• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: История
Форма: Статья
Данные сильно устарели просьба не использовать, а обращаться к автору.

Тени великого прошлого Глава 5

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Глава 5. Советская крепость Севастополь
   Безусловно, Гражданская война-это трагедия России, но немалое участие в разжигании этой трагедии приняли и иностранные государства (не стоит забывать и об этом). После установления Советской власти на большей части бывшей Российской империи, угроза новой, иностранной интервенции была проблемой вполне реальной. Необходимо было в кратчайшие сроки воссоздать систему обороны побережья, при практически полном отсутствии флота.
Пусть говорят все что угодно о героической Белой армии, "…с болью в сердце, покинувшей Родину", но, покидая Севастополь, сердобольная Белая армия и их иноземные союзники вывезли из Севастополя все, что представляло маломальскую ценность, и что можно было вывезти из города.
   Город был ограблен и разоружен. Были вывезены сотни бетономешалок, дробилок, дорожных катков. Вывозились даже рельсы железнодорожных путей. Были вывезены уже давно устаревшие орудия, образца 1867-1887 гг. С помощью турецких коллег удалось установить, что часть береговых орудий Севастопольской крепости была передана Турции в уплату за стоянку кораблей Белой эскадры в Стамбуле. Учитывая еще и то, что часть орудий в ходе первой Мировой войны была снята с укреплений Севастополя, РККА досталась уже не первоклассная крепость, а пустые частично недостроенные укрепления, на которых находилось около десятка крепостных орудий (почти все в нерабочем состоянии).
   По отчетам крепостной комиссии в Севастополе обнаружены:
- 6шт. 10/45 дм орудий (одно из них неисправно),
- 4шт. 6дм орудий Канэ 9неисправных), 2шт.120мм орудий (одно неисправно),
-12 орудий устаревших типов, образца 1867-1887г, не представлявших боевой ценности.
   В конце 1920 г. РКВМФ и РККА начали восстановление разрушенной системы береговой обороны Севастополя. Если говорить совсем правильно, то на Черном море Рабоче-крестьянского военно-морского флота еще не было, и защищать побережье было некому.
На Черном море оборона военно-морских баз и отдельных участков побережья возлагалась лишь на береговую артиллерию (с черноморских и северных баз интервенты при содействии белогвардейцев увели 2 линейных корабля, 3 крейсера, 10 эскадренных миноносцев, 6 подводных лодок и большое количество вспомогательных судов и транспортов, всего 43 единицы). Черноморская береговая артиллерия не могла полноценно решать задачи борьбы с морским противником, так как по количеству и, особенно по качеству не соответствовала требованиям времени.
   Для того, чтобы обезопасить южные морские рубежи РСФСР в Крыму (в ту пору Крым входил в РСФСР) были предприняты активные действия по созданию береговых батарей. В связи с тем, что военная промышленность России была разрушена, а о зарубежных поставках и речи не могло идти, было решено пересмотреть имевшиеся в наличии резервы, и создать из отобранных орудий береговую оборону на важнейших участках побережья.
   К осени 1923г. в районе Севастополя удалось воссоздать крепостную артиллерию трехдивизионного состава. В первый дивизион входили три береговые батареи на Северной стороне. Батарея № 1 (временная) располагалась у мыса Лукулл и была вооружена двумя 152/45-мм морскими пушками Канэ. Батарея № 2 разместилась на бывшей 16-й батарее. Там было три 10/45-дюймовых пушки. Батарея № 3 у Северной косы (бывшая №4) была вооружена четырьмя 152/45-мм морскими пушками, снятыми с устаревших броненосцев Черноморской эскадры, отправленных на слом.
   Во второй дивизион входили батареи Южной стороны:
№ 4 на Александровском мысу на две 120/50-мм пушки (бывшая 9-я);
№ 5 между бухтами Стрелецкая и Песочная на четыре 152/45-мм морские пушки (бывшая №14, вооруженная 6дм пушками с разоружаемых кораблей);
№ 6 на берегу Стрелецкой бухты на три 10/45-дюймовые пушки (на левом фасе бывшей батареи 15).
   В третий дивизион входили четыре батареи:
№ 7 на две 152/45-мм морские пушки (бывшая №18, вооруженная "сухопутными" орудиями Канэ, остававшимися в Севастополе);
№ 9 на мысе Фиолент (четыре морские 152/45-мм пушки, на бывшей ББ №20)
№ 10 у входа в Балаклавскую бухту на две 152/45-мм пушки и два деревянных макета.


В 1922-23 годах батарея над Балаклавой была достроена. На батарее, с 1925 по 1941г.г. служили многие командиры, отличившиеся во время обороны в 1941-42 гг. Первым командиром новой батареи, получившей номер 10 (в последствии № 19) стал Г.А. Александер, впоследствии, командир героической 30-й батареи.
