• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Публицистика
Форма: Статья
Иллюстрации к произведению:
В центре огромной страны
Это публицистика, очерк для журнала, где я работаю. Но я сочла нужным поставить его на литпортале, так как рассказ о путешествии к центрам бывшего СССР и Российской Империи может заинтерсовать многих. Кстати, знаете ли вы, что такое географический центр страны, и где он находится? Знаете ли вы, почему у русского ученого Менделеева такая фамилия, из-за которой некоторые сомневаются в его русском происхождении? Если не знаете, то в моей работе вы найдете ответы.

В центре огромной страны

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
***

От участия в этом походе меня отговаривали все, даже главный редактор. Говорили, что подобные акции привлекательными кажутся только издали, а в действительности запомнятся лишь грязь, холод, всевозможные неудобства и постоянное ожидание то вертолета, то корабля, то погоды и т.д… Но все-таки я решила – еду! Наверное, если б экспедиция собиралась только за счет вуза, стараниями одних ученых, всевозможные несостыковки случались бы на каждом шагу. Но идея посещения центров Российской империи, СССР и верховий Ваха объединила людей энергичных, хорошо знающих регион, готовых пойти на разумный риск и к тому же не самых бедных, и благодаря им экспедиция была превосходно оснащена (такое количество современной аппаратуры вуз вряд ли смог бы закупить) и смогла выполнить все намеченные еще в стенах вуза планы.
Сколь сложно было это все организовать, знают Господь Бог и Валерий Михайловский, начальник экспедиции. Он искал охотников, которые сопровождали экспедицию, он искал спонсоров, он занимался закупкой оборудования – по его словам, бюджет экспедиции составил около 2 миллионов рублей. Помогла администрация Нижневартовского района, а вот окружная власть оставила просьбу о финансировании без ответа. Большую помощь оказал Валерий Нестеров - он предоставил экспедиции свое личное оборудование и аппаратуру примерно на 600 тысяч рублей.

***
Нижневартовский гуманитарный университет объявил о довольно претенциозном проекте еще зимой. На кафедре географии родилась идея посещения центров бывшего СССР и Российской Империи, которые находятся на северо-востоке Нижневартовского района ХМАО и юге Красноселькупского района ЯНАО в 130 км друг от друга, для установления в этих точках памятных стел. В СМИ широко рекламировалась именно эта идея, под нее у спонсоров собирались средства. Но главной целью экспедиции было изучение верховий реки Вах вплоть до водораздела с енисейским бассейном. Все меньше и меньше на карте Ханты-Мансийского округа остается мест, не преобразованных человеком, а верховья Ваха как раз представляют обширные территории, где природа сохранена почти в первозданном виде. У нас чаще бывает, что экологи, ученые приступают к исследованию территорий уже после того, когда построены хорошие дороги, прочно обосновались нефтяники, и уже начинаются необратимые изменения ландшафта, почвы, растительного покрова. Здесь ученые попытались опередить промышленников. Цель на более далекую перспективу, которую поставили профессор Рянский и его единомышленники – создание на этой территории заповедника и рядом с ним этноприродного парка с центром в селе Корлики.
Феликс Николаевич Рянский объяснил:
-Предварительно мы изучили район по космическим материалам, разнообразным картам, сообщениям ученых, что здесь бывали до нас, он мало затронут техногенной цивилизацией. А чтобы остатки нетронутой природы сберечь, нужно создавать заповедник. Для обоснования такого решения нужно все посмотреть, обязательно посоветоваться с местными охотоведами, экологами, людьми с хорошим специальным образованием. Мы искали этих людей заранее.
В Корликах люди уже сами пытаются организовывать этнотуризм. Это нужно делать, но очень и очень осторожно. Если принимать большое число туристов, которые сюда рвутся, то природных ресурсов хватит на 15-20 лет. А потом будет нечего делать, как в пустынях Африки. Вот помните, в книге у Р. Бредбери человек гуляет по времени, его строго предупреждают, что в прошлом нельзя нарушать совершенно ничего. А он оступился, бабочку раздавил. Возвращается обратно – в его времени уже все другое, все изменилось. А он только бабочку раздавил! И мы также можем бездумно поменять жизнь наших потомков. Этнотуризм, охотничий туризм надо проводить под строгим контролем. Правила игры должно разрабатывать государство, исходя из государственных, а не из частных интересов.

