• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Рассказ
Жил-был дом. Полно было таких домов в стране. Но этот был - в Грозном.

Юбилей

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

                                                                                                                            Юбилей

                                                                                                                 Грозненские рассказы

  
Дом был стар.
Он смутно помнил своё рождение. Забыл бы и год, но не мог - на фронтоне прекрасно сохранились цифры. 1895 г.
О том времени сохранились даже не воспоминания, впечатления о воспоминаниях. Степенные строители укрепляют фундамент, возводят стены из первосортного красного кирпича, кроют крышу. Придирчиво проверяют качество материалов, спорят с архитектором и заказчиком. В городе бум и дома растут как грибы, похожие, но каждый со своим неповторимым лицом.
Дом получился на славу. Высокий, крепкий, в виде буквы “П”. “Ножки” буквы - жилые помещения, в “перекрытии” - хозпостройки. Изначальное количество комнат давно забылось. На угол дома прибили новенькую сверкающую табличку - “ул. 2-я Барятинская”. Она и сейчас висела там же - насквозь проржавевшая. Детство прошло слишком быстро, запомнившись спокойствием и стабильностью. Купцы, владевшие домом, были людьми основательными.
Все кончилось в одночасье. Заботливые хозяева куда-то исчезли, побросав часть имущества. Дом стал похож на вокзал - постояльцы сменяли друг друга, успевая только вставлять разбитые стекла. Крышу, пробитую пулями, никто не чинил, и в дождь вода заливала комнаты. Комнаты уже тогда начали перегораживать.
Относительная стабильность наступила только к 1923 году. Появились постоянные жильцы. Вот уже несколько лет в правом крыле жила семья из трех человек. Правда жилплощадь их постоянно уменьшалась. Остальные - менялись.
Появилась новая табличка, не такая красивая - “ул. Кооперативная”. Крышу починили.
Дальнейшие лет пятнадцать запомнились постоянной перепланировкой. Квартиры перегораживались и перегораживались, из одной получались две, из двух - три. В стенах пробивались новые двери. Пошли в дело и хозпостройки - превратить их в жилые помещения оказалось не так уж и трудно. Кого волновали излишние удобства? Жильцов становилось все больше и больше.
В общем, решался квартирный вопрос. В квартире из правого крыла родился мальчик - жизнь налаживалась.
Опять сменили табличку. Теперь на ней было написано - “ул. Крафта”.
Потом пришел враг. Скоро он оказался совсем близко, и дом заполнился тревожным ожиданием. Затих и весь город - ждали обстрелов, бомбежек, смерти и разрушений. Но враг, почему-то не спешил уничтожать город, а потом и вовсе ушел.
Память о нем осталась.
Многие жильцы не вернулись с фронта, и долго еще в доме преобладало женское население. Мальчик из квартиры в правом крыле - вернулся. Теперь это был уже не мальчик - мужчина. В его семье по-прежнему было три человека, жили они в доме дольше всех.
Дальше наступил длительный спокойный период.
Дом отдыхал.
Одно только было плохо. Беспокойные жильцы продолжали строиться. Им уже было мало перегородок - начали городить пристройки. Корявые, много ниже самого дома, они вразнобой выпирали во двор, нарушая весь вид. Для дома они так и остались чужими. Строители опять пробивали стены, вызывая боль у дома. Строители теперь тоже были другими, не похожими на тех, давнишних. С хозяевами они почти не ругались, а норовили потихоньку обмануть. Часто пили и были очень недовольны качеством старых стен - ломать их было одно мучение. После пристроек жильцы начали проводить в квартиры водопровод, канализацию, менять печное отопление на газовое. Самые старые жильцы даже сделали себе ванную и туалет, некоторые последовали их примеру.
Постепенно образовался окончательный облик двора.
