• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Рассказ

Русский Калиостро.

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

   Ты хочешь обладать чем-то настоящим.
   Ты завидуешь тому, кто беднее тебя.
   Ты завидуешь тому, кто хворобее тебя.
   Ты можешь жалеть только того, кто богаче, здоровее тебя, кто обладает всем, кроме Настоящего...
   Тебе пора к Евгению Савченко. Евгений Савченко - всего лишь Евгений Савченко, в прошлом мечтатель, студент, чей-то парень, чей-то друг. Чей-то послушный сын, успешно окончивший институт культуры. Но ты об этом не знаешь. Его пиарщики заставили тебя поверить в то, что Савченко - Великий медиум, посланник Всевышнего.
   Савченко творит любовь. Только он и никто кроме него. Только он, и никто кроме него... Только он и никто кроме него!
  
   - Что привело Вас ко мне? - спросит Савченко.
   - Где Вы узнали о нашем Центре? - спросит офис-менеджер.
  
   - Я ищу любовь...- ответишь ты Великому медиуму.
   - Из телерекламы, - и пусть секретарша поставит галочку. У нее их пока не так много.
  
   - Заполните анкету. Как к Вам лучше обращаться?
   - Татьяна.
   - Таня?
   - Лучше Яна.
  
   Ты вспоминаешь события двухнедельной давности. Тебе позвонила подруга и ревела в трубку, а ты делала вид, что тебе еще хуже, чем ей, заставшей мужа в любопытной ситуации. Нет, лучше сказать по-другому. Когда женщина беременна, про нее говорят "В интересном положении". И вроде по смыслу это не обстоятельство, а определение. А почему нельзя сказать "застала мужа в интересном положении?" В положении - "он снизу". Так тоже редко говорят "он снизу", чаще - "она сверху", от этого не меняется положение тел, но "она сверху" - более жизнеутверждающе.
   Итак, он снизу, подруга в истерике. Она не стала разъединять тела, тихо закрыла дверь, пошла на кухню и за какие-то пятнадцать минут выдула половину из того, что Саша (муж) приготовил на день рождения супруги. День рождения твоей подруги вы собирались отметить втроем - она, Саша и ты. Саша не любил шумные застолья. Твоя подруга тоже. Поэтому ящик шампанского уступил место одной бутылке фантастически дорогого французского коньяка в объеме 0,5 л. В тот момент, когда за стеной раздался двухголосый крик, подруга с яростным залпом, откинув голову, сделала последний глоток. Неженский глоток и не коньячный, а скорее ковбойский и первачковый, поскольку коньяк так пить не прилично, виски, водка - другое дело, другой этикет Ты представила все это в рельефе, и невольно улыбнулась. Но подруга не видела, как ты улыбаешься.
   Великий медиум спрашивает тебя:
   - О чем Вы сейчас думаете? О ком вспоминаете? Только не молчите.
   Ты отвечаешь:
   - Так, не о чем...
   Он возражает:
   - Так не бывает. Каждый из нас всегда о чем-то думает. Даже во сне. Даже во сне...
   Ты пожимаешь плечами:
   - Я не помню своих снов. Помню только один. Из детства.
   Великий медиум просит:
   - Вы мне расскажите, Яна. Не торопясь. Расскажите, Яна!
   Ты соглашаешься:
   - Да, расскажу. Мне снилось, будто я летаю на огромном-преогромном арбузе. Летала, летала, потом вдруг шмякнулась - арбуз вдребезги. И я плаваю в его мякоти, мухи, пчелы, слепни, шершни, все собрались, гудят, то есть жужжат, жужжат-жужжат... Стало одновременно и смешно и страшно. И я проснулась.
   Великий медиум недоуменно посмотрел на тебя. Ты снова дернула плечами. Он тоже. Глаза его как пауки вьют паутину из твоей души.
   ....................................................................................................
   Ты хочешь быть для кого-то Настоящим.
   Ты не завидуешь и не сочувствуешь никому.
   Тебе пора к Великому медиуму. Он тоже мужчина, как и ты, только он - медиум, а ты - неудачник.
  
