• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Немного добавили и разбавили, в-общем, всё как положено. Теперь наш роман ближе к городскому фэнтази. Куда нас занесёт дальше - посмотрим...

Потусторонний детектив

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

(с) Леонид Шубин & Леонид Шифман.

Потусторонний Детектив

Часть 1

Исчезновения

1 глава

Звонок друга

Какая отличная вещь мобильник. Сидишь себе в компании в обнимку с гитарой, крепко сжимая рюмку в руке, словно ребенок у которого пытаются отнять любимые игрушки, а тут тебе Моцарт, так задушевно, с нарастающим звуковым сигналом. Сразу отрезвляет. Мгновение недоумения: "Кому это от тебя чего надо?". Рюмка ставится на стол, гитара ложится на диван. Я прислоняюсь ухом к аппарату, из которого доносится полузабытый голос давнего друга, и превращаюсь в пленника чужих проблем. Вокруг нет больше шумного сборища по поводу очередного дня рождения; нет женщин, пытающихся околдовать взглядом завзятого холостяка, зато есть чужая беда.
Глубокая ночь. На востоке, в проломах между домами, чуть посветлело. Приближался "час быка", когда ночь ещё властвует над человеком, навевая ему во сне разнообразные приключения, которые, впрочем, потом чаще всего не вспоминаются. Но бывает и по-другому - вот так, как сегодня, когда непонятно почему застряли гости в гостях, и хмель их не взял, не разбежались с прощальным: "Завтра на работу", хотя завтра воскресенье, а почему-то остались чуть ли не до утра. Может во всём виновата гитара или умные рассуждения, переходящие в:
- "Нет, ты послушай!";
- "Виктор, да ты не прав!";
- "Да воры они все там..." и так далее, и тому подобное. Этакое, почти забытое, интеллигентское сборище за столом.
Звонок произвёл на моих гостей странное впечатление. Над столом повисла полная тишина, словно все вмиг протрезвели и поняли важность прерывистой трели Моцарта. Даже муха перестала жужжать, совершив мягкую посадку в районе остатков кремового торта.
- Простите, это Михаил? - звучит в трубке так встревожено, что хочется почесать в ухе и немедленно нажать на кнопку отбоя. Я тут же понимаю, что ответ опять ввергнет мою жизнь в пучину совсем нерадостных событий; заставит вернуться в прошлое, о котором хочется забыть навсегда. Всё дело в том, что два года назад я начал жизнь сызнова, все мои старые знакомые это знали. Уж тем более Женя. И договор у нас был - никогда не звонить и ничего о себе не сообщать, и нарушить этот договор дозволялось только в крайнем случае.
Я сглотнул слюну, угадывая, что звонок из Махотина связан с моим прошлым. Не было никакого прошлого. Оно прошло, поэтому оно и прошлое. Не было ни милицейской службы на благо народа, ни друзей, помнивших про это. Но человек, отделённый от меня двумя сотнями километров, уже слышит мои вздохи в трубке, уже знает, что дозвонился и мне он дорог, и слышу я голос друга, не предавшего ни разу. Так что же я за сволочь такая, если позволю себе сказать: "Да пошёл ты!", и бросить сотовый. Даже полупьяный, даже в третьем часу ночи я умею ценить друзей.
- Да, Женя, я тебя слушаю, - в образовавшейся тишине прозвучал мой спокойный, но решительный голос. - Решил поздравить меня с днем варенья? - для убедительности я икнул.
- Нет... То есть, конечно, я тебя поздравляю! Но... У меня беда. Лера пропала! - отозвался озадаченный аппарат.
- Лера, это кто? - попытался уточнить я, вспоминая Женькину свадьбу трёхлетней давности. Невесту, а затем и законную супругу Женьки, звали Наташей.
Мои воспоминания прервал тяжёлый вздох в трубке, на исходе которого прозвучало:
- Невеста.
- Та-ак... Очередная, значит? - переспросил я, вспоминая Женькину непоседливость в области поиска суженой на долгие годы.
- С этой всё серьёзно. Люблю я её. Люблю! - с запалом выкрикнул Женя.
Мне пришлось встать с уютного дивана и отправиться на кухню, чтобы узнать подробности происшествия. В конце концов, не каждый день у друзей пропадают невесты. Разве что... Так это совсем в другом смысле.
Из крана над раковиной, заполненной немытой посудой, нехотя капала вода, метрономом отстукивая секунды. За окном тускло светил фонарь. Шёл дождь, шлёпая по стеклу, быстрыми шуршащими ударами. Капли стекали вниз, цеплялись за трещину в стекле и замысловатыми полосами спускались на карниз. Если бы знать: о чём говорят эти полосы, что предполагает вся эта отбивающая дробь вода, как это связано со звонком Женьки и моей дальнейшей жизнью. Кажется, я становлюсь фаталистом. Не знаю почему мне подумалось об этом? Вероятно, в том был скрытый смысл, который утаило моё подсознание. Женя тоже услышал стук капель. Или прочитал мои мысли?
- У вас там дождь? - спросил он, словно это имело сейчас какое-то значение.
- Дождь, - ответил я.
- Значит, возможно, вертолёты не летают?
Эта фраза была похожа на вопрос и утверждение одновременно. Я не ответил, так как вопрос не требовал ответа. Потому что Женька всё решил за меня. Он уже прикидывал в уме, как доставить меня в Махотин. Как никак двести километров от места моего сегодняшнего пристанища. М-да, как это ни обидно, но лучшие друзья всегда отличаются бесцеремонностью, считая, что ты им обязан, должен и никогда не можешь отказать. Мне захотелось высказать своё мнение по этому поводу в аппарат, но я вовремя вспомнил, что и сам такой: могу обратиться к другу с любой просьбой, при твердом убеждении, что он расшибётся в лепёшку, но сделает всё для решения возникшей у меня проблемы. Но Женька не дал мне возможности сообщить ему об этом. Он приступил к уговорам, заявив, что это дело жизни и смерти и я единственный во вселенной, кто сможет в этом разобраться. Так что нет у меня другого выхода, как выбраться из своей берлоги и немедленно отправиться в родной город. Другого выхода и вправду не было, но я не сразу осознал это.
Меня так и подмывало пропеть в трубку банальную фразу:
"Если к другому уходит невеста,
То неизвестно кому повезло".
Естественно я не сдержался.
В трубке послышалось частое дыхание и неожиданный вывод из моего изречения:
- Дурак ты, Мишка! Да если бы к другому - так и пусть, и не ушла, а пропала. Чувствуешь разницу? Про-па-ла! - по слогам проговорил Женька с ударением на "па".
В зале послышались шорохи. Извиняющиеся гости заглядывали на кухню и прощались.
- Пора Мих, пара нам. Засиделись. Утро вот-вот.
Каждый подбирал свои слова, каждый хотел оправдаться, что вот произошло нечто нарушившее соединение душ, расстроившее атмосферу близости и взаимопонимания. Поэтому нет теперь смысла оставаться и надоедать хозяину, а надо потихоньку уходить.
- Подожди минуту, - велел я Женьке.
Вынужденную паузу в разговоре я использовал, чтобы крепко пожать руки уходящим мужчинам и перецеловать всех дам. За минуту я не управился, но Женька был не в обиде.
- Знаешь, пока тебя не было, я решил, что приеду за тобой сам, - сказал он. - Не хочется терять время. Так это от Брюмино свернуть с главной дороги на гравейку и ещё километров двадцать. Так?
Я был удивлен знанием Женьки географии здешних мест. Значит, карту смотрел. В интернете что ли? Нашёл таки Дейск.
Немного посопротивлявшись для порядка, я сдался - оценил, что Женька, без конца мотающийся по своим объектам, сам приедет за мной. Значит дело и впрямь серьезное.
- Часа через два с половиной буду у тебя, - сказал он и отключился.
Я покидал остатки еды в холодильник. Женькин звонок разбередил муравейник воспоминаний, чего собственно я так опасался. К тому же сегодня день моего рождения - особый день. День, когда невольно начинаешь думать о своём прошлом. И так каждый год, только мысли эти становятся все печальней...
...Два года назад Михаил бежал из Махотина. Иначе как бегством это и не назовешь. Исчез в один день. Не прощаясь, как английский шпион. Шесть лет отпахал следователем в угрозыске; до этого армия, милицейская школа, юридический факультет. Начальство довольно: исполнительный, вежливый, не злоупотребляет... А в один пасмурный день - бах! - заявление на стол! Все начальство забегало: что да почему? А что ему было сказать? Сказал правду... Ему стало скучно. Скучно! Следователю? В России? Скучно? Не верите? Расскажите кому-нибудь другому! По российским меркам Махотин не слишком велик, но пятьдесят тысяч без малого населения имеется. И тишина... То ли народ здесь какой-то иной, то ли климат так влияет... Только не воруют тут, не грабят, не насилуют, не отстреливают... Нет, конечно, не совсем так, чуток имеется, но по сравнению с общероссийскими статистиками, тут просто тухлая Европа какая-то.
А находится Махотин в горах, воздух разреженный, кислорода не хватает, спать хочется. Вот и спит народ. Но начальство утверждает, что просто милиция у них образцово-показательно трудится. А тут выскочка этот, Козин Михаил, задумал пятно на тело родной милиции посадить! Ох, если бы так просто все было...
Последнее время Михаил занимался делом мэра. Кого-то мэр обидел, наступил на ногу или еще чего. Вот тот и решил отыграться. Обвинил мэра в коррупции, взятках и даже политических назначениях! Расчет был прост. Кто-нибудь видел мэра без коррупции, взяток или политических назначений? Видели? Ах, он ко всем секретаршам сексуально приставал? Так ему некогда было! Но это все не про мэра Махотина. Три месяца Михаил разрабатывал тему и... ничего! Сам не верил. Перепроверял. Вот тут-то он окончательно и заскучал...
Но никто ему не поверил. Майор Снежкин прозрачно так намекнул Михаилу: мол, добрался до чего-то, до золотой жилы, а сам испугался - и в кусты! Михаил все отрицал и стоял на своем, но стало еще хуже. Раз так, то значит надыбал что против начальства. Тут уж честь мундира задета, запахло жареным... Испугался Михаил не на шутку, заказных убийств в городе вообще еще не было. А оказаться первым в этом деле как-то не хотелось. Вот и сбежал он, бросив все: друзей, службу, казенную квартиру. Правда, ему уже было не скучно! По городу поползли слухи, что пропал Михаил Козин из городка не просто так, а прихватил с собой компромат, чтобы в случае его смерти вывести всех на чистую воду. Обидно было лишь то, что не было никакого компромата, а были бесцельно потраченные месяцы на его поиски.
Занесло Михаила в городок масштабом ещё поменьше Махотина, зато известный всему миру археологическими находками, в Дейск. В местных горах чего только не находили; и баб каменных, и пирамид из базальтовых плит, и надписей на непонятном языке. Про высеченные в скалах храмы ходили легенды. Первые несколько месяцев Михаил изучил местность, помог опыт скалолаза и заядлого путешественника. Теперь его брали в экспедиции проводником и спасателем археологи. Народ они в массе своей интересный, разговорчивый, дружелюбный. Так и нашёл себя Михаил Козин. Нашёл стержень существования, стал центром своей вселенной, без которого никуда. Заезжие женщины западали на него враз, пытались выведать тайну его одиночества. Как это, такой и один? Пытались окрутить, заворожено вглядывались в его серые подёрнутые дымкой глаза, измеряя на вскидку ширину плеч, силу рук и ум Михаила. Однако держался он от всего этого отстранённо. Не то чтобы монахом-отшельником жил, иногда находило на него, особенно когда появлялась на горизонте создание с рыжими огненными волосами и проникновенным взглядом зелённых глаз. И начинал он обхаживать девушку, да всё без толку, так как такие уже пристроились по жизни и без него.
... Пришлось мне, коротая время, начать сборы. Я взял свой видавший виды рюкзак и побросал в него всё, что могло пригодиться в таком деле. Две рации для связи в местах, не охваченных сотовой связью, палатку, спальник, котелок, смену одежды, кучу мелочей, необходимых для длительного автономного существования. Делал я это почти автоматически, так как такие сборы для меня не в новинку. Позвонил археологам, сообщив о том, что прогулка к храму отменяется не только из-за плохой погоды. Они, конечно, были огорчены, но приняли мои объяснения спокойно. Всё равно, прогноз погоды на ближайшую неделю не утешал.
Оставалось ещё около часа до появления Женьки. Целый час неведенья, вынужденного безделья. Мысленно перебирая воспоминания о прошлой, махотинской, жизни я уснул, виной тому были вовсе не воспоминания, а выпитое в этот вечер вино вперемешку с водкой.