В семье самых старых жильцов родился мальчик, потом еще один. Скоро во дворе уже было тесно от детей. Они смеялись и плакали, играли в ключики и в футбол, шкодили, хулиганили, мечтали. Под предводительством старшего мальчика дети облазили всё что можно, все подвалы и чердаки. И дом с радостью открывал им свои тайны - спрятанные на чердаке фотографии, пожелтевшие от времени документы, царские деньги. Однажды мальчик нашел даже золотые часы, дом сам не понимал, как они могли проваляться в пыли так долго.
Опять, теперь в последний раз поменяли табличку. Теперь на ней значилось - “улица им. Дзержинского”.
Быт наладился. Опять, как давным-давно повеяло спокойствием и стабильностью. Утром взрослые шли на работу, бабушки на базар и по магазинам. Затем выбегали, выходили, выезжали в колясках дети, и двор наполнялся весёлым гомоном, не стихающим до темноты. Молодые бабушки в шляпках днём ходили в кино, а вечером в театр. Бабушки постарше играли во дворе в лото по копеечке. Вечером вернувшиеся с работы мужчины выходили расписать пулечку. Звучала музыка, пытаясь заглушить неугомонных цикад. Сушилась на солнце курага, собранная с трех больших общих деревьев. Виноград у каждого был свой.
Несколько раз происходили землетрясения - ни дом, ни жильцы их почти не почувствовали.
В одной из квартир сменились жильцы, и дом насторожился. Он слышал, что люди делятся на национальностям, и теперь внимательно наблюдал за новенькими. Никаких отличий дом не заметил - так же убирают в квартирах, белят стены, по мере сил делают ремонт. Дом очередной раз подивился причудам людей и успокоился.
У выросшего мальчика, который когда-то нашел золотые часы, родился сын. Это было уже четвертое поколение жильцов самой старой квартиры.
Как-то незаметно началось одряхление. Всё чаще вместо свадеб во дворе справляли поминки - бабушки уже не ходили в кино. Всё меньше становилось детей. Куда-то исчезли майские жуки, стало меньше цикад. Зато появились тучи комаров, и никто уже не играл вечерами в карты под фонарем. В нескольких квартирах вообще было не понять, живет кто-нибудь или нет, и все давным-давно запирали двери.
Однажды у большого красивого здания, что прекрасно было видно с крыши дома, собралась огромная толпа людей. С тех пор народ там собирался постоянно. Люди что-то кричали, пели, танцевали, стреляли в воздух. Несколько пуль падая, пробили крышу - никто этого не заметил.
Когда начались дожди, в квартире в правом крыле потёк потолок. До весны нормально починить крышу не удалось, и в первой комнате обвалилась часть потолка со старинной лепниной. Весной двое мужчин, которых дом помнил ещё маленькими мальчиками, затеяли последний ремонт. Они нашли пробитое пулей место и заменили лист кровли. При этом было отлично видно, что балки ещё совсем целые, нетронутые даже признаком гнили. Необычные гвозди с овальными шляпками сидели крепко, вынуть их оказалось очень трудно. Ржавчина гвозди почти не тронула.  
К осени во дворе почти не осталось жильцов. Из детей - только один мальчик, бегавший на улице со стаей собак.
В конце года на город посыпались бомбы, полетели снаряды. В доме лопнуло несколько стен, но только в пристройках. Из всего двора осталось семь человек, они прятались в подвале. Дом хотел бы успокоить их - он знал, что все скоро закончится, опасности нет. Полвека назад враг ушел, не причинив городу большого вреда, а сейчас и врага то нет.
Всё будет хорошо.
 Новогодней ночью зажигательный снаряд пробил фронтон с цифрами 1895 и упал на чердаке. Через секунду как порох вспыхнула вековая древесная пыль, и скоро горело все. Весело сгорали собранные к переезду вещи и оконные рамы со ставнями. Горели резные двухстворчатые двери, вспыхивали и проваливались половицы. Жарко, как уголь пылали не тронутые тленом столетние балки.
Пожар разгорался всё сильнее. Огонь закручивался спиралью, жадно как астматик, всасывая в себя воздух. Корёжилась металлическая крыша, плавились бронзовые дверные ручки с клеймом “Копылов и К”. Оплавлялись даже необычные старинные гвозди.
После пожара целыми остались только стены.
Жизнь еще теплилась в доме, когда залп тяжелой артиллерии накрыл квартал. Измученные борьбой с огнем стены легко обвалились. Кирпичи, которые так ругали за прочность новые строители, разлетелись на части. Все обвалилось в подвал.


