• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Рассказ

Мы идём в парк!

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

 

– Ты говорила, что в воскресенье мы пойдём в парк! – просипела Юлька, стоя вверх ногами и упираясь пятками в стену. По всей видимости, она пыталась изобразить стойку на голове. Ноги заскользили и разъехались в разные стороны. Вместо стойки получился вполне симпатичный крабик. Но устойчивости он не добавил, и девчонка закрутилась, как змейка, с трудом удерживая равновесие. Я с опаской посмотрела на свой любимый торшер и отодвинула его, так как амплитуда колебания, покрытых синяками и царапинами ног, всё нарастала.

Мысленно прикинув, какие дела придётся отложить из-за скоропалительного обещания, я вздохнула и сказала:

– Да, говорила. Но, понимаешь, солнышко…

Юлька, услышав даже в таком положении неуверенность в моём голосе, грохнулась. Сидя на полу и потирая ушибленное место, она заворчала:

–Ничего я не понимаю, сегодня – воскресенье! Ты обещала, а слово своё надо держать! Меня учишь, а сама!

Она демонстративно всхлипнула и отвернулась к окну.

– Ты не дослушала, а уже хлюпаешь носом. Что обещала – помню. Я ведь и не сказала, что не пойдём, но сначала надо навести дома порядок.

– Порядок? – Юлька посмотрела на меня возмущённо.

– Да это до вечера! Я знаю, как ты убираешься, то ли дело мы с мамой: она - пол, я – пыль. Полчаса – и везде порядок.

Я рассмеялась. Это была чистая правда. С тех пор, как Юлька сделала первые шаги, дочь считала уборку занятием бесполезным и поддерживала в квартире лишь видимость чистоты, что, впрочем, не было лишено смысла. Когда я отправляла девчонку домой, меня не оставляло ощущение, что цунами прошёл именно через мою квартиру.

– Ну, хорошо, хорошо! Я вымою пол, ты вытрешь пыль, и мы идём в парк.

– Ура! – Юлька помчалась в ванную за тряпкой.

Я посмотрела ей вслед и подумала, что слишком опрометчиво поступаю, снова доверив девчонке вытирать пыль. Прошлый раз это стоило мне разбитой вазы. Но отступать было поздно – по квартире мчался вихрь с тряпкой в руке.

– Ну, что ты стоишь? Мой быстрее пол, а то Лена скоро придёт! – уже слегка напористо прикрикнула на меня Юлька.

– Какая ещё Лена?

– С пятого этажа.

– И чего она к нам придёт, мы же в парк идём?

– Так и она с нами, мы ещё вчера договорились.

– Юлия! – я даже задохнулась от возмущения, – как ты могла договориться, если сама не знала, пойдём мы или нет!

 – Как это не знала, ты же обещала! Конечно, можно и одним в парк идти, только мне будет скучно, и я буду тебе надоедать. Если пойдём с Леной, то будем играть, а ты посидишь на своей любимой скамейке.

Я, конечно, уловила хитринку в голосе девочки, но посидеть в беседке, а не гоняться за ней по всему парку, было заманчиво.

– Хорошо, Лена так Лена. Но только двое, а не как прошлое воскресенье, когда мы ходили на пляж! Помнишь, чем всё закончилось?

Тогда она тоже пригласила парочку своих подружек. Вечером я плелась за детьми, еле переставляя ноги от усталости и жуткой головной боли, потому что вытащить их из воды было практически невозможно. На следующий день даже Юлька пришла в ужас, увидев меня с облупленным носом и красным, как спелый помидор, лицом.

Опущенный взгляд девчонки и характерное шарканье ногой по полу меня насторожили.

– Та-ак. Говори, кого-то ещё пригласила?

– Ба, понимаешь, у Коли мама работает и его некому, ну совсем-совсем  некому повести в парк!

– Юля, ты считаешь, что я должна думать за твоих друзей? Мне тебя хватает, даже лишку! – почти крикнула я, но тут же опомнилась и сказала уже спокойнее, ­­– надеюсь, ты только двоих пригласила?

– Двоих... – тихо прошептала она, но смотрела по-прежнему в пол, только теперь пыталась открутить себе ухо.

– Что ещё?

– Ну-у, это…

– Говори, говори! И оставь, в конце концов, ухо в покое!

– Бабушка, – наконец решилась она, –  Колю отпустили, но денег у них нет. Его мама сказала, чтобы он только погулял с нами.