Вторая цель, которую мы поставили – посещение центров бывшей Российской империи и СССР. Мы хотим привлечь внимание к тому, что мы находимся не на обочине жизни, а в самом центре огромной страны. Есть деловые, управленческие центры, а географический - он здесь. Также мы привлекаем внимание к великому русскому ученому Менделееву.
Многие знают его только как химика, а свою периодическую таблицу он открыл в 34 года, и в зрелом возрасте химией уже не занимался. В конце жизни он писал: «Кто сказал, что я химик? Я – политэконом». Две трети своей жизни он занимался развитием России, причем в совершенно разных сферах. Он исследовал стратосферу, поднимался на дирижабле, когда ему было за 60 лет. Когда узнаешь эти подробности, вырисовывается фигура невероятных размеров. Он предложил новые картографические проекции для России, он вычислил, где находится центр Российской Империи, и опубликовал эту работу в 1906 г. Он считал важным определение этого центра и на примере Америки доказывал, что центр географический и центр заселения людей должны приближаться друг к другу. В России центр заселенности в его время был в Тамбовской губернии, а в 1999 г (мы высчитывали) – на Урале. По его указаниям и строился Транссиб, его заветы, собственно, и выполнял Витте, председатель Совета Министров. И то, что делал Столыпин, было частью воплощения его идей. Менделеев говорил, что у России очень удачное положение между Востоком и Западом, Россия – естественный мост между разными цивилизациями. Поэтому нужно строить дороги, соединяющие Европу через Россию.
Он был государственник до мозга костей. Когда в Баку рушилась нефтяная промышленность, пригласили Менделеева, и он за год сделал её прибыльной. Он писал письма министру финансов, что срочно надо строить танкеры, керосиновозы, быстрей выходить на рынок Европы, планировал сделать керосинопровод от Баку до Новороссийска. Министр финансов отмахнулся: мол, этот фантазер пишет всякую чепуху. Через 15 лет, когда спохватились, рынок Европы уже заполонила нефть из Америки. Если бы прислушались к словам Менделеева, не США стали бы самым богатым государством, а Россия. Не было бы великой Америки! Дальше он купил огромное поместье. Закатил там такую агрономию, какая никому и не снилась. Сделал эффективное сельское хозяйство на одном клочке земли. Все в шоке были. А кто это знает?
А я читал у одного модного ныне писателя, что в России ни одного великого ученого не было, мол, и Менделеев – это же Мендель, то есть и не русский вовсе. А он внук священника Павла Михайловича Соколова, а по церковным правилам только один сын священника мог получить фамилию отца, остальным фамилии придумывали учителя духовного училища, что называется, брали фамилию с потолка. Четыре сына Соколова, четыре родных брата стали зваться Василий Покровский, Иван Менделеев, Тимофей Соколов и Александр Тихомандрицкий. Отец будущего ученого Иван в детстве любил меняться всякой чепухой, то есть «мену делать», вот и стал Менделеевым.
И Дмитрий Иванович был семнадцатым ребенком в семье! Представляете, при нынешнем планировании семьи он бы просто на свет не появился!
Вот помнят о ледоходе «Седове», а изобрел-то его тоже Менделеев. Адмирал Макаров как человек, облеченный властью, занимался строительством, а придумал идею, общий контур корабля Менделеев. Для этого нужно было обладать мышлением, выходящим за рамки уже принятых инженерных решений. И он говорил, что идти ледоход должен через Северный полюс, а не вдоль берега. Когда вода открывается, то возле полюса торосов нет, а у берегов множество мелей, островов, льды скапливаются, и кораблю не пройти. Макаров с ним не согласился, считал, что идти нужно возле берега, а вдруг что случится? Менделеев планировал ехать на ледоходе с женой, с ребенком, но переругался с Макаровым и отказался. Корабль пошел вдоль берега, и тут же лед сломал ему все винты. При Советской власти опять пошли вдоль берега, и опять в Карском море «Челюскин» затерло льдами. А сейчас атомоходы ходят, как и советовал Менделеев, через Северный полюс.
В России жил выдающийся человечище, все остальные были у него или в учениках, или вообще третьи в очереди, хотя многие думают, что те, третьи – самые главные. И мы считаем своим долгом напомнить всем о Менделееве, он ведь к тому же еще и сибиряком был.