   В год столетнего юбилея на бывшую улицу Дзержинского пришел пожилой мужчина, много лет назад родившийся в квартире в правом крыле. На месте дома не было ничего. Пустое место. Лишь кирпичные обломки, заполнившие подвал чуть-чуть выступали над землей.
Сверху, по какой-то странной прихоти, лежали почти не пострадавшая дверца холодильника и оплавленный топорик.
Cвидетельство о публикации 168434 © Константин Семёнов 08.11.07 10:31

Комментарии к произведению 27 (32)

Комментарий неавторизованного посетителя

Спасибо и Вам! За то, что читаете, за то, что помните, за то, что понимаете.

Комментарий неавторизованного посетителя

Хороший был двор, правда?

Отличный рассказ про Дом с большой буквы. Ведь у автора это не просто Дом, это сама Жизнь, а Дом как аллегория того, что мы строим, да и вообще как живем. Читаешь и видишь то, о чем писал автор, а для меня это высшая степень творчества: доходчивость.

А.Ш.

Да, я и хотел показать историю города на примере истории одного дома. РАД, что понравилось.

Здравствуйте, Константин!

Если судить о литературных достоинствах рассказа, то их немного. В отрыве от темы, ее актуальности - художественная ценность повествования невелика. Так как интерес к изложению целиком определен местом и временем описанных событий.

Представьте на минуту, что речь в этом рассказе идет о доме в Бразилии, а время событий - позапрошлый век. И интерес сразу пропадет, так как жизненные перипетии главного героя – дома и других героев – его жильцов выданы схематично, документально, в виде неких фактов. Родился, излазил чердаки и подвалы, родил, сходил в театр, поиграл в карты, умер.

Мы можем говорить только об актуальности произведения, в отрыве же от нее текст - сухая констатация, что война это плохо.

Следовательно, работа как полноценное художественное произведение, суть захватывающая, заставляющая чувствовать история вне времени и места - не состоялась.

Оценка - 5.

С уважением, Ефим.

Я все сказал. С войной и миром не ко мне.

Ефим.

Я тоже так думаю.

Ефим.

Спасибо за честное мнение, Ефим!

Не в моих правилах спорить с читателями, тем более с судьями)))

Я всего лишь попытался на примере одного дома показать историю одного, всем известного города.

Я не очень понимаю, как можно рассматривать художественную ценность в отрыве от актуальности ( это я не про себя - вообще), зачем это надо, и зачем, собственно, нужно "чувствовать историю вне места и времени".

Если Вы считаете, что в рассказе нет ничего, кроме сухой констатации - значит я не смог донести до читателя того, чего хотел. Значит - мне надо пробовать ещё, по-другому.

топорик. - Достоевщиной ))) так пахнуло...

понравилось.

;)

Приятно!

Приятно!

Замечательный рассказ. Увидела свой старый дом, в котором жила в детстве. Очень похоже - просто и больно написано. Браво!

Спасибо!

Спасибо!

Комментарий неавторизованного посетителя

Могу только перефразировать:" Сашка, какие у нас были дворы! Какой был город!"

В судьбе одного дома, судьба многих Грозненцев...

Здравствуйте, Константин!

Читала Ваше произведение и думала, что по таким рассказам в том числе можно детей с историей Отечества знакомить - точно, образно, доходчиво. И запомнится такое гораздо лучше сухих цифр...

Понравилось!

Спасибо.Я тоже надеюсь, кто прочтёт - запомнит.

  • Геур
  • (Аноним)
  • 14.12.2007 в 00:04
Комментарий неавторизованного посетителя

Не совсем понял почему "к сожалению". И как это Ваше мнение может быть сфабриковано? Ведь это значит, что оно подделано.

Костя, я полностью согласен с Сашей Дудником - пишите, как пишется... "Лучшее - враг хорошего".

Если будете писать так, "как надо, как правильно", боюсь, многое будет потеряно.

Постараемся ничего не потерять. А вдруг и найти что можно.

Спасибо Вам.

Спасибо Вам за то, что читаете. Почти смирился с мыслью, что это ни кого не интересует. Рад, что ошибался.

Константин!

К сожалению, на примере жизни дома, история не делает людей разумнее и добрее и ничему не учит.

Рассказ замечательный - и тёплый и трагический...

Всего доброго!

Увы, это так Ян Александрович. Однако, просто замечательно, что не всех... Знал это и раньше, но одно дело знать, другое - почувствовать. Конечно, я имею в виду комментарии.

Спасибо, до новых встреч (надеюсь).

Ваш рассказ первый из всего Литсовета который я загрузил себе на плату. Очень мало чтения, которое хотелось бы вновь когда-нибудь перечитать. Ваш рассказ буду перечитывать.

Спасибо.

Спасибо за отзыв. Думаю, Вы преувеличиваете - я для себя нахожу здесь много интересного.Сейчас пишу новый рассказ и Ваши слова неплохой стимул.

С уважением, Константин.

Вернулся, чтобы написать Вам слова благодарности. Вы затронули такие струнки, что отзвуки вашего рассказа ещё долго не давали мне покоя.

Спасибо.

Александр.