   - Что привело Вас ко мне? - спросит Великий медиум.
   - Вам чай или кофе? - спросит девушка-администратор.
   - Я ищу ту, которая ищет любовь, -ответишь ты.
   Горячий кофе очень кстати. У тебя с утра ломит затылок. Это к перемене погоды.
   Ты вспоминаешь вчерашний день. Лил дождь. Зима с дождем. Осень не захотела, чтоб ее запомнили красивой - пурпурно-лимонной и пряной. Она уйдет серо-бурой, седой, работающей локтями - "не пущу, зима, не пущу! И не проси, не пущу. До самого Рождества не пущу! Пошла вон" На светлом линолиуме бурые следы ботинок сорок первого размера от тепла начинают терять очертания. Снег с дождем - это противно. Это не эстетично. Ты бы даже сказал - это пошло. В парадной дома, в котором ты живешь грелся рыжий котенок-подросток. Рыжие коты редко бывают пушистыми. Ты принес ему две вчерашние сосиски. Вы минуты две друг на друга смотрели. Он словно спрашивал:
   - И что же я тебе сделал плохого, дядя, что ты не даешь мне спокойно пожрать? За ужин, конечно, спасибо. Понимаю, что я чем-то обязан тебе, но ты же прекрасно знаешь, что я бродяга и безотцовщина, руку поцеловать - изволь, но, потом, потом.
   - Ешь, дурик!
   - Мне уйти?!?
  
   Великий медиум спрашивает тебя:
   - Вам никогда не снилось, что Вы - женщина?
   И ты отвечаешь:
   - Что угодно, только ни это. Мне часто метро снится.
   Медиум переспрашивает:
   - Метро?
   - Да, метро... Мои сны похожи на реальную жизнь. Доктор, у меня нормальный заработок, шеврале, трешка на Остоженке.
   - Вы москвич? - догадывается медиум.
   - Представьте себе! Я люблю животных. Мне их жалко. Мне людей так не жалко, как брошенного пса или котенка. Я однажды случайно сбил кошку на трассе. И потом всю ночь не спал. Вот так. Я нашел о Вас статью в Интернете. Взял три дня отгула в счет будущего отпуска.
   Медиум в недоумении:
   - Три дня?
   - Три дня, - безаппеляционно отвечаешь ты. - А куда больше? А у Вас пуговица оторвалась.
  
   Ты делаешь вид, что не знаешь о порочном предназначении любопытства. Даже когда грянет гром. Ты выглянешь на улицу, чтоб убедиться в том, что идет дождь.
   - Вас не пугают метро, самолеты, лифты?
   - Нет, доктор, я не страдаю клаустрофобией.
   - Почему Вы называете меня доктором?
   Все пройдет, все изменится. Наши души смешаются с пылью.
   Что они хотят на самом деле? Мимолетной грязи (связи), бурного романа, свадьбы? Тогда бы они не пришли ко мне. Каждому из них я говорю, что Савченко не сваха и не сводник. У нас не брачное агентство и не дом свиданий.
   - Я пришла к вам не потому, что другие способы избавиться от одиночества не сработали. Просто я люблю винтаж.
   - А именно?!
   - Ну, газеты, Интернет, агентства - это банально и скучно. Хрень, и только. А у Вас как в клубе "Тем, кому за тридцать".
   - ?!?
   - Нет, конечно, не совсем так. Довольно-таки инновационно, доктор.
   Почему им всем нравится называть меня доктором? Наводит на грустные размышления о каждом из них.
  
   - Вы боитесь быть со мной откровенным?
   - Я уже почти ничего не боюсь. В мои годы можно бояться только простаты и радикулита.
   - А слово "смерть" Вас пугает меньше?
   - Маэстро, от этого никому никуда не деться.
   Наконец-то! Первый клиент с обращением "Не доктор".
   - Маэстро, Вы изобрели какой-то совершенно чумовой способ знакомства. Эксклюзив.
  
   Ничто так не привлекает русского человека, как слово "эксклюзив".
   Мне оно тоже нравится.
   - Беляна, сколько их? - спрашиваю я свою помощницу.
   - Пять.
   - Я спрашиваю, сколько мужчин.
   - Трое.
  