***
26 августа 2006 г. колонна машин с грузом и участниками экспедиции отъехала от Нижневартовска в Белорусский – самый далекий поселок на Вахе, до которого проложена бетонка. На машинах ехали около 4 часов, а корабль, куда мы перегрузились, шел сюда из Нижневартовска двое суток. Дальше скорость передвижения зависела от неторопливого катера и извивающейся, как серпантин, реки. Сколько б ни плыли, Вах ни разу не открывал взору речные просторы – впереди метров триста водной глади, сзади – метров двести. И берега, берега!.. Берега обрывистые, осыпающиеся в воду с одной стороны и песчаные, подлизывающие своими желтоватыми языками русло реки, берега всё более дикие, необжитые. Поворот следовал за поворотом, мыс за мысом. В сумерки корабль бросал швартовый трос у берега, мы сходили с катера, разводили костер. Возле одной стоянки поутру в лесу наткнулись на земляные валы в виде прямоугольника. Лет 150-200 назад здесь стоял чей-то дом. Сделали спил сосны, выросшей уже внутри, ей оказалось около 120 лет. При помощи металлоискателей обнаружили в земле ржавый нож, четырехгранные гвозди, такие же, четырехгранные крючки, вероятно, на щук. А на берегу небольшой протоки, среди песка, Борис Середовских обратил внимание на небольшие заостренные камушки. Очень похоже на то, что камни были обработаны специально. Поначалу не поверили: неужели орудия каменного века? А осмотрев берег более внимательно, покопавшись в песке, нашли и другие обработанные руками человека камни – наконечники стрел, скребки. Также обнаружили осколки керамической посуды. И долго с восторгом рассматривали свои первые находки. Это место было обитаемым в течение примерно четырех тысячелетий!
По GPS-навигатору определили координаты и занесли на карту и в компьютер как место для будущих раскопок.
Обнаженные водой берега были хорошим объектом для наблюдения специалистам по ландшафтоведению и геологии. И они осматривали, фотографировали.
-Видите, слой почвы очень тонок, и он легко скатывается с песчаной подушки. А красно-коричневая полоса свидетельствует о наличии железа…
Феликса Николаевича поразило огромное количество топляков. Вах – река непостоянная, то один высокий берег подмоет, то другой, вот и торчат из воды, валяются на берегу поодиночке или образуя завалы посеревшие стволы упавших деревьев.
-На Дальнем Востоке, где я долго жил, реки очистили от топляков благодаря японцам. Оказывается, из дерева, пролежавшего несколько лет в воде, получается гораздо более крепкая мебель, и японцы за большие деньги его скупали. Отсюда топляки в Японию, конечно, не повезешь, ну а кто мешает округу приобрести технологическую линию, завод по производству современной мебели?

***
Люди в экспедиции подобрались разные, каждый по-своему интересен. Феликс Рянский, научный руководитель – профессор, завкафедрой географии НГГУ, все его научные звания перечислять долго, а если кратко – ученый с мировым именем. Валерий Михайловский, начальник экспедиции – врач, этнограф, писатель, заядлый охотник. Валерий Нестеров – неоднократный победитель международных соревнований среди радиолюбителей. Для него маршрут экспедиции уже знаком, в мае 2005 года из центра бывшего СССР он с группой таких же фанатов проводил сеансы радиосвязи в честь 60-летия Победы. На катере, только отчалили, он сразу же занялся монтажом антенн, и с трудом его уговорили оторваться хотя бы для обеда. Он обеспечивал связь экспедиции со всем миром. Юрий Бычков – художник, преподаватель худграфа. По его эскизам и во многом его руками были изготовлены стелы, транспаранты, рекламные щиты, благодаря его усилиям над нашим катером, а потом и над любой стоянкой обязательно взвивались российский триколор, красный флаг СССР, мачта с флагом спонсоров. Капитан только покачивал головой от удивления – его судно еще ни разу не бывало столь расцвеченным и напичканным всевозможной аппаратурой. Борис Середовских, читающий историческую географию, становился центром притяжения по вечерам, когда к костру или на палубу выносил гитару.
И вообще, интересно наблюдать, как мужчины – преподаватели вузов, бизнесмены – здесь, на лоне дикой природы преображаются, что-то в них от первобытных добытчиков просыпается, что ли? Охотоведы и ребята-ханты, которые сопровождали нас, в лесу и на реке чувствуют себя, как дома, им все знакомо, но и представители научной интеллигенции не смотрелись здесь чужаками. А восторга в их глазах было даже с избытком. Катер шел медленно, и мужчины часто пересаживались в лодки, которые с легкостью обгоняли его – выезжали вперед порыбачить, но при этом не прочь были сделать несколько лихих кругов вокруг катера и, проносясь мимо, вставали во весь рост, отдавая честь флагам. И кто они после этого – солидные мужчины, которым уже за 40, или мальчишки-детсадовцы?

