• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения

Новый Мир

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

   Начало
  
   Вся эта история началась с Мии. А может быть, гораздо раньше? Да, пожалуй, стоит рассказать именно с этого момента, чтобы потом не запутаться окончательно.
   Весна в этом году была необычно ранняя. Я хорошо помнила прошлогоднюю весеннюю Ярмарку, как валил тогда густой липкий снег, как заледенели мои пальцы, пока я кружилась на карусели. А сейчас снег уже давно сошел, и ярмарочный пустырь ощетинился изумрудной травой.
   Мы с Мией носились по дому, как оглашенные, в сотый раз перемеряли свой небогатый гардероб, менялись одеждой с другими девчонками. Кэти, хорошенькая блондинка с четвертого этажа поменяла почти новую белую кофточку на мои джинсовые шорты, заляпанные краской. А Мия решила надеть короткое голубое платье, которое так шло к ее глазам.
   - Ты слышала новость? - спросила Мия, вертясь перед зеркалом. - В этом году ожидается, что на Ярмарку прибудут гости из другой Колонии.
   - Врешь!!! - у меня посыпались изо рта все шпильки, которыми я пыталась скрепить свои буйные кудри.
   - Чтоб мне лопнуть! - Мия торжественно подняла два пальца. - Я своими ушами слышала, как говорили старшие, из Зеленого Дома. Один из них уверял, что им удалось починить одну из тех чудных летающих машин, помнишь, нам показывали на картинке? У них нашелся какой-то гений, то ли Рамон, то ли Томас, не помню точно...
   - Да уж, очень похожие имена, - саркастически заметила я, - ну и что дальше?
   - А то, что они собираются на этой летающей штуковине прибыть прямо на Ярмарку, вот что!
   - Не может этого быть! - уверенно заявила я. - Все эти штуки не летают уже триста лет!
   Мия презрительно наморщила нос.
   - Много ты знаешь! Погляди-ка сюда...
   Она подвела меня к окну и указала пальцем на старый дом, стоящий на окраине, почти у заграждения.
   - Как ты думаешь, почему туда всю неделю таскали уцелевшую мебель и спальные принадлежности из Запасника?
   - Может быть, Колония решила сделать ремонт в одном из зданий?
   - Как бы не так! Тогда все переехали бы сюда со своими вещами. Говорю же тебе: сюда поселят новых людей!
   Я вздохнула. Конечно же, Мия, как всегда, права. Но ведь это же замечательно! Мы сможем увидеть других людей, узнать от них столько нового, интересного!
   Мия тихонько рассмеялась и обняла меня.
   - У тебя все на лице написано, глупышка!
   - То, что ты старше меня, еще не означает, что ты должна обращаться со мной, как с ребенком!
   Я не могла долго дуться на нее. Мия была для меня всем - и сестрой, и подругой, и матерью. Я мечтала быть похожей на нее, иметь такую же воздушную фигурку, длинные темные волосы и синие глаза. "Вот когда стану взрослой и смогу, наконец, получить оружие, обязательно выберусь за Периметр, и найду ту траву, которой красят волосы", - мрачно думала я, пытаясь расчесать свою огненно-рыжую шевелюру. Хотя, какой с этого толк? Ну, перекрашу я волосы, а дальше что? Куда я дену веснушки и вздернутый нос, скажите на милость?
   Мия была чудо как хороша собой и к тому же обладала таким замечательным даром располагать к себе людей! Искренность, бьющий через край оптимизм, солнечная улыбка - это были ее неотъемлемые черты. Я ее просто обожала. Кажется, мы были какими-то дальними родственниками - четвероюродные сестры, или что-то в это роде. Старшие обещали рассказать после нашего совершеннолетия. Но, увы! Наше родство, если оно и было, никак не отразилось на внешнем сходстве.
   Низкий гул пронесся над домом, задрожали стекла. Мы вскочили одновременно, шпильки опять рассыпались по полу.
   - Что это?! - я не слышала своего голоса.
   Мия что-то отвечала, размахивая руками и тыча пальцем в потолок, но ее слов тоже не было слышно.
   Гул усиливался, в него вплелись резкие, визжащие ноты, мы невольно зажали уши.
   Через мгновение визг и гул захлебнулись одновременно, на самой высокой ноте и землю потряс грохот взрыва.
   Одновременно с этим взвыли сирены Периметра.
   Не сговариваясь, мы с Мией рванули к выходу. Там уже была пробка. Все столпились у дверей, но выход был заблокирован. Старшая, Ирэн, успешно сдерживала натиск.
   - Тихо! Все успокоились! Нет никакой опасности!!
   - Что происходит? - слышались крики из толпы.
   - Ничего страшного! - властный голос Ирэн заполнял собой гулкое пространство вестибюля. - К нам прибыли друзья, из другой Колонии, на летающем аппарате. Им удалось его восстановить и наладить радиосвязь между нашими поселениями.
   В толпе раздались восхищенные возгласы, Мия толкнула меня в бок.
   - К сожалению, при подлете начались проблемы, и аппарат упал недалеко от Периметра. Не волнуйтесь, все живы! Спасательный отряд уже направлен им навстречу, скоро они будут здесь! Днем опасность не так велика, все вооружены до зубов, так что причин для беспокойства нет. Я прошу всех разойтись по своим комнатам, через полчаса блокировка будет снята, и вы сможете заняться своими обычными делами. А сейчас ваша задача - не мешать!
   В свою комнату мы не пошли, разместились со знакомыми девчонками в большом холле третьего этажа. Новость немедленно нужно было обсудить.
   Мия шепнула мне на ухо:
   - Когда двери откроют, не спеши на Карантин. Там все равно будет свалка, все захотят их увидеть, а мы в это время проберемся в Дом для гостей и сможем все спокойно осмотреть.
   У Дома для гостей действительно было безлюдно. Дверь была закрыта, но я с легкостью пробралась через форточку в окне первого этажа. Мия осталась у входа - подать сигнал тревоги в случае чего.
   Я пробежалась по комнатам. Судя по количеству вещей, делегация ожидалась немаленькая - я насчитала восемьдесят с лишним спальных мест. Первый и второй этажи занимали стандартные комнаты гостей. До третьего этажа я не успела дойти - с улицы донесся предупреждающий свист. Я помчалась вниз, перепрыгивая через две ступеньки, но все равно не успела.
