• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Фантастика
Форма: Рассказ
Как бы Вы поступили, если бы к Вам в руки попала машина времени... а кругом непорядок?

БЛАГИМИ НАМЕРЕНИЯМИ

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

Муратов С. (Сидней), Ромм Ф. (Хайфа)


Было около восьми вечера. Густые облака зависли над поселком и окрестной
тайгой, и благодаря им было не так холодно - каких-то минус пятнадцать. Хотя синоптики обещали к утру понижение до двадцати пяти, я был в приподнятом настроении: дело продвигалось, впереди маячил гонорар за проделанную работу. "Надо будет докупить дровишек, - подумал я, подходя к калитке своего домика, - запас карман не тянет. А то послезавтра ещё и Наташа с детьми приедет от родичей".
Толкнув калитку, я вошел во двор и протопал по скрипучему снегу к крыльцу, на ходу сдергивая варежку и доставая ключ из кармана дубленки. Где-то вдали завыл волк, в ответ ему забрехали собаки.
- Эй, Андрюха! Что же ты братана морозишь? - послышалось из темноты. Я присмотрелся: точно, это был брат Вовка. Он стоял на крыльце, прислонившись к двери, а рядом лежал лист фанеры.- Обещал ведь к семи вернуться, а сам?
- Ты, Вовчик, видно, мало выпил сегодня? Я когда тебе обещал вернуться к семи? В четверг, правильно. А сегодня уже суббота, и я вообще не ожидал увидеть тебя раньше будущей недели - ты ведь в запой на меньшее не уходишь,- ухмыльнулся я, открывая дверь. - Проходи и тащи свою фанеру в "мастерскую".
Нет, Вовчик выпил нормально. Вон как его занесло с тяжелым листом фанеры на повороте.
- Ночевать останешься? Или к благоверной потопаешь?
- Не, я лучше у тебя. На кой я своей-то нужен, она разводиться собралась, - Вовка икнул, отрыгнул, и по комнате распространился замечательный аромат самогонного перегара.
"М-да, неудивительно, что жена его в таком состоянии видеть не хочет - бухого, с фингалом под глазом, небритого. А что, и разведётся запросто," - я бы продолжил эту мысль и вслух, но брат перебил вопросом:
- Куда фанеру присобачивать, художник?
- Вовчик, сколько ты уже возишься с этим макетом, и все не можешь запомнить: между вот этими двумя бубликами, то есть тороидами, как ты их называешь, нужно сделать перегородку. - Я указал на 'Машину времени', мерцавшую в полутёмном из-за слабого освещения углу.
- Не зазнавайся, братан. Вот ты знаешь, где редуктор моста у трактора Т-150?
- Все, замолкаю, ты у нас специалист высшего класса.
- Вот то-то! А в этих ваших Машинах Времени я ничего не понимаю, но только потому, что они не существуют. И как это киностудия дала тебе такой заказ, ты ведь только рисовать и умеешь?
- А это, Вовчик, для них самое главное. Физика, как ты понимаешь, им по барабану. Да и мой бывший однокашник подсуетился с этим заказом - он у них главный художник. Помнит, как я еще в школе победил на областном конкурсе художников-фантастов. Я такую Машину Времени тогда нарисовал - закачаешься. Этой не чета, да и ты не потянул бы тот макет - слишком много было наворочено всего.
- Всё, хватит трепаться. Помоги лучше приладить фанеру.
Мы подошли к "Машине Времени", похожей на два огромных мерцающих бублика, установленные вертикально и разделённые фанерными перегородками. Вернее, перегородка была установлена пока только одна - вторую держал в руках Вовка. Он неуклюже потыкался:
- Слышь, неудобно. Дай я зайду внутрь - в тороиды, бублики эти самые. Оттуда будет сподручнее крепить.
Я не понял, чем это сподручнее, но возражать не стал. Всё-таки Вовка был мастером на все руки, в отличие от меня, специалиста по холстам и декорациям.
Нырнув за 'бублик', Вовчик приставил лист фанеры и застучал молотком...
Стук уже давно стих, а брат все еще не появлялся.
Я начал злиться:
- Ну? Долго ты ещё будешь там копаться?
- Андрей... Это ты? - Вовка выглянул из-за перегородки и странным взглядом окинул комнату. Он был явно чем-то ошарашен. 'С перепою, что ли?' - тяжело вздохнул я, но вслух сказал:
- Ладно, выходи оттуда, отдохни.
Брат выбрался через отверстие бублика и едва не упал.
- Осторожно, не разломай макет!
- Откуда у тебя это нелепое сооружение, - разглядывая макет со стороны, спросил Владимир, - и где твоя машина времени?
Я покрутил пальцем у виска:
- Как это где - не видишь, что ли? Ты что сегодня пил, братишка? Уже забыл, чем мы с тобой занимаемся последнее время? Так вот, мы строим макет Машины Времени для нашей любимой киностудии, и пять минут назад ты прибил вот этот кусок фанеры тремя гвоздями - вон и молоток лежит, - я ткнул пальцем в направлении ближайшего 'бублика'. Теперь на нашей машине времени хоть в прошлое отправляйся, хоть в будущее. Куда режиссёр прикажет да фантазии сценариста хватит.
- Погоди, Андрей, а как же моё задание?
- Задание ты с честью выполнил - фанера прибита крепко, хотя и немного кривовато. Но если её не будут снимать крупным планом, никто ничего и не заметит. А если будут снимать вблизи, пусть пеняют на себя, я им не голливудская мастерская.
- Андрей, ты что, ничего не помнишь? - Вовка отошёл от Машины, его лицо оказалось прямо под лампочкой, совсем близко ко мне, и - у меня мурашки пробежали по телу - я внезапно понял, что от Владимира совершенно не пахнет перегаром... да и фонаря под его правым глазом как не бывало. Лампочка вдруг раздвоилась и поплыла в угол комнаты...