***
К Корликам мы подошли 30 августа. Здесь команде предстояло разделиться. Одни на лодках-казанках с грузом отправились вверх по Ваху примерно на 260 км до охотничьей избы, другим предстояло на вертолете слетать в центры, затем высадиться возле той же избы.

Это небольшое село, в котором постоянно проживает чуть более 600 жителей, расположено недалеко от реки Вах, на речке Малые Корлики. Промышленности нет. Многие здесь живут традиционными промыслами – охотой, рыбалкой, разведением оленей, сбором ягод. 34 семьи в Корликах зарегистрированы как владельцы родовых угодий, то есть это люди, постоянно проживающие в лесу. Их стойбища расположены вверх по Ваху и вдоль реки Кулын-Игол, где в тридцатые годы прошлого века был колхоз «Красный Север». Людей из Красного Севера и со стойбищ в шестидесятые годы почти насильно переселили в Корлики. А теперь местные жители опасаются, что и Корлики ждет та же участь, что и те, покинутые селения.
Ханты название Корлики связывают со словом «кораль» - загон для оленей, но на старых картах это место обозначалось как Королька, то есть название скорей селькупское.

***
Кунин Александр был первым, кто встретил нашу экспедицию. Он поднялся на корабль и сразу же по-хозяйски начал ревизовать все имущество, давать советы. Проверил рации, сказал, что это вещи хорошие, но они ж только в пределах 20 км действуют, дальше не услышишь. Спутниковую антенну, возвышающуюся на носу катера, GPS-навигаторы оценил по достоинству. Осмотрел катер, капитану надавал кучу советов, как нужно идти по Ваху, как распределять груз, чтобы не сесть на мель. Мы были немало ошарашены его энергичным натиском, но слушали с интересом – советы-то он давал дельные. И как-то уж очень уверенно начал распоряжаться, что никто с ним и не подумал спорить. «А как вы идти-то дальше собираетесь? На лодках? А винты у вас запасные есть? Вы смотрите, вверх по Ваху перекаты пойдут. Как сломается винт, так что вы делать будете?» Просмотрел карты, какие были в наличии, удивился, что нет ни одной навигационной. «Как можно было отправляться на корабле и не взять карты, где все мели и перекаты обозначены?» Рассматривал-рассматривал другие карты, которые с гордостью показали наши специалисты (одну даже у военных достали!), и заявил, что они же не совсем правильные: «Вот смотрите, здесь речка показана. А куда она течет? Другой-то реки, в которую она впадает, на карте нет! А вот этот Урий неправильно нанесен, смещен в сторону! Как по этим картам показывать, куда вам идти?» Потом потребовал (именно потребовал!) себе кофе и начертил приблизительную схему нашего пути на чистом листе.
Разговорились с ним о жизни в селе.
-Какая жизнь? После выборов в Корликах не стало своей администрации. По любому самому мелкому вопросу нужно звонить или ехать в Нижневартовск. Например, человек хочет на работу в наше ЖКХ устроиться, так он должен слетать в Нижневартовск, в гостинице там несколько дней прожить, потому что неизвестно, сумеет ли он в первый же день нужных людей найти. Оставили в нашей администрации двоих специалистов, которые по инерции еще пытаются что-то решать, но они уже ни за что не отвечают, никакими полномочиями не наделены. Я тоже работал в администрации специалистом по малочисленным народам севера, попал под сокращение.
Присутствовавший при разговоре Покачев Павел, ханты из Покачей, с удивлением спросил:
-А что в Корликах ханта не нашлось на должность специалиста по МНС?
-А я и есть хант.
-Что-то не похож... – с сомнением произнес Павел.
Александр и в самом деле не очень вписывается в привычный образ невысоких, худощавых и неспешных в движениях представителей хантыйского народа. Рост выше среднего, крепок в плечах, в лице проглядывают черты скорее тюркских, чем угорских народов. А уж напор, самоуверенность, с какими он заставил ученых мужей отчитываться перед ним о готовности к походу, кажется, вовсе не свойственны этому народу-философу.
-Чистокровный хант. – безапелляционно заявил Кунин. – И у нас, в Корликах ханты разные. Есть невысокие и рыжие, есть такие, как я. Наш род был здесь самым богатым до прихода советской власти. В тридцатых годах всех оленей отобрали, кое-кого из мужчин расстреляли. Оленей сейчас у нас нет, но местные жители до сих пор нас буржуями называют.
Но это так, к слову… Мы о жизни в селе говорили… Наши боятся, что Корлики кто-то сверху решил ликвидировать. Конечно, вроде бы экономически невыгодно сюда все товары завозить, переселить нас, и дело с концом. По Кулын-Иголу люди жили раньше. У меня мать оттуда. А при советской власти решили, что не нужны другие селенья.
Боролись, боролись с кочевым образом жизни, переселяли из леса, а теперь что? Будут люди все равно в лес возвращаться. А на что они опять же будут жить? У них ведь зарплаты нет. Одежду, муку, чай, сахар на какие средства покупать, если их не поддерживать? Даже сдавать рыбу, ягоды и грибы сложно.
Но ведь дело-то в том, что только здесь еще дикие олени в лесах остались. На западе от нас уже оленей нет. И вниз по Ваху почти нет. Суть-то в том, что техногенный век наступает, олени как вид могут скоро исчезнуть. Дикие уже исчезают. Ханты сохраняют популяцию. Домашние ведь с дикими вместе ходят. Они с ходу идут, сбивают себе стадо, уводят самок. Есть у многих в стадах полудикие. Домашние сами приходят обратно. Их не пасут, а как начинается гнус, так олени прибегают под дымокуры. Осенью отлавливают, самых ретивых на колодки садят, привязывают. Мы живет в экономически стабильном регионе, так почему бы не платить людям за сохранение оленей как вида?
В прошлом для улучшения породы сюда было пригнано большое стадо оленей из Якутии, а там они высокие, на них можно даже ездить верхом. Благодаря скрещиванию олени в наших краях крепкие, выносливые. Уже в девяностых годах закупали оленей на Ямале для того, чтобы раздавать безоленным семьям ханты, но этот эксперимент не удался. Ямальские олени оказались хилыми, не приспособленными к жизни в здешней тайге.
Платят же работникам заповедников зарплату. Надо сохранять дикого оленя, который сам бегает по тайге.
-А действительно, дикие олени только здесь остались?
-Ну, мы ж охотники, ездим, знаем. А больше где? Туристов можно и сюда возить, но только с умом организовать дело надо, чтобы не было варварского истребления. А то приезжают охотники и ни за что не платят. В лесу есть люди, но что они сделают? И простой смертный сюда не поедет. А ведь тем, кто может себе это позволить, и олени-то не нужны. Оленины не едали, что ли? Убивают каждого оленя, который попался на глаза, а потом туши так и останются в тайге. И такое бывает.
Вопрос об охотничьем туризме возник неслучайно. Как и все жители Корликов, Кунин горячо поддерживает идею создания заповедника. Это поможет сохранить тайгу и ее обитателей, а также даст рабочие места для жителей села. А если в буферной зоне вокруг заповедника организовать этнотуризм, это будет приносить какую-то прибыль, и также обеспечит работой часть коренного населения.
Но пока не известно, будет ли принято решение о создании заповедника.