   В отличие от царского времени, советская береговая артиллерия была передана флоту. Для развития артиллерии большое значение имело Всесоюзное артиллерийское совещание, созванное Реввоенсоветом СССР в мае 1924 г. 11 июня 1925 г. был издан приказ РВС СССР, которым береговая артиллерия передавалась в подчинение РВС Черного и Балтийского морей. При этом организационная структура Севастопольской крепости и всей БО ЧФ несколько изменилась. Береговая оборона Черноморского флота состояла из управления береговой обороны, артиллерийских средств Одесского, Очаковского, Севастопольского, Керченского районов, службы наблюдения и связи Черноморского театра. Береговые батареи, расположенные в Одессе и Очакове, были сгруппированы в Северо-Западный район береговой обороны Черного моря. Его возглавлял начальник Одесской группы береговых батарей, который непосредственно подчинялся начальнику береговой обороны Черного моря.
   Батареи крепости Севастополь и Керченская группа батарей объединились в Крымский район береговой обороны. Начальником этого района являлся комендант крепости Севастополь. Расположенные на Кавказском побережье береговые батареи также были переформированы в район береговой обороны. В оперативном отношении начальник района береговой обороны мог быть подчинен войсковому начальнику, но не ниже командира дивизии. В основу организационной структуры береговой артиллерии был положен тактический принцип. В группу сводились батареи с общей или однородной боевой задачей. Эта идеология сохранилась до начала Великой Отечественной войны. Так, например, по состоянию на май 1941г. в 3-й отдельный артдивизион БО входили не только Севастопольские батареи № 18, 19, но и батарея №28 в Ак-Мечети (Черноморское), вооруженная теми же 152мм орудиями Канэ.
   О том, в каком состоянии находилась береговая артиллерия на Черном море можно судить по акту Рабоче-Крестьянской инспекции морских сил Черного моря. Комиссия в 1925 г. детально изучила положение дел в береговых частях. Она отмечала, что береговые батареи военно-морских баз Черного моря не могут вести успешную борьбу с кораблями вероятных противников. Береговым батареям может быть поставлена задача лишь по охране и обороне минных полей и борьбе с кораблями, имеющими на вооружении равноценную артиллерию. В частности отмечалось: "Число орудий на многих батареях не достигает 4, что уменьшает действенность их огня, а инженерное оборудование неудовлетворительное"…. "Не везде брустверы бетонированы и достаточной высоты, совершенно отсутствуют средства для подачи боеприпасов от погребов к орудиям; командные пункты недооборудованы; отсутствуют убежища для личного состава, на всех батареях нет маскировки. Все это сводит сопротивляемость батарей к нулю" "…стволы орудии на большинстве батарей расстреляны, причем процент их износа не известен". В отчете отмечалось, что противовоздушная оборона береговых батарей, на тот момент фактически отсутствовала. Состоявшие на вооружении приморских крепостей зенитные 3-дюймовые пушки Лендера (76,2-мм) по своим тактико-техническим данным потеряли свое значение как средство борьбы с самолетами. На всех батареях имелись только полевые линии связи, которые в случае военных действий могли быть легко нарушены. В акте констатировалось: "Как общий вывод — все береговые батареи мало боеспособны. Боеспособность Севастопольской крепости стоит выше, но, учитывая наличие имеемых дефектов (отсутствие артиллерии крупного калибра), она не может быть признана надлежащей. Состояние нашего Черноморского флота не дает ему возможность занять господствующее положение в борьбе с современными морскими силами европейских государств и тем самым обеспечить побережье от атак противника, и вся тяжесть обороны должна лечь на береговую артиллерию. Поэтому значение береговой артиллерии в деле обороны и охраны наших важнейших пунктов на Черноморском побережье приобретает особо важный характер и требует принятия неотложных мер по поднятию и развитию средств береговой артиллерии"
   Не лучше обстояло дело с кадрами береговой обороны. Инспекция признала, что командный состав "плохо представляет специфику службы в береговой артиллерии... Состояние подготовки личного состава везде, кроме Севастополя, неудовлетворительное"
   Об общеобразовательном уровне поступающего контингента свидетельствуют следующие данные. В Севастопольской артиллерийской школе младших командиров и специалистов береговой артиллерии в январе 1925 г. обучалось 167 человек: 25 орудийных начальников, 27 наводчиков, 27 старших погребов, 67 дальномерщиков, 9 прожектористов, 3 инструктора, 9 электриков. Из них 13 человек имели образование в пределах 4 классов, малограмотных было 126 человек (75,4 процента), неграмотных 28 (15,5 процента).
Примерно в таком же состоянии находилась и зенитная артиллерия Севастополя. Практически все орудия зенитных батарей были вывезены. Для прикрытия черноморских баз с воздуха в 1922 году создано шесть 3-х орудийных 76мм и 75мм батарей. Специальных зенитных орудий не хватало, и первые черноморские зенитные батареи, помимо 75мм пушек Канэ были оснащены обычными трехдюймовыми орудиями на переделанном станке системы Иванова. Батареи располагались:
-в Батуми (ком. батареи Ушаков Николай Сергеевич);
-в Керчи (ком. батареи Архипов, с 1923 г. Жилин Иван Сергеевич);
-в Николаеве (ком. батареи Горохов Н.И.)