Глава 2

Приезд Жени

Разбудил меня мужичек на "запорожце", пристроившемся за мной у светофора. Он давил на клаксон, пытаясь изобразить какую-то мелодию, кажется, марш Мендельсона. Я высунул голову в боковое окно машины, чтобы прокричать, что я о нем думаю, но не успел - проснулся. Однако свадебный марш продолжался. Мне потребовалось несколько секунд, чтобы сообразить, что это приехал Женька.
- Я уже минут пять издеваюсь над твоим звонком, - сказал он после того, как мы обнялись. - Ну и горазд ты спать.
Я взглянул на часы и ответил:
- Да я проспал лишь минут сорок, не больше... А ты плохо выглядишь, приятель!
- А ты проедь ночью по нашим дорогам посмотрим, как ты будешь выглядеть!
- Ладно, про дураков и дороги поговорим в другой раз. Давай не будем терять драгоценные минуты, или ты забыл, зачем приехал?
- Нет, не забыл. Эти вещи ты приготовил с собой? - Женька указал рукой на мое барахло.
- Да. Джентльменский набор. Выпьешь чая или сразу в путь?
- Давай свой чай, мне надо немножко передохнуть. Судя по тому, как от тебя несет, доверить тебе свой внедорожник я не смогу. И не проси! - добавил Женька, властно подняв руку.
Пока я кипятил воду, Женька разгуливал по квартире, трогал стены, рамы, изучал санузел и все время от души матерился.
- Надо все переделать, Мишка. Так жить нельзя. Тот, кто живет в берлоге, постепенно превращается в медведя. А ты еще молодой, тебе бабу найти надо!
Я усмехнулся, сопоставив слова друга с причиной, которая занесла его сюда. Но из-за свистка чайника Женька не услышал мою реакцию на его предложение.
Мы выпили чай и доели торт. Женька хлопнул меня по плечу, схватил рюкзак, большую сумку, и мы потащились к его машине.
Когда мы выехали на трассу, дождь приутих, и Женька позволил себе немного отвлечься от дороги.
- У меня есть новости, - сказал он.
- Неужели Лера нашлась?
Женька посмотрел на меня, как на придурка. Я не обиделся.
- Зачем бы мы тогда ехали? Все наоборот.
- Что значит наоборот?
- Вроде как Наташа пропала.
Я молчал. Кажется, я сильно во что-то вляпался.
- Мне ее мать, Клавдия Сергеевна, позвонила, когда я уже к Дейску подъезжал. Наташа поехала на неделю в дом отдыха "Горный воздух" покататься на лыжах и не вернулась. Клавдия Сергеевна позвонила туда, там сказали, что она выехала в срок.
- Может у нее с матерью отношения плохие?
- Ты что! Если б так, так я, может, с ней и не развелся...
- В милицию заявили?
- Еще нет, но я велел ей туда пойти.
- Ладно. Это к делу пока не относится.
- Ты так думаешь? - с сомнением в голосе спросил Женька.
- Пока нет оснований думать иначе. Не бери в голову. Лучше расскажи про Леру.
Женька помолчал с минуту. Потом спросил:
- У тебя есть сигареты? А то у меня кончились.
Я не курю, но пачку "Кэмел" всегда держу при себе. И зажигалку тоже. Так, на всякий случай.
Женька вытащил сигарету из протянутой мною пачки, я щелкнул зажигалкой. Он с наслаждением сделал пару затяжек, а затем сказал:
- Да рассказывать, собственно, нечего. Лера на выходные приехала ко мне. Вчера утром встала раньше меня и пошла в душ. Через полчаса я постучал в дверь и крикнул ей, что она тут не одна. Она не ответила, но был слышен шум льющейся воды. Я подождал минут пять, и снова напомнил Лере о себе. С тем же успехом. Я начал волноваться. Дверь была заперта на замок. Изнутри она запирается поворотом ручки, но дверь можно ключом открыть и снаружи. Я люблю порядок, так что взять ключ и открыть дверь у меня заняло не более полминуты. В ванной никого не было.
- Она могла закрыть дверь снаружи? - рассудительно подумал я вслух.
- Нет, для этого нужен ключ.
- В ванной есть окно?
- Нет, в том-то и дело. Никакой возможности выйти оттуда у нее не было.
- Не спеши с выводами, - сказал я.
- Ты что-то предполагаешь?
- Нет, но раз она исчезла, значит, такая возможность у нее была.
Женя снова умолк.
- И что же ты делал весь день после, в милицию сообщил?
- Ты хочешь, чтобы меня забрали? Уж ты-то должен понимать, что мне никто не поверит.
- Это скорее всего. Но через день-другой придется заявить куда надо, если, конечно, Лера не найдётся. Так, теперь давай всё по порядку... - мой голос дрогнул. Внутри меня всё перестроилось, словно я мгновенно превратился в Михаила Козина, следователя по особым делам. А мне хотелось быть просто Эрастом Петровичем Фандориным, чиновником по особым поручениям. Хотелось, но не вышло, то ли имя не то, то ли фамилия подкачала.
- Для этого я тебя и позвал. За эти пару дней мы должны ее найти! Далее, скорее всего, тебе придется искать одному, а мне сидеть, - с грустной ноткой в голосе констатировал Женька.
Мне не хотелось обнадеживать друга. Кроме убеждения, что задача имеет решение, раз Лера ее решила, у меня не было никакой зацепки, разве что... Следовало получше изучить замок: вполне возможно, что его можно запереть снаружи и без ключа, например, с помощью куска мыла или нитки.
- Скажи мне, а ее одежда тоже исчезла? - задал я наводящий вопрос.
- Нет, одежда осталась.
- Выходит, она пропала голой.
Женька кивнул. Моя версия с замком выглядела, по меньшей мере, странной. Но... может у нее были сообщники, то есть, может, кто помог ей? Вслух я спросил:
- Ты сам как думаешь, может у нее были какие-то причины... тебя бросить?
Женька аж позеленел. Думаю, если бы ему не нужно было держать руль, он бы заехал мне куда следует. Ему потребовалось несколько минут, чтобы успокоиться.
- Знаешь, я тебе все рассказал. А следователь у нас ты.
Полчаса мы ехали молча. Несмотря на прогноз синоптиков, дождь почти прекратился. Зато из низин выполз туман. Женька сбавил скорость. За нами образовалась длинная колонна машин. А мы вроде как головная. Опять ассоциации, чтоб их... Отвлекать Женьку разговорами теперь было смерти подобно. Он что-то бубнил себе под нос. Потом не выдержал и сказал:
- Слушай Мих, только не перебивай меня, ладно. В общем, зашёл я в ванну. Леры, как я уже говорил, там не обнаружилось. Её халатик ну и прочее, сам понимаешь, висели на крючке рядом с банным полотенцем. На кафеле под ногами рассмотрел небольшую лужу воды, как будто Лера только что вышла из-под душа. Я, как разбогател, учёл недостатки существования с урезанными удобствами и построил ванную комнату, поставил в ней душевую кабинку, соорудил джакузи. Но Лера почему-то плескаться в нём не любит. Говорит, что душ для неё лучше. Тонизирует, сон выбивает. А я, знаешь, к джакузи прикипел. Честно скажу, плещусь в нём подолгу, иногда прихватываю с собой книжку, а ещё нравится мне выкурить в расслабухе сигаретку-другую. Это к делу не относится, прости. Просто я очень устал и ничего не соображаю. Так вот: все краны, когда я вошёл в ванну, были закрыты. Может, я ещё чего не приметил, так это уже по твоей части. На некоторое время я остолбенел, что-то щёлкнуло в голове. Не было со мной ночью никакой Леры. Приснилось мне всё. И в ванне её не было. Однако вот оно - доказательство, что называется, на лицо - халатик, других доказательств не надо. Да, халатик. Она сама его принесла вчера, то есть позавчера. В общем, заезжал я за ней. Лера собрала вещи. Сказала, что ей надоело по утрам ходить абы как, даже после душа переодеться не во что. Вот халатик этот я и запомнил.
Женька повернул голову и глянул на меня - удостоверился, что я ещё не уснул под его рассказки. Тут же засигналила встречная машина - мол, чего виляешь? На дорогу смотри.
- Дальше что? - тихо спросил я.
- Дальше? Ах да, дальше. Остолбенение моё прошло. Понял, что случилось это не во сне, а наяву и с этим надо что-то делать. Куда-то бежать, с кем-то разговаривать, о чём-то спрашивать. Искать надо. Вот я и начал искать, понимая всю глупость этой затеи. Вспомнил телефон одной её подруги. Позвонил... Затем припёрся к ней на работу - она в гостинице работает администратором. Там, естественно, её не оказалось. Выходной все-таки.
Да ты же про нас вообще ничего не знаешь. Наш Махотин превратился в курорт, место шумное. Представляешь, все курорты хиреют: то снега у них зимой нет, то дожди всё лето, а у нас, слава богу, всё с этим в порядке. Народ к нам потянулся со всех сторон. Иностранцы заглядывают. Кое-кто решил собственные дачи вокруг городка возвести, гостиницу отгрохали по последнему слову, ещё одна в проекте. По моим проектам, кстати. Так что живём! - с гордостью в голосе сообщил Женька, воскликнул словно хотел доказать свою значимость.
Да, что-то пропустил я интересное. Всего-то двух лет не дождался, пока... Дальше мне рассуждать не хотелось.
- Я заметил. Всё хотел узнать, как ты своего козлика на "чероки" поменял, - вставил я своё замечание, чтобы Женька понял, как я внимательно его слушаю.
- Поменял, - согласился он. - Да, так вот, весь день пробегал по городу, точнее проездил, по парку бродил, на Тёщину горку лазил, к Красным камням ходил. Знакомых и просто встречных расспрашивал. Я и сейчас не верю, чтобы Лера могла бесследно пропасть. Раз десять подъезжал к отделению милиции, но так в него и не вошёл. Сам себе сказал: "Не поверят". Как ты думаешь, твой Снежкин поверил бы?
- Нет. И был бы у тебя от него один путь - в предвориловку до выяснения.
- Вот и я так же решил.
Впереди показался небольшой посёлок. Всего несколько кирпичных строений, да три деревянные избы. На указателе значилось: "Перевалово".
- Надо бы остановиться, передохнуть. Здесь и столовая имеется, для дальнобойщиков. Половину пути мы проехали. У меня в животе кошки блудят, - проговорил Женька, останавливаясь у небольшого одноэтажного здания со смешной вывеской: "Ресторан Придорожный".
- Смотри, сейчас каждую столовку ресторанами называют. Хотя сути это не меняет, - сказал Женька, выползая из машины.
- Хорошо еще, что не трактир, - согласился я.
Погода выровнялась. Туман развеялся. Сквозь тучи прорывались жёлтые блики солнца. Я посочувствовал своим археологам, прикидывая, что бросил их всерьёз и надолго, так как дело, ради которого я сорвался из Дейска скорее всего будет долгим и непростым. Правда, что такое "долго" в представлении археологов?
Ресторан действительно отвечал всем параметрам обычной придорожной столовки, только появилась должность официантки. Ее занимала необъятных размеров дама. Меню не перепечатывали со времён застоя, но и того, что в нём было прописано, на поверку не оказалось. Зато появилась новая строка: "Кока кола", странное сочетание слов рядом с котлетами рыбными, пельменями, яичницей и борщом по-украински. Правда, в конце списка я неожиданно обнаружил суши. Так мы и этому были рады. Мне после ночного возлияния хотелось лишь одного - рассола. Но его, к сожалению, в меню не оказалось. Пришлось довольствоваться карамельной шипучкой. Женька, прикинув последствия возможного отравления, выбрал яичницу. Мне было неудобно ограничиться шипучкой, к тому же официантка подчеркнуто спросила: "Что вы будете есть?", и я заказал суши, пытаясь вообразить, что я получу под этим брэндом в сельской столовке с оригинальным названием "Ресторан". Официантка странно посмотрела на меня, но воздержалась от комментариев.
Через три минуты она принесла заказ.
- А где же суши? - поинтересовался я, когда поднос в ее руках опустел.
- Вот, - и она указала мне на... стакан с компотом из сухофруктов!
Приступ гомерического хохота у меня утих, лишь когда официантка принесла мне заказанную по примеру Женьки яичницу.
- Теперь излагай, - вопрошающе посмотрел на меня Женька, проглотив яичницу и запив её успевшим остыть чаем.
- Когда приедем, на всё посмотрю, тогда и излагать буду. А сейчас тебе надо поспать, а я поведу. Не волнуйся, трезвый я уже, как стёклышко, на меня суши хорошо подействовало, - ответил я ему, и это было правдой.
Проехали мы до самого Махотина без приключений. Город из-за Тёщиной горки выплыл неожиданно и показался он мне чужим. Видимо виновато в том было высокое здание у самых Красных камней, заслоняющее родной район с хрущёвскими пятиэтажками. Я так изумился изменениям, произошедшим с городом, что разбудил Женьку. Мол, дальше веди сам, я уже здесь ничего не узнаю.
Он со сна открыл свои карие глаза, провёл рукой по чёрной взлохмаченной шевелюре и удивлено спросил:
- Приехали?
В ответ я махнул рукой, безнадёжно указывая на новый, выросший за два года моего отсутствия квартал особняков, построенных с претензией на замки или, в крайнем случае, старинные помещичьи усадьбы.
- Твоих рук дело? - в ответ спросил я.
- Частично, тут с разных мест народ проектировал.
Женька сел за руль своего "чероки". Для меня было полнейшей неожиданностью, что мы не поехали в сторону родного квартала, а ещё на окраине города свернули в какой-то проулок.
- Поменял место жительства? - спросил я у Женьки, вспоминая его рассказ о джакузи. Надо было быть полным идиотом, чтобы представить себе, как джакузи вместе с душевой кабиной могли поместиться в двухкомнатной квартире образца шестидесятых годов прошлого века.
За тонированными окнами внедорожника медленно проплывали особняки, такие за честно заработанные кровью и потом деньги не возведёшь. Вот, значит, как - я на отшибе околачиваюсь, а в это время... Потому и люди пропадать стали. А компромата теперь - компромата!
Представилось мне, как я, следователь Михаил Козин, в мундире с полной выправкой, с "макаровым" в руке врываюсь один в дом, напоминающий готический минидворец. Хозяин в испуге бежит от меня через окно, а его домочадцы прячутся кто где может; кто в шкаф, кто в подвал. Телохранители преступника всё же пытаются оказать мне сопротивление, но не тут то было... Одного я вырубаю ударом в шею ногой с криком: "Ять!" Другого - в прыжке отправляю в мир иной выстрелом из пистолета. Когда всё стихает, навстречу мне выходит она, женщина моей мечты, и говорит, что никогда не встречала по жизни такого мужчину как я. Но я не отвлекаюсь на сантименты, сую ей в руки визитную карточку и бросаюсь в окно следом за злоумышленником, преследую его и настигаю в колючем кустарнике у речки Дремучая. Нет, убивать вора, бандита и прохиндея я не стану - отведу куда надо и пухлую папочку с надписью крупными буквами на титуле: "КОМПРОМАТ" на него, то есть вора, прохиндея и бандита небрежно брошу на стол майора Снежкина.
И тут мне подумалось, что Женька вполне мог бы быть на месте этого прохиндея. А если действительно так, убил девушку, "закопал и надпись написал", вернее не написал, а наоборот притворился, что украли девушку или сама сбежала. Черт возьми, о чем это я? Женька мне друг, а значит я должен ему верить! Мы с ним в одном классе учились, вместе школу прогуливали, по девчонкам бегали, в футбол, в шахматы играли. Это не означает, что все, сказанное им, должно восприниматься как истина в последней инстанции, но и не верить ему, не имея в руках никаких конкретных фактов, опровергающих его слова, я, как друг, не имею права и не стану!
Эту мысль мне так и не удалось додумать, так как машина остановилась у небольшого дома сложенного из ярко-красного кирпича. Фасад в четыре окна. А рядом с этим домиком были такие же недоростки по сравнению с теми, что мы проезжали до этого.
- Мой квартал, - сообщил мне Женька, любовно оглядывая дома. - Здесь, понимаешь, всё для людей, удобно. Не смотри что не дворцы, зайдешь внутрь увидишь. Это тебе не казёнщина какая, это дом - семейный очаг, мечта любого нормального мужика, который там дерево посадить должен, дом построить и детей наплодить. Так вот две задачи я уже решил и для себя, и для других - только хотел приступить к решению третьей, как вот такое? - в голосе Женьки послышались дрожащие нотки.
Я понял, как глупы все мои подозрения по поводу преступления, которого Женька никак не мог совершить. Не было у него мотива убивать Леру. Да и человек он впечатлительный, от вида крови может и в обморок грохнуться. Вспомнил, как в пятом классе, в походе, строгал Женька палку ножичком, стрелу хотел для лука сделать; строгал и дострогался. Ножичек соскользнул и по пальчику. Пальчик остался цел, порез неглубокий был, но крови пролилось много. Побледнел наш Женечка, упал на траву. Страху было, изпереживались все... Так что Евгений и злодейство - явления несовместимые.