***
За два дня, пока мы ждали вертолет, обследовали территорию вблизи села. Корликовцы рассказали о местах с аномальными явлениями, где компасы странно крутятся, рельеф необычен, деревья повалены, почти как в районе падения Тунгусского метеорита. Один любознательный житель Корликов высказал предположение, что именно здесь и упал тот метеорит или его осколки. Решено было осмотреть все на месте. До расположенного на возвышении соснового бора, в котором и наблюдаются аномалии, было, вроде бы, рукой подать. Но доплыть до него по неглубокой речке, петляющей средь зарослей ив и осоки, оказалось делом небыстрым. Казалось, вот они, высокие сосны, рядышком высятся над зарослями осоки. Ан нет, речка сделала еще бессчетное количество поворотов, прежде чем вывела к их подножию.
-Настоящие плавни! Мы такие раньше только на Кубани видали! – удивлялись мои спутники.
И вот, наконец-то, бор. Здесь нет старых сосен, самым большим лет по 40. Видны следы давнишнего пожара, но природа терпеливо залечивает ожоги на своем теле. На земле много упавших обугленных деревьев, они уже обрастают мхом; самые толстые сосны метра на полтора от корней тоже обгоревшие, они пострадали от пожара, но выжили. А ягельный покров совсем тонок, он восстанавливается медленнее, чем сам лес. Ягель хрустел под нашими ногами, рассыпался в пыль, и жаль было губить его, но что делать, если летать мы не умеем?
Металлоискатели сигналили часто, мы снимали слой почвы, а откапывали гильзы от патронов, болты и гайки, нашли даже монету 1936 г. Одна находка оказалась интересной – заржавевшее ружье, сделанное примерно в начале 20 века с любопытными насечками – то ли это родовая тамга, то ли охотник вел счет медведям, которых удалось добыть.
И вот подошли к разломам и ямам. Хотя можно ли эту впадину, идущую с северо-востока, называть разломом? Склоны ее покаты, деревья и наверху, и внизу примерно одного возраста. Поваленных деревьев много, но необычного в этом, кажется, ничего нет. Деревья могли упасть во время того же пожара, но здесь они гниют и врастают в почву медленнее, чем наверху, потому что из-за неровности рельефа земли касаются только корни и макушка, стволы сухие. Радиационный фон не просто в норме, а гораздо ниже - всего 3-4. А металлоискатели пищат и свистят без перерыва! Сделали раскопы в одном, другом месте – металлических предметов не обнаружили, но зато сама земля здесь темного красно-коричневого цвета, что говорит о высоком содержании железа. Слой земли, насыщенный железом, равен примерно 90 см, а глубже – серовато-желтый ил. Ямы также оказались не похожи на кратеры, как нам описывали, но в них удалось обнаружить кусочки сплавленного металла. А это уже действительно любопытно и тянет на сенсацию. Или здесь в течение долгого времени разводили костры, и металл сплавился случайно, или люди, что жили здесь давным-давно, умели добывать железо, и мы стояли на месте древней плавильной печи?
К лодкам возвращались в задумчивости. Версию о падении метеорита профессор Рянский отмел как совершенно безосновательную.
-Скорей всего, это русло древней реки, которая по каким-то причинам заболотилась и очень быстро высохла. Именно в таких условиях в земле остается много железа.
А особенности рельефа позволяют предположить, что здесь проползал ледник. Мы знаем о трех периодах оледенения, которые наступали с севера и с востока. Точные границы оледенения не везде определены. Считалось, что восточный ледник, из Якутии, остановился где-то в Красноярском крае, но, похоже, здесь мы видим именно его следы. Ледник наступал, и впереди себя, как бульдозер, толкал и камни, почву. Поэтому и камни здесь, на берегах рек в совершенно невероятных сочетаниях. Возможно, что ямы оставили золотоискатели, потому что в земле, которую притащил сюда ледник, золото также должно быть.
Итак, версия о падении осколков метеорита в нашей тайге не подтвердилась. Но возникли новые вопросы, над которыми еще предстоит поломать головы ученым.