-в Очакове (ком. батареи Найдич П.А.)
-в Одессе (ком. батареи Леонтьев Иван Павлович).
-в Севастополе (ком. батареи Булах И .П.).
Главная военно-морская база требовала более серьезного прикрытия от атак с воздуха, поэтому в 1924-м году в Севастополе был создан дивизион ПВО. Он представлял собой две трехорудийных подвижных батареи, прожекторный батальон, и зенитно-пулеметный батальон.
Подвижные батареи представляли собой пушки Лендера установленные на грузовики. К сожалению, материальная часть дивизиона была серьезно изношена, на многих орудиях отсутствовали панорамы. Для установки двух орудий не хватало двух грузовиков, отсутствовали средства подвоза боеприпасов.
На дальнейшее развитие ПВО Севастополя оказало влияние одно событие, которое обычно не связывают с противовоздушной обороной города. 22 ноября 1929 г. линкор «Парижская коммуна» начал переход из Кронштадта на Черное море. 18 января 1930 г. прибыл в Севастополь и вошел в состав Черноморского флота. Кроме того, в этот же период было начато строительство новых береговых батарей, которые так же требовали зенитного прикрытия. Поэтому, на базе севастопольского зенитного дивизиона, создается зенитно-артиллерийский полк, впоследствии получивший номер 61.
Реорганизация береговой артиллерии Черного и Балтийского морей была закончена в августе 1926 года. На Черном море новая структура была окончательно утверждена приказом начальника морских сил Черного моря Э. Г. Панцержанского от 7-9 августа 1926 г. Несколько позже, в ноябре 1926 г., были введены новые организационные изменения. Были созданы артиллерийские дивизионы как отдельные боевые части, объединявшие несколько батарей, имевших одну и ту же боевую задачу. При этом опять изменилась нумерация батарей. В Крымском районе был сформирован 6-й крепостной артиллерийский полк. Он включал 2 дивизиона и отдельную, в то время строившуюся, 305-мм батарею (в последствии № 35). Недостроенная батарея № 30 на тот момент номера не имела.
   Установка морских орудий на сухопутных батареях была связана с некоторыми трудностями. На батареях, вооруженных орудиями, снятыми с кораблей, пушки не имели переходного барабана и площадок обслуживания. Бруствер старых батарей был высотой 2,7м. Пушки получились слишком низкими. Для установки морских орудий пришлось изменить конструкцию фундамента орудия.
   Фундаменты пушек были подняты, и за счет этого орудия получили возможность кругового обстрела (вместо 130 град. у старой батареи). Вокруг орудий были оборудованы специальные площадки обслуживания с леерами.


  Орудие 18-й батареи оборудованное площадками обслуживания.

 В 1927 году вступила в строй первая батарея чисто советской постройки. Это была 8-дм батарея (впоследствии №10) в районе устья р.Качи. Но и для нее были использованы орудия, снятые с устаревшего броненосца "Евстафий". Орудия располагались в круглых бутовых двориках в которые выходили рельсы узкоколейки для подачи снарядов от погребов. Рельсы были проложены по дну рва. Для подачи снарядов использовались вагонетки и рельсы узкоколейки Деконвиля, снятые с Северной стороны. С введением в 1927г. в строй 8 дм. батареи в устье р.Кача разоружают временную 6дм батарею на м. Лукулл и ее орудия устанавливают на достроенной батарее № 10 (бывшая царская 22-я, в 1941 году 19-я).
   До 1927 года были приняты две программы развития береговой артиллерии, но они не были выполнены. Решающую роль в судьбе береговой артиллерии сыграл К.Ворошилов. Народный комиссар по военным и морским делам, председатель РВС СССР К. Е. Ворошилов подписал приказ, который был направлен на устранение существовавших, недостатков. В приказе говорилось: "В целях упорядочения вопросов строительства и снабжения береговой артиллерии предлагаю: 1) береговую оборону во всех отношениях подчинить начальнику военно-морских сил РККА на одинаковых основаниях с морским флотом; 2) сосредоточить в управлении ВМС РККА все строительство и снабжение береговой обороны на общих основаниях с флотом, оставить за военно-строительным управлением РККА техническое руководство военно-строительными работами; 3) выделить с 1931 г. кредиты на строительство и снабжение береговой обороны в особые параграфы, передав их в распоряжение управления ВМС РККА... 4) начальнику морских сил по согласованию с начальником штаба за счет группировки ныне существующих специалистов, занимающихся береговой обороной в различных управлениях, усилить штат сотрудников УВМС РККА этими специалистами".
В 1929-м году на «старой» 4-й батарее была построена бетонная позиция для четырех 75мм пушек Канэ.