   В холле уже слышались многочисленные голоса, я запаниковала и бросилась прятаться в ближайшую комнату. Единственным подходящим убежищем оказался шкаф, в который я немедленно залезла.
   Через минуту скрипнула дверь, и комната наполнилась людьми, шумом, смехом, голосами. Слов я не разобрала, потому что из-за грохота своего сердца почти ничего не слышала.
   Ничего глупее придумать было невозможно. В довершение всех бед, я, неожиданно для себя самой, оглушительно чихнула и перестала дышать от страха.
   Голоса смолкли, потом дверь шкафа распахнулась, и кто-то рассмеялся:
   - Ну, надо же! У нас в шкафу живет Заяц! Рыжий солнечный Заяц! Вылезай, красавица, давай знакомиться, я - Роман!
   Голос был добрый, веселый и я отважилась открыть зажмуренные глаза. Лучше бы я этого не делала! Потому что влюбилась в него сразу, как только увидела.
   - Ну, признавайся, как тебя зовут? Лисичка? Огонек? - улыбался Роман, помогая мне вылезти из шкафа.
   - Дана, - пискнула я и бочком-бочком стала пробираться к выходу, чувствуя, как полыхают щеки от нестерпимого стыда.
   В комнате были и другие люди, но я никого, кроме него не видела.
   - Красивое имя, правда, ребята? - ответом ему были одобрительные возгласы.
   Я судорожно вцепилась в ручку двери.
   - Дана, ты уже убегаешь?
   - Меня ждут... - пролепетала я, отвернувшись к двери.
   - Ну, беги, заяц! Мы с тобой обязательно встретимся еще - на Ярмарке! Приходи, я буду ждать!
   Я ничего не ответила, и, не оглядываясь, пошла по коридору на ватных ногах. Как вышла на улицу - не помню. Убежала на берег пруда и почти час сидела там, на скамейке, пытаясь успокоиться, вспоминала его голос и глаза.
   Когда вернулась - ничего не рассказали Мие о нем. Это была первая тайна, которую я скрыла от самого близкого мне человека.
  
   * * *
  
   На следующее утро было открытие Ярмарки. Мы бродили среди пестрых шатров, разглядывали, пробовали, трогали, впитывали в себя новости, звуки и запахи. Я искала его, боясь признаться самой себе в этом. И очень сильно нервничала из-за этого.
   Неугомонная Кэти сообщила нам кое-что очень интересное: оказывается, вчерашняя авария имела гораздо большие последствия. На месте падения обрушилась часть горы, открыв что-то необычное, и теперь Старшие собираются отправить туда отряд на разведку. Сегодня на Ярмарке огласят имена тех, кто войдет в его состав.
   Новость действительно была интересная, но до моего совершеннолетия и момента, когда я смогу получить в руки оружие оставалось еще долгих три года с хвостиком, так что я не стала загружать свою голову этим событием. Тем более что сейчас меня больше волновал совершенно другой вопрос - где Он?
   Звонкий гонг сзывал всех к центральной площадке. Мы были недалеко от нее и оказались в первом ряду.
   Вскоре появился Дик, Старший. Его рассказ практически повторил то, что мы уже слышали от Кэти. Дик сообщил, что у Пещеры приборы засекли очень сильное излучение неизвестной природы. Поскольку Пещера находится достаточно близко к Колонии, изучение нельзя откладывать в долгий ящик, последствия могут быть катастрофическими. Сама экспедиция будет крайне опасна, поэтому к тем, кто захочет отказаться, отнесутся с пониманием.
   Разумеется, никто не отказался. А может быть те, кто мог отказаться, просто не были внесены в список?
   К нашему невероятному удивлению, в конце списка прозвучало имя Мии. Она выбрала биологию для дополнительного изучения на занятиях со Старшими, и за последний год добилась заметных успехов в изучении новых форм жизни, изменений и мутации уже известных видов.
   До совершеннолетия ей оставалось немногим меньше полугода, и Старшие сделали исключение, закрыв глаза на строгие правила Колонии.
   Я радовалась и тревожилась за нее одновременно.
   В заключение Дик представил командира отряда. И тут появился он, Роман. Отчаянно красивый, улыбающийся.
   Он заметил меня и приветливо помахал рукой. Я почувствовала, что покраснела до корней волос. А затем случилось невероятное. То, чего я никогда не смогла бы предвидеть. То, о чем даже подумать не могла.
   Роман увидел Мию. Она смотрела на него, как завороженная. Он замер на полуслове, не в силах оторвать от нее взгляд. Даже слепой бы понял, что случилось.
   Это была любовь с первого взгляда. Она поразила, как молния, двух самых дорогих для меня людей и рикошетом разбила мне сердце.
   Мне показалось, что я оглохла. Шум Ярмарки исчез, вместо него в воздухе висел тонкий стеклянный звон...
   Не хочу вспоминать об этом, потому что в тот момент готова была возненавидеть ее больше всего на свете. Я смогла пройти это испытание, но не сразу. И вначале мне пришлось бороться одной со своей горечью, со слезами. И все это - тайком, чтобы не увидела и не поняла Мия.
   Хотя она, наверно, не смогла бы понять, что со мной творится, потому что Мия была с ним. Она была счастлива, сияние ее глаз просто ослепляло. Они теперь всегда были вместе, даже когда не были рядом. От них невозможно было оторвать глаз - настолько это была красивая и гармоничная пара, словно созданная друг для друга.
   Я ходила с ними на тренировки и занятия, бледной тенью плелась позади. Ревниво следила за их взглядами, касаниями рук. Садистское удовольствие, но это все, что у меня было.
   Неделя подготовки пролетела незаметно, и на завтра был назначен день Х.
  
   * * *
  
   Теперь, когда прошло столько времени, я понимаю, что моя выходка была невероятной глупостью, которая могла стоить мне жизни. Но разве тогда я думала об этом? Два дорогих мне человека будут рисковать жизнью, а я буду сидеть, сложа руки?!
   Как бы не так! Огонь горел не только в моих рыжих волосах, но и в моей душе - и он требовал немедленных действий.
   Я не просто так ходила на занятия с Романом и Мией. Я старалась увидеть и запомнить все, чему обучал их инструктор - приемам защиты, обращению с оружием.
   Во время дежурства на кухне мне удалось незаметно стащить огромный поварской нож. По ночам я шила плащ из старого матрацного чехла. По цвету он очень походил на желтоватую глинистую поверхность равнины. С продуктами было тяжелее, но мне не нужно было много - только чтобы хватило до Пещеры, а там вряд ли уже кто-то решится отправить меня назад одну.