   Вас пять человек - трое мужчин и две женщины. На глазах у каждого из вас светонепроницаемая повязка. Вы сидите в мягких креслах, сдвинутых в круг, ваши уставшие от клавиатуры, руля, мобильника, кухонных предметов, мешков, набитых продуктами из гипермаркета руки свободны. Они могут лежать на коленях или свободно болтаться в воздухе. Вам дозволено принимать любую позу, даже самую непринужденную.
   Великий медиум (то есть я) в центре круга. С недостающей пуговицей на пиджаке, в незаутяженных брюках, с подчеркнутым равнодушием глядящим на эти мелочи. Кажется, никакая сила не действует на меня, даже сила земного притяжения - настолько я легок, свободен, и настолько проста для понимания моя речь:
   - Друзья, для кого-то я врач, для кого-то - экспериментатор, вы считайте меня тем, кем вам удобно меня считать. Но я должен повториться. Я хочу, чтобы каждый из вас запомнил (я чуть было не ляпнул "зарубил себе на носу"). У нас не брачное агентство, и не служба знакомств. Мне хочется верить в то, что все вы действительно ищете настоящее, я бы даже сказал "вечное". Поэтому вам всем следует меня слушаться. Не желательно рассказывать своим знакомым, родственникам, знакомым родственников, а так же родственникам знакомых и коллегам по работе, что вы приходите ко мне. Это не тайна. Хотите - расскажите. Но вся чистота и прелесть эксперимента будет нарушена. Вы должны запомнить еще несколько правил. Вам не следует открывать друг другу подлинные имена. Придумайте себе псевдонимы. Запомните - вы все друг для друга загадка. И этим вы интересны друг другу. Настанет время, вы назовете имена, потом снимете повязки. С каждым из вас я также работаю индивидуально. Мне вы можете рассказывать все, что сочтете нужным. Вы можете спрашивать у меня совета. Вы можете поведать мне свои страхи.
   - У нас у всех один общий страх, доктор! Лохотрона мы боимся! Как говорится, доверяй, но проверяй! - вдруг восклицает любительница винтажа и инноваций.
   - Я прошу прощения, сударыня, но нам с Вами придется расстаться. Не беспокойтесь. Деньги Вам вернут. Все до копейки.
   - Как так?! - возмущается та, которой далеко за тридцать, снимает повязку и бросает ее на пол.
   Все переглядываются. Забавно смотреть на то, как они это делают с завязанными глазами.
   Я должен представить себе, что вижу их глаза, и готов прочесть то, что в них написано.
   Их пятеро. Молодая женщина с коротко остриженными темными волосами, хорошей фигурой и полетами на арбузах. Она рассталась с мужем-итальянцем, с которым, на мое удивление, познакомилась не через международное брачное агентство, а на выставке каких-то креативных решений.
   Московский предприниматель, с тонной амбиций, любовью к братьям нашим меньшим и шеврале. Он чудовищно ограничен в свободном времени. Следующая встреча будет для него последней, надо полагать, поскольку состоится послезавтра, а у него всего три дня отгула. Дама бальзаковского возраста с подтяжкой эконом-класса и ностальгией по тем временам, когда существовали клубы знакомств "Для тех, кому за тридцать". Сегодня она покинет мой офис и больше никогда здесь не появится. Юноша, едва окончивший платное учебное заведение по специальности "Психология", уверенный в отсутствии у себя комплексов и фобий. Подозрительный молодой человек, совсем не о чем меня не спрашивал, а на мои вопросы отвечал с удовольствием.
   Столь же бесстрашный как юноша-психолог, стареющий казанова, мучаемый только предчувствием радикулита и приближением коварнейшего диагноза железистых тканей. Этот "готов идти до конца".