Глава 3

Место преступления

Дом Женьки внутри действительно производил впечатление. Небольшая, но уютная, прихожая со встроенным шкафом для одежды и вешалкой, зеркало во весь рост. Мечта любого российского гражданина. Зал, который теперь принято называть гостиной, тоже выглядел неплохо, имелся камин и ниша под телевизор и, само собой разумеется, огромный телевизор в ней. Обставлено всё было со вкусом. Явно, вся мебель делалась на заказ по эскизам. А эскизы, скорее всего, рисовал сам Женька, так оно и понятно - архитектор всё-таки, самый образованный и талантливый из всей нашей дворовой компании.
Женька небрежно махнул рукой и усмехнулся:
- Топорная работа - Мишка Топоров мебель делал. Да и живёт он вот тут, рядом. С детишками вечно во дворе возится. Мишка Топоров - это мужик. Он может и по дереву, и по детям. От него так и несёт запахом основательности и любви к жизни во всех её проявлениях.
Я вспомнил, что время основной фактор для раскрытия любого преступления. Улики имеют обыкновение от времени таять, словно мороженое в жаркий день. Так что, наскоро осмотрев все три спальни Женькиного дома и небольшой кабинет на втором этаже, обставленный различной оргтехникой и мебелью канцелярского вида, я остановился у дверей ванной комнаты. Женька уже хотел схватиться за дверную ручку, чтобы впустить меня туда.
- Стой! - резко остановил я его. - Не входить. Теперь я буду всё делать сам. А ты будешь лишь отвечать на мои вопросы и без того, чтобы к чему-нибудь прикасаться. Понял?! - тоном, не терпящим возражений, сказал я.
- Понял, Миш... - проглотив от неожиданности последнее "ка", сдавленным голосом произнёс Женька. - Ты меня случаем не подозреваешь? - полушёпотом спросил он.
- Подозреваю, - спокойно ответил я. - Я подозреваю всех. Профессия у меня такая. Была. Вот ты говорил, что открыл дверь ключом снаружи. Так? Ну и где этот ключ? Где, я у тебя спрашиваю?! Почему он не торчит в замке? - голос мой окреп, стал нарочито грубым. Так и хотелось прокричать ещё громче: "В глаза, в глаза мне смотри! Отвечай точно - без сюсюканья, так как мне твои сюсюканья в протокол вносить без пользы". Но, спохватившись, я понял, что не место и не время ещё так разговаривать. Женька от моих слов побледнел. Вместо ответов на мои вопросы послышалась тихое мяуканье. Рядом с Женькой, неизвестно откуда, появилась дымчатая кошка и принялась крутиться у его ног.
- Вот, обзавёлся какой никакой живностью, - будто оправдываясь, сказал он, - После расставания с Наташей был период, когда дом казался совсем вымершим. Спасла меня животина от полного одиночества и тоски. Вот только последнее время она редко на глаза попадается, ревнует. Представляешь, кошка ревнует хозяина к женщине. Вот это, доложу тебе, преданность. Маргарет сейчас подошла только, чтобы еду выпросить.
- Можешь покормить, - смилостивившись над ни в чём не повинным животным, позволил я. - А почему Маргарет?
- Кошечка, извини я тебе её не представил. Она британец по породе. Вот я ее и назвал так. У неё глаза голубые, почти как у Леры... Лера ещё добавляла к имени фамилию - Тетчер.
- Да иди уже, а то твоя Тетчер своим мяуканьем меня с мыслей сбивает.
Когда Женька вернулся, я ему напомнил о ключе.
- Я его, п-понимаешь, того - на место п-п-положил. Там где всегда, - почему-то заикаясь, проговорил он.
- Ну и где это место?
- Вот.
Женька распахнул дверку небольшого шкафчика в углу коридора. И тут я чуть не упал. В шкафчике на гвоздочках, рядком висели ключи и под каждым была надпись, обозначающая комнаты, которые эти ключи открывают. Так было заведено в учреждениях для пущей пожарной и прочей безопасности, но чтоб такое встречалось в частном жилище, это, я вам доложу, что-то невероятное.
- Да ты педант, Женька! - восторженно сообщил я сникшему под моим напором другу. - Теперь понятно, почему от тебя женщины уходят. Ты воруешь у них их право создавать уют и порядок. Тебе об этом никто не говорил?
Женька промолчал в ответ на мою реплику.
- Стой здесь и не двигайся! - продолжал я строго. - Давай ключи от машины.
Женька безвольным движением протянул мне ключи от "чероки". Мне пришлось вернуться к машине, чтобы вытащить из неё свой рюкзак и отыскать в нем целлофановые пакеты, резиновые перчатки, рулон чистой бумаги, к которому не прикасалась рука человека. Когда я вернулся к шкафчику с ключами Женька так и стоял, застыв памятником.
- Улики собирать будем? - сообщил я полувопросительно оторопевшему другу.
- Будем, - неуверенно ответил он и, утвердительно качнув головой, сделал шаг в сторону ванной.
- Стоять! - рявкнул я. - Это фигура речи. Это я буду улики собирать, а ты стой, где стоял! Ты уж извини, что в твоем доме распоряжаюсь.
- Да ладно! Я ж все понимаю... Тебе не помешает, если я покурю? Вон у телефона пачка лежит и спички.
- Надеюсь, ванную комнату ты не закрыл после всего? - многозначительно спросил я Женьку.
- Нет, - оправдываясь, ответил он.
Я обслужил Женьку и принялся за дело. Надев перчатки, я осторожно снял с гвоздика над табличкой: "Ванная" ключ, тщательно осмотрел его и сунул в целлофановый пакет. Женька с удивлением следил за моими действиями.
- А причем тут ключ? - осторожно спросил он.
- А при том. Лера ведь у тебя была не в первый раз?
- Конечно, - согласился Женька.
- Наверняка, видела, как ты доставал какие-нибудь ключи из шкафчика. Она умела читать?
- Перестань говорить о ней в прошедшем времени!
- Прости! Она умеет читать? - исправился я.
- Естественно.
- Значит, у нее не было проблем воспользоваться ключом, а затем вернуть его на место. Имеет смысл поискать на ключе отпечатки ее пальцев.
Женька понимающе закивал.
- Кстати, где ее мобильник и расческа. Мне нужны образцы отпечатков пальцев и на этих предметах.
- Думаю, что расческа у нее в сумочке или кармане халата, а мобильник лежит на тумбочке в спальне. Это первое, что пришло мне в голову: а нельзя ли ей позвонить? Но, увы...
- Если устал, я принесу тебе стул.
Я притащил Женьке стул. Он уселся на него задом наперед, сложив руки на его спинке.
Я прихватил несколько пакетов и прошёл в Женькину спальню. Широченная двуспальная кровать, на которую я почти не обратил внимания раньше, поразила мое воображение. Я с трудом отогнал мысли, мешающие работе и не соответствующие морально-этическому кодексу работника милиции. Кажется, я успешно вернулся в свою роль.
На прикроватной тумбочке лежал сотовый телефон. Я сделал шаг по направлению к нему, и тут он зазвонил. Что за ерунда? Марш Мендельсона преследует меня сегодня! Интересно, к чему бы это? Я аккуратно взял в руки мобильник и ответил. Приятный женский голос сказал: "Извините, кажется, я ошиблась", и связь прервалась. В комнату влетел Женька.
- Кто звонил?
- Не знаю, номер не зарегистрирован. Но голос женский.
Глаза у Женьки загорелись.
- Если это она, то это значит, что у нее все в порядке, - успокаивающе сказал я и сунул мобильник в пакет. - Кто тебя сюда звал?
Женька послушно поплёлся в коридор.
Сумочка также лежала на тумбочке. Я аккуратно вытряхнул всё её содержимое на кое-как лежащее на кровати покрывало, а сумочку запихал в отдельный целлофановый пакет. Расчески я не нашел, но мне пришла в голову идея. Я еще раз перерыл груду флакончиков и тюбиков, без которых ни одна уважающая себя барышня не отправится на свидание с мужчиной, но уже в поисках кошелька и документов. Их там не оказалось.
Я прихватил свой улов и вернулся к Женьке. Он вопросительно взглянул на меня.
- А где Лерина одежда: платье, туфли? Где пальто или куртка?
- На ней был полушубок с лисьим воротником - мой подарок по случаю нашей помолвки.
- Где он?
- В этом шкафу, - сказал Женька, указывая на встроенный шкаф с дверцами из красного дерева. Я достал полушубок и проверил карманы: они хранили носовой платок, большой ключ, мелочь и две сотенные купюры.
- Что ты ищешь? - спросил Женька.
- Вчерашний день. Документы и кошелёк. Она вообще пользовалась кошельком?
-Да. Я подарил ей кошелёк из крокодиловой кожи на Новый год.
- Паспорт она носила с собой?
- Возможно. Но я заехал за ней раньше, чем мы договорились, и очень торопил её. Мне хотелось успеть на последний тайм хоккея. Она могла забыть дома.
- Она живёт одна?
- Она живет с мамой в Черёмушках.
Так мы в шутку именовали рабочий посёлок в восточном пригороде Махотина.
- А этот ключ - от её квартиры?
- Да.
Я подошёл к телефону.
- Дай мне домашний номер Леры, я хочу позвонить её матери.
- Зачем? Ты перепугаешь её!
- Я ей ничего не скажу, просто спрошу Леру.
- Тогда позвони со своего сотового.
- Да, ты прав. Диктуй номер.
Мама Леры оказалась дома и сообщила, что Леры нет, что она уехала и будет только завтра вечером или послезавтра, и предложила позвонить на мобильный. Так что ничего нового я не узнал. Кроме одного, на всё расследование у нас было максимум два дня. Потом придётся идти Жене с повинной головой в милицию.
- А теперь покажи, где её платье и прочая одежда и обувь, - попросил я.
- Это называется обыск?
- Ага, к тому же без санкции прокурора, по-дружески.
- Всё там, в спальне. В шкафу. У меня знаешь шкафов в каждой комнате. Во всех рыться будешь?
- Буду, - тяжело вздохнул я, чтобы Женька понял как мне "приятно" шарить в его вещах.
Однако эти следственные действия не принесли никаких результатов. Нашлось буквально всё: и платье, и нижнее бельё, и сапоги, только вот нигде не было кошелька и паспорта пропавшей.
- Слушай, а что она всегда ходит с такой маленькой сумочкой.
- Ну, ты даёшь! То, что ты называешь сумочкой - это у них косметичка, - улыбнувшись, сообщил Женька. - Она же у меня бизнес-вумен, а не Машка с сеновала. Сумочку она дома забыла.
Пришла очередь ванной. Я включил в ней свет, взял в руки лупу и принялся изучать устройство замка на двери. Не представляю себе, чтобы можно было запереть его снаружи без ключа. Наверняка, остались бы какие-нибудь материальные следы: палочки, ниточки, бог знает что еще. Ведь необходимо было исхитриться повернуть рукоятку внутри ванной. Для этого нужно придумать какое-нибудь приспособление. Может его сделали изо льда? Но как же его хранили? Я почитывал детективы и помнил, как разрешается противоречие запертой комнаты. Но, впрочем, как я уже выяснил, нужды в каких-то сложных приспособлениях не было: куда проще запереть дверь ключом и повесить его на место.
Я распахнул дверь в ванную и вошёл внутрь. Джакузи ядовито-изумрудного цвета, (Надо было иметь большое воображение, чтобы отделать его малахитом) было наполнено на три четверти водой и занимало всю заднюю часть ванной комнаты. Но, пожалуй, Женькина кровать впечатлила меня больше. На вешалке сиротливо висел махровый халатик. Я обшарил карманы, но ничего не обнаружил. Створки душевой кабинки были раскрыты. У стены располагалось нечто вроде сидения.
- Вода подаётся по разным направлениям, - пояснил Женька, обратив внимание на мой живой интерес к душевой кабинке. - Их можно регулировать и менять напор. Получается приличный массаж. Лере очень нравится.
- Это всё замечательно, но я думаю о другом... Скажи мне, когда ты вошёл в ванную, створки душевой кабинки были открыты?
- Да.
- И душ выключен?
- Да.
- А когда ты первый раз постучал, вода текла?
- Да.
- А когда ты второй раз стучал, вода текла?
От мысленного напряжения Женька забыл про сигарету и обжог пальцы. Он чертыхнулся и отбросил окурок в сторону. Женька снова погрузился в раздумье, но вскоре признался:
- Не помню...
Так и этак я пытался заставить Женьку вспомнить, но ничего не помогало. Ладно, ничего не поделаешь. Придётся рассмотреть оба варианта. Если вода лилась, это значит, что её выключили в те полминуты, пока Женька ходил за ключом.
- Скажи мне, ходил туда сюда, могла ли... - я не договорил, поняв бесперспективность этого следа, как же тогда Лера заперла дверь? Ведь ключ в этот момент уже был на месте. - А между твоими попытками достучаться до Леры сколько прошло времени?
- Минут пять примерно.
- Так. И где ты их провел?
- Я вернулся в спальню и включил телевизор. Там как раз заканчивалось "С добрым утром".
- Отлично! Значит, мы можем точно установить время пропажи Леры.
- Тут нет никакой проблемы. Я досмотрел передачу и прежде, чем идти в ванную, взглянул на часы. Было без пятнадцати одиннадцать. Суббота, всё-таки, - почему-то извиняющимся голосом добавил Женька.
- Судя по расположению комнат в твоей хате, даже если дверь в спальню ты оставил открытой, Лера вполне могла незамеченной выйти из ванной и пройти к входной двери. К тому же у неё для этого имелось целых пять минут.
- Но ей надо было вытереться и хоть во что-то одеться. Где ты видел женщину, способную проделать это за пять минут?
- Ошибаешься! Всё, что ей было действительно необходимо в это время, это выключить душ! Она могла вытереться (если мы предполагаем, что она и вправду приняла душ, а не включила воду для отвода глаз) и одеться в какую-то одежду заранее. Одежду она прихватила с собой, когда пошла в душ. Ты не видел у неё в руках пакета?
- Я вообще не видел, как она пошла в душ. Я уже не спал, но глаза мне было не разлепить.
- Понятно. А как у тебя запирается входная дверь?
- Там есть несколько замков, но обычно я использую лишь один.
- И ты, конечно, как истинный джентльмен вручил ключ от своего дома даме?
- Да...
- А есть в доме чёрный ход?
- Обижаешь. Кто же сейчас так строит? У меня есть выход в сад. Но на зиму я запираю его на крюк. Я уже проверил это. А на всех окнах у меня решётки, сам понимаешь...
Пока два главных вещьдока висели напротив душевой кабинки. Это махровый халатик и большое банное полотенце. У меня к этим вещам было много вопросов. Я погладил рукой бархатистую ткань полотенца. Оно было совершенно сухим. Догадался ли мой приятель проверить его на влажность после исчезновения девушки?
- Женька, а полотенце когда ты зашёл сюда, было влажным? - спросил я его.
- Не знаю, мне было, сам понимаешь, не до того.
- Понятно, ему было не до того, а мне понимаешь до того. Халат тот самый? - в моём голосе послышались ледяные нотки.
Мне бы сказать Женьке сейчас сразу о том, что все, чем я тут занимаюсь - туфта полная, так как для обработки собранных материалов нужна криминалистическая экспертиза. На крайний случай микроскоп и реактивы. Как мне проникнуть в лабораторию и договориться с экспертом я сейчас не имел ни малейшего понятия. Но мне не хотелось огорчать друга, который думал обо мне как о спасителе. Я взял халатик и полотенце и запихал их в очередной целлофановый мешок и уже намеривался снять перчатки, как увидел в углу, образованном округлым боком джакузи, след. Шесть округлых пятен почти неразличимого коричневатого цвета располагались полукругом, в центре которого находилось большоё размазанное пятно. Если бы пятен было пять, я мог бы предположить, что в ванне побывал волк, но их было шесть. Я достал свой мобильник и незаметно для Женьки сделал снимок следа. Теперь я пожалел, что не имел комплекта для обработки отпечатков пальцев. Но стоит ли говорить Женьке об этом. Я сказал ему совсем другое:
- Так, дорогой мой друг, в ванну не заходить ни под каким предлогом.
- Запереть что ли?
- Запри, осмотр места э-э-э... происшествия окончен. Если верить тебе, - я особенно подчеркнул слово "верить", - то картина выглядит так. В те пять минут, которые ты посвятил телевизору, Лера, воспользовавшись ключом от ванной, заперла её и покинула квартиру, прихватив свой кошелёк и документы.
- Но зачем ей это понадобилось? - воскликнул Женька.
- Ну это другой вопрос. Кстати, у тебя есть фотка Леры?
- Разумеется.
Женька достал из нагрудного кармана пиджака бумажник и извлёк из него фотографию обворожительной блондинки с голубыми глазами. Взгляд у Леры был вполне осмысленный, что оставляло надежду на правильность Женькиного выбора. Если бы не этот след. Если бы не он. У меня закралась смутное подозрение, что Лера не совсем девушка, то есть девушка, конечно, но след. В ванной был след зверя. В это невозможно было поверить, и я не верил до последней минуты. Но факт вещь упрямая, вот он этот факт в мобильнике в виде электронного изображения.
- Нравится? - спросил Женька, всматриваясь в протянутую мне фотографию, будто сам рассматривал её впервые так внимательно и пытался понять: а в чём собственно дело, а? Чем эта девушка отличалась от других, почему именно она приворожила по настоящему?
- Симпатичная девушка, а годков-то ей сколько? - спросил я.
- Скоро будет двадцать три, - зевнув, сообщил Женька.
- Пора тебе отправиться спать, и мне тоже не помешает немного отдохнуть.
- Как это отдохнуть, когда...
Я не дал ему договорить и продолжил за него:
- Когда расследование зашло в тупик. Понимаешь, мне надо подумать, а для этого необходима свежая голова. Так что постели в какой-нибудь комнате, только не в той, где вы с Лерой... - я не стал уточнять эту мысль. - Займись, а пока я осмотрюсь вокруг дома.
Женька молча отправился в спальню для гостей, а я вышел во двор.
День был в самом разгаре. Тучи на небе разбежались, словно коровы по пастбищу о которых забыл пастух. Солнце выплывало из-под редких тучек, обдавало жаром и пряталось за очередной набежавшей тучкой. Я обошёл дом, всматриваясь в рыхлую почву рядом с окнами и дверями. Никаких подозрительных следов обнаружить мне не удалось. Ах, дождь смывает все следы. Дождь главный враг любого следователя и криминалиста. За забором суетился мужчина лет сорока. Он занимался посадкой деревьев, как никак осень - самое время. Топоров - догадался я, вспоминая рассказ Женьки. Женьки сосед уже заметил меня и, опираясь на черенок лопаты, молча смотрел на мои попытки обнаружить что-либо на сырой земле.
- А где Женя? - прервав затянувшееся молчание и в связи с эти возникшую неловкость, спросил он.
- Женька дома, спит. А вы, кажется, Михаил Топоров?
- Он самый.
- А я ваш тёзка, Михаил. Друг Жени, - представился я.
Топоров нечего не ответил, казалось, он потерял ко мне всякий интерес. Но это было не так. Я чувствовал на себе его изучающий взгляд. Для пущей маскировки Топоров отвернулся от меня в полоборота и начал копать очередную яму. Только глаза его косили в мою сторону. В наши времена любой незнакомец вызывает подозрение, мало ли кто шарит по домам в отсутствие хозяев. Я у Топорова точно был не в числе благонадёжных граждан. Для того чтобы развеять его подозрения, мне необходимо было вытащить во двор Женьку. Я достал из кармана сотовый, заметив, как настороженно взгляд Михаила следит за моей рукой, и какой облегчённый вздох последовал в тот момент, когда в руках у меня оказался именно мобильник, а не пистолет или нож. "Совсем запугали народ", - подумал я, нажимая на кнопку вызова. Женька ответил сразу:
- Алло!
- Не мог бы ты выйти во двор?
- Мишка, нашёл чего? - зевая, спросил он.
- Пока нет, но выходи...
Женька вышел на пороге дома буквально в ту же секунду. Топоров улыбнулся при его появлении и громко рассмеялся:
- Понимаешь, я думал воры.
- Это, Михаил, друг детства. Погостить приехал. Знакомьтесь.
- Уже познакомились, не буду вам мешать кореша. А вот вечерком загляну, побалакаем о том, о сём. Приглашаешь? - Михаил дождался Женькиного согласного кивка.
- Заходи.
- Я вот бутылочку занекал, да и закусить найдётся. Правильно я говорю, Зиночка? - заметив в окошке своего дома любопытное лицо жены, спросил Михаил.
- Да найдётся, найдётся, - ответила она и скрылась в глубине комнаты.
Топоров почему-то сразу потерял интерес к посадке деревьев и ушёл в дом.