   В назначенный день меня трясло, как в лихорадке. Странно, что никто этого не заметил.
   Самое тяжелое - пройти Карантин. В обычный день там и мышь не проскочит, и я очень рассчитывала на суматоху во время прощания. Кроме этого, в день отправки там должен был дежурить один охранник, мой знакомый, по имени Алекс, который все время заикался, когда видел меня.
   Сразу скажу, что мне везло в этот день просто сказочно. Когда началось прощание, почти все охранники присоединились к провожающим, и мне незамеченной удалось проскользнуть в караульное помещение.
   Запудрить мозги Алексу оказалось проще простого. Он просто ошалел от радости, увидев, что я сама проявила к нему интерес и, не задумываясь, показал все, что меня интересовало: как отключается защитное поле Периметра, через какой промежуток оно включается автоматически. Затем, под благовидным предлогом я отправила его за пределы караулки, отключила сирену, отключила защитное поле и бросилась бежать изо всех сил.
   Сказать, что мне было страшно - это значит не сказать ничего.
   Сердце колотилось с бешеной скоростью, от дикого количества адреналина меня стало подташнивать - богатое воображение услужливо подкинуло картинку: как автоматы спустя три минуты включат защитное поле, и лучи лазеров нашинкуют меня, как морковку.
   Так быстро я не бегала никогда в жизни. Поскольку мне не удалось выяснить, где заканчивается защитное поле, я бежала до тех пор, пока силы не оставили меня и я рухнула на землю, разбив колени и локти.
   Когда, наконец, я смогла перевести дыхание, то поняла, что защитное поле я миновала успешно. Лучи лазеров мерцали едва заметно, но достаточно далеко от того места, где я находилась. Затем я увидела, что они погасли - значит, отряд выходит за Периметр.
   Я отползла за невысокий пригорок, закуталась в плащ, постаравшись превратиться в валун, которых здесь было предостаточно.
   Тут уже страх уступил место липкому ужасу. Я была одна, совершенно одна, по ту сторону границы, защитное поле Периметра осталось далеко позади и никто на свете не защитит меня от кошмаров, которые подстерегают на каждом шагу.
   Зубы стучали так сильно, что мне пришлось руками сжать свою челюсть, чтобы звук не донесся до отряда. К счастью, они прошли мимо, ничего не заметив, моя затея удалась.
   Наверно, Роман и Мия недоумевают, почему меня не было среди провожающих? Ничего, потерпите еще немного, скоро вы все узнаете!
   Я двигалась за отрядом короткими перебежками, прячась за холмиками. Один раз меня едва не заметили, но невероятное везение этого дня помогло и тут.
   Часа через три мы добрались до подножия горы. Рядом с темным провалом пещеры спал разбитый летательный аппарат. Отряд вошел в Пещеру и исчез в ее жадной пасти.
   Я помчалась следом. Темнота и страх лишили меня осторожности и выдержки. И еще: разве я могла знать, что вход в Пещеру начинается с резкого спуска?
   Вообщем, в куче песка и пыли, я просто свалилась на голову стрелкам, замыкающим отряд. Чудо, что меня не прикончили на месте, но, как я уже говорила, в тот день для меня все складывалось на редкость удачно.
   Как я и предполагала, отправлять меня одну назад никто не стал. Общим советом решили разобраться и всыпать мне по первое число после возвращения. А пока - отругали наспех, запихнули в середину отряда под защиту стрелков и велели не путаться под ногами у взрослых, и не мешать.
   Я была почти счастлива. Все опасности растаяли, как туман на рассвете. Роман был рядом, Мия тоже. Она возмущенно теребила меня и выспрашивала, а я только хихикала в эйфории и обещала рассказать обо всем позже.
   Однако довольно скоро мне расхотелось смеяться. Место, где мы оказались, было невероятным, не похожим ни на что. Разговоры затихли, все крутили головами по сторонам, самозабвенно разглядывая окружающую обстановку, почти забыв об опасности.
   Надо сказать, что, несмотря на расположение под землей и отсутствие окон, здесь не было темно. Помещение наполнял рассеянный золотистый свет матовых полусфер наглухо вмурованных в стены. Дальний конец длинного коридора тонул в темноте, но, по мере нашего продвижения, осветился и он.
   По обе стороны коридора располагалось множество дверей, разделенных колоннами. Очень высокий изукрашенный потолок, узоры плитки на полу - здесь чувствовалась рука умелого, талантливого мастера - или мастеров. Резные дверные ручки, затейливая вязь, украшающая колонны - все дышало неведомой мне до сей поры роскошью.
   Смутно припомнилась какая-то старая книжка, в которой я когда-то видела нечто подобное.
   Нам пришлось разделиться. Часть отряда осматривала помещения по правую сторону коридора, другая часть, в которой была я - левую.
   Несколько ближайших дверей вели в комнаты, оказавшиеся чем-то вроде кладовых. Мы с удивлением обнаружили огромные запасы вполне пригодной еды в герметичной упаковке. Пахла она очень вкусно, и я сразу вспомнила, что забыла поесть утром. Но пробовать не стали, взяли несколько упаковок для исследования.
   В других комнатах была одежда и какие-то непонятные приборы. Пара инженеров из нашей группы остались, чтобы попробовать разобраться с ними.
   К следующей двери я подскочила первой и рывком распахнула ее.
   Вот это было зрелище! Светильники включились сразу, как только открылась дверь, наполнив залу золотистым сиянием, отразившимся в зеркальных стенах и полу. А вслед за этим стали распахиваться следующие за ней двери, явив нам целую анфиладу залов, один красивее другого.
   Такой красоты я не видала отродясь. Я брела по зеркальному полу с отвисшей челюстью, как во сне прикасаясь к позолоте, лиловому бархату, серебряным подсвечникам, старинному теплому дереву резных мягких кресел. Из небытия меня вырвал резкий предупреждающий крик:
   - Дана! Назад, немедленно!!
   Я не понимала - зачем мне чего-то бояться здесь? Такая красота не может быть враждебной, в ней нет угрозы... Недоуменно оглянувшись, я увидела насмерть перепуганные глаза Мии, устремленные куда-то за меня, под потолок.
   Время застыло, я никак не могла справиться со своей внезапно онемевшей шеей, которая напрочь отказывалась повернуться обратно. Казалось, прошла целая вечность прежде, чем мне это удалось.