   Начиная с 1931 года, начинается достройка 12 дюймовых башенных батарей, строительство которых началось еще до революции. До введения в строй 12 дм батарей, основу береговой обороны составляли две трехорудийных батареи, вооруженные 10дм орудиями, образца 1895г. Батареи носили номера № 2 (бывшая царская 16-я, с1927 по 1935-й батарея имела номер №20) и № 6 (бывшая царская 15-я, с 1927 по 1935-й батарея имела номер №24). Для подготовки л/с этих батарей на бывшей 19-й батарее в первом дворике было установлено одно 10дм орудие. С этого момента батарея получает статус учебной.
С постройкой 30 и 35-й береговых батарей, в 1935 году, разоружают все 10дм батареи. Введение в строй двух мощных 12дм батарей позволило перевести батарею № 14 (по нумерации 1925 года №5) так же в разряд учебных.
Для противодействия легким быстроходным кораблям противника у входа в бухту, полностью восстанавливается батарея №13, состоящая из 4-х 120мм орудий.
   В большинстве своем, батареи 1920-35г. использовали для установки орудий постройки еще царского времени. Орудия, установленные на этих батареях, были изготовлены так же до революции. Было решено все батареи разделить на три группы. В первую группу включили батареи, на вооружении которых находились более или менее современные артиллерийские орудия: 305-мм длиной 52 калибра, 203-мм, 152-мм 45 калибра (Канэ) 120-мм. Орудия этих систем предполагалось использовать и в дальнейшем. На их базе планировалось разрабатывать новые, перспективные артсистемы. Эти батареи должны были играть первостепенную роль.
   Ко второй группе были отнесены береговые батареи, орудия которых по тактико-техническим данным, еще можно использовать для нужд береговой обороны, но модернизация которых бесперспективна. Часть таких батарей предполагалось укомплектовать неполным штатом личного состава, а другую — законсервировать. В случае войны их можно было быстро привести в боевую готовность. Во вторую группу вошли батареи, вооруженные следующими артиллерийскими орудиями: 254-мм (10дм) с длиной ствола в 45 калибров, 57-мм Норденфельда и.т.д.
   Третью группу составили батареи, как потерявшие боевое значение, так и вооруженные в ходе гражданской войны трофейными орудиями, они подлежали разоружению. В нее вошли орудия, образца 1867-87г.г.
   В 1927-35г. совершенствование материальной части береговой артиллерии шло тремя путями. Прежде всего, попытались увеличить угол возвышения у орудий существующих артсистем. Для этого потребовалась переделка противооткатных устройств и усиление станков (лафетов). Так, с увеличением угла возвышения у 152-мм пушки Канэ до 45 градусов дальность ее стрельбы возросла с14 до 17км. Подобные изменения характерны и для других артиллерийских систем.
   Вторым путем модернизации (а по сути, разработки новых артиллерийских систем) стало увеличение начальной скорости снаряда. Этот путь был более сложным, и требовал больших затрат, но в результате появились новые артиллерийские системы, такие, как 130мм орудия Б-13, с дальностью стрельбы существенно превышающей дальность стрельбы прототипов.
   Третий путь для развития советской артиллерии появился чуть позже, после нормализации международных отношений. Он был связан с заимствованием и доработкой зарубежных (прежде всего немецких) артиллерийских систем. В результате сотрудничества с зарубежными специалистами появилась, например, 76мм артсистема 34К.
   Важным шагом в развитии артиллерии стало лейнирование стволов. Ранее, ствол орудия, после его износа приходилось заменять полностью. Для этого на артскладах флота хранилось регламентированное количество запасных стволов. Вставка в ствол тонкостенной трубы-лейнера, позволяло менять не весь ствол, а лишь тонкостенную трубу с нарезами, вложенную внутрь ствола. Лейнирование распространялось на орудия калибра от 75 до 203 мм.
   Далеко не все попытки модернизации существующих орудий оказались удачными. В частности, была предпринята попытка разработать универсальное орудие для строящихся подводных лодок на базе укороченного 102 мм орудия ОСЗ (Виккерса). Новое орудие, имевшее меньшую длину ствола (45 калибров, вместо 60-ти) получило обозначение Б-2. Этими же орудиями первоначально оснастили крейсер "Красный Кавказ" в качестве зенитного калибра. Однако в качестве зенитного орудия Б-2 имело ряд недостатков, в частности, невозможность заряжания при больших углах возвышения. В 1935 году орудие было снято с вооружения. Вместо него было разработано принципиально новое 100мм орудие Б-24. Орудие, с длиной ствола в 45 калибров, получилось столь удачным, что была разработана его длинноствольная версия для тральщиков и береговых батарей. Объективно говоря, 100мм артсистема Б-24ПЛ была столь существенно переработана, что Б-24БМ представляло, по сути, уже совсем другое орудие.