***
- Эй, Андрей, ты как? Всё нормально? Может, мне амбуланс вызвать?
Очнувшись, я увидел, что сижу вместе с Володькой за обеденным столом - брат протягивал мне стакан с водой.
- Выпей водички, авось поможет.
Нет, мой брат определённо головой стукнулся, когда нырял за бублик, и очень крепко. Чтобы он предложил мне выпить воды, а не чего-нибудь покрепче! Впрочем, я и без воды уже пришёл в себя, ведь обморока как такового не было - просто меня шокировало, как это он внезапно протрезвел и оказался гладко выбритым. А куда подевался фонарь, который ему позавчера поставил Гриня, его лучший друг и постоянный собутыльник?
Только теперь я обратил внимание на странности в одежде Владимира. Удивительно, что я этого не заметил, когда мы только вошли в дом. С какого перепоя он натянул такие лёгкие сапоги? Как умудрился не отморозить себе ноги за то время, пока ждал меня на улице? А мне сперва показалось, что он был в своих меховых, подаренных Петром, нашим знакомым лётчиком из отряда испытателей при Чкаловском заводе.
Стоп, секунду: а вот эта курточка на нём откуда? Похожа на его рыбацкую ветровку, и вместе с тем... могу поспорить, что заплатил он за эти шикарные шмотки не менее десяти тысяч баксов. Где он взял такие деньжищи? Когда успел накупить всё это?
А может, это я упал и у меня крыша едет? Ещё немного, и я воображу, что не брат родной передо мной, а инопланетянин, натянувший на себя его тело - как в фильме 'Люди в чёрном'.
Я не выдержал и дотронулся до его руки - вроде настоящая.
- Андрей, ты совсем ничего не помнишь? Ну, то, что было до моего отправления? Ты ведь говорил, что по возвращении мне многое будет казаться странным. А тебе самому?
Это был мой брат - и в то же время не он. Так, как сейчас, Володька разговаривал лет двадцать назад, когда вернулся из Москвы с дипломом физтеха и все прочили ему великое будущее в новосибирском Академгородке. Как же, великое будущее - у нас-то...
- Да, Володя, ты прав, мне очень многое кажется странным. И ещё как! За те минуты, пока ты разбирался с фанерой, ты вдруг очень сильно изменился...
У меня язык не поворачивался произнести: 'Володя, я не понимаю, каким образом ты моментально протрезвел и переоделся в такое дорогущее барахло.' Я только решился спросить:
- Володя, ты уже несколько раз упоминал какие-то отправление, возвращение. А что такое амбуланс - скорая помощь, наверное? Почему ты её называешь так странно?
Брат опустил глаза и качнул головой:
- Да, дела... Выходит, изменения произошли не так, как мы с тобой предполагали. Ну ладно, видно, придётся мне сейчас рассказать тебе кое-что. Только ты, пожалуйста, не торопись отправлять меня в психушку, хорошо?