   Их было очень много. Слишком много даже для такой огромной залы. Я поначалу приняла их за странный выпуклый узор темного потолка. Но потолок был светлый, просто на нем рядами висели вниз головой самые настоящие чудовища, они спали... Сумересанги, оживший ужас ночи.
   Я стояла, парализованная страхом и не могла шевельнуться. Все происходило, как в кошмарном сне - отнялись руки, ноги, язык: вместо крика, который рвался из меня, получилось жалкое сипение. Оранжевые, широко раскрытые глаза чудовища смотрели на меня в упор, лишая воли и разума.
   Чьи-то сильные руки сдернули меня с места и выволокли в коридор. Роман. Он толкнул меня к Мие с криком: "Прячьтесь, немедленно!" бросился к отряду, отдавая на ходу приказы.
   Я была в столбняке, и все вокруг видела словно в тумане. Плачущая Мия тащила меня за собой по нескончаемому коридору. Она запихнула меня в какой-то шкаф, забитый барахлом и едва успела прикрыть дверцу, как раздались первые выстрелы и крики боли. Последнее, что успело уловить мое угасающее сознание, был крик Романа "Мия!!!", какой-то непонятный грохот и темные волосы моей подруги, метнувшиеся в клубах пыли как-то странно резко вбок и вверх. Тут я отключилась.
   Сколько я провалялась так, не знаю. Минуту, час, может быть день? Очнувшись, я пожалела, что до сих пор жива, для меня еще не все закончено.
   Осознание случившегося навалилось на меня всей своей тяжестью. Я зажала рот, чтобы не завыть от горя и страха. Не хотела, не желала верить и смириться с тем, что произошло и мой мозг словно разделился надвое. Одна часть его упрямо вопила, что все происходящее - это дурной сон и сейчас я на самом деле в своей кровати и просто вижу кошмар из-за переживаний от предстоящего побега за периметр. Другая молча, снова и снова разворачивала передо мной картины, одну страшнее другой - и я не выдержала.
   Рывком распахнув дверцы шкафа, я встала на ноги и едва не упала, поскользнувшись. Светильники немедленно отреагировали на движение, и темный коридор наполнился неярким золотистым сиянием.
   Я стояла в луже крови. В крови были стены двери, пол и потолок, повсюду валялись обломки мебели, дверей, разрушенные колонны. Воздух пах кровью и смертью. Зажав рот рукой, чтобы не закричать, я медленно шла по коридору. Слезы застилали глаза, и я плохо видела. Нигде не было трупов - ни людей, ни чудовищ. Что же произошло? Куда все подевались?
   Я не знала, в какую сторону иду - к выходу, или же прямо к своей смерти, но мне было все равно - я искала Мию.
   Одна дверь привлекла мое внимание. Она была необычная, совершенно непохожая на все, что встречалось мне в этом проклятом месте. Толстенная, сделанная из стали, или из какого-то другого очень прочного материала, с кодовым замком. Вместо цифр на кнопках были изображены непонятные, ломаные иероглифы и стилизованные изображения странных существ.
   За спиной раздался едва слышный шорох. Резко обернувшись, я едва не умерла на месте от ужаса: на расстоянии нескольких шагов от меня стояло чудовище и криво ухмылялось. Желто-оранжевые глаза смотрели на меня изучающе, словно оценивая: с какой стороны лучше укусить?
   Его холодный чужой разум звучал в моей голове ледяным шепотом: "Зачем ты суетишься? Зачем мечешься, торопишься - ведь ты знаешь, что никуда отсюда не деться... Я погашу твой огонь, выпью его, чтобы жить дальше... Не дергайся, прими неизбежное с достоинством, смирись..."
   Голос в голове завораживал, гипнотизировал, лишал воли, желания жить и сопротивляться смерти... Но человек - существо сложное. Если разум согласился с неизбежным, то телу было абсолютно наплевать на это решение, оно отчаянно искало выход, и, шаря руками по стене, нащупало кнопки кодового замка. Пальцы лихорадочно задвигались, подбирая немыслимые комбинации, улыбка на лице сумересанга стала еще шире. Он знал, что этот замок миллионы раз пытались открыть до меня в течение многих столетий - и никому это не удавалось. Каким-то образом его знание передалось и мне.
   Но в тот день я ходила под руку со сказочным везением. Страшно подумать - скольких смертей мне тогда удалось избежать! И замок открыли не мои пальцы, а моя Удача.
   Дверь, о которую я опиралась, распахнулась быстро и бесшумно, так что я не удержалась и просто упала внутрь комнаты. Последнее, что я успела заметить до того, как дверь захлопнулась - это было крайнее изумление на лице чудовища. Оно помешало ему среагировать и броситься на меня секундой раньше. Щелкнул замок, и дверь содрогнулась от страшного удара. Сумересанг выл, и бился с другой стороны, досадуя, что так глупо упустил легкую добычу!
   Осмотревшись, я поняла, что угодила в новую ловушку, из которой не было выхода.
   Круглая комната, без мебели, без окон и что-то вроде постамента посередине мозаичного пола. На стенах - те же самые золотистые светильники и повсюду - стилизованные изображения существ, как на кнопках кодового замка.
   Я подошла ближе. Непонятная штука: в центре каменного столба ярко светящийся красный камень пульсировал в такт с моим бешено стучащим сердцем. Столб, от верхушки до основания покрывала резьба, тех же самых стилизованных иероглифов. Камень защищало какое-то поле, и я, как не старалась, не смогла дотронуться да него.
   Что-то во всем этом было неправильное... И эта неправильность меня очень сильно тревожила. Спустя какое-то время я поняла, в чем дело: камень был установлен неровно, из-за чего свет распределялся по круглой комнате неравномерно - одна сторона ее была заметно темнее.
   Как только я осознала это, еще на уровне интуитивной догадки, разум не успел даже поучаствовать в процессе - руки сами потянулись к камню, пытаясь придать ему правильное положение. Хорошо, что разум еще не успел снисходительно сообщить, что это невозможно - до камня никто не сможет дотронуться, пока не отключено защитное воле. А руки - они думать не могут.
   Не встретив сопротивления, они быстро установили камень в нужное положение, точно по центру, и даже ощутили что-то вроде слабого щелчка - словно камень встал на свое место.
   Мне показалось, что я все сделала правильно. Спустя пару секунд красноватое свечение камня усилилось настолько, что светильники на стенах угасли, осознав свою ненужность. Дойдя до своей наивысшей точки, свечение стало багровым - комната словно доверху наполнилась кровью.