Я вздохнула и села на диван. Походы в парк обходились не дёшево. Если мы шли, то деньги я не экономила. Юлька не по одному разу каталась на всех каруселях, и покупалось ей всё, что она просила. Плюс посещение любимого кафе «Солнышко».

– Ну-ну, погуляет, а у Лены хоть есть деньги? – проворчала я.

– Есть! – выкрикнула девочка с облегчением, – ей мама дала вчера. Много!

«Хоть за это спасибо», – подумала я и обречённо положила в кошелёк пару незапланированных купюр.

– Ладно, вытирай пыль, и будем собираться. И запомни – кафе отменяется!

Если хочешь помогать друзьям, будь готова к тому, что приходится чем-то жертвовать.

Юлька взвизгнула и повисла у меня на шее, целуя в нос и щёки.

– Да, ничего-ничего, мороженного в морозилке – завались! Дед вчера купил много! – дрыгая ногами и шлёпая по моей спине мокрой тряпкой, видимо от восхищения, заявила она.

«Повоспитывала, называется» – вздохнула я, отцепила от себя этого крабика  и сказала: – Надеюсь, в автобусе и парке не будет сюрпризов?

– Нет, обещаю! Я буду себя хорошо вести в автобусе. А в парке мы будем только кататься, играть и ничего-ничего не будем у тебя просить!

     

Вскоре пол был вымыт, а пыль без приключений размазана по поверхностям. Мы собрались и вышли из квартиры. Пока Юлька бегала за друзьями, я присела на скамейку – и не зря! Минут через пять она вышла из подъезда в сопровождении двух таких же сорванцов в чёрных джинсах, тёмных очках и чёрных бейсболках, одетых козырьками назад! Почти агенты 007– три штуки!

Одна Юлька в таком виде – ещё, куда ни шло, но трое! И это было не всё. Коля тянул на поводке огромного пса – всеобщего любимца далматинца Криса!

– Юлия, Коля! – закричала я возмущённо, оставьте собаку дома!

Пёс, услышав мой голос, рванул поводок из рук мальчишки. Зная любвеобильность собаки, я в испуге вскочила. Крис подбежал, положил лапы мне на плечи и лизнул в щёку. Едва удерживая равновесие, я погладила собаку и тяжело вздохнула. Второй поцелуй за последние полчаса – это что-то!

В это время хлопнула входная дверь, и на крыльце показалась заплаканная Светка с маленьким сынишкой на руках. Мы жили на одной лестничной площадке, и в любое время суток она могла принести мне Никиту, считая чуть ли ни моей обязанностью сидеть с ребёнком. Мне было жалко эту юную мамочку, и я почти никогда не отказывалась, тем более Никитка был таким славным! Сейчас, увидев меня, Светка разрыдалась, размазывая по лицу «тонны» туши, пудры и помады.

– Что случилось? – спросила я, сожалея, что мы не вышли минут на десять раньше.

– Вы понимаете, я на работу опаздываю, а мама позвонила и сказала, что задерживается. Вот и не знаю теперь, кого попросить с Никитой посидеть! Меня уже предупредили, что ещё одно опоздание и всё! Уволят.

Я смотрела на неё, на свою «банду», на собаку и понимала, что для меня поход из приятной прогулки превращается в каторгу.

– Ладно, иди на работу, я возьму Никиту с собой. Мы идём в парк.

Слёзы у Светки моментально высохли, она весело рассмеялась, ткнулась носом в мою щёку и вручила ребёнка. Получив очередной поцелуй, я слегка засомневалась в искренности её слов, но отступать было поздно.

«Счастливая» от изобилия поцелуев и количества детей, я посадила Никиту в коляску, и наша внушительная процессия направилась к автобусной остановке. Мои сорванцы, приплясывая и смеясь, мчались вперёд, привлекая внимание прохожих. Крис с силой тянул поводок, пытаясь догнать детей. Я летела за ними, стараясь сохранить равновесие и не опрокинуть коляску или не ухнуть в коляску самой. Никитке такая быстрая езда, видимо, понравилась – он хлопал в ладошки и звонко смеялся.

Да-а, путешествие, судя по всему, предстояло увлекательнейшее.

 

 

     Вы когда-нибудь ехали в автобусе с тремя пятилетними сорванцами, огромной собакой и младенцем в коляске? Если нет – вам крупно повезло!