***
От посещения центров СССР и бывшей Российской империи, которые находятся на расстоянии в 130 км друг от друга, остался восторг: «Мы здесь были!» Были и оставили в этих двух точках напоминание о себе в виде изящных конструкций, походящих на буровые вышки, только из белого металла. Вряд ли к этим стелам начнется массовое паломничество, но они стоят, ждут.
Мы не были первыми, кто установил стелу в центре СССР. Геологи 30 лет назад установили свою стелу. Но установили ее не совсем точно. Дело в том, что сам центр находится в озере, а вокруг – болото. Участники прежней экспедиции рассказали, что они, осмотрев местность, установили стелу на самой ближней к озеру возвышенности, на гривке. Но поскольку навигационные приборы того времени были менее совершенны, точных координат этой «гривки» нет. Найти ту, прежнюю стелу наша экспедиция не смогла, а если быть точнее - у нас не хватило времени на поиск. И новая стела стоит в небольшом удалении от центра, но удаление минимально – метров 300, а поскольку установлена не в лесу, она не затеряется на фоне темного болотного мха, с вертолета ее видно хорошо.
Можно сказать, что первой в центре СССР побывала Людмила Кошиль - она была бортмехаником вертолета, на котором прилетала сюда та, первая экспедиция. По лётным правилам именно бортмеханик обязан открывать двери и первым выходить из вертолета. Сказать можно, но с оговорками. Озеро и земли вокруг него издавна были родовыми угодьями Прасиных, которые ловили в озере рыбу, пасли оленей возле него. Но они, бывая в своих угодьях, не осознавали, что это и есть самый что ни на есть центр СССР, пока там не был водружен памятный знак. И когда мы вернулись в Корлики, представители рода Прасиных больше других расспрашивали о центре.
-Хозяином озера был мой брат, Прасин Валерий Федорович, он жил недалеко. Когда памятник поставили, он говорил, что нашему роду надо заботиться о нем. Правда, сейчас там никто не живет, деревню Красный Север давно ликвидировали. Хочу съездить туда, если здоровье позволит. – Поделилась Татьяна Федоровна Каткалева, организатор музея в Корликах и до выхода на пенсию его директор.
А в центре Российской империи, коордитаны которого рассчитал в 1906 г. Дмитрий Иванович Менделеев, если и ступала нога человека, то никакого знака уж точно никто не устанавливал. Водружение стелы в этой точке стало своего рода памятником Менделееву, о чем на ней сделана надпись.
Конечно, хотелось бы побывать и в центре Российской Федерации, нынешнем центре нашего государства, но он находится в Эвенкии, а у экспедиции не было возможности использовать вертолет так долго.
Получилось само собой, но получилось очень символично, что в составе нашей группы были выходцы с Дальнего Востока, Украины, ХМАО и других областей России, даже уроженец Таджикистана, то есть частично представлен многонациональный Советский Союз. А один из украинцев сказал, подходя к вертолету:
-Дюже далеко лететь до центра России. Подождем, когда он станет поближе…
Но желание побывать там все равно осталось.

