету. Вечером, затопив новыми сосновыми дровами, я поколол берёзовые сырые дрова помельче. И что же? Прекрасно горят, хотя и не так, как совершенно сухие. Зато теплоотдача у них значительно выше, чем у сосновых, а самая большая – у дуба, но дуба у нас нет, да и возни с ним много.

26 Января.

Днём опять пилили дрова, осталось немного. После обеда пошёл прогуляться. Погода так себе. Небо серое, идёт небольшой снег. Хотел было дойти до старицы, но передумал и вернулся домой. Вечером к нам зашёл «Петушок», а за ним и Лёшка. «Петушок» немного посидел, попил чайку и пошёл домой спать. Лёшка тоже посидел немного, поиграл на гитаре и тоже удалился.

27 Января.

Сразу после завтрака ушёл на прогулку. Дошёл до «двухэтажки». Ничего интересного не увидел, но зато как-то взбодрился, нагулял аппетит. Пришёл, пообедал. Вдруг приходит Ирина Васильевна и говорит, что мол «Петушок» с Сашкой Шаляпиным чинят нашу колонку и просят придти помочь. Недолго думая, оделся и пошёл. Прихожу и вижу, что деревянную обшивку они уже сорвали и теперь долбят землю ломом и лопатой. Я тоже помог, втроём мы быстро откопали люк и, открыв его, стали вычерпывать воду. Черпали где-то час, вёдер 120, наверное, вынули. Наконец показалось дно, и «Петушок», спустившись вниз, перекрыл кран. Оказалось, что починить колонку пока не представляется возможным, так как сгнила какая-то деталь. Но зато теперь хоть вода не будет разливаться по всей улице. Потом пошли к «Петушку», где выпили и поели. Затем зашли к Шаляпину, где нас снова засадили за стол. В конце концов, мы зашли к Фролову, где посидели, поговорили, попили чайку. «Петушок» с Сашкой отправились проверять спуск[57], а я пошёл домой спать.

28 Января.

Утром погулял. Стоит хорошая, солнечная погода, и совсем не холодно. На обратном пути увидел автолавку, но ничего интересного в ней не оказалось. Днём сходили к Вере и принесли оттуда столешницу, на которой, по её словам, была нарисована икона, но сколько Ирина Васильевна не смотрела, так ничего не смогла обнаружить. Вечером приходил Лёшка, посидел немного, попил чай и ушёл. Спать лёг часов в 8.

29 Января.

Утром пришёл «Цыган» и попросил помочь ему откачать воду из его колонки. Прямо напасть какая-то, колонки выходят из строя одна за другой. Пошли с «Цыганом» на колонку, а у него отбита только половина люка. Полез он туда, чтобы наливать мне воду в вёдра, да и застрял на уровне плеч, ни туда, ни сюда. Пришлось мне его схватить подмышки и вытаскивать оттуда. Наконец вытащил, откачал воду и пошёл домой. Вечером пришёл «Мордвин» с Шевалёвским лесником Сергеем и пригласили нас в гости. Надька отказалась, а я пошёл, о чём впоследствии глубоко пожалел. Пил там самогон и, по-моему, выпил чересчур много, да ещё вкупе с медовухой.

30 Января.

Сегодня весь день мучился от последствий вчерашнего гуляния. Сегодня приехала Ирина Васильевна с Филей. Вчера они ездили в Сасово лечить Филе зуб и остались переночевать у Концеусов. Днём мы с Надей устроили генеральную уборку, и за этим делом я пришёл наконец-то в норму.

1 Февраля.

Вот и пошёл последний месяц зимы, и после него уже будет весна. Начнёт всё таять, станет тепло. Эх, поскорее бы. Честно говоря, зима уже начинает надоедать. Хочется солнышка, зелени на деревьях, но это ещё не скоро, а сейчас надо идти пилить дрова, чтобы зима не залезла к нам в дом. Потом пошёл к себе домой за тушёнкой, прихожу и что же вижу: кто-то забрался к нам в дом и спёр оттуда все консервы, фотоаппарат и дрель. В первый момент я просто не мог поверить своим глазам. Каждый замок был на месте, и цифры, сдвинутые определённым образом, тоже были в порядке. Делать нечего, пошёл обратно. По дороге встретил Нюру, и она дала мне кочан капусты, но мне было как-то не до этого. Дойдя до Нади, сообщил ей эту печальную новость и решил зайти к Панину, посоветоваться.