   Любительница винтажа и инноваций едва ли не плачет:
   - Объясните мне. Что происходит?
   Я пытаюсь объяснить, а сам думаю о переходе на упрощенную систему налогообложения. Нет, пусть это будет мигренью моего бухгалтера, который работает на дому, и сейчас, наверное, пьет кофе со сливками и круассанами и смотрит сериал "Счастливы вместе".
   - Вы заговорили, подали голос, а я каждого из вас перед началом сеанса (ох, не нравится мне это слово) предупредил - соблюдайте полную тишину, пока я не дам отмашку. Вы сомневаетесь в порядочности медиума, мне не нужны сомневающиеся. И никому из вас они не нужны. Вам все равно не удастся найти то, за чем вы пришли. Вы получите суррогат любви, суррогат чувств, смятений и так далее. Зачем он Вам? Вы можете его получить в другом месте. Например, в клубе "Кому за тридцать".
   Все дружно смеются.
   Теперь эта дама недовольна всеми. Поэтому она громко посылает меня в темный туннель, ведущий к прямой кишке:
   - Верните мне деньги и идите в жопу!
   - Спасибо...- растерянно отвечаю я.
   При других обстоятельствах я бы ответил: "Забирайте свой наличман и идите на х..й. Вернее, на его суррогат из магазина "Интим"".
   Я зову помощницу:
   - Беляна, проводите даму. Деньги верните, договор аннулируйте. Продолжим, друзья мои? Сегодня женщины приехали на час раньше. При следующей встрече поступим иначе. Раньше прибудут мужчины. Сейчас я задам несколько вопросов, обращенных к каждому из вас. Постарайтесь отвечать так, чтобы ваш ответ был услышан другими. Но это не значит, что надо кричать. Почему совы не летают днем?
   Трое мужчин молчат. Я подхожу к единственной теперь женщине - к той, которой снились полеты на арбузах, осторожно беру ее за руку.
   - Вы готовы ответить или промолчите?
   - Совы бывают разные, - отвечает она. (Вспомнил, ее зовут Яна).
   Бывают и такие, которые днем не спят. Я, например. Мне всегда казалось что я - сова. А теперь я думаю, что я помесь совы и жаворонка.
   - Спасибо. Как мне Вас называть? Псевдоним придумали?
   - Не знаю...Нет, пока не придумала.
   - Хорошо. Позвольте мне? (Черт, что я о ней знаю, кроме того, что бывший муж итальянец, и она во сне летала на арбузе?). Скажите нам всем, вас никогда не называли Пончик?
   - Нет, - смеется Яна. - Я толстой никогда не была.
   - Пожалуйста, не описывайте нам свою внешность. Касается всех, друзья, время еще не настало. Тогда мы будем вас так называть. Пончик. Вы не против?
   (Я несу законченную отрафинированную ахинею, но Яне это, похоже, нравится. Она продолжает смеяться А вместе с ней - трое мужиков, каждый из которых уже догадался, что женщина осталась в единственном числе). У некоторых пальцы на повязках.
   - Расслабьтесь, друзья мои. Я чувствую, вы все нервничаете. Не надо так волноваться. Продолжаем говорить о совах.
   Я подхожу к юноше-психологу и дергаю его за плечо.
   - С вами все в порядке? - спрашиваю я. - Мне показалось, что вы спите. Может, кофе?
   - Нет, лучше чай. С лимоном, - нагло отвечает молодой человек. - Совы и жаворонки не плохо понимают друг друга. Правда, правда. А смешанный тип - тяжелый случай. Если девушка спит по четыре часа в сутки, это рано или поздно приведет к неврастении. А неврастения переходит в депрессию. А депрессия - в шизоидный психоз или параною. Мне уйти или остаться? Вы меня не выгоните, коллега?
   Да, везет мне сегодня на клиентов-пациентов...
   - А почему - коллега? - спрашиваю я, внутри дрожу от злости, хорошо, что я не вижу его глаз.