Благодарю, Александр. С понедельника начинаю новый.)))

Рассказ впечатляет, Константин.

Маленькая история из сотен других.

Но это история жизни дома, людей.

А моё стихотворение немного о другом.

Удачи в творчестве. Ольга.

Спасибо за рассказ. Боль, которую пережили очевидцы войны не угасает. Растут дети с ущербной психологией и сломленным внутренним миром. Чечня, Карабах, Ирак... и так до бесконечности, пока Бог не уничтожит сам все живое на земле. Тема вашего рассказа мне близка. Будет время заходите ко мне и почитайте ?Разговоры на русском".

С уважением, Изабелла.

Сколько крови, сколько слез

И детей-сирот

Оставляют за собой бомбы, пулемет...

Карабах, Чечня, Ирак ...

И сосед соседу враг.

Жертв войны, увы, не счесть

Миром правят зло и месть.

Вместо сказки перед сном

За окном обстрелов гром

И ребенку не понять почему рыдает мать..

......................

Зайду непременно. Благодарю за понимание.

Комментарий неавторизованного посетителя

Константин, рад знакомству с Вами. Рассказы Ваши очень сильны, думаю, тронут любого, даже самого сурового читателя. Эти рассказы всегда будут актуальны (к сожалению). Я не был в Грозном во время описываемых событий, но жил в это время в соседнем Дагестане (родился там и жил до 97-го года). Время от времени навещаю свои пенаты. Слава Богу, войны самой не видел, но прочувствовать "дух" тех событий мог, ибо видел много людей, бежавших из Чечни к нам, в Дагестан. И опять же, теракты в Каспийске, Буйнакске, Кизляре, Ботлихском районе Дагестана... У войны нет национальности, есть только зачинщики. Думаю, они и с той, и с другой стороны и это отнюдь не представители простого народа. Местная и федеральная элита. Так называемая элита. Жажда денег любым путём. Сволочи они и скоты, короче. Что тут скажешь...

Спасибо Вам.

Тимур

Спасибо, Тимур. Я тоже бежал к вам в Дагестан. Неделю прожил в селе около Хасавюрта у совершенно незнакомых людей.И на национальность никто не смотрел - Вы правы.

  • Natalie
  • (Аноним)
  • 10.11.2007 в 10:43
Комментарий неавторизованного посетителя

Константин, у вас есть главное - вы это видели, прочувствовали и заставляете пережить это нас. Причем без всякого пафоса. Просто, искренне, необычно - жизнь нескольких поколений глазами дома.

Немного замечаний, если позволите. У вас прыгает фокальный взгляд, но этого лучше избегать в небольшом объеме призведения. Некоторые предложения нужно отредактировать, чтобы уйти от повторов и двойного смысла.

Но я пишу вам свое мнение, а сама, железная леди, хлюпаю носом: достучались вы до меня. Спасибо вам.

Нина.

Ещё бы не позволить. Сам прошу, или как тут положено- рецензию заказать? Тем более, что я не знаю, что значит "прыгает фокальный взгляд".Не фокусируюсь на чём-то одном? Спасибо. А как тут выбираются друзья? Никак не выходит - чайник.

Константин, могу прислать вам небольшую статью о фокальных взглядах в мэйл. Лучше всего читать первоисточник, к тому же там приводятся понятные примеры.

Рецензию заказать можно следующим образом:

ваша страница

меню

произведения

заказать рецензию

выбор рецензента

заказать

Советую заранее ознакомиться с профилированием рецензентов сайта. Для этого пройдите таким путем:

главное меню

рецензенты

Почему нужно сначала прочитать инфо о рецензентах: например, я на время Итогового конкурса "Супердесятка" не принимаю новые заявки на рецензирование или Марина Новикова рецензирует только переводы стихов.

Как записать автора в свои друзья:

страница потенциального друга

добавить в избранное

Успеха вам:)))

Пришлите,пожалуйста. Спасибо за разъяснения.

Надоел, наверное? Избранное есть, а вот добавить не получается. Попросту негде - ничего не активируется, да и нечего там активировать. Никаких окон.

Я отправила вам в мэйл статью "Фокальный взгляд". Свои конкретные замечания по рассказу тоже пришлю в мэйл на неделе, если вы не возражаете.

Теперь о друзьях:

тех, кого вы выбрали в друзья - отражены у вас в "Избранное".

те, кто выбрал вас в друзья - отражены в "Друзья".

Так что у вас все сработало правильно:)))

Трогает...

С уважением,

Светлана

Спасибо, Светлана.