   Внезапно прекратилось низкое гудение, которое слышалось постоянно, фоном. Так бывает, когда в комнате неожиданно останавливаются часы. Никто не замечает их размеренного тиканья в шуме дня, но стоит им остановиться - и звенящая тишина обрушивается давящей лавиной.
   Вместо гудения комнату наполнила мелкая вибрация, еле ощутимая, ее можно было почувствовать, только дотронувшись до пола, или до стены. Спустя какое-то время она тоже прекратилась.
   И тогда камень - или кристалл стал менять свой цвет. Красный плавно сменился на розовый, затем на сиреневый, густо-фиолетовый, почти черный, он светлел до тех пор, пока не превратился в синий, голубой, бирюзовый, изумрудно-зеленый, канареечный перешел в золотистый, густо-желтый, оранжевый, и снова стал наливаться кровью...
   Камень менял цвета радуги, примеряя их, как платья. Завороженная игрой красок, я не могла оторвать от него глаз. Не понимая смысла всех этих изменений, подсознательно ощущала - это хорошо. Правильно.
   Но мне надо было выбираться отсюда. В комнате не было ничего, что могло бы послужить оружием, значит, я опять могу стать легкой добычей...
   Подойдя к двери, я прислушалась. С таким же успехом можно было попытаться услышать, о чем сейчас говорят на рыночной площади Колонии. Конечно же, не было ни единого звука! Сумересанг не сразу, но осознал, что ему не удастся выломать эту дверь, и успокоился. Или - затаился. Хорошенький у меня выбор: умереть здесь от жажды и голода - но медленно, или умереть быстро - но в лапах чудовища!
   Я сидела и ждала, сколько могла, пока не сдали нервы. Мысленно вспомнив, где неподалеку в коридоре валялся булыжник покрупнее, я разработала план, основанный на внезапности: выскочить, схватить камень и, если мне очень повезет, треснуть им чудовище по башке. Могло сработать. Правда, в моем плане были очень серьезные проблемы - а что, если, я ошиблась с местом, где лежит камень? А что если, он все-таки успеет среагировать и схватит меня раньше? Этих "а что если" набралась порядочная куча.
   Делать было нечего. Сглотнув тошнотворный комок страха, я рванула дверь на себя, и бросилась к тому месту, где лежал камень, каждую секунду ожидая нападения. Камень действительно оказался там, но был гораздо крупнее, чем мне запомнилось. Честно говоря, этот кусок, отколовшийся от колонны, я даже не смогла поднять.
   Дверь, спасшая меня, закрылась наглухо, с нее исчез кодовый замок. Если бы я не знала, что она здесь есть, то не отличила бы ее от стены. Единственное, что оставалось - это продвигаться к выходу.
   Издалека слышалось непонятное жужжание, с каждым шагом становившееся все отчетливей и громче. Вскоре я увидела странные машины, которые ползли по коридору, с завидной методичностью убирая следы погрома, полируя пол и стены. Крупные камни они дробили, и неторопливо поглощали каменную крошку.
   Коридор, позади убирательных машин сиял чистотой - никаких следов кровавой бойни. Меня передернуло - а что уборщики делают с мертвецами?
   Нельзя было так долго искушать судьбу - и я бегом помчалась к выходу, не обратив внимания на то, что коридор впереди освещен...
   Дорогу я помнила очень хорошо. Вообще, на память я никогда не жаловалась, но тут она работала необычайно ярко и четко, подсказывая правильный путь. Вот здесь коридор раздваивался, а за тем поворотом должен начаться последний отрезок пути, там еще была такая красивая арка...
   Арка, действительно, была. А под ней...
   - Мия!!! - Не помня себя от радости, я бросилась к ней. - Ты жива!!!
   Но она стояла неподвижно, я споткнулась на полушаге - что-то было непоправимо неправильно, не так...
   Мия... Ее руки были в крови, на шее - рваные раны укусов, и глаза, небесно-голубые когда-то, тоже были полны крови... И взгляд - это была не она.
   Я с запоздалым ужасом поняла, что произошло - сумересанги не убивали, они превращали людей в себе подобных! Но кровь... откуда столько крови?
   Ее лицо - такое близкое, такое чужое, глаза, которые не узнавали меня... Я шептала:
   - Мия, это же я, Дана, помнишь? Ты же помнишь меня, правда?
   Она двинулась навстречу, не сводя с меня гипнотического взгляда. Я стояла, не в силах сдвинуться с места, обреченно ожидая нападения. Мия прыгнула, с каким-то отчаянным криком, отшвырнув меня к стене, и напала на сумересанга, который неслышно подкрался сзади.
   Одним ударом, полным нечеловеческой силы, она едва не снесла ему голову. Оглушенный сумересанг стирал кровь с лица, не в силах понять, что происходит, а Мия, хрупкая Мия, швырнула его в запертую дверь, проломив ее насквозь. Упав на мозаичный пол, сумересанг отключился, и Мия повернулась ко мне. В ее глазах горел огонь.
   - Иди, - прохрипела она, указав рукой направление. - Я меняюсь... Скоро будет поздно. Уходи!!!
   Ее крик плетью хлестнул по нервам. Не чувствуя под собой ног, я сорвалась и понеслась по коридору, ничего не видя, не слыша, ничего не соображая, давясь слезами, пока не услышала удивленные крики, пока не увидела знакомые лица - и только тогда разрыдалась.
   Отряд уже покидал Пещеру, я успела вовремя. Пара крепких ребят вели Романа под руки, он едва переставлял ноги, бледный, ничего не соображающий. Мы потеряли четырех человек, вместе с Мией, Роман был серьезно ранен падающей колонной, с ним - еще несколько человек.
   Оказалось, что группа, исследующая склад с оружием, нашла приборы, издающие какие-то странные звуки, похожие на скрежет. Если люди просто морщились, слыша этот неприятный звук, то сумересанги от него сходили с ума - бросали друг на друга, разбивали головы об стены - вот откуда было так много крови.
   Тех, кого они уволокли в начале схватки, сочли погибшими.
   - Я видела Мию, - тихо сказала я. Роман встрепенулся. - Но ее...почти нет. Они заразили ее и теперь Мия стала одной их них...
   - Нет! - крикнул Роман, морщась от боли. - Ты все врешь!
   Я снова разревелась.
   - Она могла убить меня, - всхлипывала я, - но вместо этого - спасла! Сказала, что меняется, что уже поздно...