Когда подошёл автобус, дети запрыгнули в салон. Я же, с помощью людей стоявших на остановке, с трудом втащила на заднюю площадку коляску с малышом и втянула огромного пса.

Лена с Колей, по странному совпадению похожие друг на друга, как брат и сестра – оба светловолосые, с круглыми голубыми глазками – сели на одно сиденье и сразу о чём-то зашептались.

А вот неугомонная Юлька… Она сняла очки и бейсболку. Бросила всё это в коляску, туда же полетела и сумочка с её «драгоценностями».

Сначала она прошлась по салону, мило улыбаясь всем и каждому в отдельности. Девчушка с распущенными пепельными волосами, серыми глазами с хитринкой вызывала у пассажиров ответную улыбку. Потом она остановилась посреди салона и решила вспомнить песенку, которую разучила в детском саду.

Через несколько минут почти все пассажиры дружно хлопали в ладоши, притопывали ногами и пели нестройным хором.  Юлька, словно маленький дирижёр, бегала от одного пассажира к другому и, размахивая руками, подсказывала мотив.

Я пыталась её приструнить, но сидевшая рядом женщина весело рассмеялась:

– Да, не трогайте вы девчушку, смотрите, как развеселился народ!

Юлька попыталась показать и танец, который они готовили в детском саду к празднику осени, но из-за недостатка места у неё не получилось.

Она махнула рукой и, промчавшись вихрем раз десять по салону, заглянув в кабину к водителю и повисев на всех поручнях, наконец, присела на кондукторское место рядом с пожилым мужчиной. Попрыгала на мягком сиденье, покрутила-понажимала все кнопки сверху и утихомирилась.

Я вздохнула с облегчением – теперь будет сидеть. Но радоваться было рано.

Увидев, что девочка внимательно посмотрела на мужчину и, уловив лукавинки в её глазах, я замерла, но отойти от коляски не могла, а кричать на весь автобус было неудобно.

«Сейчас что-нибудь выдаст» – подумала я. И не ошиблась.

Юлька осторожно тронула мужчину за рукав и, невинно хлопая глазками, громко спросила:

– Дяденька, а у вас дети есть?

Мужчина, который всю дорогу молчал и только иногда, глядя на расшалившуюся девочку, бурчал: – Разбаловали детей. Ну и ребёночек! – сейчас замер и, глядя на Юльку, задал ей же глупый вопрос:

– А что?

– Просто. Я вот тут ду-умаю.

– Юлия! – у меня слегка сорвался голос, и я закрутила головой, глядя кому можно доверить собаку и малыша.

В автобусе наступила тишина. Все с любопытством прислушивались к разговору маленькой девочки и пожилого мужчины.

– Ну-у, как сказать… – замешкался мужчина. А что? – снова повторил он.

– Ничего. Просто вы такой грустный! Наверное, потому что у вас детишков нет? Моя мама никогда не бывает грустной, да и бабушка тоже.

Она посмотрела на меня и, чувствуя себя в безопасности, так как я всё ещё стояла на задней площадке, продолжила:

– Мне вас так жа-алко. Может, вам сродить ребёночка?

Я охнула и, попросив сидящую рядом женщину присмотреть за детьми и собакой, кинулась к ним.

Мужчина сначала замер, потом ошарашенно посмотрел на девочку.

– К-как это – сродить?

– Ну, как-как? Обыкновенно! Я вот играю в «Симов» – так это вообще просто!

– Каких Симов? – мужчина слегка поёжился. Потом смущённо оглянулся на пассажиров.

Юлька изумлённо вытаращила глаза:

– Вы не знаете «Симов»? Ну, вообще, а ещё взрослый! Да это же такая компьютерная игра. Короче, там все поженитые могут запросто сродить себе хоть девочку, хоть мальчика!

Она гордо оглянулась на пассажиров и, увидев, что я пробираюсь к ним, снова повернулась к мужчине и затараторила, почти захлёбываясь словами, искоса поглядывая в мою сторону:

– Да-да! Просто надо, чтобы была любовь и хорошее настроение, а главное, чтобы они были сытые и не хотели в туалет. И детки - получаются!

 

Взрыв смеха потряс автобус! Я подбежала к этому невыносимому ребёнку, схватила за руку и виновато посмотрела на мужчину, который покрывался красными пятнами.

– Извините.

– В-воспитывать надо детей! Компьютеры, игры – до чего дошли.

– Мы воспитываем, – жалобно пробормотала я и поволокла Юльку на заднюю площадку.