***
В тот вечер Андрей вернулся из института домой позднее обычного, сильно расстроенный: эксперимент прошёл неудачно, и совершенно непонятно, по какой причине. Когда Андрей уже въезжал в подземный гараж своего дома, зазвонил мобильный:
- Алло! Это Володя. Можно будет сейчас к тебе зайти?
Андрей чувствовал себя очень уставшим, но язык не поворачивался отказать брату. Спустя пять минут они уже сидели в гостиной комнате, Наташа включила 'скороварку', установив на ней режим 'мясной ужин на пять персон'. Лена с Сашей играли в детской, и обстановка настраивала на непринуждённую семейную беседу. Однако, судя по лицу Володи, вопрос, с которым он пришёл, отнюдь не располагал к лёгкому трёпу. Выпив стакан 'Боржоми', Володя облизнул губы, вздохнул и выговорил:
- Понимаешь, Андрей, Женька подал рапорт с просьбой об отправке на службу в Ираке.
Наташа тихонько охнула. Андрей покачал головой:
- Зачем же он так?
- Как - зачем? Ты же его знаешь, смелый парень, патриот, а в Норд-Осте его подружка погибла, Нина, когда в Москву ездила.
- Отомстить, значит, за неё хочет. Да, дела...
Он замолчал. В разговор вступила Наташа:
- А вчера по телевизору сообщили, что иракцы не были причастны к Норд-Осту. Орудовали там наши лучшие друзья: саудовцы и египтяне. И в Беслане тоже. Получается, напрасно мы вторглись в Ирак? А в Афганистан - тоже зря?
Андрей ответил не сразу. Не очень-то хотелось ему вникать в политику.
- В Афганистане находились базы Аль-Каиды, их необходимо было уничтожить, тем более что рядом с нашей границей. Египтяне и саудовцы пообещали полное сотрудничество с Федеральной Службой Безопасности. А президенту нашему нужно было ещё что-то сделать, помимо Афгана, чтобы народ не волновался после Норд-Оста и Беслана - вот и вошли в Ирак. И ведь сперва всё чисто проходило: Багдад заняли на третью неделю. Потом вот только начались проблемы. На самом деле, не так это было и глупо - сейчас Аль-Каида вся влезла в Ирак и застряла там. Да только и наши ребята гибнут. Паршиво! Эх, зря Женька туда едет!
- Да, вот она, российская действительность. То ли дело американцы, верно? Занимаются своими местными делами, восточнее Кубы не высовываются и живут себе тихо-спокойно. Взвод сапёров прислали в Ирак - вот и всё их участие во всемирной войне с террором. А доллар-то как поднялся за последние дни! Обогнал евро, того и гляди - с рублём ещё сравняется. Наверное, лучше было нам не затевать лишнюю войну, а дать дополнительную порцию оружия Израилю, чтобы он отметелил иракцев по старой памяти, и пусть бы стоял лай в Лиге Наций, не страшно.
Володя замолчал, и на какое-то время наступила тишина, нарушаемая только детским смехом, доносившимся из соседней комнаты. После затянувшейся паузы Володя негромко кашлянул.
- Андрей... ты это... работаешь с машиной времени, верно?
Брат кивнул.
- Слышь, Андрей... А никто из вас не думал, что бы случилось, если бы наша история пошла иначе? Ну, скажем, какой-то известный деятель умер до того, как совершил что-то плохое. Или наоборот, мудрый, порядочный человек, умерший преждевременно, остался жив и выполнил всё намеченное? А?
- Конечно, Володя, об этом сто раз думали. Но вряд ли что-то изменилось бы. У того, кто остался жив, появились бы какие-то непредвиденные помехи, из-за которых он бы всё равно ничего не смог, а рано умершего заменил бы кто-нибудь другой. История подчиняется определённым законам, и перестрелками её не изменишь.