   Если бы Роман не ослаб от потери крови, он наверняка вырвался бы из рук сопровождающих, но сейчас он был бессилен. Он с трудом держался на ногах, почти теряя сознание, и все равно, из последних сил, рвался обратно, к ней...
   Мы вышли из пещеры, закатное солнце слепило глаза. Обратный путь казался нескончаемым кошмаром. Когда мы подходили к границе периметра, опустился вечер, высыпали звезды. Сегодня была одна из тех редких ночей, когда на небе не было ни одной из двух лун. Несмотря на это, было довольно светло.
   До периметра оставалось совсем немного, когда мы обнаружили погоню. Сумересанги, разъяренные вторжением на их территорию, собрали подкрепление (наверно, разбудили всех, кто не успел проснуться) и неслись за нами гигантскими прыжками - и впереди всех бежала Мия.
   Я не могла поверить своим глазам. Мы все, как зачарованные следили за их передвижением. Обычно, чудовища выходили на охоту глубокой ночью, но сейчас они не собирались ждать ее наступления - в их глазах полыхал огонь жажды мести.
   Эта страшная картина до сих пор снится мне по ночам: горящие пламенем угли глаз, темные фигуры, вывернутые под странным углом руки и ноги Мии, совершающей гигантский прыжок на стену полуразрушенного дома... Зияющие дыры слепых окон, истерические вопли сирен Периметра, которые не могут заглушить ее вой - кошмарный, тоскливый, нечеловеческий - и ей вторит вся стая...
   Обезумевший Роман, который рвется к ней, его с трудом затаскивают за Периметр, включается защитное поле, и я вижу ее глаза - глаза животного, лишенного разума...
   А дальше - была больница, врачи, кошмары по ночам, крики в палатах, обрывки тревожных разговоров. У меня началась странная лихорадка.
   Врачи не понимали, что со мной творится, списали на последствия нервного шока. Непонятная болезнь сразила только меня: все остальные члены отряда, кроме Романа, нуждались лишь в психологической помощи - синяки и ссадины зажили быстро.
   Я очнулась ночью. В окно смотрели разноцветные глаза двух лун, из-за этого тени приобретали раздвоенность. Я ненавидела такие ночи.
   "Если сегодня - ночь Двух Лун, значит, прошло почти две недели, с тех пор, как мы вернулись" - размышляла я, прислушиваясь к своим ощущениям. Ничего не болело, горячечный бред исчез, словно его и не было, лоб был прохладный. Странно, ощущался даже какой-то непонятный прилив сил.
   Тихо... все спят... Из окна палаты были видны лазерные росчерки Периметра. Меня бросило в дрожь, снова навернулись слезы - Мия...
   Спала я плохо, борясь с кошмарами, а на рассвете дверь в палату распахнулась с грохотом, от которого я подскочила в кровати, не проснувшись еще до конца. В дверях стоял Роман. Его голова была до сих пор перевязана.
   - Она погибла из-за тебя, - тихо и веско сказал он и как-то странно рассмеялся. - Это ты, маленькая рыжая змея полезла в ту комнату и разбудила их...
   Его глаза неотрывно буравили меня.
   - Мия спасла твою жалкую шкуру, зачем?! - визгливо крикнул он, и голос его сорвался.
   Я просто онемела. Как он может?!
   В коридоре раздался топот бегущих ног, в палату вбежали врачи с медсестрами. Невысокая седая женщина, из Старших, обняла Романа, и негромко уговаривала:
   - Пойдем со мной, ты же помнишь, что тебе нельзя вставать, пойдем...
   Роман сник, сгорбился и покорно позволил увести себя. Врач обрадовано суетился у моей кровати, щупая пульс:
   - Дана, как ты себя чувствуешь?! Наконец-то ты очнулась, а то мы уже не знали, что делать!
   - Лучше бы я умерла! - рявкнула я, борясь с предательским комком в горле.
   Врач вздохнул.
   - Это ты из-за того, что Роман наговорил? Не стоит принимать так близко к сердцу, Роман, увы, не совсем отдает себе отчет в словах и поступках...
   - Что вы хотите этим сказать? - нахмурилась я.
   Врач развел руками.
   - Мы не в силах помочь ему. Шок тому виной, или удар по голове: что оказалось сильнее, неизвестно, но Роман теряет рассудок. Он говорит странные вещи, и все время рвется за Периметр. Рядом с ним всегда дежурят, но иногда ему удается каким-то образом сбежать, как сегодня. Ну ладно! Давай поговорим о тебе - ведь ты осталась единственной из отряда, кто еще не рассказал о том, что произошло.
   Я вкратце изложила ему свою версию. Услышав о светящемся камне, врач насторожился, несколько раз переспросил меня, уточняя детали. Потом он ушел, даже точнее - убежал и вернулся со своими коллегами. Они устроили мне форменный допрос.
   В палате кипел жаркий спор. Я понимала далеко не все, о чем они говорили, но все же смогла выудить кое-какие интересные сведения.
   Во-первых, я узнала, что пещера таковой вовсе не является. Она оказалась огромным межпланетным кораблем, который в незапамятные времена потерпел здесь крушение. Во-вторых, выяснила, что чудовища (позже их назвали "сумересанги", в переводе с какого-то древнего языка - "пьющие кровь"), изначально не были такими. Когда-то это была раса сверхлюдей, обладающая невероятными для нас технологиями, тайными знаниями, богатой культурой.
   Нашей экспедиции, в числе прочего удалось добыть записи, часть которых уже расшифровали. Некоторая информация поставила в тупик ученых Колонии, в частности та ее часть, в которой говорилось о Планете.
   В записях пришельцев упоминалось о каком-то сверхмощном источнике энергии, находившемся на корабле. Соприкосновение энергии источника с тем, что в записях было названо "Разумом Планеты" превратило его в нечто совершенно необычайное, в артефакт невероятной силы и возможностей. Обладание им давало безграничную власть над жизнью, смертью, пространством и временем.
   К сожалению, в момент крушения звездолета, источник - или Кристалл, как они его называли, оказался поврежден, что повлекло за собой катастрофические последствия. Расу пришельцев поразила мутация, они превратились в чудовищ, полностью потеряв при этом возможность иметь потомство. Это произошло не сразу, не вдруг, изменения шли долгие года, может быть столетия...