   В 1935-1936 гг. начали испытания усовершенствованных образцов 130-мм орудий с длиной ствола в 50 калибров (Б-13) и 100-мм орудий длиной 56 калибров (Б-24БМ). Эти образцы отличались тонкостенными стволами из высокопрочной стали, и большей скорострельностью, за счет применения пневматики.
   Первые опытные образцы этих орудий имели серьезные недостатки: низкую живучесть (70-100 выстрелов), сложные автоматику и полуавтоматику, которые нарушали основные требования к артиллерийским установкам — простота и надежность в действии. Однако применение более совершенных процессов отливки стволов и более качественных сортов стали позволили резко повысить живучесть орудийных стволов при сохранении их проектной мощности. Так, живучесть 180-мм лейнеров возросла с 70-100 выстрелов до 360, 130-мм лейнеров с 120-130 выстрелов до 1000, 100-мм лейнеров с 90 до 799 выстрелов. С применением флегматизаторов порохового заряда она увеличилась еще в 2 раза.
   Интересные опыты были проведены в институте, где применили углубленную нарезку ствольных лейнеров для орудия Б-13, с переходом от 1-процентной нарезки на 1,5-процентную, а затем на 2-процентную. В результате живучесть орудий малого калибра (76-мм) увеличилась в 6-7 раз (с 1000 выстрелов до 7000 выстрелов). Углубленная нарезка вводилась и для орудий среднего и крупного калибров. Появление новых образцов артиллерийских орудий, развитие науки и техники привели к необходимости пересмотреть ранее принятую систему артиллерийского вооружения ВМФ.
3 декабря 1940 г. артиллерийское управление ВМФ на совместном совещании с командующими флотами и флотилиями утвердило новую систему вооружения. Тем самым были определены направления развития морской артиллерии на ближайшее будущее. По новой классификации она делилась на 4 группы. К первой группе были отнесены новейшие артиллерийские системы, находившиеся в серийном производстве, в стадии испытания или на завершающем этапе конструирования. На Черноморском флоте это были орудия калибров: 305, 180, 152, 130, 100, 45, 37 мм. Усовершенствованную, лейнированную конструкцию 305-мм орудия предполагалось запустить в серийное производство в 1941 г.
   Вторую группу составили артиллерийские системы, которые уже находились на вооружении кораблей и береговых батарей и по своим тактико-техническим данным еще в течение 5-6 лет могли успешно выполнять боевые задачи. Это были орудия, модернизированные в начале 30-х годов
   В третью группу включались все артиллерийские орудия, которые по мере освоения нашей промышленностью новых систем подлежали снятию с вооружения.
   К четвертой группе относились перспективные артиллерийские установки, которые должны были разрабатываться по заданиям Главного военного совета ВМФ.
Совершенствовалась и ПВО главной базы. В составе 61-го зенитно-артиллерийского полка было два зенитных артиллерийских дивизиона, зенитно-пулеметный батальон, прожекторный батальон. Командиром полка стал Зашихин Р.С., начальником штаба Жилин И.С., комиссаром Руднев С.В. С 17 мая 1933 года командиром полка стал И.С.Жилин.
1-й зенитный артдивизион (батареи № 77, 78, 79) прикрывал 30-ю батарею, располагаясь треугольником вокруг ее позиций. Кроме того, орудия одной батареи прикрывали и часть гавани. Второй дивизион этого полка прикрывал 35-ю батарею. Батареи были 4-х орудийными, оснащенными стационарными 76мм пушками 9К (она, же зенитная пушка, образца 1915/28года). Это орудие представляло собой пушки Лендера, с удлиненным до 50 (или 55) калибров стволом. Это были первые отечественные зенитные артсистемы, оснащенные прибором управления зенитным огнем (ПУАЗО-1). Для батарей были построены стационарные оборудованные позиции, (т.н. «форты ПВО») которые имели 2-3 погреба боезапаса, два газо-бомбоубежища, 4 орудийных дворика, дворик ПУАЗО, объединенные подземными крытыми ходами сообщения.
Прожекторный батальон был 2-х ротного состава, роты розданы по дивизионам. В роте насчитывалось 9 прожекторов. Зенитно-пулеметный батальон состоял из двух рот по 14 пулеметов.
В годы второй и третьей пятилеток продолжалось совершенствование боеприпасов и создание бронебойных снарядов. В июле 1940 г. коллективы сталелитейных заводов освоили производство бронебойных снарядов и начали их массовое производство. Интересен тот факт, что до 1938 г. советская промышленность не изготовила ни одного бронебойного снаряда. Были запущены в производство осветительные и ныряющие снаряды, трассирующие с самоликвидатором, механическая дистанционная трубка, гальваническая трубка на высокое давление и другие взрыватели предохранительного типа. Все старые взрыватели снимались с вооружения и заменялись новыми.


План 13-й батареи (1939г.)