Зашёл, на свою голову. Тот сразу обвинил во всём Фролова и, схватив пистолет, потащил меня к нему. Того дома не оказалось, и мы пошли к «Утконосу», и его дома не было, но от дома следы уходили в сторону леса. Туда и направились. Дошли до Чёрного озера[58], но их так и не увидели, и уже на обратном пути увидели их за погостом, где они заготавливали дрова. Панин сразу полез в драку, и прежде, чем «Утконос» его успокоил, успел пару раз съездить Фролову по физиономии. Все они настолько ошалели от такого неожиданного выпада, что даже не сообразили, в чём дело. Ну, а дальше пошёл уже совершенно бессмысленный разговор. Панин обвинял, Фролов оправдывался. Кричал: «При чём здесь я, какое ты имеешь право» и т.д. Дунин в это время вообще стоял как столб и только хлопал глазами. Наконец все успокоились, Панин признал, что погорячился, и мы ушли.

Собственно говоря, разговор был долгий, но у меня нет никакого желания его описывать, к тому же, откровенно говоря, я не верю, что это сделали они. Не знаю, как Фролов, но «Утконос» вряд ли, а уж Дунин тем более. На обратном пути я выяснил, как воришки залезли в дом. Лавка, которая стоит у нас на пороге, была сдвинута, так что можно предположить, что залезли через отверстие над дверью. Когда пришёл домой, там уже сидел Лёшка. Мы немного выпили с горя, и я, протопив печку, лёг спать.

2 Февраля.

Сегодня уехала Ирина Васильевна. Милиция, приезжавшая к «Мордвину», отвезла её до Демушкино. Ещё вчера я начал учиться играть на гитаре. Лёшка показал мне аккорды, и я весь день сидел и бреньчал на гитаре, ничего не слыша и никого не видя. Очень увлекательно.

3 Февраля.

Решил сходить домой, проверить, не украли ли ещё чего-нибудь. Оказалось, всё остальное на месте, и даже дрель, оказывается, не тронули, просто впопыхах я не нашёл её под кроватью. Правда, фотоаппарат всё же пропал. Очень жаль. Запер все двери на замки, а кодовый положил на шкаф. Вернувшись, помыл посуду и улёгся читать книгу, предварительно попив чайку.

4 Февраля.

Сегодня должны были приехать Концеусы, но почему-то не приехали. Может быть, испугались погоды (снег и сильный ветер). А вот мы погоды не испугались. Надя с Лёшкой ушли гулять в лес, а я с детьми отправился на горку кататься на снегокате. В итоге катался больше всех. Так здорово, что аж дух захватывает. Катался с таким упоением, как будто мне не 22, а 12 лет. Когда возвращались, уже почти стемнело. Только мы пришли, как возвратились и Надя с Лёшкой. Поужинав, я пошёл к Фролову смотреть кино и вернулся часов в 10.

Здесь заканчивается первая тетрадь дневника. Вторая тетрадь начинается с марта. Неизвестно, пропала часть дневника с 5 по 29 февраля или Рустам ничего не писал в это время. Именно в этот период я приезжал в Липовку к Рустаму, сохранилось несколько фотографий. – И.Б.



1 Марта.

Весна! Наконец-то! Погода стоит по-настоящему весенняя. Солнце уже не только светит, но и начинает понемногу греть. В воздухе уже пахнет по-новому, по-весеннему. Сегодня колол дрова, делать это очень приятно при такой замечательной погоде. После обеда читал новую книгу – продолжение серии «Сага о копье». Будет очень жаль, когда дочитаю.

2 Марта.

Погода такая же замечательная. Взял фотоаппарат и пошёл прогуляться. Сделал несколько интересных кадров на старице и на обратном пути зашёл к себе домой, где сейчас живут Ира с Колей Паниным[59]. Просидел у них довольно долго. Пообедали, выпили немного. Коля починил нашу кровать, причём сделал всё очень здорово. Договорились, что завтра привезём от Славки дрова. Вечером зашёл к «Петушку» и просидел почти всю ночь. Пришла Верка (дочка «Мордвина»), и мы сидели, играли в карты.