   Ученые говорили о том, что такая же судьба ждет любую цивилизацию, осмелившуюся жить на проклятой планете, что нам немедленно надо искать возможность свертывания программы и эвакуации жителей. Они приводили в пример сумересангов - потеряв разум и знания, цивилизация погибла, оставив после себя желтоглазых ночных тварей.
   Пока они спорили, я вспоминала багровый свет покосившегося кристалла - цвет крови... Меня не покидало ощущение, что эти два факта - цвет кристалла и жажда крови у сумересангов, каким-то образом взаимосвязаны...
   Старшие предполагали, что предмет, на который я наткнулась, и был тем самым Артефактом, источником энергии, и возможно, моя непонятная болезнь вызвана тем, что я находилась в непосредственной близости от него - радиация и всякое такое.
   Я рассказала о том, как вручную поправила Кристалл. Ну да. Вполне ожидаемая реакция - они все онемели. После этого стали говорить со мной, как со слабоумной, и смотрели как-то странно: восхищенно что ли?
   Один из Старших объяснил мне, что вокруг Колонии начали происходить непонятные изменения, их можно даже назвать благоприятными, и ученые никак не могли понять, чем они вызваны. Но теперь он почти уверен, что все происходящее - следствие моего необдуманного вмешательства.
   Его оппоненты возражали, и мне совсем не нравился их пессимистический настрой. Почему они так уверены в том, что мы вымрем, как тараканы? Они кстати, не вымерли бы никогда, если бы с Землей не случилось такого...
   Ой, ведь вы же ничего не знаете о том, что служилось с землей! Я обязательно должна рассказать вам об этом! А заодно - о том, как мы оказались на этой Планете, иначе вы совсем запутаетесь.
   Когда-то мы жили на благословенной планете под названием Земля, с одной луной и немыслимым количеством соленой воды. Длились века, и вот однажды, расчеты ученых показали, что наше светило Солнце, должно погибнуть. Взрыв Солнца повлечет за собой гибель всей нашей Вселенной. Правда, процесс этот довольно длительный - и человечество, оставив войны и распри, объединилось и бросило все силы на поиски спасения.
   Люди научились строить межпланетные корабли, преодолевать огромные пространства космоса, находить планеты, пригодные для жизни. Вскоре были отправлены первые корабли с поселенцами, основателями Колоний.
   Наша планета счала считаться бесперспективной, после того, как выяснилось, что она населена чудовищами, большую часть планеты занимает пустыня, и запасы воды крайне ограничены. Но самое главное - здесь перестали рождаться дети.
   К сожалению, выяснилось это далеко не сразу - люди к тому времени смогли построить города Колонии, отвоевать жизненное пространство у пустыни с ее кошмарами. Жителям пришлось научиться обороняться, организовав вокруг поселений защитные лазерные поля, названные Периметрами. Так колонии оказались изолированными друг от друга.
   И вот, спустя столько лет изнурительного труда, после стольких жертв, принесенных ради достижения одной цели - надежды на жизнь, на дальнейшее развитие цивилизации, колонистам пришлось узнать жестокую правду - дети на этой Планете не рождаются. Все жертвы оказались напрасными, жизнь на этой планете была обречена на медленное умирание.
   Но к тому времени связь с Землей была потеряна, техника разрушена, надежды на благополучный исход миссии растаяли, как дым.
   Я жила, как живут все дети - сегодняшним днем, не задумываясь над тем: почему стареют и умирают Старшие, и кто будет жить здесь, после того, как умрет последний человек? Для меня Колония была условно поделена на Старших и Младших, так было всегда, и я не знала иного порядка. Старшие работают и учат нас, Младших. Потом мы станем Старшими, но тут круг разрывался - не было тех, кто должен прийти за нами...
   Территория Колонии с каждым годом становилась все меньше, исчезала зеленая трава, уступая место сухой растрескавшейся лысине. Кольцо Периметра сужалось, оставляя за собой бесплодные земли, опустевшие разрушенные дома...
   Теперь понимаете, почему мое сообщение произвело эффект разорвавшейся бомбы? Потому что я подарила им самое главное - надежду!
  
   * * *
  
   Ну, как я могла оставаться в палате, когда в Колонии творилось такое! Мне захотелось увидеть все немедленно, своими глазами: зеленую траву, которая появилась в безжизненной пустыне, таинственные записи цивилизации пришельцев - но меня безжалостно приговорили к трем бесконечным дням в больнице для проведения дополнительного обследования. Делать нечего, пришлось согласиться скрепя сердце.
   Время тянулось мучительно медленно. На исходе второго дня, когда солнце уже село и я уныло клевала носом над книжкой - тихонько скрипнула дверь. Я обернулась и похолодела - Роман! Он опять сбежал!
   Меня затрясло. Кто знает, на что способен человек с помутившимся рассудком? Он запросто свернет мне шею, как цыпленку!
   Но глаза Романа были спокойны и печальны. Он подошел, присел рядом и мягко сказал:
   - Прости меня, маленькая! Ты должна понять - я был не в себе, когда говорил те гадости...
   - Ничего, я уже все забыла...
   Роман закрыл лицо руками.
   - Я так люблю ее... - глухо проронил он, - сильнее жизни и смерти. Я никак не мог смириться с тем, что она навсегда потеряна для меня...
   Он помолчал.
   - Знаешь, меня здесь пичкали лекарствами какими-то, очень сильными, от них в моей голове что-то сдвинулось...
   Голос его понизился до шепота.
   - Дана, то, что я скажу тебе - тайна! Не проговорись никому, прошу тебя - ведь это мой единственный шанс, моя последняя надежда! Я должен помочь ей, понимаешь?
   - Мие?! Но как?!
   - Ты пока не сможешь понять. И не сможешь поверить. Так что - прими, как данность, а все объяснения потом - я говорил с ней.
   У меня отвисла челюсть.
   - Но...
   - Не перебивай, пожалуйста. Это сложно объяснить - я говорил не с живой Мией, а с ее духом, ее мыслями, которые она смогла передать мне!
   "Он точно сошел с ума" - мелькнула мысль. Хотя и не похож на сумасшедшего. Но то, что он несет - бред, полная чушь!
   - Ты думаешь, что я ненормальный, - усмехнулся Роман, читая мои мысли. - Знаешь, я тоже так думал, но даже не расстроился из-за этого. Зачем мне разум, если нет ее? Зачем мне вообще эта жизнь? Если нужно стать безумным, для того, чтобы найти Мию, я готов на любые, самые безумные действия и поступки!