Глава 4

Оборотень - сон и реальность

Не спалось... Я, да и Женька, были почти сутки на ногах, но сон не шёл. Так случается в моменты, когда переутомление уже уходит за грань возможного, а возбуждение от тяжёлого дня так и не проходит.
Дела наши были плохи. Мало нам своих неприятностей так ещё будут путаться под ногами любопытные соседи, пользы от которых в таком деле никакой. И всё же от людей надолго ничего не спрячешь, а значит и это неблагоприятное обстоятельство надо постараться использовать в своих целях - это раз. Далее необходимо изучить собранные улики - это два. Наконец, просто поискать похожие случаи исчезновения молодых женщин. Не забыть проверить, куда пропала Наташа? Как никак обе пропажи были связаны с Женькой. Или нет, или совпадение... Что-то не верится мне в такие совпадения. Значит, кто-то решил сыграть с моим другом злую шутку, подставить. Кому же он перешёл дорогу?
- Жень, не спишь?
- Не сплю, уснёшь тут.
- Придётся. Вот я засыпаю по приказу: "Отбой!". Будильник в мобильнике ставлю на четыре часа дня. Звонок громкий и противный, чтобы разбудил.
- Отбой! - гортанно выкрикнул Женька.
Яркая вспышка света мелькнула впереди, прямо за поворотом дороги. Что это? Свет автомобильных фар. Непохоже... Я бегу к источнику света. Падаю. Мимо меня проносится огромный зверь, похожий на чёрную кошку. Глаза зверя горят ярче любых фар. Я пытаюсь подняться и броситься за ним, но вспоминаю, что его можно остановить, надо только назвать зверя по имени.
- Лера! - ору я, как оглоушенный.
Зверь делает ещё несколько шагов, пытаясь скрыться в придорожной канаве, но издав почему-то истошное: "М-мяу!", останавливается. На месте зверя появляется девушка. Не то чтобы это происходит сразу, наоборот - всё растягивается во времени. Сначала у зверя опадает хвост, затем шкура приобретает светлый оттенок, почти как Лерины волосы, и тухнут глаза, словно втягивая в себя свет. Потом шкура превращается в обычную кожу ухоженного женского тела. Оскаленная морда втягивается, распрямляется. И вот на меня удивленно смотрит совершенно голая девушка.
- Лер-р-ра!!! - пытаюсь выкрикнуть я вновь.
Она продолжает смотреть на меня с удивлением. Она меня не может узнать. Мы не знакомы. Лера подходит ко мне и трясёт за плечо. Я приглядываюсь к тому месту, где остались следы зверя. Они вытянулись тонкой линией вдоль дороги. Шестипалые следы, точно такие, как в ванной.
- Чего орёшь, - спрашивает Женька сонным голосом. - Ты во сне кричал: "Лера!", как сумасшедший.
- Так ничего.
Женька еще побурчал себе под нос, а затем снова вырубился. Я долго ворочался, пытаясь разгадать тайный смысл сна, а когда уже почти уснул, раздалась телефонная трель, пробивающаяся сквозь закрытую дверь из гостиной. Женька так сладко похрапывал, что будить его было большим преступлением. Я встал и поплёлся к телефону.
- Добрый день! - услышав моё долгое "Алло", сообщил женский голос.
У людей есть интересная особенность говорить: "Добрый день" именно тогда, когда он совсем не добрый.
- Добрый день, - попугайски и без особого энтузиазма повторил я вслед за женщиной на том конце провода.
- А Евгения можно?
- Евгений спит. Его разбудить?
- Как спит? - в голосе собеседницы проявились неожиданно визгливые нотки.
Именно по этим ноткам я узнал, что со мной разговаривает Клавдия Сергеевна, тёща моего непоседливого друга. Бывшая тёща. Так как мне очень не хотелось привлекать к нашему разговору Женьку, я решил принять весь удар тёщиного красноречия на себя.
- Клавдия Сергеевна, как у вас дела? Мне Евгений говорил, что случилась пропажа вашей дочери, Натальи. Ну и какие новости?
- А вы, собственно, кто? - спросила Клавдия Сергеевна неожиданно севшим голосом.
Наш разговор прервал будильник сотового телефона. "Четыре часа", - отметил я про себя.
- Извините, я на секунду, - вместо ответа сказал я. Как и ожидалось, Женьку звонок будильника не разбудил. Я утихомирил орущий до дрожи аппарат и вернулся к разговору по телефону. - Если вы помните, я Михаил Козин.
Трубка, в ответ на моё напоминание, всхлипнула. Вслед за этим последовала непонятная скороговорка, будто Клавдия Сергеевна решила вместить все накопившиеся претензии к Женьке в несколько мгновений разговора. Я покорно позволил ей выговориться, понимая, что это ей необходимо. Когда Клавдия Сергеевна закончила свой монолог, я спросил:
- А в милиции вы уже были?
- Да, оставила заявление. Они сказали, что еще два дня должны пройти.
- Таковы правила, Клавдия Сергеевна, ведь ваша дочь уже взрослая. Может, она куда-нибудь уехала по собственному желанию.
- Ну что ты такое говоришь? Я всегда в курсе всех Наташеньки дел.
- Может, это вам так только кажется. Личная жизнь, знаете, дело такое.
- Да нету у нее никого! - буквально закричала в трубку Клавдия Сергеевна. - Нету. Она никак этого шалопая-бабника Женьку забыть не может. Мне на работе такого парня для нее предлагали, умница, адвокат, перспектива, а она, дурёха, слышать ничего не желает! Нет, говорит, пока Женька неженатый, она ни с кем встречаться не будет. А потом, хоть адвокат, хоть умница, ей все равно за кого.
"Если действительно Клавдия Сергеевна пыталась Наташу сосватать против ее воли, так любая бы на ее месте сбежала", - подумал я. А вслух сказал.
- Не огорчайтесь, Клавдия Сергеевна, надо два дня подождать. Я понимаю, что вам трудно сидеть сложа руки, когда ваша дочь находится не известно где, так что, может, съездите в этот дом отдыха, разузнайте с кем там Наташа водилась, когда и с кем выехала оттуда. Может, что-нибудь полезное выяснится.
Клавдия Сергеевна немного успокоилась, записала номер моего мобильника и пообещала завтра съездить в "Горный воздух". А мне тем временем другая мысль пришла в голову. Если и вправду Наташа всё ещё надеется на что-то в отношении Женьки, то... у нее есть мотив... Правда, ситуация симметрична: мотив есть и у Леры. Ревность. На что способна ревнивая женщина? А на всё. Ни перед чем не остановится: коня на скаку остановит. Загадка. Женщина и есть загадка - никакой Шерлок Холмс не справится! От всего этого можно сойти с ума.
Сон пропал совсем. Я прошел на кухню и приготовил себе черный кофе. В баре нашел початую бутылку "Рижского бальзама" и добавил его в чашку. Сразу стало легче соображать. Мысли побежали гуськом, правда, с каким-то мистическим уклоном.
А еще этот шестипалый след оборотня. А что если... Что если нет никакой Леры, а есть оборотень-Наташа, принимающая вид Леры? Нет, это уже полный бред, причем тут тогда шестипалый след? А может, оборотень играет с Женькой, обращаясь то Наташей, то Лерой? А сам... А сам кто? Надо залезть в Интернет и выяснить, что за нечисть у нас бывает шестипалой.
Нет, эти две пропажи вовсе не совпадение. Я вообще в совпадения не верю. Уже то, что речь идет о двух близких Женьке людях, чего-то стоит.
А вот ещё версия, спасибо бальзаму. Наташа - тот самый человек, который помог Лере исчезнуть. Ведь у Наташи вполне мог сохраниться ключ от Женькиного дома. Но она сообщница Леры, ведь никаких следов борьбы не обнаружено. И они вместе куда-то удрали. Но зачем? Какой-то психологический эксперимент - посмотреть, как поведет себя Женька? Зачем? Так могли повести себя школьницы, да и то - не старше восьмого класса.
Но в любом случае стоит обзавестись образцом отпечатков пальцев Наташи. А для этого придется навестить Клавдию Сергеевну, только надо что-нибудь придумать, чтобы это не отняло уйму времени, а то она снова начнет мыть Женьке кости.
Ладно, но сперва займемся Интернетом.
Я поднялся на второй этаж в кабинет Женьки. Там при беглом осмотре дома я видел компьютер со всеми мыслимыми и немыслимыми наворотами. Я не большой спец в компьютерах, но чтобы зайти в Интернет, поработать с электронной почтой или поискать чего-нибудь на Яндексе, это и мне под силу. Для этого профессором быть не обязательно: главное - не бояться компьютеров.
Итак, я набрал слово "шестипалый". Ну конечно. Виктор Пелевин "Затворник и Шестипалый", никуда не денешься, читал, когда еще в школе учился. Нет, это мне не подойдет. А вот кое-что поинтересней под заголовком "Сумасшедший шестипалый кот терроризирует жителей Коннектикута":
"Неадекватный кот по кличке Льюис держит в страхе жителей американского городка Сансет Серкл. Опасность, которую представляет животное, настолько серьезна, что городское управление по контролю над животными издало персональное запретительное предписание для кота и приняло меры против его хозяйки".
Ну это их нравы.
А вот ещё заголовок: "Жители Среднеуральска приобрели шестипалое животное". И статья забавна:
"Алена Вугельман: Необычный поросенок появился в городе Среднеуральск. Местные жители приобрели шестипалое животное. Поросенку Маше два с половиной месяца. О своей уникальности она даже не подозревает. Между тем у поросенка на каждой из передних ног по два дополнительных копытца, однако никаких неудобств Маша не испытывает, растет упитанной и резвится, как обычный поросенок. Машу нынешние хозяева приобрели на ферме за незначительную сумму, по мнению Анатолия Балабанова, из-за дефекта он получил скидку сто рублей. Ветеринары, кстати, согласны с тем, что шестипалый поросенок ничем не хуже обычного, но о причинах такого отклонения сказать затрудняется.
Вячеслав Качмазов, ветеринарный врач Среднеуральского ветеринарного участка: Вообще иногда такие животные встречаются. В принципе, это со стороны генетики вполне возможно. Причин для этого множество и плохая экологическая обстановка. Может быть, генетические какие-то нарушения в развитии плода".
Экологическая обстановка в Махотино хорошая, но гарантирует ли это, что у нас не появится шестипалый свин, кот или ещё какая-нибудь зверюга? Едва ли... Я вообще считал, что шестипалых не бывает. Зря грешил на пришельцев (а они бывают?). Впрочем, одно другому не противоречит. Надо бы кому картинку в мобильнике показать...
Я мельком глянул в зеркало, являющее собой створку шкафа. Бог ты мой, как-то совсем у меня из башки вылетело, что надо иногда бриться и мыться. На меня смотрела харя отпетого пропойцы криминального вида. А в ванную комнату входить-то нельзя. Хорошо, что Женька предусмотрел умывальник в туалете, а то бы вообще труба. Я взял походный набор "Жилетт" и отправился приводить себя в порядок. "Итак, что мы имеем? - спросил я себя, рассматривая своё изображение, сдобренное белой пеной. - А имеем мы следующее: при всей невероятности последних событий они должны - хоть убей - иметь рациональное объяснение, иначе бардак, полная мысленная неразбериха и дурдом на горизонте. А чего мне не хватает, чтобы в мыслях установилось относительное равновесие и чувство реальности. Не хватает простой вещи - объяснения тому, что здесь произошло. Вот всего полчаса назад я отрицал существование шестипалых существ, и вот они, доказательства, на лицо".
Трёхлезвийная бритва легко скользила по подбородку, очищая его от белой бороды деда Мороза. Лицо моё приобрело оттенок интеллигентности и добропорядочности. Как говорил майор Снежкин: "В человеке должно быть всё прекрасно, и самым прекрасным, по возможности, должна быть морда, так как свидетеля или даже преступника надо не напугать своим зверским видом, а наоборот расположить к себе. Уяснил?" Я уяснил и всегда пребывал на работе в бритом виде.
Зачем я отправил Клавдию Сергеевну в "Горный воздух"? Мне бы перед её отъездом побывать у неё дома, да найти хоть какую вещицу с отпечатками пальчиков Наташи. Впрочем, она собиралась поехать завтра... А вдруг передумала?
- Срочно к телефону! - приказал я сам себе и бросился к телефону.
- Клавдия Сергеевна, вы ещё не уехали? - задал я никому не нужный вопрос, услышав голос в трубке.
- Пока нет, туда же автобус только утром идёт, Мишенька, - с тихим придыханием ответила она.
И тут до меня дошло, что бывшая тёща Женьки имеет желание свести меня с Наташей и видит во мне, как и в любом добропорядочном человеке, потенциального жениха для своей дочери. У меня сердце ёкнуло от такого предположения, и всё же я действительно где-то совершил ошибку, уж очень рьяно интересовался обстоятельствами исчезновения Наташи; давал советы, а сейчас вот сам позвонил. Но делать нечего, мне необходимо напроситься к Клавдии Сергеевне в гости. Не долго думая, я сообщил ей об этом.
- Приезжайте! - радостно ответила она на моё предложение. - Мы тут не то что некоторые, живём как и жили в Черёмушках. Адрес помните?
Адрес Наташи забыть я не мог, так как были мы практически соседями. Только вот когда я служил в армии, Наташа пешком под стол ходила. Потом, когда она выходила замуж за Женьку, шептался народ, что повезло мужику, отхватил девку на десять годов моложе себя.
Я вернулся в спальню. Разбудил Женьку, строго настрого запретив ему входить в ванну. Приказал заняться готовкой еды. В конце концов, кто-то должен заниматься обычными бытовыми подробностями существования, когда другие заняты делом. После моего сообщения о предстоящей поездке к Клавдии Сергеевне он был согласен на всё.
Мне не хотелось использовать для поездок по городу Женькину машину. Уж слишком хорошо её знали в городе. Пришлось добираться к Клавдии Сергеевне на такси.