   - Но вы же психоаналитик, - говорит парень полушепотом.
   - Я не психоаналитик, - с улыбкой отвечаю я.
   Кому, черт возьми, я собственно, улыбаюсь? Они же сейчас не видят моего лица! Привычка...
   Я рос пофигистом, который неожиданно вырос, и понял, что надо что-то менять в своем миросозерцании. В своем мировоззрении. В своем мироощущении. Не пытайся сразу изменить мир. Начни с себя. С четырнадцати лет стал заниматься айкидо и классической самбо, не курил до Армии, а после дембеля бросил курить и этого страстостерпия хватило ровно на год.
   Привычкам труднее изменить, чем женщинам.
   - Так вот, друзья, я никакой не психоаналитик, и не провожу никаких психоаналитических бесед. Несмотря на то, что мои беседы с вами похожи на подобные. Я хранитель одной из величайших тайн в этом мире. Но вынужден повториться : я не доктор Курпатов и не маэстро Кашперовский. Я Евгений Савченко. Вы можете обращаться ко мне по имени. А теперь я бы хотел, чтоб каждый из вас о чем-нибудь меня спросил. Я отвечу и оставлю вас.
   На этот раз первым подал голос московский предприниматель:
   - Как Вы думаете, а возможна любовь с первого взгляда? Для меня это очень важно, Евгений.
   Мне хочется ответить "В вашем случаи по - другому просто не может быть. С первого взгляда, да. С первого дня. Максимум - с трех".
   - Какой псевдоним Вы себе избрали? - спрашиваю я. (Слава Богу, не забыл поинтересоваться).
   - Если у нас есть Пончик, то меня зовите Барбекю. Пусть безобразно, но однообразно.
   - Хорошо, уважаемый мистер Барбекю. Любовь с первого взгляда? Да, симпатия, подчеркиваю, симпатия. Она может возникнуть с первого взгляда.
   - Понимаю, симпатия может, любовь - не может. Только по истечении времени после первой встречи, - озадаченно вздыхает мой торопыга.
   - Наоборот, до первой встречи, - возражаю я. - Увы, мне придется повториться. Я уже говорил, у нас не служба знакомств и не брачное агентство. Вы пришли сюда, чтобы получить вечное, настоящее... Я ответил на Ваш вопрос.
   Он молча кивает.
   Бизнесмен и стареющий казанова сидят как в отделении милиции - на краешке сидения. Только психолог сидит непринужденно. Нет, тут более уместно определение "Самоуверенно".
   - Евгений! - громким и противно-высоким голосом спрашивает он, - мой вопрос не касается удаленного игрока, простите, клиента. - А Вы женаты?
   К чему ты клонишь, хочу спросить я. Укуси ты себя за голову!
   - Нет, официально я не состою.
   - Где не состоите?
   - В браке.
   Я подхожу к нему ближе. Интеллектуальный хам, как пить дать.
   - Евгений, - совершенно безразличным тоном произносит Яна.
   - Что?
   - Ничего.
   ЧП, а не девушка. Так же верно как то, что психолог - хам. Заметил, что на ее ботинках разноцветные шнурки. На правом - белый, на левом - черный. А сами ботинки светло-бежевые, цвета щадящего кофе со сливками. Она рассеяна. Как и я. Но ей это простительно.
   - Пончик, - обращаюсь я к ней. - А что Вы нам скажете, возможна любовь с первого взгляда?
   Она встает, должно быть хочет подойти ко мне, но не решается.
   - Нет, - коротко и вразумительно отвечает Яна-Пончик.
   И садится мимо кресла. На пол. Боже правый, я так и думал.
   Я помогаю ей подняться, несмотря на то, что в этом нет необходимости. Не бегемот упал. Девушка. От нее пахнет каким-то цитрусовым парфюмом. Словно где-то неподалеку зарезали недозрелый лимон.
   - Пончик! - слышу я за спиной голос московского клиента. - У меня трешка на Остоженке, нехилая тачанка и еще я люблю животных. Выходи за меня замуж послезавтра!
  
