• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Фантастика
Форма: Рассказ
Внеплановое отступление от романа: Этлон. Опять же в соавторстве с Галиной.

Четвёртый

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

Сергей взглядом проводил человека только что прошедшего мимо. Человек нырнул в подворотню и скрылся. Но прежде чем это произошло, он оглянулся, скользнул взглядом по лицу Сергея и что-то произнёс. Что именно сказал человек, расслышать было невозможно, так как в этот момент рядом с тротуаром взревел мотоцикл. Расфуфыренная деваха, поравнявшись с Сергеем, дала по газам. От резкого рёва мотора заложило уши. Сергей шарахнулся от дороги ближе к домам, столкнулся с прохожим в сером пальто, наступил на ногу дамочке в шубе, ощутил на себе чей-то внимательный сожалеющий взгляд и, поскользнувшись на ледяной корке, упал.
Боль от удара резанула по бедру, обожгла жаром локоть. Сергей инстинктивно зажмурился. Кровавые линии ожили за закрытыми веками, извиваясь змеиными телами в темноте.
- Молодой человек, - услышал Сергей хриплый простуженный голос. - Вам помочь?
В вопросе прозвучали сочувствующие нотки, потом наступила тишина, но ненадолго, лишь на мгновение.
Чья-то рука, лёгким холодным прикосновением, погладила лоб. Боль отступила. В голове зазвучали голоса:
- Скорую, вызовите скорую!
- Пьяный наверно, бомжуют тут всякие.
- Расступитесь, человек поскользнулся, а вы бомжует. У кого-нибудь есть мобильник?
- Там телефон за углом, сердобольная вы наша.
- А если он того?
- Что того?
- Ну, а если помер?
- Не помер....
Холодные пальцы сжали запястье. Сергей попытался открыть глаза, посмотреть на людей, толпившихся вокруг. Веки не слушались. От его усилий пропали куда-то кровавые змеи. Теперь он видел только черный небесный свод и тысячи голубых звёздочек, кружащихся по нему в невероятном танце.
Вой скорой заглушил голоса. Он оборвался неожиданно, на самой высокой ноте. Сергея подняли, понесли, положили на что-то мягкое. Потом опять взвыла серена, и он ощутил мерное покачивание, успокаивающие и приятное.
В палате царил полумрак. Лампа под потолком светилась сквозь матовое стекло круглого плафона тусклой почти неуловимой желтизной. Сергей повернул голову, ощутив чьё-то присутствие рядом. На трёхногом табурете сидел он в белом халате, накинутом на плечи. Серенький пиджак, однотонная голубая рубашка, галстук с крикливыми красными полосами вперемешку с сиреневыми. Это был его, Сергея, галстук, его рубашка, его пиджак.
- Вот, навестить больного пришёл, - проговорил человек и протянул руку, словно желая погладить байковое одеяло. - Ну что брат, сильно трахнулся?
Рука откинула край одеяла и прикоснулась к голому телу. Сергей ощутил тепло, исходящее от его ладони. Потом чьи-то шаги прошуршали за дверью, и донеслось:
- Сергей, ну как он там?
- Жив, Леночка. Заходи, возможно, ему будет приятно на тебя посмотреть.
- Возможно? - полувопросительно ответила она из-за двери.
Она вошла. Дверь закрылась позади неё с протяжным скрипом. Лена остановилась, посмотрела сквозь полумрак, откинула волосы назад, словно они мешали ей, покраснела.
- Серёжа! - это относилось к нему или нет. Сидящий на табурете не оглянулся.
- Вот прилетела, как только узнала, что ты в больнице, прилетела,- извиняющимся тоном продолжала она.- Как же так. Что случилось? Говорят, у тебя рука сломана и сотрясение.
Потом она подошла к кровати, присела на краешек.
- Это врач, странно, но его тоже зовут Сергей.
Он ещё раз глянул на человека в халате.