Встретила меня, пополневшая от переживаний и отсутствия мужского присутствия, женщина и прямо с порога засыпала вопросами. У меня сложилось впечатление, что в данную минуту моя особа интересует её больше чем пропажа родной дочери. В конечном счёте дочь найдётся, раз я взялся за это дело, а вот очередной жених для нее может ускользнуть навсегда. Вера в мои способности по поиску пропавших дочерей и спасению их была у Клавдии Сергеевны безграничной. Мне пришлось остановить поток её красноречия простым доводом, что "время не ждёт". Потому мне необходимы две вещи: фотография Наташи и предмет, которым она пользовалась постоянно, например: расчёска. Поняв всю важность моей просьбы, Клавдия Сергеевна быстро предоставила в моё распоряжение всё, о чём я просил.
Теперь все вещдоки, необходимые для установления идентичности всех причастных к происшествию лиц, были собраны, аккуратно разложены по целлофановым мешкам и подписаны. В таких делах необходим порядок, и я привык его соблюдать.
Осталось маленькая проблема: каким-то образом пробраться в лабораторию и провести криминалистическую экспертизу собранных улик. В моём сегодняшнем статусе это представлялось совсем непростым делом. Как бы я не хотел расширять круг лиц, посвященных в тайну исчезновения Леры и Наташи, сделать это придётся.
Необходимо поговорить с Кирой. Она точно не откажет. Меня пугало одно, что надо будет рассказать ей всё в подробностях или придумать какую-нибудь подходящую версию случившегося. Конечно, "наш Эксперт", как за глаза называли Киру следователи, мне не сможет отказать. В конце концов, я чудесным образом спас её от смерти во время подъёма на Тёщину горку, когда шло расследование падения заезжего скалолаза. Покорить Тёщу дело совсем непростое, и без хорошей альпинисткой подготовки лезть на неё не рекомендуется. Однако, Кира решилась - пришлось спасать. Сам не знаю, как мне удалось ее удержать тогда. Все-таки девушкам полезно следить за своей фигурой: весь Кира на пару килограмм больше - не радоваться нам сейчас жизни.
Я набрал телефонный номер.
- Кира? - неуверенно спросил я.
- Ты?
- Как приятно, когда тебя сразу узнают.
- Я так рада тебя слышать. Как ты?
- Спасибо. Все в лучшем виде. А ты?
- Я... Всё так же... Впрочем, что я... Замуж собираюсь!
- Вообще или конкретно? - спросил я, а сердце у меня ёкнуло. Господи, неужели это меня задевает? Или так происходит с любым свободным мужчиной, если он узнает, что его знакомая "уходит" замуж?
- Исключительно конкретно! - рассмеялась Кира. - Но ты его не знаешь. Он только год как у нас. Хирург.
- Поздравляю! - Я постарался, чтобы мой голос звучал как можно искренней. - Не забудь пригласить на свадьбу!
- А ты придешь?
- Твое дело пригласить! Ладно... У меня к тебе дело. Ты всё там же работаешь, в лаборатории?
- Конечно, а где же ещё.
- Я не помешаю, если сейчас заеду?
- Жду! Адрес помнишь?
- Конечно, - тут я немного покривил душой: Кирин адрес красовался в моей записной книжке рядом с номером её телефона.
Я снова взял такси и через полчаса сидел на кухне у Киры, а она наливала мне в чашку чай, держа в каждой руке по чайнику.
- Мне нужна твоя помощь, Кира, - без обиняков начал я.
- Всё, что в моих силах.
- Это в твоих силах, - заверил я. - Проблема в другом. Мне нужно, чтобы ты не задавала лишних вопросов и никому не рассказывала о моей просьбе. Понимаешь... это не моя тайна.
- Я умею хранить тайны, даже покрытые мраком.
Я объяснил Кире, что от нее требуется, и вручил вещдоки.
- Очень удачно, что сегодня воскресенье. У меня есть срочная работа, так что никого не удивит, что я побывала в лаборатории в выходной день. Но тебя я взять с собой не смогу. Не полагается. Ты уж прости.
- Я понимаю, - согласился я.
- Сделаем так: ты пока побудешь здесь. Думаю, что за пару часов я справлюсь. Чувствуй себя как дома.
- А твой... хирург не придет?
- Он на дежурстве весь день, - улыбнулась Кира.
Я вызвал для нее такси. В ожидании машины Кира рассказала мне историю знакомства с Сергеем. Очень романтичная история. Сергей ей удалял аппендикс. А потом навещал каждый день даже в свой выходной, следя за тем, как Кира идёт на поправку. Кира особа романтичная. Все время ждала принца на белом коне, а дождалась врача в белом халате. Вот так. С улицы донеслись нетерпеливые сигналы, и Кира бросилась с вещами на выход.
Я включил телевизор.
- В Ондорском районе произошло странное происшествие, - вещал с экрана серьёзный мужчина в старомодных роговых очках и с нечесаной бородой. Сквозь очки просвечивали удивленно распахнутые, увеличенные стеклом глаза. Будто говоривший сам удивлялся произошедшему. - Пропало сразу две молодых девушки. Как утверждают органы правопорядка, ничего необъяснимого в этом нет. Но мы, склонны считать, что без аномальных явлений здесь не обошлось. За последние сто лет в Ондоре было зарегистрировано более пятнадцати пропаж молодых женщин. У местного населения есть легенда про странное существо, по описанию похожее на мифологического дракона, живущее в местных болотах. Наша экспедиция решила выяснить так ли это.
Видимо здесь я уснул, так как когда меня разбудила Кира, вспомнить, что удалось выяснить бородатому исследователю Ондорских болот, я не мог.
Согласно результатам её работы, а она полностью оправдывала кличку "наш Эксперт", на ключе от ванной были отпечатки только Женькиных пальцев. Кроме того, Кира вручила мне дискету с фотографиями отпечатков пальцев Наташи и Леры. Теперь я мог поискать следы пребывания этих женщин в Женькином доме.
И главное, Кира принесла материалы для снятия отпечатков пальцев в оперативных условиях.
- Если понадоблюсь ещё, звони! - улыбнулась мне на прощание Кира, и я помчался к Женьке.
Входная дверь Женькиного дома была не заперта, так что нажимать на кнопку звонка не было никакой необходимости. Главное в жизни следователя, прибывать, куда надо, без лишнего шума. Я аккуратно толкнул дверь и вошёл в дом. Из кухни доносились знакомые голоса: моего друга и его соседа. Застыв в гостиной, чтобы не выдать своего присутствия, я прислушался.
- Так говоришь, она голая была? - донёсся из кухни голос Топорова.
- Голая, понимаешь, без всего, - икнув, ответил Женька.
- Ага, - многозначительным шёпотом констатировал Топоров.
- Чего ага?
Снова кто-то икнул, но я не смог определить кто.
- А того, они её схитили, ей богу! Такие страшные, зелёные. Глаза навыкате. Вместо носа две дырки. Ушей совсем нет. Волос тоже - лысые они, инопланетяне. Так что, Лерочка твоя теперь у них, они над ней опыты проводят.
- Да как же это и почему именно на ней?
- Так они наших земных женщин ох как любят, не подумай чего, но как говорит наука, во всех смыслах. Ладно, будем заливать горе, всё равно помочь мы ей ничем не можем. Наливай что ли!?
Из кухни донеслось звяканье посуды и бульканье жидкости.
Я тут делом занят: ищу, думаю, сопоставляю, а в это время Женька... Эх, Женька-Женька! Теперь всё, пропало наше расследование. Разболтал ты о нём. Самое время вмешаться в разговор с расчётом, что на завтра вместе с хмелем вылетят из головы Топорова домыслы о пропавшей невесте, чтоб эти чертовы инопланетяне его самого схитили!
- Всем привет! - создавая как можно больше шума, я ввалился на кухню.
Женька попытался встать, но у него ничего не получилось. Выглядел он, мягко выражаясь, комично. Наверно его разбудил Топоров, Женька так и не соизволил одеться. Вот так он и сидел за столом в одних цветастых трусах.
- А вот и н-наш Пинкертон, - заплетающимся языком объявил он.
Мне нужно было всеми правдами и неправдами прекратить Женькино словоизлияние, и я решил взять инициативу в свои руки. Женька придвинул ко мне чистую стопку, чуть не опрокинув бутылку на пол. Я плеснул себе водки и пригубил для видимости.
- Такое в городе делается, везде пришельцы разгуливают и всех крадут.
Топоров сделал большие глаза.
- Вот и Леру Женькину... - начал он.
- Что Леру, они всех подряд похищают! Вот и меня пытались! Такие зеленые с лысым черепом.
- Ч-что ты говоришь? - изумился Женька.
- Конец света просто. Представляешь, тёзка? У тебя дети есть?
- Две дочки, - выдавил из себя Топоров и икнул. - Старшей почти семнадцать. Одни мальчики на уме. А младшей двенадцать.
- Горе-то какое... Ты их оберегать должен. А ты тут пьянствуешь, когда такое творится.
- Ты прав... Пойду я, пожалуй, - и он с трудом поднялся на ноги. Если б я его не подхватил, то он бы рухнул прямо на стол.
Я крепко приобнял Топорова и благополучно довел до дома, сдав на поруки жене. Можно надеяться, что если он завтра и вспомнит о нашествии инопланетян, то это никак не свяжется у него с Женькиными откровениями. А с Женькой надо серьезно поговорить, когда протрезвеет. Введу я сухой закон, пожалуй.
Женька как мысли мои прочитал - когда я вернулся, бутылка была уже пуста, а Женька принял классическую позу: морда в салате.
Что ж, пусть немного поспит, может, протрезвеет, а мне пока есть чем заняться. Я поднялся в кабинет и вставил дискету в компьютер. Я тщательно рассмотрел несколько отпечатков Наташиных пальцев. Запомнил самые характерные узоры, спустился вниз, достал из своего снаряжения лупу и принялся вновь исследовать дом.
Начал я со спален. Долго обследовал все предметы, до которых могла дотронуться Наташа, но все впустую. Исследовал кухню под Женькино сопенье, а затем изучил прихожую всё с тем же результатом. Наконец добрался до ванной. Дверь, вешалка, раковина для умывания... Я почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд.
Мурашки дружно пробежались по спине, и я медленно повернул голову в сторону джакузи. Из него за мной внимательно наблюдал крокодил с пастью, расплывшейся в улыбке. Я не оценил его благодушия и завопил благим матом.
Я орал так долго и громко, что разбудил даже Женьку. Возможно, мой крик протрезвил и Топорова, но он не дал мне об этом знать.
Женька влетел в ванную и встал как вкопанный. Он смотрел на крокодила и улыбался.
- Мурзик, как ты сюда попал? - обратился Женька к зелёному чудовищу.
Женькино спокойствие передалось мне, и я закрыл рот. Крокодил, заметив Женьку, радостно забил хвостом по воде. Женька сделал шаг в сторону Мурзика и... истошно закричал:
- Что это?
Перед джакузи расплылась небольшая красная лужица. Крокодил почувствовал себя виноватым и погрузился в воду. Женька сделал еще шаг и рухнул на пол, потеряв сознание. Я схватил стоявшее в углу ведерко, с опаской зачерпнул им воды в джакузи и вылил ее на Женьку. Вода попала ему в нос, и он чуть не задохнулся, но зато быстро пришел в чувство.
- Неужели Мурзик сожрал Леру? - жалобно спросил он.
- Посмотри, здесь какие-то серые волоски, - указал я, рассматривая лужу. - Кроме того, клянусь, что днем этой лужи здесь не было.
Женька встал на четвереньки и подполз к луже крови. Я повернул лупу так, чтоб Женьке было видно.
- Он сожрал Маргарет Тетчер!
- Держи себя в руках, старик, - сказал я, мысленно выругавшись. - А откуда этот египтянин? Клянусь, что его не было здесь тоже. Впрочем... - я осекся и наклонился над джакузи. Разглядеть крокодила мне не удалось. - Какого лешего ты так выкрасил джакузи?
- Ты ничего не понимаешь! Это последний писк моды.
И тут меня осенило. Я поднял Женьку на ноги и заставил сделать два шага в сторону.
- Это его след? - спросил я его, указывая на шестипалый отпечаток.
- Да, конечно! У крокодилов ведь шесть пальцев.
- Со сколькими крокодилами ты знаком?
- С одним, - неуверенно сказал Женька.
- Так вот, если у этого одного шесть пальцев, то это лишь означает, что он мутант. На Земле не существует шестипалых животных. Как будто мы не учились с тобой в одном классе!
- Ты прав. Я никогда не был силён в биологии, - сдался мой друг.
- Так где ты познакомился с этим крокодилом и при каких обстоятельствах? - во мне проснулся следователь.
- Понимаешь, два месяца назад Илюхин, есть у меня такой приятель, уезжал на неделю на Кипр. Так вот, он попросил меня проследить за его крокодилом. Мы договорились, что пока Витька загорает на Средиземном море, Мурзик поживет у меня в джакузи. Ему здесь так понравилось, что Витька с трудом выковырял его отсюда. Он, наверное, сбежал от него. Витька вечно забывает его кормить.
А вот Маргаритку жалко... Я Илюхину счет выставлю прямо сейчас! И зелёного пусть забирает как хочет. Видишь ли, удачу зубастая зелень приносит, она другую зелень притягивает.
- Вот этого делать не надо. Возможно, Мурзик наш единственный свидетель, - становил я благородный гнев друга.
Земноводное смотрело на меня подёрнутыми дымкой печали глазами, и из них капали слёзы.
Я был рад, что загадка оборотня разрешилась сама собой. Правда, появилась другая закавыка, а именно - определение времени появления Мурзика в джакузи. Эх, знать бы произошло это до исчезновения Леры или после? Но ответить на этот вопрос сейчас не было никакой возможности.
Мы вышли из ванной, дверь за нами захлопнулась.
- А Мурзик того, гулять не пойдёт? - спросил я приятеля.
- Неа, он у нас крокодил воспитанный. Только ответь ты мне друже - с чего он из родного дома сбежал? Узнать бы причину? - немного помедлив, словно размышляя о чём-то непостижимом, спросил меня Женька.
- И мне бы хотелось это узнать, - ответил я.
Женьку резко наклонило на бок. Я понял что сегодня от него проку не будет, разве что произойдёт что-нибудь отрезвляющее. А что может быть более отрезвляющее чем труд. И хотя Женьку сильно качало, мы решили привести кухню в порядок. За работой Женька вспомнил россказни Топорова про инопланетян, похищающих земных девушек. Они якобы насилуют несчастных, а потом возвращают, а женщины после этого становятся настоящими стервами или ведьмами, в общем, совсем другими, чем были до похищения. И он, Топоров, одну такую знает точно, это Эльвира, колдунья и ворожа.
- Бред всё это, - твёрдо сказал я, но привести никаких доказательств не успел. Из ванной донёсся жуткий нечеловеческий крик...