   Я сплю как суперагент - по четыре, а то и по три часа в сутки. Отсыпаюсь в понедельник и пятницу - эти дни я сам себе отмаркировал красным. Сегодня мне вообще не спится. Ты, читающий эту хрень, тоже бы не спал.
   Вдобавок ко всему, я еще поругался с Беляной, моим администратором. Она прождала меня в постели три часа, через каждые пятнадцать минут появляясь в кухне с демонстративным презрением и одним и тем же вопросом:
   - Покурим?
   - Ляся, выпей, ты, наконец, снотворного!
   - Зачем?
   - Мне нужно подготовиться к встрече с этими милыми идиотами, снобами и хамами, который все как один вырядились как на коктейль, прекрасно понимая, что не видят друг друга, эти два дня...завтра и послезавтра это вообще полный бзац.
   - Ты зря выгнал эту тетеньку в норковом полушубке.
   - Нет, не зря. Я этим самым сумел вдолбить каждому из них, что я как раз не лохотрон.
   - Ты не лохотрон, а они - лохи на троне.
   - УмнО! Но давай без дискуссий. Меня сейчас больше волнует этот Барбекю с шеврале, чем эта старая кочерга с ее клубом "За тридцать".
   - Пусть женится на этом Гавроше с разными шнурками. Тебе же лучше. Меньше с ним возни и разговоров. И с ней тоже.
   Гаврош... И вправду, Гаврош. Эти тархунно-зеленые вельветки, эта кепочка, цвета молочного кабачка... Она, пожалуй, была единственной, кто не приходил на мои занятия в боевой раскраске и вечернем костюме. У нее только губы были накрашены. Помадой крабового цвета. Боже, как бы я хотел сейчас сидеть в ресторане. В любом! Даже в китайском.
   - А если, - раздраженно отвечаю я Лясе, - она не захочет выходить за него замуж? Что ты ржешь, Ляся? Что смешного?
   - Вспомнила занятия предыдущей группы. Эти куклы во время танцев трогали своих партнеров за головы, проверяли наличие или отсутствие лысины! Ты будешь сидеть здесь до утра?
   - Ляся, извини. Ночь не должна пройти впустую.
   - Так и я о том же, Женя.
   - Извини! - я готов к ссоре.
   - Знаешь, а я устала.
   - Так иди же, иди же спать! - я созрел для скандала.
   - Нет, ты не понял. У моей Оленьки есть горящая путевка в Тунис. Ты слышишь меня, Женя? Горящая путевка, говорю.
   - И ты хочешь ее потушить? - цинично оскаливаюсь я, глядя на дымящийся в пепельнице окурок.
   - В Тунис! Это ж классно. Талассотерапия, чай с кедровыми орешками, верблюды. А главное - не загажено нашими обликаморале, как Анталия и Куршавель.
   - Куршавель ...это где Ленин и Крупская, а до них - Джордано Бруно? - хочу блеснуть эрудицией перед женщиной, окончивший истфак университета.
   - Я поеду в Тунис, - вздыхает Ляся.
   - А что так грустно вздыхаешь, ведь в Тунис же, а не в Магадан.
   Мы могли бы поехать вдвоем, но не сейчас, и не в Тунис. Понимаешь, ненавижу верблюдов, не хочу никаких терапий, а чай и кедр предпочитаю отдельно друг от друга.
   - Я хочу сейчас. Иначе нервы совсем сдадут. Что, не имею права?
   Это ее дежурная фраза: "имею право". И мой неизменный ответ: "Ты имеешь, а я не имею. Ты имеешь право, а я ничего не имею против". Но на этот раз я отвечаю как-то отстраненно:
   - Не кури целую сигарету. Оставь мне. Улетай.
   Ляся знает мою привычку докуривать за нее сигарету. Даже если на фильтре следы ее безвкусной помады.
   Ляся не уходит, а продолжает копить усталость. Подавившись дымком и смешком, кашляет, как Травиата.
   - Ляся, что опять вспомнила? - обреченно вздыхаю я. Похоже, мне этой ночью все-таки придется покувыркаться на этом нескрипучем диване-батуте. Такие диваны, правда, хороши для утренней и вечерней гимнастики. Не знаю, за что я так не люблю этот диван. Может как раз за это сходство со спортинвентарем? За эластичность. За отсутствие скрипа. За периметр и площадь. Диван выбирала Ляся.
   В душ - по очереди. Не вместе, как в первый раз.
   - Ты чего ржала? - спрашиваю я, и подкладываю подушки под лясины колени, так, как медсестра в кабинете физиотерапии перед сеансом электрофореза.
   - Помнишь цыганский магазинчик напротив нашего БЦ?
   - Ну.
   - А светящиеся в темноте украшения?
   - Эта хрень на батарейках?
   - А красиво... Если бы они могли светиться без батареек.
   - Ты знаешь, гнилушки светятся без батареек.
   - Да ну тебя! Нет, в чем прикол-то, Жень! Эти наши тетеньки и дяденьки, страждущие, но не блаженные, все как один, накупили себе часов, заколок для галстука, заколок для волос, бус и так далее. Ну, пришли, увидели, купили. И ладно.
   - Да, помню. Они всю эту хрень на себя надели.
   - Потом настал тот день, и тот час, когда им открыли глаза, и надо ж такому случиться, что именно в этот момент вырубили электричество. Видно, электрики бизнес-центра вмешались в той эксперимент, Жень.
   - Да, это был прикол. Со светом.
   - А как в темноте светились их бусы, галстуки, часы... У нас магнитола на батарейках. С музыкой все обошлось. И они танцевали! Я смотрю на это, Жень, меня вдруг такой ужас охватил, я просто остолбенела, глядя на двигающиеся во мраке браслеты, бусы...Я ведь тогда еще эту тему не просекла, насчет магазина.
   - Ляся, ты меня любила?
   Я ненавижу этот диван.
   ..........................................................................................
   Мы познакомились на елке. Лясина подруга Оленька в канун Нового Года сидела в своей турфирме безвылазно. Олиному ребенку было тогда три года. Сейчас ему восемь, он отличник, но не вундеркинд. Было число 27 или 26 декабря. Ляся осталась с олиным Васечкой, который, как все его сверстники, в эти дни, короткие и предпраздничные, ждут Деда Мороза. Вот так мы и познакомились. Этим Дедом Морозом был я. Когда Снегурочка, добросовестно отработав смену, уехала домой, а Васечка уснул, мы с Лясей забрались в ванну с бодузаном и стали пить шампанское.
  