3 Марта.

Утром сидел, читал детям первый том «Саги о копье». Потом зашли Коля с Ирой, и мы пошли к Славке. По дороге я взял у Хвата лошадь и подъехал с ней прямо к Славкиному сараю. Там мы быстро загрузили дрова, и я поехал на санях, а остальные пошли пешком. Дома быстренько перенесли дрова в дом, пообедали. Ира расплатилась со Славкой, и мы с ним поехали домой. Вечером зашёл «Утконос» и пригласил на кино, потом пришёл Лёшка, и я, оставив его с Надей пить чай, пошёл смотреть «Четыре мушкетёра». Американский дерьмовый фильм. Наш гораздо лучше. Зато потом было «Укрощение строптивой» – класс!

4 Марта.

Весь день сидел дома. Погода испортилась. Солнце ушло, подул сильный северный ветер. Читал книгу «Кремлёвские жёны». Неплохая книга, местами очень интересная. Жаль только, писатель – женщина, слишком уж отстаивающая свою женскую точку зрения. Вечером читал детям «Сагу о копье».

5 Марта.

Сегодня разболелся зуб, вот ведь незадача. Лёшка с Надей строили сортир, а я мучился, лёжа в кровати. К вечеру чуть отпустило, и я решил сходить домой за анальгином. Пришёл, попил чаю с Ирой и Паниным и пошёл домой. Панин опять чего-то мастерил. После хождения по улице зуб опять разболелся, но потом всё-таки прошёл, и я лёг спать.

6 Марта.

Утром проснулся – флюс. Правда, зуб прошёл. Сходили с Надей, позвонили в Москву. Папа сказал, что приедут они 8-го числа, да ещё и с телевизором. Надо их встречать. Пытался дозвониться до «Дозора», но его не было. Весь день полоскал свой флюс, к вечеру прорвало, но до конца не прошёл.

7 Марта.

Флюс практически прошёл. Погода замечательная, прямо настоящая весна. Днём сходил к Пал Борисычу и договорился ехать с ним завтра утром встречать родителей. Вечером опять читал детям книгу.

8 Марта.

Утром пришёл к Пал Борисычу, и вместе с ним поехал в Рожково. Лошадь хорошая (не то, что у Хвата), и доехали мы быстро. В Рожково дождались автобуса и, встретив папу с мамой, отправились обратно. Дома перекусили и установили антенну. Телевизор показывает хорошо, да и неудивительно, JVC всё-таки. Вечером пришли баба Люба и тётя Маша[60], и все вместе справляли праздники.

9 Марта.

С утра родители ушли гулять, а я остался наслаждаться просмотром телевизора. Когда папа с мамой пришли, то у нас уже сидели Коля с Ирой, мы приготовили обед, потом пришла Надя с детьми, и, пообедав, мы все вместе смотрели «Бриллиантовую руку».

10 Марта.

Утром уехали Коля с Ирой договариваться в Рязани насчёт покупки дома[61]. В обед уехали и мои папа с мамой. Перед отъездом они ещё раз сходили на прогулку в лес, а потом мы вместе покушали, и мои родители отправились в дорогу. Я убрался в доме и занялся прослушиванием новых кассет. Ночевать остался у себя дома.

11 Марта.

Только я пообедал, как пришла Надя. Взяла кое-какие продукты и, только было ушла, как пришла вновь, но уже вместе с Колей Паниным. У меня в это время сидел «Утконос», и мы все вместе перенесли телевизор и жердь к Наде. Там мы установили антенну и поужинали. Телевизор показывает хорошо, и смотрели мы его допоздна.

12 Марта.

Утром пошёл прогуляться. Встретил Панина. Вместе с ним пошли к Славке. Сидя там, встретили общих знакомых ребят, которые приехали в Липовку на тракторе. Немного выпили, поговорили. Ночевать остался у Славки.

13 Марта.

Сегодня днём принял решение завтра ехать в Рязань. Весь день смотрели телевизор. После такого долгого времени без телевизора сейчас хочется смотреть его без перерыва, потом, конечно, это пройдёт, но пока… Итак, завтра в Рязань. Лёг поздно.