   Следует обратить внимание, что из всех батарей береговой обороны только ББ№2 была оснащена орудиями советской разработки. Переоснащение батарей новыми артсистемами еще только планировалось. В частности планировали переоснастить 100мм орудиями Б-24БМ 14, 18,19 и 13-ю батареи. Орудие Б-24 БМ, при всех своих недостатках имело ряд преимуществ. Оно было намного (в 1,5 раза) дальнобойнее, чем системы Канэ, которым оно пришло на смену. Вторым достоинством этих орудий было то, они были лейнированными. Т.е. менялся не весь ствол, расстрелявший свой боевой ресурс, а лишь его тонкостенный вкладыш. Кроме того, несмотря на меньший, по сравнению с шестидюймовками калибр, это орудие, за счет использования пневмоавтоматики, было в полтора раза скорострельнее, т.е. за равный промежуток времени могла выпустить большее количество снарядов. Помимо этого, универсальное орудие Б-24 БМ могло вести и зенитный огонь.


Разрез 13-й батареи (1939г.)

Несмотря на то, что в литературе пишется о том, что береговая артиллерия была готова к стрельбе по сухопутным целям, но в реальности это было не так. Командование не допускало мысли о том, что противник может так глубоко вторгнуться на территорию страны. Поэтому со стрельбами по наземным целям дело обстояло совсем плохо. (в планах флотов на 1940 г. подобные стрельбы составили на КБФ 5 процентов, на Черноморском флоте 10). Офицеры береговой артиллерии часто недооценивали сложность стрельбы по наземным целям, артиллерийскую разведку и корректировку огня. Береговые батареи и корабли проводили практические артиллерийские стрельбы преимущественно днем, в несложных условиях и по целям-макетам, которые хорошо наблюдались, а положение их на местности было заранее известно наземным и воздушным корректировщикам. Фактически отрабатывалась только техника стрельбы, и упускался такой важный ее этап, как разведка целей. Отсутствовали и корректировочные посты на сухопутном направлении.
   Но, тем не менее, для укрепления береговой обороны было сделано многое, и прежде всего, были подготовлены кадры. Севастопольские училища получили большое количество орудий самых разных систем в качестве учебных пособий, кроме того, при училищах были сформированы учебные батареи и дивизионы, постоянно проводились учебные стрельбы.
Значительный прогресс в 1938-41г. наблюдается в развитии ПВО. 61-й зенитно-артиллерийский полк начал получать новые орудия и приборы управления стрельбой. В 1938г. Жилин И.С. становится командиром ПВО ЧФ, командиром полка становится И.П.Талащенко. В 1939г. в полку формируются 76-я и 80-я батареи, оснащенные новейшими, на то время, 85мм орудиями. Одновременно, все севастопольские зенитные батареи переоснащаются орудиями 1931г.
За счет высвободившихся устаревших орудий 9К формируется 3-й дивизион трехбатарейного состава (батареи № 54, 55, 56). В задачу дивизиона входит прикрытие самого города. Батареи располагались в районе Максимова дача - Сапун-гора. Местонахождение батарей удалось установить довольно точно.
73-я находилась в районе современного Автобата (м.Феолент), на ее территории до настоящего времени находится в/ч. Остатки не выявлены из-за недоступности территории для осмотра.
76-я находилась на мысу, между б.Омега и б. Камышовая, за современной ул. П.Корчагина. На ее территории так же до настоящего времени находится в/ч. Остатки не выявлены из-за недоступности территории.
74-я находилась недалеко от бывшей батареи № 24 (царская батарея №15), в районе современного парка Победы, на ее территории ныне построен Аквапарк. Еще недавно остатки взорванной зенитной батареи читались под наслоениями упраздненной послевоенной в/ч.
75-я находилась в Юхариной балке в районе современного высотного здания НПО «Муссон». Остатки батареи выявить не удалось, но сохранились неплохие фото.
77-я находилась над станцией Мекензиевы горы (высота 60.0), ныне эта высота называется высотой Героев. Территория планируется под частную застройку.
78-я в районе Северного укрепления, между последним (ныне в/ч) и морем. На ее двориках ныне раскинулись дачи, один из домов имеет круглую форму, повторяя форму и размеры дворика.
79-я над деревней Бельбек (Фруктовое), находится над дорогой Любимовка-Фруктовое, примерно в 1 км от перекрестка Качинского шоссе и дороги Любимовка-Фруктовое. Батарея почти сохранилась, с нее только сорвали перекрытия.
80-я находилась в районе современного пос. Вязовая роща, между поселком и с/т «Берег», на территории бывшей войсковой части. Остатки батареи накрыты постройками послевоенной в/ч, но в некоторых местах просматриваются остатки старых сооружений.
Орудия 3-го дивизиона прикрывали сам город. 54-я находилась на хуторе Лукомского (сейчас это в/ч), обследовать ее не удалось.
55-я находилась в районе современного проспекта Острякова, возле старой конечной остановки 12 маршрута в земляном редуте, на склоне балки. Сохранился только перестроенный после войны погреб боезапаса.