   - Женя, давай в положении “Он снизу".
   - Он будет снизу, а где буду я?
  
   Я сочувствовал Лясе. Она от рождения была брюнеткой, а ее звали Беляна. Иногда Белинда, или совсем безжалостно-иронично: Блонди. Отцом Ляси был чех, и имя у нее было чешское.
   Она начала травить свои волосы (изумительные, цвета кофе риспретто) с шестнадцати лет. Антрацитовый пигмент никак не поддавался полному уничтожению, и после каждого травления пергидролем Лясины волосы приобретали буйно-дынный цвет. Я бы наградил эти волосы медалью "За стойкость", а Лясю - медалью "За отвагу".
  
   - А я любила Деда Мороза.
   - Я растаял, вот и все.
   - Тают только Снегурочки.
   - Дед Мороз - это самец Снегурки.
  
   Девушка Яна тоже не любит свое имя.
   Не выливайте шампанское в ванну. Бодузан и шампанское не совместимы.
   .................................................................................................
   - Колодец работает? - спросил меня как-то сосед по даче.
   И я растерялся. Не знал, что ему ответить.
   Теперь я в полной растерянности перед мистером Барбекю. Он собрался жениться на Яне.
   - Владислав, - тет-а-тет я называю их по имени, - не кажется ли Вам, что хороший специалист достоин большего... Я говорю о Вашем отпуске. Вы должны его продлить. Неужели шеф не разрешит? Ну, хотите, я побеседую с ним. Хотя бы на неделю, Слава! Вы совершаете переворот в своей судьбе, Слава!
   - Евгений, расслабьтесь. Деньги возвращать не надо. Все нормально.
   - Не в деньгах дело, Владислав... Рано, Слава, рано!
   - Да почему же рано?! Вы же сами говорили...про любовь без оглядки...там, про чудо. И вот оно свершилось! Я, короче, ее люблю, хочу на ней жениться.
   - А она? - громким шепотом произношу я, и тут же мой шепот переходит в громкий стон: - А она?!
   Он пожимает плечами, а что ему еще остается делать?
   Уныло, но смиренно завязывает глаза. Я поправляю его повязку, затягиваю узел с вопросом:
   - Не давит?
   - Нет. Давит другое.
   - Что именно?
   - Суета этой жизни, понимаешь?
   Я киваю. Инерционно.
  
   Вспомнил ...Бабка в очереди в кассе гипермаркета. Не старушка, а именно бабка, удерживающая равновесие двумя корзинами. Почему она не воспользовалась тележкой? Хорошо, почему она не ставит корзины на пол? Привычка? Вот и у меня - привычка. Кивать, мотать головой, улыбаться, глядя в чьи-то закрытые глаза.
   Не старушка. Старушки согбенные, в пуховых платках, с двумя батончиками, одним пакетом молока или кефира и горбушкой ветчины, которая не весит больше двухсот граммов. А эта в шапке с агрессивным начесом, глянцевом пуховике и с двумя утяжеленными корзинами.
   Летом я видел ее же. Такую же. Только без шапки и пуховика, а в панаме и спортивном костюме. Подумал, и вправду, спортсменка. Эмансипация уже перешагнула несколько границ, дойдя до границы с бездной. Женщина-тяжелоатлет. Женщина-боксер. Женщина-водитель автобуса. Я видел ее же. И тогда она тоже стояла впереди меня. Повернулась, и без единого пятнышка смущения произнесла:
   - Молодой человек, видите, у меня муха на лбу.
   Муха цвета зеленой фольги в самом деле уселась на ее широкий и влажный лоб.
   - Вижу, - ответил я, сразу же отвернувшись.
   - Так смахните.
   - То есть - дать Вам по лбу?!
   - Хам, трижды хам! - рявкнула бабка.
   Почему "трижды"? Один раз хам, потому что не догадался, что надо прогнать муху, умывающую лапки в теплой и соленой капле. Муха прилетела в дармовой SPA-отель.
   Второй раз хам, потому что уточнил, как смахнуть. Ну, здесь скорее тупица, а не хам. А третий раз хам, потому что моя корзина стояла на полу, а я небрежно, даже как-то презрительно двигал ее носком ботинка. Это хамство чистой воды. Это хамство в степени N, при котором N- свобода, любовь к себе и цинизм.
   ............................................................................
   Таня-Танечка-Танюшка-Тата.
   Таня. Танюшка. Танюша. Нюша. Татушка. Как-как? Татушка. Самому понравилось. Ай-да Савчик, ай-да сукин кот!
   Яна. Нет. Мне не нравится. Яна - это Яна. Пани Яна, белокурая пани Янина, которой нравится, когда ее за глаза называют стервой.
   Таня, Танечка...
   Таня, Танечка!
   Таня, Танечка!!!
   Танюша...
  