14 Марта.

Встал в 5 утра, оделся, попил кофе и пошёл. У себя дома переоделся и направился в Рожково. Автобус опоздал минут на 20, и, соответственно, я опоздал на 8-ми часовую электричку. Пришлось заплатить 35 тысяч проводнику Челябинского поезда. Через 4 часа уже был в Рязани. По дороге пил пиво и слушал радио. В Рязани первым делом пошёл к Маркину, того дома не оказалось. Я оставил ему записку в двери и поехал к Ахухиным. Искал их очень долго, наконец, нашёл. Дома оказалась одна Иринка (Сашка ушёл с подругой), мы с ней очень мило посидели, поговорили. Потом пришла её мать. Мы вместе пообедали, и я поехал к Ленке. Живёт она на другом конце Рязани. Наконец я дотуда добрался, и мы с Ленкой и её сыном пошли гулять, затем я проводил её домой и поехал опять к Маркину. Сергей был уже дома, но только я разделся и прошёл в комнату, как заявился Олег из Воскресенска. Как выяснилось, он ехал в Липовку к своей бабушке. Мы выпили бутылочку за встречу, поужинали и легли спать.

15 Марта.

Проснувшись и позавтракав, мы попрощались с Сергеем, договорились встретиться с «Петушком» (чтобы вместе ехать в Липовку) и вместе с Олегом поехали к Ахухиным. Сашка был дома вместе со своей подругой и приятелем Димой «ювелиром». Мы выпили, пообедали и долго ещё сидели, разговаривали, смотрели фотографии. Наконец пришло время расставаться. Втроём: я, Дима и Олег, поехали мы по своим делам. Нам с Олегом надо было спешить на встречу с «Петушком», а Димке – на работу. По дороге мы с Олегом решили заехать на работу к Иринке, но так как до этого мы зашли в пивбар, то найти её не успели.

Встречу с «Петушком» мы уже пропустили, и пришлось бежать на электричку. Пробежав по Рязани примерно километр, мы всё же успели. В вагоне мы нашли «Петушка» и вместе доехали до Сасово. Там мы зашли к Хазову, и он довёз нас на машине до Рожково. Зайдя к знакомым «Петушка», мы ещё немного выпили, и я с Олегом пошли в Липовку, а «Петушок» остался в Рожково. По дороге Олег начал «вырубаться». До своего дома я его кое-как дотащил, но там он упал, заснул и вставать ни в какую не хотел. Пришлось брать у бабы Любы санки и везти Олега в Надин дом. Там и заснули.

16 Марта.

Проснувшись, Олег ушёл домой к бабке. Я позавтракал, протопил печь, принёс воды и направился к нему. Вместе мы зашли к Ахухиной[62] и передали ей посылку из Рязани. Затем пошли к Наде, по дороге встретили Сашку Шаляпина на КАМАЗе и вместе с ним покатались по окрестностям деревни. Затем я взял у Нади магнитофон, и мы пошли ко мне. Затопили печь, сделали чай и сидели всю ночь. Слушали музыку, разговаривали. Здорово посидеть с другом.

17 Марта.

Утром пошли к Наде. Позавтракали и пошли к Олеговой бабке колоть дрова. После поколки дров выпили немного, перекусили и направились к Наде. Туда пришёл Лёшка, и все вместе мы смотрели телевизор и пили чай. Как жаль, что Олегу скоро уезжать. С ним очень здорово. Но всё, к сожалению, когда-нибудь кончается. Эх!

18 Марта.

Утром зашёл Олег. Попили чайку, затем зашёл Лёшка, и они с Надей ушли гулять в лес. Мы с Олегом весь день разговаривали, смотрели телевизор, играли с детьми. Когда пришли Надя с Лёшкой, мы накрыли стол, Лёшка принёс бутылку, и отпраздновали получение его охотничьего билета и отъезд Олега. Было очень здорово и немного грустно. Всё-таки мы с Олегом большие друзья.

19 Марта.

Утром пришла Дуся «святая»[63] и предложила нам козьего мяса. У неё были два козлёнка по полтора месяца, и вот сейчас их зарезали. Надя сходила и купила 5 кг по 8 тысяч за кило. После завтрака начали разбирать завалы на дворе. Поработали часа 2, затем Надя приготовила суп из козлятины. Мясо очень нежное и вкусное. Вечером опять приходил Лёшка.