Часть 2

Проявление

Глава 1

Исповедь Вау

Меня зовут Вау. Зовут меня редко, обычно я прихожу сам. Вернее - проявляюсь. Проявляться - это искусство, доступное даже не всем магам. Только избранным. Я избран Судьбой, за что ей премного благодарен. Без лишней скромности скажу, что и я приложил к этому руку. Ведь талант мага на девяносто девять актаунов состоит из пота. Конечно, это не обыкновенный пот, а магический. Но об этом я лучше помолчу.
Вот и тогда я проявился сам, ибо на мои плечи возложили ответственность. А за что, вы поймете дальше сами.
...Шум нарастал в ушах. Казалось, что лопнут барабанные перепонки. Да, с магической обстановкой в этом проявлении что-то не так. Обычно я выпадаю в осадок без всяких проблем. Правда, недавно магистр магии Цвайштейн вывел, что скорость передвижения мага в пространстве и времени между проявлениями не может превышать скорость мысли. Я всегда считал, что соображаю достаточно быстро, и вот такой пассаж.
Тут я стукнулся пятой точкой обо что-то твердое. Копчик заныл, зато шум в ушах сменился легким гудением. Я продолжал лихорадочно сжимать в ладони Кристалл, висящий у меня на шее. Ещё несколько мгновений назад мне показалось, что я останусь навеки непроявленным.
- О, великий Лорд, - воздал я хвалу Властелину и мысленно поблагодарил его за удачную посадку, хотя мягкой ее не назовешь.
От сотрясения система материализации пришла в расстройство. С магическими приборами следует обращаться очень аккуратно, а иначе... Я проявлялся по частям. Могу себе представить, что могли подумать обо мне возможные сторонние наблюдатели. А ведь один из магических постулатов гласит о том, что невозможно преувеличить влияние наблюдателя на мага.
Но где это я? Какое-то замкнутое пространство, дышать нечем. Какие-то недобритые мужики со странными глазами сидят за столами и пускают дым в потолок. Еще один сидит к ним лицом, повернувшись вполоборота к челу, стоящему у доски. Этот чел держит в руках мел и водит им по доске, рисуя какие-то значки на черной, как магическая полночь, доске. При этом он что-то бубнит под нос. Все сидящие челы внимательно наблюдают за действиями стоящего, пожалуй, за исключением одного, сидящего вполоборота. Так это же магическая конференция! Не хватает только Большого Колокола для наведения порядка, да и курят эти челы какую-то дрянь. Хоть нос затыкай. То ли дело у нас... Отставить воспоминания! Надо же, никто не обратил никакого внимания на мое столь красочное появление. Странное общество и ни одной дамы. И чего меня сюда занесло? Система наведения барахлит, надо будет Оогу сделать втык.
Но о чем вещает докладчик, этот щуплый чел лет сорока с длинными черными волосами и с не менее черными сверкающими глазами? Он мне очень напоминает мага Недольмана, только Недольман слегка заикается. Смешной чел.
Я настроил Кристалл, и тот начал что-то тарабанить. Великий Лорд, неужели кристалл вышел из строя? Я запустил тест. Нет, все в порядке. Надо подключить пополнитель словарного запаса. Так. Я ласково погладил Кристалл. Магические вещи очень любят, когда их гладят. Кристалл переливался всеми возможными оттенками цветов, старался, как мог или как маг, но у него что-то не получалось.
- Непереводимая игра слов, - наконец выдал Кристалл. - Чел у доски читает лекцию на тему "Дихотомия и возможные пути доказательства теоремы Пуанкаре".
- Великий Лорд, что это?
- Это какая-то очень важная теорема математики. Так считают челы.
- А что такое теорема? - я выбрал это слово, так как Кристалл употребил его во второй раз.
- Предположение, требующее доказательств.
- А каким образом она их требует?
Кристалл загудел и засверкал загадочными огнями, но я не дал ему времени на поиски ответа.
- А если оно не потребует доказательств, то что?
- Тогда до конца своих дней останется постулатом.
Я обрадовался, услышав знакомое слово.
- А чем плохо быть постулатом?
Кристалл снова загудел.
Я немного подождал, а затем поинтересовался:
- Эй, что с тобой?
Но кристалл продолжал мерно гудеть и пощелкивать электрическими разрядами. Я решил не беспокоить его. Через несколько минут Кристалл очнулся, издав противный писк.
- У него ошибка в третьей строке, - заявил он.
- Ты уверен?
- Конечно. Это совершенно лишнее допущение. Если им пренебречь, то в правой колонке вверху можно сократить пару переменных и все сведется к полиморфной системе с конечным числом переменных. Дальше очевидно. Надо ему сказать!
- Это не нарушит магический закон о невмешательстве в дела других проявлений?
- Никоим образом. Это подпадает под действие поправки Сфинникса.
- Хорошо, но не сейчас. Нельзя же указывать на ошибки в присутствии других челов. Это надо сделать с глазу на глаз.
В знак согласия Кристалл испустил зеленый импульс.
Докладчик, наконец, положил огрызок мела на стол сидящего вполоборота. Тот что-то сказал.
- Он приглашает всех на обед.
- О Великий Лорд, он прочитал мои мысли! - у меня потекли слюнки.
- Едва ли он имел в виду вас, господин Вау, - с издёвкой ответил кристалл.
Странные челы поднялись с мест и создали пробку в дверях. Докладчик уронил стопку своих бумажек и теперь силился вытащить их из-под стола. Он еще перебирал их, когда все остальные уже покинули помещение.
Я воспользовался ситуацией и настроил Кристалл на речь. Подойдя к докладчику, я транслировал через Кристалл:
- Вы позволите маленький вопрос, уважаемый?
Уважаемый поднял глаза. Он смотрел так странно, что я не был уверен, видит ли он меня. Но слышал он меня точно.
- Да, - перевел мне Кристалл.
- Вот это допущение в третьей строке, оно действительно столь необходимо?
- Конечно, - начал чел, оборачиваясь к доске. - Без него дихотомия... - он осекся и перестал дышать.
Я следил за его все увеличивающимися глазами, уже достигшими размера любимого медальона Лордессы. Они стремительно носились по строчкам, а потом замерли на самой нижней.
- Возможно. Это надо проверить, - выдохнул, наконец, он.
Моя миссия была окончена, я нажал кнопочку на Кристалле и сделался абсолютно прозрачным. Чел даже не заметил моего исчезновения.
***
Моя привычка совать нос в чужие дела и любовь к истине явились главными элементами выбора профессии. С другой стороны оба эти качества органически присущи всем магам моего уровня. Ведь так приятно сунуть нос в чужие дела, когда нет собственных. И как же можно не любить истины, которые вы сами и изрекаете дюжинами на день?
Координатор института Высших Предназначений, запрятанный в один большой блок посреди этого величественного учреждения, пользовавшегося поддержкой самого Лорда, так и сказал:
- Быть тебе Вау сыщиком.
Спорить, что роль эта мне не подходит, что главная цель моего существования совсем иная, было бесполезно. К тому же и апеллировать было не к кому. Сотрудники института давно забыли, как влиять на старый, мигающий разноцветными светлячками, блок Координатора. Досточтимые челы вроде как находились при нём, но повлиять на его решения никак не могли.
Несомненно, обратившись к Великому Лорду, я мог бы попытаться исправить положение. Но злоупотреблять расположением его величества мне не хотелось. В конце концов, маг столь высокого уровня, как мой, может проявить себя в любом виде деятельности. Не зря же я посвятил изучению магии всю свою юность.
Так началась моя служба в департаменте магического сыска. Прошу не путать с каким-нибудь уголовным розыском или шотландским двором. Наш департамент подчиняется непосредственно его величеству. Так что вы можете сами судить о важности наших занятий.
Начал я со скромной должности мага-аналитика, но быстро сделал карьеру, приняв участие в паре дел, которые вполне могли стать громкими, если бы не ореол секретности, сопровождавший их. Но его величество высоко оценил мои способности, наградив меня Орденом св. Гугля степени "пи". Высочайшим повелением я был назначен на пост Генерального Смотрителя Вперед. Но это просто название, означающее лишь одно: род моей деятельности абсолютно засекречен.
Не удивительно, что когда в нашем магическом королевстве стали твориться такие дела, Лорд вызвал меня на аутодафе.
Пока я шёл по Лабиринту Бесконечности, минуя закутки любовных утех, тех, что продают дамы непристроенным в жизни челам, я думал о том, что пора бы и моему достопочтимому Лорду дать задание Высшему Органу найти себе пару. Кто как не давний предок Великого Лорда ещё две сотни лет тому назад провозгласил незабвенный закон:
"Каждому колечку должен найтись свой пальчик".
И тут началось... Высший Совет Магов принял закон в первом чтении, долго вносил поправки к нему во втором и, наконец, утвердил в третьем. Результатом их работы вышла более понятная любому простолюдину и высокообразованному челу формулировка:
"Каждый чел должен обзавестись женой в определённое Высшим Органом время. Высший Орган проанализирует пожелание чела и явит перед ним даму его мечты, с коей он и должен дожить до конца своих дней".
Закон народу не очень понравился. Слишком витиеват он был. Чтобы не заниматься словоблудием получил он название: Закон Колечка и Пальчика.
В недрах магических лабораторий закипела работа. Изготовители амулетов, магических кристаллов и прочих волшебных предметов повседневного применения приступили к выполнению государственного заказа. Так как Великий Лорд чётко определил форму и метод применения предмета, разногласий по этому поводу у магов не возникло. Колечко точно подходило к среднему пальчику любой соискательницы, в возрасте от восемнадцати до двадцати двух лет. Как только девушка, забывшись в мечтах, вспоминала о том, что "пора бы замуж", Высший Орган немедленно приступал к поискам чела достойного взять в жёны неведомо кого. Иногда бывало и наоборот, чел сам приходил пожаловаться в Высший Орган на своё одиночество. На протяжении сотен лет Орган работал без сбоев. Отсылал кольца во все уголки страны и даже за её рубежи. Увидев наши успехи и достижения, в страну хлынули потоки неохваченных колечками девушек, которые, прикрываясь желанием попасть на приём к Высшему Органу для регистрации, оседали в стране и за определённую плату доставляли удовольствие неудовлетворённым челам. Постыдное явление, доложу я вам. Вот если бы всё то же самое, но без денег - по обоюдному влечению, как бывало до появления магического колечка.
Вот так, забыв на время про свои способности, шёл я по Лабиринту, пока не услышал зов. Великий Лорд поджидал меня в комнате Откровений.
Мгновение и я перед Великим Лордом: стою на коленях и отбиваю поклоны - таков придворный этикет. На озабоченном лике повелителя светится недобрая улыбка, отражаясь в ордене св. Гугля на моей груди.
- Ответь мне, своему господину, сколько может продолжаться эта мука? - спросил меня восседавший на трех подушках, Великий Лорд. Голос его гремел громом среди ясного неба. Я молчал, не понимая, что лучше, задать встречный вопрос или, проникнув в святые помыслы господина с помощью магии, выведать у него, что он имеет в виду? Но вернее всего третий путь: я прекрасно знал склонность, людей не только задавать вопросы, но и самим же отвечать на них.
- Высший Орган опять игнорирует мою просьбу. И знаешь почему? У него нет достойной кандидатуры. Это ли не позор всей нашей насквозь прогнившей системы?
Теперь мне следовало повторять последнее слово из сказанного разгневанным Лордом, но так, чтобы не разгневать его еще больше. Ведь критиковать систему позволительно лишь его величеству.
- Позор! - с воодушевлением воскликнул я и отвесил еще шестьдесят четыре поклона. Нет, я отвесил их больше, но после шестьдесят четвертого сбился со счета.
- Единственная подходящая для Лорда девушка пропала в неизвестном направлении, можно сказать растаяла. Кольцо вернулось обратно, оно так и не было одето на пальчик избранницы! Мама очень беспокоится.
- Беспокоится, - повторил я, последнее слово, помня о состоянии своего господина в моменты, когда он вспоминает свою маму, старую Лордессу, пережившую трёх лордов и оставшуюся безутешной вдовой с сыном на руках.
- Да! Тяжела доля Великого Лорда в государстве, где всё решают за него.
- За него.
- Позвал я тебя затем, чтобы ты нашёл её, - вздох отчаяния пронесся под потолком комнаты Откровений для бесед с глазу на глаз, без свидетелей и мудрецов. Но я-то знал, что моему вызову предшествовали долгие консультации, обсуждения в семейном кругу Великого Лорда, споры в Совете Мудрецов, уговоры Высшего Органа, как-никак дело государственной важности, но решения вопроса так и не нашлось.
Именно в такие минуты я чувствовал себя не пылинкой в поле, а в высшей степени полезным для государства челом, настоящим Генеральным Смотрителем Вперёд.
Но что я стою без магического кристалла, а кристалл висит на шее у Лорда. Мне бы заикнуться об этом, но кристалл сам уловил мои намерения и опередил мой язык. Он жалобно пискнул:
- И я хочу с Вау. А то на шее Вашего Величества перестаёшь чувствовать себя в полной мере магическим. К тому же задание государственной важности, - добавил он самый весомый на его взгляд аргумент.
Конечно, мой господин немного помялся для порядка, но кристалл мне выдал под расписку. Я хотел было повесить кристалл себе на шею, но решил, что это будет бестактным по отношению к его величеству.
- Это величайшая честь для меня, ваше величество, мой Лорд, - сказал я, трепетно держа магический кристалл на сомкнутых ладонях.
- Можешь подняться, - приказал Великий Лорд.
Я встал.
- Через три недели праздник - День Мудрости. Я хотел бы порадовать мой народ объявлением о помолвке.
- О помолвке, - по инерции повторил я.
- Вот именно. И ты отвечаешь за это головой!
Я в этом не сомневался. В голубой крови наших Лордов перекладывать ответственность на наши плечи. Я провел рукой по лысине, как бы проверяя, что мне есть, что терять. Вот так всегда: Великому Лорду брачное ложе, а верному, преданному слуге - смертный одр. В лучшем случае еще один орден св. Гугля. Всё-таки опасная у меня должность. Оказывается не так-то просто всё время смотреть вперёд. Недаром мой предшественник и до сорока не дотянул.
- Ваше высочайшее повеление будет исполнено в срок, - заверил я Великого Лорда и принялся кивать головой как круглолицый болванчик. - Я могу идти, ваше величество?
- Можешь, - позволил Великий Лорд, и я, непрерывно кланяясь, попятился к выходу.
Когда створки дверей в комнату Откровений захлопнулись, я таки водрузил магический кристалл себе на шею, достал из рукава носовой платок и стер со лба магический пот.
- Ничего, прорвемся! - прочитал мои мысли магический кристалл.
Мне сразу стало легче. Да, с таким другом мне по плечу любое задание любого Лорда.
- Что ж, - сказал я, - не будем терять время. Веди меня!
Кристалл завибрировал у меня на груди. Он издавал звуки, схожие с рокотом мотора машин, которые я видел в фантастических фильмах. После этого звука обычно машина приходила в движение. Но это фантастика. Магический кристалл работает совсем на других принципах и имеет другое предназначение.
Тем временем кристалл начал светиться. Сначала чуть-чуть, как светлячок, затем все больше и больше. Свет был настолько ярким, что я закрыл глаза. А когда открыл их...
Да вот тогда я оказался среди странных челов, посвятивших свои жизни доказательству теоремы Пуанкаре. Этот Пуанкаре представлялся мне этаким злодеем с большой дороги, отнимающим у челов самое дорогое, что у них есть: целые жизни... Но магический кристалл успокоил меня, заявив в оправдание Пуанкаре, что челы отдают ему свои жизни совершенно добровольно и даже с большой охотой.
О странный мир, куда нас занесло! Но... Что мне тут делать? Ни одной особы женского пола в округе. Ты не ошибся с координатами, магический кристалл?
- Нет, - откликнулся на мою мысль он, - все в пределах допустимой погрешности. Но сейчас я внесу необходимые коррективы, и мы приблизимся к предмету наших поисков.
- Сдается мне, что мы оказались в одном из параллельных миров, к тому же не самом лучшем.
Кристалл замигал зеленым светом в знак согласия.
- Именно так. Это означает, что барышня, которую мы разыскиваем, скрывается в этих краях.
- Как она сюда попала? Невероятно, чтобы она проделала это добровольно. Но кто ее мог похитить?
- Мне кажется, что еще рано выстраивать версии.
- Не умничай! - приказал я.
При этих словах его охватила дрожь, которая немедленно передалась мне. Кристалл засверкал всеми цветами радуги и загудел. Согласно инструкции я прикрыл глаза.

Глава 2

Ужас проявления

Лучше бы я их никогда не открывал.
Я стоял босяком, по колено в воде, а из нее в каком-то метре от меня торчала жуткая приплюснутая морда с разинутой пастью. При проявлении кристалл сообразил, что я окажусь в воде, и заблаговременно меня разул. На меня смотрели тёмные алчные глаза грязно-зелёного существа, находящегося в такого же цвета огромной лохани наполовину наполненной водой. Количество выставленных на показ зубов не оставляло сомнений в намерениях этого мерзкого чудовища.
В груди у меня забулькало, потом это бульканье превратилось в душераздирающий вопль ужаса.
В помещение влетели два чела и остановились с вытянутыми физиономиями.
- Вау! - удивленно выкрикнул один из них.
Я был потрясен, услышав свое имя. Потрясение вывело меня из оцепенения, и я изящным прыжком выбрался на сушу. Возможно, это спасло мне жизнь. Чудовище внимательно наблюдало за всем происходящим.
- Откуда вы знаете, как меня зовут? - озвучил мою мысль кристалл.
- А как вас зовут, и что вы тут вообще делаете? - спросил чел в сером одеянии с неприметными, в тон материи, пуговицами. Такое однообразие цветов меня не смутило. Так же были одеты высокоумные челы у которых я побывал совсем недавно. Но вид второго чела заставил меня сомневаться, что оба они принадлежат одному проявлению. Он был гол. На волосатой груди чела ничего не было одето. Лишь его бёдра прикрывали цветастые короткие штанишки намного не доходящие до колен.
- О почтенные челы! Простите, если я вторгся в ваши частные владения. Я вовсе не хотел нарушить ваш покой своим нескромным проявлением, но так сложились обстоятельства в этом мире...
- Перестаньте паясничать и отвечайте на вопросы, - сердито приказал чел в сером, как подсказал мне кристалл, костюме.
В это время почти раздетый чел переминался с ноги на ногу, явно плохо соображая, что это перед ним за явление. Его покачивало из стороны в сторону. Он хотел что-то сказать, но видимо не мог подобрать слова.
- Сгинь нечистая! - наконец выдавил он из себя, и начал тыкать себя сомкнутыми пальцами; сначала в лоб, потом область живота, а уж затем в грудь - слева на право. Эти странные ритуальные движения он повторил минимум трижды, внимательно наблюдая за моей реакцией. Чел в сером одеянии смотрел на меня более осмысленным взглядом. Сквозь бегущие в его голове мысли почудилось мне, что близок он мне по роду занятий. Мне хотелось сказать ему об этом. Но он неожиданно развязал странную верёвку на собственной шее и решительно пытался схватить меня за руки. Такое развитие событий меня совсем не устраивало.
- Если позволите, я немедленно покину ваше общество, - гордо заявил я, но кристалл добавил заискивающей интонации.
- Не позволю! - заорал чел в сером одеянии. - Только после того, как вы расскажете, как здесь очутились! И для чего.
Кристалл предложил переместить меня в более спокойное место, но я решил разобраться с этим челом. В конце концов, не мог же я бросить этих челов в неведении после того, как нарушил святость их жилища. К тому же я почувствовал волну благодати исходящую от чела в коротких цветастых штанишках - трусах, как сообщил мне кристалл. Это название одежды ни о чём мне не говорило. Штаны - они в любом проявлении штаны. Но если челы их называют так называют, пусть будут они трусами, я не против.
- Я разыскиваю одну девушку...
- Как ее зовут? - перебил меня, уже пришедший в себя, чел в трусах. Он был высок, с черной шевелюрой и глазами цвета ароматного миндаля. Они были так похожи на мои, только казались распахнутыми настежь. Второй чел был почти такого же роста. Волосы у него были светлее, как и глаза, похожие на проплывающие по небу облака. Я немного отвлёкся, рассматривая челов, но быстро спохватился вспомнив, что сам не знаю как зовут невесту господина Лорда.
У неё же есть прозвище, на которое она откликается. Например: Дуновение Свежего Ветерка, или Цветок Любви, или Ночная Бабочка, или Печальная Лань. Так по крайне мере принято в нашем проявлении, а здесь, в этом непохожем ни на что мире, в котором страшные чудовища живут в каменных лоханях прямо в доме, возможно, всё иначе. Я глянул на магический кристалл: хоть ты помоги!? Но он беспомощно мигал. Мол, разбирайся со странными челами сам. Я по другой части. И тут до меня дошло, что если не предпринять немедленно необходимые действия по спасению самого себя от применения грубой физической силы - быть хорошей потасовке. Уж слишком свирепым мне показался чел в сером костюме.
Причём не только поведением, но и габаритами. Что-то мне подсказывало, что и второй чел обязательно поддержит намерения товарища сделать мне больно. Но я опасался не за себя, а за них. Что может ловкость рук против быстроты мысли? Мой магический опыт подсказывал, что в них кроме звериной злобы и желания немедленной расправы горит ещё и неутолимое желание познания. О Великий Владыка, это как раз та ниточка, которая связывает всех челов во всех проявлениях. Элементарная любознательность. Им интересно кого я ищу? Мне ничего не стоит ответить на их вопрос. А дальше пусть будет то, что предначертано: магия против грубого насилия, быстрота против сонных движений.
- Её зо-ву-т, - я намеренно растягивал слова, чтобы кристалл уловил мою интонацию, чтобы он понял насколько для меня важно потянуть время, как серую кошку ночи за хвост, - зо-ву-т, а она не при-ш-ш-ла.
Но кристалл решил действовать по-своему и исказил всё, причем выпалил искажённую фразу дикой скороговоркой.
- Её зовут Небесный Целомудренный Цветок.
Челы, готовые всего мгновение назад на самые жестокие действия по отношению ко мне, застыли от мысли кристалла с полуоткрытыми ртами. Грязно-зелёное чудовище всплыло над поверхностью воды и тихонько ахнуло. Кристалл передавал мысли не только разумным существам, но и всему живому, находящемуся рядом. Не знаю к какому полу принадлежало животное, но и оно мечтало о чём-то светлом, добром и романтическом. Оно жаждало любви.
Немая сцена продлилась почти минуту. Я понял что теперь, после всего прозвучавшего в головах челов, меня бить не будут. Хотя в себе я был уверен на все сто аткаутов, но вид крови, вопли, падающие тела, и самое страшное - проклятья в свой адрес, всего этого следовало бы избежать. Слабая надежда засияла в моём сердце огоньком маленькой свечи в тёмной комнате.
- Та-ак, - нараспев сказал самый любопытный чел. - Значит, Цветок, Целомудренный. - Он с жалостью посмотрел на меня. - И где же это такое бывает?
Мне тоже стало себя жаль.
- Не сердись на меня, о господин! Так зовут прекрасную девушку, которой выпала честь стать супругой Великому Лорду!
- Что еще за Великий... - начал чел в сером одеянии, но другой чел перебил его:
- И что же с ней случилось? - оживился он.
- Беда. Большая беда, господин. Она исчезла.
- Но почему вы ищете ее здесь? - спросил чел с пронзительными серыми глазами. Он пытался проникнуть взглядом вглубь моего сознания, хотя и не обладал достаточными способностями.
- Потому что она где-то в вашем мире. Мой магический кристалл улавливает обрывки ее мыслей и ведет меня к ней. Она где-то поблизости.
Чел в сером костюме немного успокоился и засунул верёвку в карман.
- Ванная - не самое подходящее место для беседы. Давайте пройдем на кухню. Вы замочили ноги, я сейчас дам вам полотенце.
Чел в сером костюме поморщился. Я легко читал его мысли: "Только этого придурка нам не хватало до полного счастья". Но я давно привык к грубости аборигенов, и потому не обратил внимания на этот выпад.
- Прошу вас, - сказал полуголый, вручая мне полосатый отрез материи. Я вытер ноги. Эта тряпка впитала влагу в два мгновения.
- Отличная вещь, - подумал я. - Стоит раздобыть такую для Великого Лорда. Ну, да. Он положит на нее мою бедную головушку... Что я? Надо заняться делом, а я тут только время теряю.
Я догадался, что хозяином жилища был как не странно чел в трусах. Он вышел из помещения, которое назвал ванной, первым, я последовал за ним, а чел в сером костюме замыкал шествие. Я убедился в этом, взглянув на чудовище, провожавшее нас голодным взглядом.
- Сегодня тигра можно не кормить! - громко продекламировал чёл в трусах, кивая на утонувшее в зелёной лохани чудовище.- Он Маргарет перекусил, бедной моей кошечкой, - внезапно осипшим голосом закончил он.
Я вспомнил, как выглядят тигры на моей исторической родине и понял, что чёл немного не в себе, если называет чудовище столь неподходящим названием. Кристалл на моей груди тоже не понял сказанной чёлом фразы и, чуть заметно подмигнув, подсказал, что чудовище называется крокодилом и зовут его Мурзик. Это ещё раз убедило меня, что кристалл уже разобрался в том, как выуживать знания у чёлов.
Я шлепал по гладкому каменному полу. Его холод просачивался в меня сквозь ступни, помогая сохранять хладнокровие. Но всему есть предел. Неужели так трудно устлать пол коврами: красиво, удобно и практично. Я чувствовал себя как в усыпальнице Великих Лордов. Добрый чел, как окрестил я хозяина жилища - выдал мне тапочки. Это такие перчатки, за которыми в этом мире принято скрывать ступни. Мне с трудом удалось их напялить.
Кухней здесь называлось светлое, но не слишком просторное помещение, в центре которого находился стол. Чел в коротких штанишках, именуемых трусами, отодвинул от стола нечто напоминавшее табурет, только с широкой доской с одной стороны. Я взобрался на это уродливое седалище и устроился, поджав под себя ноги. Доска упиралась мне в спину и страшно раздражала. Но следует быть деликатным: я решил не привлекать к этому факту внимания гостеприимного хозяина.
Добрый чел водрузил на стол сверкающий, как кристалл, бак, в котором плескалась какая-то жидкость. На столе появились яства. Я с нетерпением ожидал приглашения что-нибудь отведать. Все-таки эти челы обладали каким-то минимумом магических способностей. Как знать, может они помогут мне в моей ответственной миссии, о которой я не забывал ни на одно мгновение.
Наконец, все устроились за столом, и хозяин поставил передо мной чашу с дымящейся жидкостью. Я принюхался: очень похоже на чай, но аромат совсем не тот... О Великий Лорд, если б ты знал, какие невзгоды приходиться терпеть твоему верному слуге! Но я, разумеется, похвалил напиток.
- У меня тоже пропала невеста, - молвил добрый чел. От меня не укрылся недобрый взгляд его товарища, брошенный исподтишка на своего собрата.
- Поведай мне эту историю, о почтенный, - попросил я.
- Да что тут рассказывать... - начал добрый чел.
- Женька! - хотел остановить поток красноречия товарища чел в сером костюме.
Они еще поговорили, даже покричали друг на друга, но кристалл, вдруг, заело.
- Они ссорятся, - сообщил он, будто я сам этого не понимал.
В конце концов, сердитый чел угомонился и позволил другу раскрыть рот.