56-я находилась над станцией Инкерман-2 (над Каменоломенным оврагом). Сейчас это в/ч, но остатки батареи удалось распознать в послевоенной застройке.
В 1939-м году 61-й зенитный артполк получает малокалиберную зенитную артиллерию. Из нее формируется 4-й дивизион полка трехбатарейного состава. Батареи № 357, 358 и 359 имели в своем составе по 6 шт. 37мм зенитных автоматов.
В том же году, формируется 11-й батальон выносного наблюдения, оповещения и связи трехротного состава. В составе батальона числятся 54 поста, расположенных по всему Крыму. Командиром батальона был назначен ст. л-т Криницкий. Кроме того, формируется отдельная радиолокационная рота (2 установки Рус-1). Первая передающая станция стояла на мысе Херсонес, принимающие на мысе Тарханкут, Евпатория, Оползневое. Вторая передающая станция находилась на г.Аю-Даг принимающие Ялта, Алушта Феодосия. В 1940году станции РУС-1 были заменены более совершенными установками типа РУС-2.
В составе ПВО главной базы появляется 215-й дивизион аэростатов заграждения (командир- капитан Шабалин, затем капитан Вакатов).
В апреле 1941г. командиром 61-го ЗенАП становится полковник В.П.Горский, нач. штаба Семенов И.К. комиссаром Шпарберг Л.С. Командирами дивизионов числятся: 1-й дивизион к-н Тумилович, 2-й дивизион к-н Хижняк, 3-й дивизион к-н Ребедайло.
К началу 1940г., в составе полка числятся 8 шт. 85мм орудий, образца 1939г., 24 шт. 76мм орудий 1931г., 12 орудий образца 1915/28года, 16шт. 37мм автоматов, 27 прожекторных станций, 28 пулеметов М-4 (счетверенные установки пулеметов «Максим») 18 пулеметов М-1, 23 спаренных аэростата. КП полка представляло собой двухэтажный бункер с двумя наблюдательными постами. Оно сохранилось и до сих пор, в районе бывшего хутора Кирияки.
   К началу Великой Отечественной войны все наши флоты располагали хорошо организованной системой школ, которые готовили старшинский и сержантский состав по всем специальностям береговой обороны и ПВО. В Севастополе, созданное в 1931 г. Военно-морское училище береговой обороны имени ЛКСМУ полностью обеспечило флоты квалифицированными командными кадрами, несмотря на быстрый количественный рост береговой артиллерии перед Великой Отечественной войной. В казармах Брестского полка разместилось Севастопольское училище зенитной артиллерии. Кроме того, в 1939 году в Севастополе было организовано высшее командное Нахимовское училище. Сам Черноморский флот был существенно усилен, причем, в основном, кораблями новой постройки.
   Было приведено в порядок и складское хозяйство флота. Правда, порядок на флотских складах удалось навести только к 1928 году. Перед войной были расширены склады в Сухарной балке, перестроены и увеличены склады в Лабораторной. Объекты складирования получили надежную охрану, для этой цели был сформирован Местный (караульный) стрелковый полк.
   В литературе по обороне Севастополя часто указывается, что перед войной город был совершенно беззащитен со стороны суши. Это не совсем так. Действительно, в постреволюционные годы у Советского государства не было достаточных средств и сил для фортификационного строительства сухопутной обороны вокруг главной базы Черноморского флота. В задачу флота не входила оборона Севастополя со стороны суши. Оборона сухопутных рубежей Советского Союза была поручена РККА. Черноморский флот в Крыму отвечал лишь за береговую оборону района базы от реки Кача до мыса Сарыч, небольшого участка побережья в районе Ак-Мечети (Черноморское) и ближних подступов к Керченской ВМБ. Рабочее- Крестьянской Красной армии (РККА) поручалась и оборона побережья Крыма за пределами границами баз Черноморского флота.
   Но в то время в понятие "Береговая оборона" вкладывалось несколько иное понятие. Под береговой обороной понимали лишь оборону участка берега в районе военно-морской базы, а не оборону базы со стороны суши. С укреплением вооруженных сил молодого государства, угроза базе Черноморского флота становилась все призрачнее. В Полевом уставе Советской Армии (проекты 1939-1940 гг.) говорилось только об обороне приморских флангов сухопутных войск, и намечались основные проблемы совместных действий армии и флота при отражении нападения противника на военно-морские базы. Но все это относилось не к Севастополю, а к военно-морским базам, расположенным недалеко от границы.
   В 1940-м году сложно было представить, что главная база ЧФ подвергнется атаке войск противника, а уж тем более длительной осаде. Именно поэтому вопросы организации и ведения долговременной обороны не рассматривались. Никто не предполагал, что Севастополя могут угрожать какие-либо подразделения кроме диверсионных групп. Против них не требовались мощные укрепления, поэтому оборонительные сооружения на сухопутном фронте практически отсутствовали, а флотские формирования, численностью не более полка, именовались "караульными". В задачу Местного караульного батальона, сформированного в 1938г. в составе Главной базы ЧФ, входила именно охрана объектов базы от диверсантов. Охрану остальных объектов народного хозяйства, в т.ч. тоннелей, мостов, железных дорог и.т.д. осуществляли части 54-го полка НКВД.