20 Марта.

Сегодня опять возились во дворе. Наломали и напилили гнилушек, и начали топить ими. Погода стоит замечательная, а вот настроение не очень. С одной стороны, конечно, весна и всё такое, но после поездки в Рязань, а особенно после отъезда Олега, ощущается какая-то тоска, грусть по ребятам, девчонкам. Всё-таки мне очень не хватает общения со сверстниками. Поскорее бы лето.

21 Марта.

Опять работаем на дворе. Работы очень много. Надо разобраться с гнилушками, собрать в кучу сено, в общем, всё очистить. Надо где-нибудь достать грабли, но это попозже, ещё слишком много снега и льда. На обед ели жареную козлятину. Объедение!

22 Марта.

Погода замечательная. После обеда пошёл гулять. Великолепно провёл время, очень жаль, что нет фотоплёнки: можно было бы сделать неплохие кадры. Немного поработал во дворе. Всё-таки премерзкая работа копаться в трухе.

23 Марта.

Сегодня первый раз поругались из-за телевизора. Шла программа, посвящённая эротике, и Надя, блюдя нравственность своих детишек, запретила мне её смотреть, а жаль. Программа обещала быть интересной. Ведущий – Дмитрий Крылов, да и собеседники чего стоят – один Артемий Троицкий, например. Да вот такой вот облом, и, чувствую я, это только ещё начало.

24 Марта.

Во второй половине дня начала подниматься температура. После началась ломота в костях, и всё такое прочее. К вечеру температура поднялась до 38,5о. Неужели заболел? Очень не хотелось бы. Смотрели вечером «Откройте, полиция». Старая французская комедия с Филиппом Нуаре. Очень здорово.

25 Марта.

Вчерашней болезни как не бывало. Чувствую себя прекрасно. Вечером, перед закатом солнца пошёл прогуляться. Прогулки для меня в последнее время приобрели характер своеобразного бегства из Надиного дома. Уж очень я устал, но выхода пока нет. Жаль, но, по-моему, наступает кризис в наших отношениях. Если бы был хоть кто-нибудь из моих Липовских приятелей, то я бы давно перебрался бы к себе в дом.

26 Марта.

Занимались сегодня попилкой дров. В остальное время всё как обычно: телевизор, магнитофон, книга и переругивание с детьми. Вообще детки меня, конечно, достали, и устал я от них жутко, но ничего не поделаешь.

27 Марта.

Что ж, сегодня был отличный денёк. Немного погулял. Днём пилили дрова. Скоро надо будет разгребать участок. Вечером решили, что завтра я поеду в Сасово менять доллары, и заодно прикуплю продуктов. Спать лёг пораньше.

28 Марта.

Встал в полпятого, попили кофе (всё-таки здорово кофе по утру), и пошёл к себе. Там переоделся и вскоре добрался до Рожково. Пришёл слишком рано, и пришлось минут двадцать ждать автобуса, но, наконец, он пришёл, и я поехал в Сасово. Там первым делом обменял 100$ и отправился за покупками. Купил гречку, яйца, хлеб, масло, колбасу и всякие сладости. Оставшееся время коротал на вокзале, читая газету. Затем пришёл автобус, и я без приключений добрался до Рожково. Там встретил Лёшку, немного выпили с ним. Обратно в Липовку добрался вместе с Хватом на санях. Хват как раз в это время водил корову в Рожково к быку. Вечером отпраздновали день рождения детей.

29 Марта.

Испортилась погода. Дует очень сильный ветер. Всё небо затянуло тучами, да и вообще на улице как будто не весна, а осень. Настроение соответствующее.

30 Марта.

Сегодня, несмотря на жуткую погоду, немного погулял. В остальное время всё как всегда: телевизор, музыка. Поскорее бы уж прошла эта погода. Такая тоска.

31 Марта.