   - Короче, я классно провел этот отпуск. Ваше реалити - это нечто! Вы офигительны, Евгений, и затеи Ваши тоже. Это круче любого аттракциона и игры в рулетку, круче серфинга и горных лыж. Хотя, в Куршавель или в Инсбрук я, все-таки, слетаю.
   - Владислав, а не хотите в Тунис?
   - Не-е, в Тунис не хочу.
   - Жаль.
   Мистер Барбекю вертит у меня перед носом визиткой.
  
   Татьяна В. Топтыгина.
   Дизайнер-криейтор.
  
   Господи, ну и фамилия. Руки-веточки, остренькое личико, прилив антигравитационных сил, а фамилия - Топтыгина. А еще прозвище Пончик.
   - Она Вам дала визитку? Она, что, тоже нас покидает? - я не спрашиваю, а глотаю горечь собственных мыслей.
   - Нет, сказала, что ей еще рано уходить. На всякий случай дала мне визитку. Может и не срастется, но все равно - приятная женщина, клеевая, общаться будем. Пусть даже на деловом уровне. Я согласен.
   Я дышу. Спокойно и ровно. Он уходит. Думаю, навсегда. Такое бывает, когда у тебя денег как говна. И ты не знаешь, по какой стенке это говно размазать.
  
   Мистер Барбекю улетел в Москву, Ляся - в Тунис. Скатертью-самобранкой им дорога.
   Остались только я и Танечка. И больше никого. Никого. Больше никого не надо.
   ....................................................................................
   Я поставил свой любимый сингл "PORNO PARADIZO" в исполнении Майкла Шихи. Ты, который читаешь эти строки, зря улыбаешься на сторону. Что название! Оно для меня просто как набор букв, а мыслю и говорю я не на английском языке. Ты послушал бы музыку! И голос, главное, голос...танцуя под такое пение, влюбишься даже в Квазимодо.
   А потом я завязал себе глаза. И Тане. И Танечке. И Танюше.
  
   ......................................................................................
  
   На шестом этаже остановился лифт. На площадке человек пять. Все какие-то радостные, румяные, как мятно-клубничные пряники.
   - Вас тут слишком много, - говорю я. - И нас. Семь - это перевес. Поезжайте на следующим, уверяю Вас, он идет пустой.
  
  
  
  
  
  
  
  
Cвидетельство о публикации 171888 © 194017 26.11.07 02:17

Комментарии к произведению 7 (15)

"...в прошлом мечтатель, студент, чей-то парень, чей-то друг. Чей-то послушный сын, успешно окончивший институт культуры. Но ты об этом не знаешь. Его пиарщики заставили тебя поверить в то..."

да, жил такой парень)

"Ты соглашаешься:

- Да, расскажу. Мне снилось, будто я летаю..."

:) "на арбузах")

Я тоже хочу искренно поздравить с победой. Очень-очень рада. :)))))

Спасибище!!))))))

Муся! С Победой в Конкурсе!!!

Скачала себе...(я читаю оч медленно((

:)))

Оля

Cпасибо за поздравление, Оля! Откровенно говоря, не думала, что одержу победу. Еще радуюсь, что Женя Гирный в числе победителей, уж очень за него болела)))))

Поздравляю, МУСЯ!

Спасибо, заходи.

Оригинальный коммент! :) Спасибо.

  • Valia
  • (Аноним)
  • 29.11.2007 в 01:51
Комментарий неавторизованного посетителя