- И он тоже! - хотел выкрикнуть, но не получилось. Почему-то слова прозвучали тихо, шёпотом.
- Что он? - с деланным удивлением она колыхнула ресницами.
- Не важно, - уже не пытаясь повысить голос, ответил Сергей.
- Тебя выпишут, через день - два. Походишь в гипсе, это не страшно, правда?
- Не страшно, - ответил Сергей.
Он зажмурился, опять в темноте кружили звёзды. Открыл глаза. Ни табурета, ни человека, ни Лены рядом не было. Люстра всё также тускло светилась под потолком
Сергей встретил их всего месяц назад. Они неожиданно появились перед ним, стали полукольцом напротив дивана, заслонив телевизор, и внимательно посмотрели на него.
Трое. Все на одно лицо, на его лицо. Одеты были по-разному, но и одежда на них была его. Он тогда не поверил своим глазам. Не поверил....
Один, тот, что находился посередине, проговорил:
- Извини брат, так вышло, мы не при чём, мы сами по себе, а ты сам по себе. Я тоже удивился, когда ко мне пришли эти двое, - Он мотнул головой в стороны, указывая на рядом стоящих. - Ты четвёртый.
- Какой? - вжавшись в спинку дивана, переспросил он
- Четвёртый, - спокойно подтвердил крайний слева в пиджаке и при галстуке
- Как? - переспросил Сергей.
- Не важно. Пошли с нами,- предложил крайний справа, одетый в его домашние шлёпанцы и свитер.
- Нет, я никуда не пойду.
- Что ж, я тоже так говорил. Оставайся, - средний сказал это тихо, почти шёпотом, с сожалением.
Они развернулись и прошли сквозь закрытую дверь.
Он рассказал о неожиданном визите Лене, когда они уже были в постели. Она восприняла рассказ спокойно, только придвинулась ближе и обняла.
- Серёжа, - зовущим голосом прошептала на ухо. - Ты у меня один.
Потом он встречал их в разных местах. Они шарахались от его взгляда, убегали, растворялись в толпе.
Лена появлялась дома всё реже. Иногда он просыпался от холода и обнаруживал, что её рядом нет. Он задавал ей вопросы, она отмалчивалась.
Эти трое устроили так, что он сейчас в больнице. Они гнали его по улице, мелькая среди толпы то там, то здесь, и ещё он вспомнил, что на мотоцикле восседала не незнакомая ему деваха, а Ленка.
Ну конечно, это была она!
"Как же так?", - Сергей, почему-то задал себе этот вопрос только сейчас.
Рядом с ним появился ещё один уже без халата, в стоптанных шлепанцах и сером свитере, его свитере:
- Слушай, зря ты так, у нас хорошо, мы ей служим, а ты бежать. Нехорошо! Женщину любить надо, особенно такую женщину. Она же тебя любит, Ленка.
Светильник под потолком разгорелся ярче, жёлтый свет резанул по глазам.
Лена сидела на краешке кровати и нежно смотрела на Сергея:
- Выпишешься, приходи, мой четвёртый. О боже, я так одинока! - она застонала, упала ему на грудь. Её слезы солоно защипали его глаза. Свет погас.
В темноте ворочалась на кровати женщина. Скоро наступит утро. Скоро.... Она встанет, подойдет к зеркалу, посмотрит на себя и улыбнётся. Сегодня он приходил к ней или она приходила к нему - не имеет значения. Он был нездоров, она жалела его, она плакала, она любила. Женщина тронула прикрытую волосами маленькую коробочку рядом с ухом. Он живёт в ней это странный мужчина, похожий на её мечту, разный, но такой желанный. Вечером, когда она ляжет в постель, он снова придёт, чтобы она могла его жалеть, любить и ненавидеть.
Cвидетельство о публикации 164382 © Шубин Л. 19.10.07 22:11

Комментарии к произведению 1 (0)

Вспомнилась хорошая фраза:

- Автор от пороизведения к произведению пишет всё хуже и хуже.

Спасибо за такую оценку.