Сегодня утром ветром сорвало кабель. Отвинтилась гайка, и кабель упал на землю. Пришлось нам со Славкой снимать антенну, но без гайки поднимать обратно было опасно: мог переломиться проводок, соединяющий кабель с платой. Пошёл к Дунину, нашёл у него соответствующую гайку, но когда стали прикручивать, проводок всё-таки сломался. Пришлось брать у Дунина паяльник и припаивать его обратно. Наконец всё было сделано, но было уже темно, и антенну решили ставить завтра. Лёшка обещал с утра придти помочь.

1 Апреля.

Погода испортилась ещё больше. Пошёл настоящий снегопад. Только было снег основательно подтаял, так нет, опять намело, но я думаю, что скоро это опять растает. Лёшка с утра не пришёл, и я уж было собирался идти к Славке за помощью, но тут зашли Колюшки, и вместе с ними мы антенну установили, но повернули её в сторону Сасова, и показывать стало ещё лучше.

2 Апреля.

Погода сегодня значительно улучшилась. Ветер улёгся, выглянуло солнце, и весь снег, который вчера выпал, сегодня исчез без следа. Начали убираться у Нади во дворе. Работа, надо сказать, премерзкая, но ничего не поделаешь.

3 Апреля.

Погода всё лучше и лучше. Снег почти весь сошёл, на улице настоящая весна. Сходил погулять на речку. Лёд ещё держится, но при такой погоде его скоро не будет. Вечером печку не топили, так как было тепло. Наверное, будем теперь топить один раз в день.

4 Апреля.

Начали с Надей строить туалет. Вернее, строит она, а я пилю доски. Сделали сегодня немного, но всё-таки дело сдвинулось с мёртвой точки. Давно уж пора было, но теперь дело пойдёт. Кончились ночные заморозки.

5 Апреля.

Сегодня опять поругались с Надей из-за телевизора. Проблема, как всегда, одна и та же: я хочу смотреть одно, а она другое. Наверное, пришла пора мне переезжать к себе домой, да вот только с продуктами у нас сейчас не ахти, так что придётся мне, наверное, ждать до мая.

6 Апреля.

Погода совсем разгулялась, хоть загорай. Надя сегодня опять строила туалет, а я ей помогал. Затем сходил погулял. Опять пожалел об отсутствии фотоплёнки. Встретил Панина, Славку и Сашку «Цыганова». Они  сидели у «Хватово» болота и жгли костёр. Посидел с ними. Немного выпили и долго сидели разговаривали.

7 Апреля.

Сегодня приехали «Петушок» с Ромкой и Хазов. Весь день просидел у них. Слушали музыку, играли в карты. Хорошо, теперь хоть будет с кем пообщаться. Домой вернулся уже затемно.

8 Апреля.

Сходил сегодня к Славке. Взял у него доски для туалета, бочку и флягу. Опять строили туалет. Ну что ж, идёт весна, хочется новых впечатлений, а их пока нет, за исключением изменений в природе. Но их, к сожалению, мне негде запечатлеть.

9 Апреля.

Опять занимаемся постройкой сортира. Боже! Как мне это надоело. Хочется уйти и поработать у себя, чем, кстати, я и собираюсь заняться. А так, погода прекрасная, весна, и всё тип-топ.

 

 

 

На этом дневник обрывается, стоит только следующая дата «10.04.96» и «Сегод» – начало слова «Сегодня». – И.Б.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


[1] Наша соседка в Липовке. Её дом находится на Кутке прямо напротив нашего. Умерла в сентябре 2002 года, примерно за неделю до своего 90-летия. – Здесь и далее примечания Игоря Бурдонова, составленные в январе 2008 года.

[2] Майке Новак – актриса из Германии (Восточный Берлин), которая по приглашению Веры Евушкиной купила в Липовке дом и много лет приезжала летом и зимой в деревню. Её дом находится в проулке с Кутка на Посёлок, почти у самого Посёлка.

[3] Вера Евушкина – певица, которая купила дом в Липовке в 1989 году напополам с Леной Камбуровой. Этот дом находится в конце Посёлка, недалеко от памятника погибшим в войну, там, где начинается улица Кадомская. Лена Камбурова потом купила себе другой дом – на Набережной улице или, по местному, на Выползне. Если идти через зады, то её дом чуть-чуть по диагонали от нашего.