***
А потом экспедиция вернулась к обследованию Ваха, его верховий. Разбили палатки возле охотничьей избы, что поставил Иван Лукашов. Эта территория закреплена за ним, здесь он охотится, поддерживает порядок, иногда к нему приезжают любители экстремальной охоты издалека – из Екатеринбурга, Москвы.
-Охотиться здесь можно, если с умом. Я слежу, чтобы гости не стреляли без разбора во все, что летает и бегает. Вот, например, видишь глухаря – стреляй, а в копалух – не смей. Рыбачить можно. У нас нет красной рыбы, зато щук много. И даже сети не надо ставить, на спиннинг хорошо идут.- Рассказал Иван.
В правоте его слов я убедилась, когда меня пригласили немного порыбачить и поохотиться. Поутру, пока еще туман не поднялся, на моторке отъехали от стоянки. На песчаном мысу за поворотом сидело несколько птиц. Лодка помчалась к берегу, прогремел выстрел. Одна птица упала.
-Ну вот, мясо добыли. – удовлетворенно сказал Сергей. – Здесь на песке всего 5 глухарей сидело, а вообще-то бывает больше. Сейчас еще сходим на озеро, здесь недалеко, если повезет, утку подстрелим.
Но в это утро повезло уткам, на небольшом озерце их не было. Вернулись в лодку и доехали до небольшого ручья, остановились, размотали спиннинги. И через 20 минут в лодке уже брыкались 8 щук, причем все не меньше 60 см, а две – около метра. Правда, размер самой большой щуки после того, как мы ее съели, стал увеличиваться. Вечером, выйдя в эфир и рассказывая миру о наших успехах, Валера поделился, что самая большая щука была полутораметровой длины, потом добавил еще 25 см.
Без людей, знающих реку и здешний лес, как Сергей Гасельбах, Иван Лукашов, Владимир Коновалихин, нашей экспедиции было б не обойтись. Они и проводниками были, и дичь добывали, и с лодками помогали управляться.
-А с какой целью вы помогаете экспедиции, каких результатов ждете? – спросила я их.
-Так мы и сами мечтаем, чтобы хороший заповедник был скорее организован. За своей территорией мы следим, а ведь всё нам не охватить. Нужны места, где ни на зверя, ни на птицу нельзя охотиться. Нужны люди, которые будут отвечать за соблюдение этого закона. А то могут сюда наприлетать на вертолетах толпы, которые всё повыбивают. А что детям нашим останется?


***
Исследования реки и берегов продолжались. Поднялись вверх, насколько пускала река. Дальше, как говорят местные жители, начались перекаты – каменные отмели. Проехать выше можно лишь в начале лета, пока вода не спала. Оттуда начали неторопливый спуск. Через каждые 2 км брали пробы воды, грунта. Вода в Вахе чистая, приятная на вкус, ее можно пить прямо из реки без кипячения. Недаром именно на Вахе стоит водозабор для Нижневартовска, хотя стоит он уже почти у самого впадения Ваха в Обь. Но по пути исследователи встретили ручей и мутный, и отдающий неприятным запахом. В чем причина, определить сразу не могли. Отобрали пробы воды, чтобы уже в лабораторных условиях выяснить, что в ней содержится.
Останавливались часто, возле каждого любопытного объекта, будь это стойбище, валуны, новый остров, который река создала из наносного песка сравнительно недавно, или места, где жили лесозаготовители или рыбаки в советское время. Проводники с охотой показывали все, что достойно внимания.
Феликс Николаевич становился все менее разговорчивым.
-Понимаете, впечатлений масса, и они путаются, наслаивается одно на другое. Уже собран огромный материал. Но сейчас, здесь, трудно определиться, что самое важное. Вот вернемся в институт, разложим все по полочкам, обдумаем, потом уже и будем делать выводы.
Это такая огромная и интересная территория, что за одну поездку нам ее и не исследовать. Мы запланировали работу не менее чем на 5 лет. Сейчас экспедиция носит более широкий, ознакомительный характер, нам хочется увидеть всего хотя бы понемногу. А в следующий раз возьмем специалистов более узкого профиля, которые уже точно будут знать, какие исследования необходимо проводить, с какими приборами ехать.