- Кто-нибудь другой, говоришь... Знаешь, я ведь увлекаюсь историей России. Был в ней один момент, когда перспективные люди могли прийти к власти и создать систему, в которой не было бы места современному идиотизму, нашему болтуну-президенту и его проворовавшемуся окружению. Вот только у них там беда случилась. Погиб один из них, тот, который был всех умнее и порядочнее, а без него всё развалилось и Россия пришла к тому, что мы сегодня видим. А вот если бы того человека вовремя спасти... Говоришь, ничто бы не изменилось? А кто пробовал?
- Пока никто не пробовал - инструкции не позволяли проводить подобные эксперименты. Правда, в последнее время инструкции изменились, но теперь вторжение в прошлое, с целью его изменения, просто считается невозможным.
Андрей не хотел говорить, что, когда работаешь с переносами во времени, такое желание - изменить прошлое - возникает неизбежно. Но реально попробовать такое! - От этой мысли Андрею становилось не по себе. Да, за последнее время инструкции изменились - вон даже устаревший агрегат разрешили установить дома. Правда, не самый мощный, но для многих экспериментов подходящий. Вот и стоит внизу, на первом этаже, аппарат времени, предоставленный в его, Андрея, распоряжение именно на случай экстренных, не требующих больших мощностей, экспериментов. А кстати, что под экстренными экспериментами подразумевается? Об этом прямо не говорят, когда дают заведующему отделом машину на дом. В принципе, конечно, имеются в виду наблюдения: пришла в голову идейка - включи аппарат, войди в нужную точку пространства-времени, посмотри всё, что тебя интересует, и не надо занимать служебный агрегат. Считается, что вреда от этого быть не может именно по той причине, о которой он, Андрей, только что говорил брату: вторжение в другое время ничего не изменит - сработает принцип неизбежности исторического процесса. Это аксиома, которую никто не пытался проверить. Теоретически установлено, что если бы вторжение могло что-либо изменить, то структура пространства-времени сама бы закрылась для подобной попытки. А что если... Конечно, эксперимент рискованный. Но, во-первых, племянника Женьку действительно жалко, как бы беда с ним не случилась. Во-вторых, идиотизм этих начальников и бюрократов надоел до чёртиков. А в-третьих... ну, если ничего не получится, значит, теория подтверждена экспериментально. Можно будет даже доложить об этом на закрытом заседании Учёного Совета. Никто особо не удивится, но в справочники занесут.
'Эй, стой, - сказал себе мысленно Андрей, - это что же, я уже согласен отправить родного брата в прошлое, навстречу смертельной опасности? А если беда приключится? М-да, а если несчастье случится с Женькой?... Не легче... И что, Володя согласится?.. Как это не согласится, если он только что открыто ещё не просит, чтобы я его отправил...'
Андрей неуверенно посмотрел в глаза брату и встретил умоляющий взгляд. Да, крепко волнуется он за Женьку, и понять его вполне можно.
- Слышишь, Андрей, а что нужно сделать, чтобы ты смог отправить меня в прошлое?
Андрей невольно опустил глаза к полу - в сторону того самого аппарата, который стоял сейчас этажом ниже, закрытый на кодированный замок.
- Эй, мальчики! Вы что это надумали?! - с тревогой вмешалась в разговор Наташа. - Андрей, даже и не заикайся! Я не пущу вас к машине, понятно?
Возможно, именно реплика жены подтолкнула Андрея. Он невинно посмотрел ей в глаза и пожал плечами:
- Наташенька, а в чём дело, собственно? Мы просто поглядим кое-что в прошлом. Мне для докторской это будет полезно. Володя ведь историю хорошо знает, с ним мне будет легче - не тащить же его к нам в институт!
Наташа окинула неуверенным взглядом обоих мужчин. Деверь улыбался ей как можно легкомысленнее, а муж, сделав паузу, добавил:
- К тому же это всё равно будет не сегодня. Мы устали, а надо ещё многое продумать перед экспериментом.