[4] Лена Фролова – певица, ныне довольно известная, а тогда ещё совсем молодая и начинающая. Приезжала в Липовку к Вере Евушкиной (см. примечание 3), но дом в деревне так и не купила.

[5] Надя Красильникова (см. предисловие).

[6] Коля Дунин – житель Липовки, умер. Его дом находится в конце Выползня, почти у самой старицы.

[7] Лёша Марков и Никита – москвичи, друзья Рустама, родители которых тоже купили дома в Липовке (на Посёлке).

[8] Зиночка – жительница Липовки, её дом находится на Посёлке.

[9] Шевали-Майдан – деревня сравнительно недалеко от Липовки, но на другом берегу реки Мокша.

[10] Михаил Карпович – житель Липовки, умер. Его дом находится на Посёлке недалеко от дома Нади Красильниковой.

[11] Коля Панин – житель Липовки, умер. Дом его родителей находится на Посёлке недалеко от дома Веры Евушкиной.

[12] Славка жил в Липовке, его дом стоит на Кадомской улице.

[13] Лена Камбурова – известная певица (см. примечание 3).

[14] Коля Хват – житель Липовки. Его дом находится в начале Кадомской улицы.

[15] Ирина Васильевна – мама Нади, первая жена Валеры Красильникова (см. предисловие).

[16] Серёжа Маркин, Саша Ахухин, Максим – друзья Рустама, у родителей которых тоже есть дома в Липовке.

[17] Петуховы – семья москвичей, которые тоже купили дом в Липовке на нашей улице Куток.

[18] Оля Петухова (см. примечание 17).

[19] Мама Рустама, Кадрия, родом из Казани, где жили бабушка и дедушка Рустама (умерли) и сейчас живёт его дядя Фарид. Рустам много времени провёл в Казани, когда был маленький.

[20] Дедов – москвич, купивший дом в Липовке (на Выползне) и по полгода живший там. Умер, похоронен на Липовском погосте.

[21] Лётный городок рядом с городом Сасово, где находится лётная школа.

[22] Старица – старое русло реки Мокша, длинное (4- 5 км) озеро шириной в реку. Липовку отделена от других деревень и шоссе рекой Мокша и старицей.

[23] Павел Борисович – житель Липовки. Его дом находится на Посёлке.

[24] ДПР – Демократическая Партия России. В начале 90-х годов совсем неплохая партия, активными членами которой были мы с женой в начале 90-х годов.

[25] Гезе-вцек – перевал из Балкарии в Грузию. В 1989 году Рустам с родителями был в туристическом походе, который начинался в Нальчике, проходил через перевал Гезе-вцек и заканчивался в Чакве (под Батуми).

[26] «Мордвин» – прозвище Сергея Ивановича, жителя Липовки. По национальности он, и правда, мордвин. Его дом находится почти напротив дома Веры Евушкиной.

[27] Филя – сын Нади Красильниковой (см. предисловие).

[28] Зимник – через реку Мокша.

[29] Рожково – деревня на другом берегу реки Мокша, напротив зимника.

[30] Демушкино – деревня на другом берегу реки Мокша, рядом с Рожково.

[31] Виталий Лемехов – директор школы в Демушкино.

[32] Виктор Трушин – житель Липовки. Его дом находится ближе к концу Кадомской улицы.

[33] Иван Трушин – отец Виктора Трушина.

[34] Хазов – родом из Липовки, у него есть дом в деревне (на Кутке), где жила его мать, но он там теперь не живёт.

[35] Рядом с Липовкой в сосновом бору, клином упирающемся в старицу, когда-то находился интернат: после войны – для детей-сирот, а потом – для глухонемых детей. Между прочим, Коля Хват – воспитанник этого интерната. Теперь там уже остались лишь фундаменты домов, да старые, серые скворечники на деревьях.

[36] Рустам заключил слово «кузница» в кавычки, видимо, потому, что в этом полуразваленном домике давно уже никакой кузницы не было, а раньше была.

[37] Исток – так называют в деревне место на старице около её разветвления на два рукава.

[38] Двухэтажка – купальное место на старице недалеко от деревни, где под крутым обрывом как бы «нижний этаж» – маленький пляжик с травой и песком.

[39] Женя – жена Пал Борисыча (см. примечание 23).