   Развитие воздушно - десантных войск и успешное их применение немецкими войсками в Бельгии, а так же успешная советская Бессарабская десантная операция против Румынии в 1940-м году, продемонстрировали возможность захвата баз и укреплений с помощью воздушных и морских десантов. Десантные силы, оснащенные легкой артиллерией и пулеметами, могли быть высажены в любой точке. Оборона военно-морских баз от десантов была поручена флоту. Нужно сказать, что высшее флотское командование своевременно осознало эту угрозу и начало формирование специальных частей береговой обороны, для оснащения которых было выделено много современного автоматического стрелкового оружия, техники и артиллерии современных систем. Для вооружения частей береговой обороны были выделены автоматические винтовки Симонова (АВС 36), самозарядные винтовки Токарева (СВТ-38), пистолеты-пулеметы Дегтярева (ППД), 152мм пушки-гаубицы МЛ-20 и.т.д. Для выполнения этой задачи в конце лета 1940 года в составе каждой военно-морской базы были сформированы батальоны береговой обороны, а в главной базе Местный (караульный) стрелковый полк морской пехоты, на базе караульного батальона. Кроме черноморских частей был сформирован батальон Дунайской флотилии, с базированием на отвоеванный у Румынии в 1940г. город Измаил. Это были первые части морской пехоты, сформированные на Черном море.
   Местный (караульный) полк №1, численностью 2995 человек, имел морскую форму и подчинялся коменданту береговой обороны главной базы Черноморского флота. Базировался он в казармах бывшей царской батареи №4 на Северной стороне.
   К этому времени многие объекты главной базы ЧФ уже были оснащены дотами противодиверсионной обороны. Кроме того, практически всем крупным батареям береговой обороны были приданы роты охраны, противокатерные батареи и батареи 76мм полевых орудий. Однако, теперь задача стояла иная. В декабре 1939года было решено создать вокруг главной базы ЧФ общую оборонительную линию, оснащенную долговременными огневыми точками.
   Анализ десантных операций, показал, что вместе с пехотными подразделениями, противник может высаживать и легкую авто-бронетехнику. В связи с этим, помимо пулеметных огневых точек в состав противодесантной обороны было решено включить и противотанковые огневые точки, оснащенные малокалиберной артиллерией.
   В декабре 1940года выходит директива народного комиссара ВМФ Н.Г.Кузнецова, в которой он требовал незамедлительно организовать противодесантную оборону военно-морских баз. Именно с этого момента начинается интенсивное строительство укреплений в Севастополе. Предполагалось, что противодесантный рубеж будет иметь одну линию. В его задачу входило задержание десантных сил противника до подхода основных частей РККА.
Артиллерийскую поддержку обороняющимся должны были оказывать береговые батареи. На них же возлагалась задача противодействовать высадке десанта. В литературе указывается, что все батареи имели опыт ведения огня по сухопутным целям, но это не соответствует истине.
Результаты стрельб, проведенных в начале 1941г. показывают, что личный состав батарей имел слабую подготовку в стрельбе по сухопутным целям. Во исполнение своей директивы, 16 декабря 1940г. нарком ВМФ адмирал Н. Г. Кузнецов издал приказ о рекогносцировке главного рубежа обороны и организации противовоздушной и противодесантной обороны города. Осуществление мероприятий по организации обороны Севастополя с суши было начато в феврале 1941г. Об оборонительной линии вокруг города будет рассказано чуть позже, в отдельной главе.
Подведем итоги. По состоянию на 22.06.41г. в Севастополе числились:
1-й Дивизион БО
-10-я батарея (4х203мм) вновь построенная в советское время
-30-я батарея (4х305мм) достроенная царская батарея №26
-35-я батарея (4х305мм) достроенная царская батарея №25
2-й дивизион БО:
- 2-я батарея (4х100мм) вновь построенная в советское время перед фронтом бывших 5-й и 6-й батарей
-12-я батарея (4х152мм Канэ) переоборудованная царская батарея №4
-13-я батарея (4х120мм Виккерса) бывшая царская батарея №9
-14-я батарея (учебная, 4х152мм Канэ, находится в процессе демонтажа в связи с прибытием 100мм орудий Б-24 батареи 14 «бис»)
3-й дивизион БО:
-18-я батарея (4х152мм Канэ) переоборудованная царская батарея №20
-19-я батарея (4х152мм Канэ) переоборудованная царская батарея №22











Тени великого прошлого


- 152 -



Cвидетельство о публикации 159558 © Odissey 22.09.07 22:47