***

Владимир тряхнул головой, и окружающий мир перестал кружиться, превратился в интерьер подъезда в каком-то доме, но тошнота пока не унялась. Да, вот оно, первое последствие переноса в машине времени. То ли ещё будет. Так что на тошноту лучше не обращать внимания.
Итак, надо управиться за час. Андрей предупредил, что ровно через час, а теперь уже меньше, сработает 'бумеранг' - система возвращения, которая забросит его, Володю, обратно в двадцать первый век, в тот момент, откуда произошло отправление, и в то же самое место. 'Володя, - наставлял Андрей брата, - бумеранг тебя вернёт в любом случае, но мне бы хотелось, чтобы ты был при этом жив и здоров. Время и место ты выбрал уж очень жутковатые. Я тебя понимаю, именно такие мгновения решают судьбу мира... если на неё вообще можно повлиять. Удачи, давай!'
Владимир оглядел себя. Одёжка, конечно, не совсем для этой эпохи, но, судя по предварительным наблюдениям, носили здесь всякое. К тому же обстановка такая, что прохожие больше внимания обращают на оружие в руках встречного, чем на его облачение. Если бы еще очки нацепить, вообще за учителя сойти можно было, но авось и так получится.
Он вздохнул и толкнул дверь подъезда. Сразу навалился гул толпы, омерзительный грохот колёс неуклюжих автомобилей и конных экипажей по булыжнику, ржание лошадей... А ещё запах - смесь пота, фабричного дыма, навоза и горелого пороха. Сердце сжалось: только что поблизости стреляли... Мелькнула робкая мысль: может, вернуться сразу назад, пересидеть в подъезде до возвращения - ведь Андрей почти уверен, что ничего не получится, так, безнадёжная попытка. Владимир сжал зубы и шагнул туда, где собиралась толпа. Именно там должно произойти самое главное. Несколько человек, судя по виду - заводские рабочие, но с ружьями в покрасневших от холода руках, скользнули по нему рассеянным взглядом и отвернулись - и не такое видали.
Владимир стал осторожно осматриваться. Ага, кажется, вот здесь должно произойти то самое. Сейчас лучше пройти к середине площади, где возвышаются ощетинившиеся пулемётами броневики, пока толпа ещё не встала стеной.
Володя медленно подвинулся поближе к тому месту, где, как показал аппарат времени, случится самое главное. Очень удобно, что рядом броневик, можно опереться спиной. Прикрыть глаза, сделать вид, что сюда зашёл просто так, от нечего делать. Так, никто сюда не смотрит - вот и хорошо, только излишнего внимания сейчас не хватает.
Мучительно потянулись минуты ожидания. Володя даже успел, к своему удивлению, ненадолго задремать - наверное, не более чем на пару минут. Внезапно окружающая толпа всколыхнулась - вся разом. Тут уж дрёму пришлось прервать.
Вот он, тот самый человек! И не скажешь по его виду, что он может изменить историю России, а то и всего мира. Но что, если у него ничего не получится? И тогда все усилия окажутся напрасны... А, всё равно, спасти хорошего человека - само по себе благое дело. А то, что это хороший, добрый человек, видно по его искренней улыбке. И то как он здоровается с простыми людьми - пожимает каждому руку, словно близкому другу, похлопывает по плечу, не то что Господин Президент Всея Руси, который ведёт себя так, будто он вселенский владыка. Ничего, даст Бог, придётся Господину Президенту переходить на заработки дворником. Лишь бы получилось...
А вдруг всё-таки получится? Тогда - конец всеобщему идиотизму, сытой тупости, а главное - бессмысленной вражде и ненужным войнам. Владимир едва уловил движение слева - 'рабочий' с вымазанным сажей лицом внезапно сунул руку в карман спецовки, и ткань одежды на его правом боку выперла характерной пирамидкой от дула пистолета. Ещё мгновение, и будет поздно - он выстрелит через одежду, как это случилось на самом деле. Отработанным боксёрским движением Владимир с силой ударил чуть правее выпуклости на спецовке 'рабочего'. Тот вскрикнул от боли. Раздался выстрел, но пуля ударила вниз - в булыжник мостовой. На шум сразу же обернулись несколько рабочих и солдат, стоявших в оцеплении:
- Провокатор! Шпион! Он вооружён! Держите его, скорее! - вразнобой закричали они.
'Рабочий' затравленно оглянулся, убедился, что его вот-вот схватят, рванулся назад, туда, где толпа ещё не успела встать монолитом. Отовсюду к нему бросились люди, потянулись руки, чтобы схватить, но покушавшийся успел прошмыгнуть мимо замешкавшихся людей - и был таков.
- Держите второго! Они заодно! - услышал ошеломлённый Владимир рядом с собой. Сомнений не было, его приняли за сообщника убийцы, и теперь его собственная жизнь оказалась в опасности. Володя замешкался, и тотчас его схватили за руки и за плечи несколько рабочих. 'Плохо дело. Сколько времени осталось до возвращения? Ладно, если сейчас поведут на допрос, тогда у меня будет время... а вдруг сразу решат пристукнуть?'
- Смотрите! Это же иностранный шпион! Одёжа-то на нём какая! Это не наш, не заводской! Шпион! Враг!
Толпа словно забыла, что 'шпион' только что спас её кумира. Кто-то с силой ударил Владимира кулаком в спину.
- Эй! Не надо бить его! Мы осудим и расстреляем его прямо сейчас - по закону революции! - послышался суровый голос одного из тех, кто сопровождал спасённого Владимиром человека. Тот, в свою очередь, растерянно оглядывался, словно желая убедиться, что опасность миновала, и тоже не спешил на помощь к Володе. 'Плохо дело. Расстреляют ведь прямо сейчас, за милую душу.'
На мгновение ощутив ослабление железной хватки, Володя резко присел, освобождаясь от державших его рук, опрокинулся на спину, переворотом назад вскочил на ноги и, расчищая себе дорогу кулаками и локтями, рванул к тому дому, откуда вышел почти час назад...
Он бежал через площадь и думал только об одном: продержаться, выжить до назначенной минуты. Сзади послышались выстрелы, кто-то рядом закричал от боли.
- Не стреляйте! Вы попадёте в рабочих! Мы его так схватим!
'Хорошая это мысль - не стрелять. А что вы меня схватите - вряд ли, ещё посмотрим.'
Едва Володя выскочил с площади и успел рвануть на себя дверь ближайшего подъезда большого дома, как земля вдруг ушла у него из-под ног и весь мир превратился в огромный серый водоворот. Машина времени запустила 'бумеранг', унося героя-спасителя с площади перед Финским вокзалом в Петрограде, из 16 апреля 1917 года.
Маленький улыбчивый человек был спасён. Он не погиб от руки агента Временного правительства, сделал то что хотел и вошёл в мировую историю как Владимир Ульянов-Ленин.