[40] Горохов – москвич, купивший дом в Липовке (на Кутке). Пытался заниматься в деревне то тем, то другим бизнесом (дубовый паркет и т.п.), но ничего не вышло.

[41] «Цыган» – местный житель по имени Алексей и по прозвищу «цыган» за смуглый цвет кожи. Его дом находится рядом домом Веры Евушкиной на Посёлке. Умер.

[42] Улла Кёнигс – журналистка из Германии (Западный Берлин), которую пригласила в Липовку Майке Новак (см. примечание 2). Тоже купила себе дом в деревне на Посёлке.

[43] Наташа Селиваненко – москвичка, по совету которой наша семья и оказалась в Липовке в 1990-м году. Позже тоже купила себе дом в деревне на Кутке.

[44] Ира Ратафия – москвичка, с которой родители Рустама познакомились в Москве на политическом митинге в 1989-м или 1990-м году, вместе были в ДПР. Работала таксистом, потом (с нашей подачи) водителем у Лены Камбуровой. Позже купила себе дом в Липовке, соседний с домом Веры Евушкиной, и живёт там постоянно, как Надя Красильникова, на деньги, получаемые от сдачи московской квартиры в Лианозово.

[45] Приступ астмы случился из-за холода и ветра, а тут, как назло, замёрз ингалятор.

[46] Саша – муж Иры Ратафии, тоже водитель. Умер за рулём от сердечного приступа.

[47] Оля и Лена Петуховы – сёстры (см. примечание 18).

[48] Конст – Константин, Лёшка и Лена – это всё московские ребята, из Беляево.

[49] Слово «бокалы» Рустам закавычил, видимо, потому, что это были не совсем бокалы: гранёные стаканы, стопки, чашки и что придётся.

[50] Не нужно забывать, что в то время ( 1996 г.) дартс был ещё в диковинку в России. Поэтому Рустам так подробно описывает эту игру.

[51] Александр Сократович Третьяков – живёт в Лианозово, родители Рустама познакомились с ним, как и с Ратафией, на политической почве, вместе были в ДПР. Купил дом в Липовке на Посёлке, рядом с домом Уллы.

[52] Юрий Павлович, если не изменяет память, приехал чуть ли не из Владивостока в Демушкино, хотел что-то такое устроить в деревне, занимал у всех деньги. Потом уехал.

[53] Саша Фролов недавно до описываемых событий появился в деревне, где у него был дом в проулке с Кутка на Посёлок, рядом с домом Майки.

[54] Юра Вьюнов – водитель, живёт в Демушкино.

[55] Игорь Концеус, пианист-импровизатор, жил в Демушкино и работал там в школе.

[56] Надя Крупп – москвичка, сценарист и писательница, купившая в Липовке дом (на другом от нас конце Кутка) одновременно в Верой Евушкиной и Леной Камбуровой, то есть в 1989 году. Обычно она проводит в Липовке шесть тёплых месяцев в году.

[57] См. запись от 11 декабря.

[58] Чёрное озеро – ещё более старое русло реки Мокша, пролегает по границе леса и лугов.

[59] К этому времени Саша, муж Ирины Ратафии, уже умер.

[60] Маша – младшая дочка бабы Любы. У бабы Любы было три дочки и один сын (ещё один умер в войну ребёнком). Старшая Валечка живёт в Липовке, Галя – в Москве, а Маша – в Первоуральске в Челябинской области. Сын Коля жил в Сасово, он умер через несколько лет после бабы Любы.

[61] Того дома, в котором они потом жили вдвоём, а после смерти Коли, живёт Ира и Коля «Утконос».

[62] Бабушка Ахухина тогда ещё была жива.

[63] Дуся по прозвищу «святая» – жительница Липовки.

 

Cвидетельство о публикации 180372 © Бурдонов И. Б. 16.01.08 22:20
Число просмотров: 839
Средняя оценка: 9.83 (всего голосов: 6)
Выставить оценку произведению:
Считаете ли вы это произведение произведением дня? Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу? Да, купил бы:

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):
Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):

litsovet.ru © 2003-2017
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Программист сайта:
Александр Кайданов
Алексей Савичев
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 239
Из них Авторов: 12
Из них В чате: 0