Глава 3

Дознание Вау

Не только этому, одетому в цветастый халат узкоглазому человечку маленького роста хотелось услышать рассказ Женьки. Я вроде прокрутил в мозгах всё в поисках нелогичности в Женькиных действиях, но, вероятно, что-то всё же могло ускользнуть, выпасть, как незначительная абсолютно неважная деталь, не заслуживающая внимания. Рассказ свидетеля, обращённый к человеку для него чужому от которого он не зависит, лучше любых свидетельских показаний.
Я внимательно вслушивался в его фразы и думал: боже - нельзя же быть столь доверчивым с незнакомым человеком, да ещё таким странным. Женька будто требовал у меня подтверждения своего рассказа словами:
- Правда, Миша?
Я согласно кивал в ответ - мол, так оно и было, словно сам был свидетелем того, что произошло в этом доме более полутора суток тому назад. Я был терпелив и внимателен, чтобы не пропустить нечто важное, маленькую деталь, ниточку из рук Ариадны, которая вытащит всех нас из этой истории без скандала.
Женька почти сразу перешёл с нашим странным собеседником на ты. Тот, правда, упорно называло его господином, добавляя при этом - достопочтимый. От этих проявлений раболепия меня воротило. Но Женьке, как раз такие обращения нравились. Более того, фраза "достопочтимый господин" приводила Женьку в щенячий восторг. Наш гость восседал на стуле, поджав под себя ноги по-восточному, и смотрел на Женьку своими узенькими щёлочками-глазами так пристально, словно хотел проникнуть в его черепную коробку, а вместо слов улавливал мысли. На меня он не обращал никакого внимания. Это обстоятельство мне очень не нравилось. К тому же самозванец, будь он неладен, задавал очень дельные вопросы, которые мне самому как-то не пришли в голову.
- А не скажет ли достопочтимый господин, в какой момент ты понял, что твоя невеста пропала, до того как ты открыл дверь в комнату где я проявился или раньше?
От такого вопроса Женька опешил. Видимо в его голове произошло короткое замыкание. Вдруг он, неожиданно для меня сказал:
- Раньше.
Это прозвучало так обречённо, что у меня по спине пробежали мурашки.
- Да, мне показалось, что Лера покинула меня до того, как я открыл дверь ключом, и в это же мгновение передо мной предстали все девушки, с которыми я...
Мне больно было смотреть на Женьку. Но что это за глупое откровение. Неужели на самом деле так было? Женька, открывая ванную комнату, уже знал, что там нет никакой Леры. А откуда он это знал. Предчувствие? Интуиция? Шестое чувство? Бред сивой кобылы! Похмельный синдром с примесью снотворного для улёта? Идиотизм! Он не должен был знать про пропажу Леры до того, как открыл дверь в ванну. Не должен был и точка.
Мысли в моей голове завертелись по кругу. Какие сюрпризы ожидают меня ещё?
Я пристально посмотрел на узкоглазого Вау. И он, наконец, обратил на меня внимание.
- Господин Миша... - он немного замялся. Этого мне хватило, чтобы почувствовать себя задетым: незнакомец не стал утруждать себя цветастыми, как его халат, оборотами.
Речь этого то ли китайца, то ли японца, плавно вытекала из украшения, болтавшегося у него на шее. Оно напоминало огромный обработанный алмаз, но сверкало явно не только отраженным светом. Я догадался, что это переводчик. Никогда бы не подумал, что такое бывает. Наверное, все-таки японец - они мастера на такие штуки. Кристалл немного пошипел, и из него пробилось:
- Мы с тобой в некотором роде коллеги, господин Миша.
Я чуть не расхохотался. Я-то полагал, если вообще верить этому типу, похожему на торговца дынями, что папаша разыскивает свою дочку, которая бежала от него, так как он хотел выдать ее насильно замуж за богатого уродливого старика. И не по любви, почему-то подумал я.
- Великий Лорд еще не встретил свою тридцатую весну, - заявил япи, как будто читал мои мысли. - Кстати, достопочтимый господин несколько раз упомянул слово "любовь". Какой смысл вы в него вкладываете, если позволено будет спросить?
- Любовь - это единение двух сердец, - как на уроке выпалил Женька. - Это, когда ты вдвоем - ты один, а когда ты один - ты ноль, - счел нужным уточнить он, запутав меня вконец.
- Это когда твое сердце трепещет птицей и улетает в небо от одного только воспоминания об аромате нежных лепестков чайной розы, которую вчера держала в руках она, - подхватил Вау.
Моя голова пошла кругом. С этим надо было кончать, и чем быстрее, тем лучше.
Женька попробовал открыть рот, но я властным жестом остановил его.
- Надеюсь, у нас еще будет время обсудить это, а сейчас давайте не отвлекаться. Итак, вы, достопочтенный Вау, - с нескрываемой иронией сказал я, - утверждаете, что прибыли к нам из параллельного мира. Ваш вид, повадки, да и способ появления...
- Проявления, - поправил меня алмаз.
- Проявления, - не стал настаивать я. - Все это свидетельствует в вашу пользу, и у меня нет оснований вам не верить.
- О верь мне, верь, господин Миша! Вот достопочтимый Женька мне верит.
Женька послушно закивал головой.
- Хорошо, хорошо, - поспешил согласиться я не потому, что действительно поверил ему, а чтобы Женька, наконец, прекратил кивать головой, чем ужасно раздражал меня. - Итак, вы, личный детектив его величества, или как там у вас называется эта должность...
- Генеральный Смотритель Вперед, - охотно подсказал алмаз.
Я мысленно выругался, но не стал повторять эту тарабарщину.
- Итак, вы ведете поиск пропавшей невесты, и ваш э-э-э... магический кристалл привел вас в наш мир, и даже в наш город.
Теперь кивал Вау, да так, словно отбивал поклоны, но это вписывалось в его образ и не задевало меня. Я хотел продолжить расспросы, но Женька меня прервал:
- Уважаемый господин Вау! А не мог бы ты одолжить нам на время эту магическую штуковину? Сдается мне, что с ее помощью, с помощью ее магических чар мы могли бы найти Леру, то есть мою невесту!
Я вскочил с места и начал метаться по кухне, цепляясь ногами за стулья. И это называется друг! Он что, считает, что я ни на что не способен? Какой-то параллелец или как его назвать, повесил цацку на шею, и, пожалуйста - готово! Но немного придя в себя, я понял, что в этом предложении есть здравый смысл. Всё-таки это Женькина невеста, а не моя. Ему и решать. Я уселся на свой стул, пока мой демарш не привлек всеобщего внимания.
- О досточтимый Женька! Я буду рад служить тебе верой и правдой. Но я нахожусь на службе, при исполнении, так сказать...
- Конечно - конечно, сначала мы найдем твою невесту, то есть невесту этого твоего Лорда, а затем займемся моей, - заверил Женька.
Меня так и покоробило это "мы". И какое самопожертвование: вместо того, чтобы искать Леру, мы будем гоняться за какой-то чужеземкой, якобы оказавшейся в нашем мире. Ещё несколько дней и милиция доберется до Женьки. Вероятно, он окончательно свихнулся!
Просто необходимо дать ему проспаться. Ну а утром мы с ним побеседуем!
- Да, поиски невесты самого Лорда - занятие не из легких, и нам всем необходимо набраться сил. Уже поздно, и я предлагаю разбежаться по нашим комнатам и предаться Морфею! - Тьфу, я тоже заговорил высокопарно, заразная эта штука!
- Ой, - сказал Женька, обращаясь к Вау, - я сейчас приготовлю для тебя комнату!
- Ты очень добр ко мне, достопочтенный Женька! Я постараюсь отплатить тебе тем же.
Женька, слегка пошатываясь, пошел стелить постель для Вау в комнате, расположенной рядом с моей. Пока Женька был занят домашними хлопотами, я решил занять гостя профессиональной беседой.
- Скажите, Вау, кто, по-вашему, мог в нашем мире позариться на девушку самого Лорда?
- Какое это имеет значение, достопочтенный Миша? - удивился Вау. - Моя задача разыскать ее и любым способом доставить во дворец Великого Лорда.
- Но ведь если знать, кто в этом заинтересован, у кого есть мотив и возможность, то найти похищенную девушку было бы намного легче, - возразил я.
- Ты ошибаешься, достопочтенный. Это только уведет следствие в сторону и затянет все дело. Мой магический кристалл приведет меня к ней, где бы она не находилась. - Вау положил правую руку на висящий на его груди магический кристалл и нежно погладил его. - А с похитителем мы как-нибудь договоримся. Я знаю, что здешние челы очень любят блестящий металл, который мы называем золотом.
- Мы тоже зовем его золотом. А что, у вас его много? - полюбопытствовал я.
- У нас его почти нет. Зачем оно нужно? Мы используем его только для изготовления коронок для зубов.
- Так, где же ты его возьмешь? - я забылся и перешел на "ты".
Вау недоуменно посмотрел на меня. Я почувствовал себя школьником, прогулявшим целую четверть.
- Мой магический кристалл может превращать вещества из одних в другие. Вот, например, у вас полно дерева, его мы и превратим в золото.
- А если я попрошу тебя... - не знаю, что тянуло меня за язык, но я был, словно загипнотизированный, и не контролировал себя.
- О, это было бы ничем не оправданным вмешательством в ваш мир. Магический кристалл не сделает это даже, если я ему прикажу.
Тут появился Женька и повел Вау в его комнату.
Я прошел в свою спальню и разделся. Спать мне еще не хотелось. Жаль, что я позабыл в Дейске свою гитару. Сейчас было самое время взять её в руки и, позабыв про всё, немного передохнуть. Впасть в нирвану самосозерцания. Но так как гитары всё равно не было в наличии, вместо самосозерцания я решил обдумать сложившуюся ситуацию. А подумать мне было о чем. Прежде всего, было совершенно необходимо удержать Женьку от поисков невесты Лорда. Если верить Вау, он легко справится с этими сам. Впрочем, не сам, а исключительно благодаря своему кристаллу. Не без чувства превосходства я подумал, что быть сыщиком в параллельном мире не так уж сложно. Утром я проберусь в Женькину спальню и поговорю с ним. Надеюсь, к этому времени он протрезвеет.
Я не помню, как уснул. Спал плохо. Снились мне китайцы, слоны, крокодилы и драконы. Объяснить столь странный набор не смог бы и дедушка Фрейд. Зато моя бабушка наверняка бы сказала, что следует меньше наедаться перед сном.

Глава 4.

Магия и чудовище.

О великий Лорд, кто в этом мире придумал странное ложе под названием диван. Я, Главный Смотритель Вперёд его величества, ворочался на нём с боку на бок, но уснуть мне никак не удавалось. А возможно и не диван в этом был виноват, а ужас пережитого. Незнаю.... Наконец я не выдержал и встал. Нет, уснуть сегодня мне не удастся. Я решил посвятить себя освобождению жилища достопочтенных чёлов от чудовища, а заодно пополнить коллекцию мага Оогу. То-то он будет рад узрев страшилище, называемое достопочтимыми чёлами, крокодил.
Переброска из одного проявление в другое животных не так сложна, как переселение мыслящих индивидуумов. Тут с помощью кристалла и делать то нечего. Всего-то и надо, заставить животное захотеть проявиться в другом измерении. А достигается это просто. Надо призвать его иллюзорной добычей. Знать бы, чем питаются крокодилы? По тому как животное смотрело на меня, я догадался, что питается оно исключительно мясом.
С помощью кристалла я послал приветствие магу Оогу.
- О всёзнающий маг, - начал я свою речь, - знаете ли вы, что есть чудище называемое крокодилом? - спросил я с трепетом вглядываясь в кристалл. На его плоской грани проявилось лицо мага Оога, с удивлением взирающего на меня.
- Чего? - пренебрегая этикетом, спросил он.
- Я задаю простой вопрос, а вы мне в ответ - чего. Так знаете или нет?
Маг Оогу посмотрел на меня, как на умалишенного. Не было в нашем проявлении ни одного живого существа, о котором не знал бы маг. Так как по должности ему было положено знать про этих существ всё.