***
В Корлики вернулись уставшими и переполненными впечатлениями от увиденного. Здесь с нетерпением ждали доктора Михайловского В.Л. Доехать до Нижневартовска, в клинику, для жителей Корликов не совсем просто. Валерий Леонидович лечит людей от алкогольной зависимости, а в удаленных поселках эта проблема стоит остро. И ведь нельзя сказать, что пьют все поголовно! Мы заходили в гости и к ханты, и к русским жителям села, многие дома поражают добротностью и основательностью. А в просторных коридорах, заполняя их почти целиком, стоят бочонки, полиэтиленовые мешки с ягодами. До сих пор я в таком количестве видала лишь мешки с картошкой. Чтобы насобирать столько голубики и брусники, нужно обладать большим трудолюбием, больному человеку эта работа не под силу! Но на улице пьяные парочки и трио можно встретить уже с утра. На прием к доктору пришло 13 желающих избавиться от тяги к спиртному. Но и около магазина, выпрашивая у всех проходящих деньги «на буханку хлеба», шаталось не меньше.
Потом в клубе состоялась встреча участников экспедиции с жителями села. Кому еще и рассказывать о возможности создания заповедника, как не им, ведь при организации заповедника именно на жителей Корликов будет возложена забота о поддержании в нем порядка. Но корликовцы не только слушали, они и сами советовали, где должна бать граница заповедника, где человек не должен вмешиваться ни во что, только охранять от непрошенных гостей, сколь широкой должна быть буферная зона – этноприродный парк, где хозяйственная деятельность и охота будут разрешены частично.

***
7 сентября наш катер отчалил от Корликов. Возвращение оказалось более трудным, чем ожидали. Вода в Вахе спала очень быстро, и катер поэтому не раз садился на мель. Хорошо еще, что дно песчаное, поэтому работающие винты с трудом, но вымывали из-под днища корабля песок, понемногу продвигались. И вечером 10 сентября подошли к Белорусскому, где нас ждали машины.
Полевые работы завершены, ученые корпят в своих кабинетах, лабораториях, исследуя пробы. Профессор Рянский запланировал работу не менее чем на пять лет. В верховьях Ваха – непаханое поле деятельности для биологов и почвоведов, геологов и археологов. Но организовать новую научную экспедицию летом 2007 года не получилось – слишком дорого.
А как бы хотелось снова побывать там!

Cвидетельство о публикации 149351 © Гостева Е. 22.07.07 15:33

Комментарии к произведению 3 (6)

Леночка, большой текст, сразу не осилю (у меня глаза устают от прозы - из-за ширины текста), скачала, буду читать.

С теплом. Марина.

Вот это класс! (Надо пойти куваевские заметки почитать)

спасибо!

Спасибо Вам!

А что за заметки куваевские? Подскажите, тоже почитаю

Ну, "заметки", ваще-то, надо было в кавыхи взять.

Я говорил о произведениях Олега Михайловича Куваева. (Автора Масяни тоже Олегом Куваевым зовут, но я не о нём)

Писатель, геолог. Или: геолог, писатель. Жаль, помер...

Рекомендую начать с "Территории", потом "Дом для бродяг" - и всё, что сумеете откопать в Сети. Это - настоящее.

Cпасибо. Постараюсь найти.

Интересно, познавательно, заставляет задуматься о многом.

Спасибо за "наводку", Леночка.

Прочитала на одном духу.

Вот так из Интернета и узнаешь, а что у тебя под носом-то делается...

Спасибо, Лида. Ну не то чтобы совсем под носом - до центра СССР на вертолете от Нижневартовска часа полтора лететь надо. А можно на буране - вот классная поездка получится! :)

Интересно. За Менделеева спасибо особенное, не знал многово.

Спасибо Вам.