– Вижу, – донёсся до меня растерянный голос.

– Юлия, ну, сколько, сколько можно тебе повторять! Зачем ты пристаешь к людям!

Дома поговорим, а пока ни-ка-ко-го тебе парка! Мы возвращаемся.

Девочка выдернула руку и остановилась.

– За что? Как это – никакого парка? Ты же обещала!

– Я сказала, если ты будешь себя хорошо вести!

Пассажиры снова притихли и прислушивались к нашему разговору.

– Я себя хорошо веду-у, – жалобно протянула она, – ты же видишь – дяденька грустный, потому что у него нет детков! И потом ты, то есть я, обещала Лене и Коле пойти в парк, а они не провинились и их наказывать нельзя.

Я вздохнула и потянула её дальше.

– Этот дяденька самый счастливый на свете.

– Почему?

– Потому, что у него нет таких деток. Мне стыдно за тебя!

Юлька опустила голову. Я с тревогой смотрела на неё и думала, чем бы занять девчонку? Сейчас ведь снова что-нибудь выдаст! Но, к счастью, уже через пару секунд она заинтересованно разглядывала ошейник Криса.

– Интересненько, что же здесь написано? К-ри-ис.

Она гордо оглянулась на пассажиров. Я невольно улыбнулась – девочка недавно научилась читать и страшно этим гордилась.

Жалея о своей несдержанности, я проворчала:

– Ладно, в парк идём, но серьёзный разговор вечером тебе всё-таки предстоит. С мамой.

– Ура! Мы идём в парк! – выкрикнула Юлька.

– Ба, а можно серьёзный разговор, ну-у, чтобы с тобой?

– Почему?

– Да, с мамой он получается какой-то угловатый.

– Как это – угловатый?

– Ну, в угол ставит! Надо-олго!

По салону снова прокатилась волна смеха.

– Тебя не в угол ставить надо, а ремнём воспитывать, – отвернулась я к окну, едва сдерживая улыбку.

– Че-ем? – Юлька снова вытаращила глаза, – ремнём по…

– Юлия! Молчи!

Она закрыла рот ладошкой, затем громко возвестила, поглядывая на пассажиров:

– Я просто хотела спросить, как это воспитывать ремнём?

Пожилой мужчина задумчиво посмотрел на девчушку и вдруг рассмеялся. Потом возвестил на весь автобус, копируя Юлькин говорок:

– Впрочем, может и не надо воспитывать?

– И завести детков! – подсказала, сидящая рядом старушка.

 

Ехать нам было недалеко. Перекрикивая водителя, Юлька объявила нашу остановку и, поторапливая друзей, помчалась к выходу. Я задержалась на задней площадке, вытаскивая коляску с Никитой, вытягивая Криса, и не сразу поняла причину очередного взрыва смеха в салоне автобуса.

Оглянувшись, увидела, как Юлька мечется у средней двери и не может выйти – перед ней стоят две полные женщины. Юлька подпрыгивает и приседает за их спинами, пытаясь протиснуться то с одной, то с другой стороны. Но они словно застряли на выходе, ожидая пока выйдет старушка.

Наконец Юлька перестала метаться, похлопала их пониже спины и закричала на весь салон:

– Выходим, девочки, выходим!                                 

 

Cвидетельство о публикации 154230 © Надежда Смаглий 20.08.07 14:42

Комментарии к произведению 3 (4)

Nadia, bespodobno - esli eto tolko prodolzhenie, chem zhe vse zakonchitsa?)))

Спасибо, Денис! Продолжение только)))

Мне кажется это никогда не закончится)))

Сижу хихикаю!!! :))))) Слов нет!

))))))))) Современный ребеночек))

Надя, сижу, плачу от смеха...

"Просто надо, чтобы была любовь и хорошее настроение, а главное, чтобы они были сытые и не хотели в туалет! И детки получаются", - ну ведь все верно ребенок говорит!!!!

А "девочки, выходим!" )))))

Не могуууу......)))))))))))))))))))))

По-моему, сочинять ничего не надо, только за твоей Юлькой записывать - и все! Войдешь в историю))))

Ну, да))) Выдумывать ничего не надо))) Но в какое положение иногда ставит меня этот сорванец!)))

Вот приедешь и займешься воспитанием!)))

Хотя... ))) что потом я буду писать?))))))))))

такого ребенка воспитывать - только портить))))

Вчера мужу читала вслух - лежал от смеха.