Часть 3

Глава 1

Соседские страсти Топоров (или уж замуж невтерпёж)

Разбудили меня нетерпеливые звонки в дверь. Я вскочил по-военному и, натягивая брюки, ринулся к входной двери. В прихожую ввалился Топоров. Его растрепанная шевелюра как нельзя лучше отражала его чувства.
- Женька спит? - вместо приветствия спросил он.
Я взглянул на часы: было четверть седьмого.
- Не сомневаюсь.
- Разбуди его!
- А что случилось? Может я смогу помочь. А то, сам знаешь, Женька после вчерашнего должен протрезветь.
Топоров в нерешительности взглянул на меня, но, видимо, остался доволен увиденным. Вид мой был вполне респектабельным.
- Понимаешь, у меня с Маруськой плохо.
- Это старшая? - наугад спросил я, так как помнил, что жену Михаила зовут Зиной.
- Да.
- Это у которой одни мальчики на уме? - повторил я слова Топорова.
- Все гораздо хуже... не мальчики у нее в голове, а мальчик!
- Ей же семнадцать, чем же это плохо? Это нормально.
- Да, ей скоро исполнится семнадцать, а плохо это тем, что мальчика зовут Евгений Стройков!
- Господи! - вырвалось у меня.
"Ну, Женька дает!" - вслух я этого, естественно, не сказал, но Топоров, словно прочитав мои мысли, ответил:
- Да сам-то он ни при чем. Уверен, он даже имени её не помнит.
- Да, так бывает. Если девочку воспитывать в строгости и держать в неведении, откуда прилетает аист, в какой-то момент ее переполняют чувства и эмоции, и она готова выплеснуть их на первого встреченного мужика.
Сам не знаю, зачем я это сказал. Но Топоров мне поверил и закивал головой.
- Женька парень хоть куда, но староват для нее, да и невеста его... надеюсь, найдется.
- Черт! - сорвалось у меня с языка. Таки он запомнил. - Ладно, только ты об этой пропавшей невесте никому не говори - ни дочке, никому! Понял? - я ухватился за подвернувшийся повод.
- Конечно! Маруська и так криком кричит, утопиться в колодце грозится. А если про невесту узнает, так вообще не знаю, что сделает.
- А как ты узнал, что она на Женьку глаз положила?
- Да я давно заметил, что она как имя его услышит, так вздрагивает. А вчера у нее температура поднялась, грипп в школе схватила. Ночью бредила и все Женьку Стройкова звала. Мы с Зиночкой по очереди у ее постели дежурили. Она все пить просила. Выпивала стакан чая и снова бредила. К утру температура спала, так она всякий стыд потеряла: требует, чтобы Женька к ней пришел. Пытался я ее образумить, мол старый он для тебя, а она в ответ мне, мол, возраста не существует, только любовь существует и всех уравнивает!
- Великие слова! - раздался у меня за спиной кристально чистый голос.
Топоров так и онемел, увидев Вау во всей красе: босиком и в восточном халате.
- Доброе утро, достопочтенный Вау! Разрешить вам представить Михаила Топорова. Этот достопочтенный чел проживает в соседнем доме.
От моих слов у Топорова поехала крыша.
- А это господин Вау, наш гость из поту... из параллельного мира, Генеральный э-э-э...
- Смотритель Вперед, - подсказал кристалл.
- Так... это правда, о пришельцах?
Его крыша требовала срочного ремонта.
- А любовь действительно всех уравнивает! - вернулся к теме Вау.
- Так что же мне делать, может ты, Михаил, поговоришь с ней. Нас с Зиночкой она не слушает.
- Конечно, молодежь никогда не слушает советы родителей! Ведь те каждый день наглядно демонстрируют, к каким результатам это может привести. Я на стороне молодежи, достопочтимый Михаил Топоров, - заявил Вау. - Эх, если бы не наши законы, когда всё решает за молодых Высший Орган! - добавил он с пафосом.
Из этой реплики я понял - не всё в порядке в их мире, но на сей раз не стал вдаваться в подробности.
- Если ты не станешь возражать, мы навестим Марусю вместе с достопочтенным господином Вау, - предложил я Топорову.
- Милости прошу, достопочтенный тезка, - сказал Топоров и от удивления прикусил язык.
- Мы зайдем к тебе попозже...
- Нет, - перебил меня Вау, - такие дела не терпят отлагательств! Веди нас, достопочтимый Михаил Топоров! А мы последуем за тобой!
И мы пошли, предварительно разбудив Женьку и приведя его в нормальный вид.
Переход от одного двора к другому был тяжёл, наполнен нерадостными думами на тему бренности бытия и взаимоотношениям между людьми, навязанными "основным инстинктом". Шутка ли, когда в созревшего во всех отношениях мужчину влюбляется малолетка. А вдруг она совратит мужика на аморальные действия и тогда - гранты. У мученика "основного инстинкта" сложности с адекватным пониманием действительности, а у девочки незаживающая травма на всю жизнь. Жуть - одним словом.
Но это с одной стороны, а с другой? Муки любви Маруси требовали немедленного вмешательства, иначе дело могло кончиться непоправимо.
Чета Топоровых пропустила отряд спасателей в спальню дочери.
Маруся возлежала на кровати прикрывшись одеялом и тихо вздыхала. Взгляд её бессмысленно блуждал по потолку. Она не обернулась на шум входящих.
- Мася, - с дрожью в голосе проговорил Женька.
Голос Женьки вывел её из состояния медленного умирания, и она повернула голову в сторону посетителей. Такого от Женьки никто не ожидал. И откуда это у него родилось это обращение "Мася"? Наверно, так он ассоциировал Марусино имя. Однако, такое обращение нисколько не удивило девушку. Выражение муки на её усыпанном веснушками лице сменилось милой улыбкой.
Вот тебе раз, Женька явно провоцировал девушку на страстные чувства. Оправдать его поведение могла только одна - мать природа, требующая от Женьки не отказывать во внимании ни одной особе женского пола. В этом Женька был весь.
Топоровы так и замерли у дверей, понимая, что совершили непоправимое во имя спасения собственной дочери.
Граф Котукато.
Страна Амория.
Маги: Недольман, Оогу
Нам надо использовать весь народ, который появился в процессе написания первой части. Если у нас появился персонаж, значит, он должен поработать на сюжет.
Насчёт места действия у нас образовался треугольник Дейск - Махотин - Горный воздух, попытаемся все события уложить в это пространство.

Инсинуации по теме

Соседские страсти Топоров (или уж замуж невтерпёж)

У Топорова случается вещь для него почти не объяснимая. Его дочь (16 лет) сообщает, что хочет выйти замуж за Женьку. Что оказывается он её кумир. Если этого не произойдёт, она вены себе вскроет.
Девочке необходима срочная психологическая помощь.
Так как родители в таком деле не авторитет, приходится обращаться к Михаилу, а тот в свою очередь просит Киру принять в разрешении кризиса посильное участие.
Когда девушка видит перед собой красавца Михаила, у неё пропадает всякое желание кончать жизнь самоубийством. А Михаил настаивает на том, что необходимо дождаться пока девушке стукнет 18.
Вся эта история приводит к тому, что Кира узнаёт подробности дела о пропаже Лары, к тому же она знакомится с Вау и становится членом команды спасения пропавших невест.

Мурзик не хочет домой или богатые тоже плачут

Наш крокодил решил погулять вне джакузи. Не вечно же ему там сидеть. Вау пытается околдовать чудовище, но ничего не выходит. Крокодил не поддаётся чарам чужеземца.
Женька звонит олигарху и просит забрать Мурзика. Во время разговора Женя слышит странные шумы. Олигарх плачет. Он не представляет своей жизни без Мурзика, только вот свалившаяся на его голову, ни слова не понимающая китаяка или японянка так напугала животное, что оно сбежало от неё - куда глаза глядят. Вау предлагает обмен - мол, ты нам китоянку-японянку, а мы тебе крокодила. Беда в том что девушка почему-то искренне считает что олигарх и есть её судьба, и никуда не хочет. К тому же на её пальчике есть колечко, а это знак выбора. Вау предполагает, что появились кольца-поделки и кто-то манипулирует главным Органом.
Так как девушку уговорить не получается то придётся, страшно подумать, обмануть Орган и найти лордову невесту из тех кто будет согласен.
Мурзика всё-таки удаётся вернуть олигарху.
Придумай сам - каким образом.

Явка с повинной

- Время, - тихо напомнил я всей честной компании. - Оно вышло.
- Куда вышло? - спросил Вау. - Время категория бесконечная, к тому же оно не умеет передвигаться, коллега. Путаница у вас в проявлении.
- Никакой путаницы. Вот! - Женька ткнул пальцем в старые ходики на стене гостиной. Часы стояли. Стрелка на них застыла на 10 часах 45 минутах. Давно некому было передёрнуть гирьку. - Видишь, время стоит, а теперь...- Женька подошёл к ходикам и дёрнул за цепочку. -
пошло.
- Пошло, - следя за перемещением стрелки, согласился Вау, качая головой.
- Вот и нам пора, пока за нами не пришли.
Кира сидела в уголке дивана и молчала, прикидывая: а стоит ли так сразу? Возможно из этой ситуации есть другой, более достойный, выход. Например: спрятать Женьку, уложив его в больницу или отправив на санаторное лечение. Это может задержать милицию. Надолго ли?
Но я гнул своё.
- Собирайся, - угрюмо посмотрев на Женьку, приказным тоном сказал я. И Женька отправился собираться.
Сборы были долгие. Я прикидывал, что скажу дежурному городского отделения милиции. Каким боком буду выгораживать закадычного друга. Вау с задумчивым видом рассматривал потолок, при этом поглаживая ладонью кристалл, болтавшийся на шее. Кира сосредоточенно шевелила губами, проговаривая про себя, что она скажет в отделении. Женька ходил из угла в угол, с надеждой вглядываясь в наши лица. Что он хотел прочесть в них, о чём думал? Тишину неожиданно прервал бой часов. Женька печально глянул на них и отправился в спальню переодеваться. Так, наверно, делают матросы, перед тем как пойти в последний бой или заключённые перед расстрелом - одеваются во всё чистое, словно от чистоты одежды что-то зависит.
Я прислушивался к звукам, доносящимся из спальни, и немного нервничал. Нет, совсем не немного, а очень даже сильно нервничал. Мне очень не хотелось оставлять Женьку одного хоть на секунду. Мало ли что может втемяшится в голову человеку, идущему сдаваться с повинной в нашу милицию, особенно если всё против него, а он ни сном - ни духом не виноват.
Вся компания отправляется в милицию. Как не странно майор Снежин не хочет никого сажать, к тому же Кира и Михаил ручаются, что Женька никого не похищал.

Карт-бланш или если всех не найдёте - сядете

Майор Снежин согласен не мешать расследованию Михаила, но при этом Михаил должен найти всех девушек пропавших в городе. И в первую очередь Наташу, так как её мать....
Вау предполагает, что Леру занесло в его проявление. И искать её надо именно там. Однако он должен в первую очередь выполнить задание лорда, найти его невесту. Он то её нашёл, так теперь она не согласна ни на какого Лорда. Уговорить Леру стать невестой Лорда, значит предать интересы своего друга, Женьки. На такую подлость даже Вперёд Смотрящий не способен.
Но сколько земных девушек мечтают о "принце". Так почему бы не поискать их здесь. Вау стоит перед делимой, либо срочно вернуться в своё проявление, разыскать Леру и отправить её к Женьке, но при этом потерять голову за невыполненное задание, или явиться к Лорду с готовой невестой, а лишь потом возвернуть Леру на землю. К тому же главная загадка так и остаётся загадкой. Откуда взялись фальшивые обручальные кольца? Кто изменил привычный ход событий и зачем это надо.

Ведьма где-то рядом

Вау готов идти до конца или что такое отвага, когда не работает заклинание

По следам её памяти или что может поведать кристаллическая решётка о Ларе

Страшная тайна Олигархов или та, которую боится крокодил Мурзик

Про Натали или горная рапсодия

Путь в небеса не безопасен. Не подумайте чего плохого, это никак не связано со смертью. Наоборот - это путь познания. Сердце прыгает лягушкой, дыхание сбивается до хрипа. Взгляд вверх, в бесконечность. Там только обласканная тучами вершина, сверкающая до рези в моих глазах. Насыщенные контрастные цвета, чёткие линии изломов. Мир без полутеней. Взгляд вниз. Изумрудно-зелённые долины, маленькие домики, выглядывающие из-под листвы. И краски, перемешанные как на картинах Писарро. Если хочешь добраться до вершины, не смотри вниз. Так как потянет тебя назад. Тысячу раз подумаешь: на кой мне всё это надо?" Придётся бороться с желанием вернуться. Эх, всё это хорошо когда восхождение происходит летом. Но сейчас осень. Только полный идиот согласится лезть в горы осенью. Впрочем, нет, полный не согласится никогда. Только худой идиот.
Для меня вообще большая загадка, зачем народ валит в наш самый шикарный и до недавнего времени единственный дом отдыха под названием "Горный воздух". Наверно, не для того чтобы покорять вершины.
Женькин джип остался в одиночестве в самой высокой точке шоссе Хана-Махотин. Дальше серпантин бежал по спирали вниз. Обычно эту дорогу выбирали летом, когда хотелось полюбоваться зелённым ковром с алыми цветами горных маков и календулы. Иногда народ останавливался и лез в горы в поисках единственного эдельвейса, распахнувшегося ярким кумачом прямо на грязно-серой поверхности базальта. Ещё выше лежал снег, спрутом оседлавший вершину. Он отсвечивал ослепительно-серебристым светом, иногда угасал в моменты, когда тучка неожиданно заслоняла солнце.
Моя душа скрипнула от воспоминаний. Казалось, закрой глаза и вот я покоритель вершины, Михаил Козин, стою обдуваемый всеми ветрами и назло им смотрю вниз на мельтешение жизни. И так приятно становится на душе, так радостно, что хочется петь, кричать во весь голос, схватить на руки какую-нибудь бабёнку и целовать в губы до головокружения. Чего с человеком не делает пьянящий горный воздух!
Что-то отвлёкся я. Сейчас не время. Дождь мелкими дробными ударами бьёт в лицо. Да и не дождь это, град какой-то. Уши замерзают, глаза почти ничего не видят за защитными очками. Жуть, да и только. Оглядываюсь назад. Женька и Вау гуськом, пытаясь не отставать, бредут следом. Хорошо, что я догадался экипировать их как положено, а то бы.... А ещё сопротивлялись. Особенно Вау.
- О достопочтимый коллега, вы думаете, что умная женщина пойдёт в горы? Да нет же, уверяю вас, она в горы не пойдёт. Женщины, в особенности молодые, любят комфорт. Они предпочитают кровать лугу или пляжу. Нет, я не спорю, похититель мог её уговорить пойти попокорять вершину горы. Но всё же давайте подумаем, как мог он в одиночку это сделать? Женщину, не желающую идти, приходится нести на руках. С такой ношей карабкаться вверх немыслимая глупость.
Если бы Вау знал как он не прав, не в смысле ноши, а в смысле наших земных женщин. Они сами рады быть похищенными, да ещё и идти с похитителем на край света. А если что не так, так сами кого угодно похитят! Объяснять это Вау было абсолютно бесполезно. Он всё равно меня бы не понял. В общем, я промолчал на замечания моего коллеги. Зато Женька молчать не стал:
- Наташка в горы полезет. Ещё как полезет. Она же чокнутая. Для неё главное чтобы не всё как у людей, а с приключениями. И на "Шапку" она сама полезла, да ещё и прихватила кого с собой. Так что, возможно, и не было никакого похищения.
Я про себя засмеялся. Как же не было! А следы... Порванная куртка, сиротливо валяющийся бюстгальтер, наконец, брошенный чемодан.

Настоящая история Яти - снежного человека

Битва разумов или что такое женская логика

Опять ведьма или кому мешает образование

Любовь и демоны или почему так хочется и именно с ней. (Мишкина любовь)

Подвиг не ради славы или о чём думает женщина, перед тем как выйти замуж

Почему они зелёные (человечки) или за что они любят наших женщин

Проявление Next

Cвидетельство о публикации 170510 © Шубин Л. 18.11.07 10:37

Комментарии к произведению 2 (0)

Леня, ты где пропал? Отзовись!

Володя Голубев.

Вы помните меня, Вы хорошо отзывались о мрей прозе в обзорах на конкурсе...

Может будет врзможность подариьь вам лично мой роман? Первый - "Попрошайку любви"?!

Света Дион =приглашение на мой творческий вечер в Москве.

Наконец, выберусь в Москву и состоится долгожданный творческий вечер, который по личным обстоятельствам, увы, неоднократно откладывался в течении 6 лет...

Ура!!!

Запланировано 2 моих творческих вечера 26 и 28 мая.

==26 мая -- в 18:30 в Библиотеке искусств имени А. П. Боголюбова в зале Рококо (Сущёвская, д. 14 - метро "Новослободская" или "Менделеевская") будет и аккомпанировать молодая выдающаяся пианистка Юлия Казанцева. (http://kazantseva.ru/rus/records.php)

=== 28 мая в 18:00 в Магазине Русское Зарубежье (Нижняя Радищевская, 2)

Надеюсь, сможете придти. Прошу подтвердить присутствие. Надеюсь, до встречи!