***
Володя замолчал. Я тоже не издавал ни звука, силясь разобраться в той каше, которая заполняла сейчас мою голову. Всё, что я только что услышал, было совершенно неправдоподобно, но при этом ни малейшего сомнения не вызывало. Не только потому, что это объясняло удивительную метаморфозу, приключившуюся с братом, а прежде всего... я словно не услышал это от него, а сам увидел, стоя у пульта злополучной машины времени. Это что же - мой родной брат спас Ленина, и из-за этого мы живём сейчас в полном дерьме... Так и хочется дать за это по шее незадачливому спасителю всяких исторических проходимцев, но ведь получается, что я виноват не меньше его. Да и брат уже вполне наказан с того момента, как очутился в нашей пост-советской России. А что с ним будет, когда он узнает, что Женька служит в Чечне?!
- Ладно, Володя, сделанного не воротишь. Машины времени больше нет, и исправить случившееся не удастся. Домой ты пока не спеши, отдохни сперва у меня. - Я не стал говорить брату, что его жена настроилась разводиться. Может, ещё передумает, увидев его в новом обличье. - Давай-ка посидим спокойно, придём в себя от всех этих новостей.
Я потянул брата в соседнюю комнату, мягко подтолкнул его к дивану и включил телевизор.
- Андрей... Это что, у вас телевизоры такие? Никакой голографии? М-да... У нас такие были в сороковых...
Я пожал плечами и нажал кнопочку пульта. Чем быстрее брат забудет про голографические телевизоры, тем лучше для него, не то снова сопьётся.
На экране появился диктор, читавший сводку новостей. Я отвернулся, не могу уже слушать эти лицемерные речи. А затем...
Мой брат вдруг резко подпрыгнул.
- Как?! Что?! Он и у вас тоже президент?
Я обернулся к экрану. По телевидению выступал президент России Владимир Путин.

Cвидетельство о публикации 176289 © Ромм Ф. 23.12.07 20:34

Комментарии к произведению 3 (12)

Добрый день, Михаил!

Да, вот хочу познакомиться с Литсоветом. Пока не заметил отличий от СИ: кто-то поставил 4 не прокомментировав рассказ, а потому непонятно, что же он оценивал.

Особых, явных отличий и нет. Но мне почему-то здесь больше нравится. Атмосфера другая что ли... Или оформление светлое, не тяготит как на СИ. Да и сайт работает куда лучше. Думаю вы сами оцените со временем. :-)

Если что-то не будет получаться, то обращайтесь без проблем. Чем смогу... ;-)

Спасибо, Михаил.

Пока я заметил единственное преимущество: поскольку авторов и текстов гораздо меньше, чем на СИ, они сразу привлекают больше внимания.

Приветствую на Литсовете! Удачи на новом месте! :-)