   - Роман, пойми ты, наконец! Ее нет больше, а то, что осталось - это не человек, не та Мия, которую ты любишь! - я пыталась достучаться до него, но он даже не слушал.
   - Все так думают, - улыбался он, - но никто не знает того, что знаю я. Никто даже не догадывается, что такое возможно! Поверь мне - просто поверь: у нас действительно есть шанс! И я сделаю все, чтобы помочь ей. И, знаешь, что интересно?
   Он наклонился, и шепнул прямо в ухо:
   - Этот шанс подарила нам ты!
   - Я?!
   Он утвердительно кивнул.
   - Ты пока ничего не понимаешь, но это неважно. Я верю тому, что она мне сказала, верю каждому ее слову! И исполню ее просьбу, чего бы мне это не стоило. А ты - мне поможешь. Ради памяти Мии.
   Его глаза смотрели серьезно, не мигая. Ни намека на безумие: чистый и ясный разум светился в них. У меня замерло сердце от нехорошего предчувствия.
   - Что ты собираешься делать?
   - Неважно, - отмахнулся он. - Слушай, что должна сделать ты: мне нужно ненадолго получить свободный доступ к шкафу, где хранят препараты, потом ты отвлечешь дежурную, чтобы я мог незаметно уйти. Мне нужно выиграть время, чтобы они не успели поднять тревогу.
   Я немедленно отказалась помогать ему, потому что знала: хорошим это не кончится. Мы спорили и ругались до тех пор, пока он не сказал:
   - Вспомни: когда ты ждала смерти - она подарила тебе жизнь! А ты отказываешь ей в надежде...
   Это был удар ниже пояса. Мне ничего не оставалось, как согласиться. Перед уходом Роман обернулся.
   - Ты искала во мне то, чего нет. Я - лишь отражение того, другого, который нужен тебе. И ты найдешь его, очень скоро, поверь мне! А моя судьба ждет меня там, - он указал за окно.
   - Запомни: ровно в полночь!
   Я едва дождалась наступления рокового часа. Стрелки ползли невероятно медленно, сердце сжимала холодная рука тревоги.
   Ровно в двенадцать я стояла у столика дежурной медсестры, согнувшись пополам от выдуманной боли в животе. Напуганная сестра трясущимися руками отперла шкаф с лекарствами, схватила нужный пузырек, и, поддерживая меня, помогла добраться до палаты. У дверей я задержалась и успела заметить тень, мелькнувшую у полок.
   Мне пришлось проглотить противную таблетку. Я попросила медсестру посидеть со мной буквально пять минуточек - а вдруг приступ повторится? По моим расчетам Роману должно было хватить этого времени.
   Немного кружилась голова, наверно от лекарства.
   Когда сестра собралась уходить, оглушающе взвыли сирены Периметра. В коридоре послышались взволнованные голоса, сестра бросилась к открытому шкафу. Воспользовавшись суматохой, я незаметно, через туалет первого этажа успела покинуть здание до того, как все выходы были заблокированы.
   Я бежала к Периметру, спотыкаясь в дурацких больничных тапочках. Потом, разозлившись, скинула их и помчалась босиком. Мне удалось прибыть к месту происшествия и спрятаться в темноте у подсобки чуть раньше, чем появился отряд охраны. Из моего укрытия было хорошо видно, что творится на поле, освещенном прожекторами.
   Роман стоял на месте отключенной лазерной сетки. А рядом...
   У меня упала сердце - вокруг него двигались тени. Много, очень много теней - изломанных, резких, крадущихся... Сумересанги!!
   Я бросилась к нему с криком, не соображая, что делаю. За мной погнались охранники, догнали, повалили на землю. Я орала, колотя руками и ногами по сухой земле. Рот был забит песком и пылью, из рассеченной губы и носа сочилась кровь, я чувствовала ее солоноватый вкус. Или это были слезы?
   А потом вспыхнул свет. Белый, слепящий, он вывернул ночь наизнанку. Глаза болели так, словно в них плеснули кислотой.
   Следом за светом пришел звук, опоздав на доли секунды. Он взорвал мир изнутри и снаружи. Земля содрогнулась, меня отшвырнуло куда-то далеко, падая, я ударилась о камни, но боли не почувствовала.
   Я лежала на земле оглохшая, ослепшая, без чувств, без эмоций, сама похожая на камень. В звенящей тишине плыли тусклые звезды на опрокинутом небе, затянутом едким дымом... Жива, или мертва - все равно...
   Перед глазами застыла картина увиденная за миг до взрыва: Роман протягивает руки навстречу изломанной тени, она бросается к нему, и в это мгновение - вспышка...
   До сих пор остается загадкой - где и как ему удалось найти составляющие для такого мощного заряда, как он смог отключить лазерное поли, откуда сумересанги знали, что он ждет их?
   Роман погиб вместе с Мией в самом эпицентре взрыва, они просто испарились. Вместе с ними исчезла и большая часть стаи желтоглазых чудовищ. Чудо, что Периметр при взрыве не пострадал, отключилось всего несколько линий. Лазеры уничтожили оставшихся сумересангов.
   Погибших среди людей, кроме Романа, не было. Были многочисленные переломы ушибы, сотрясения, но все остались живы.
   Белое пламя взрыва сожгло мне душу, а тело отзывалось болью на каждое движение - в поломанных ребрах, саднящих локтях и коленках, разбитом носе. Боль грызла меня тупой пилой, скрутив все мое существо в немыслимый клубок обнаженных, кровоточащих нервов. Я слышала чей-то хриплый, булькающий стон и не сразу поняла, что он - мой.
   Потом я потеряла сознание. Кто меня нашел, когда, в каком виде - все дальнейшее происходило уже без моего участия.
   Я очнулась в той же самой ненавистной палате, перевязанная бинтами, как древняя мумия. Попытка шевельнуться едва не отправила меня обратно, в бессознательное. Острая, резкая боль в правом боку казалась живым существом, полным ярости и злобы. Я не могла даже крикнуть, сухим ртом прошелестев почти беззвучное: "Помогите..."
   Потянулись бесконечные дни, полные мучений и лишенные смысла. Не было слез, которые могли спасительным дождем пролиться на выжженную душу, омывая ее раны... Меня лечили, выхаживали и вытаскивали изо всех сил. Со временем боль стала отступать. Она становилась все слабее и глуше, пока однажды не исчезла совсем. Срослись сломанные ребра и ключица, зажил разбитый нос, сошли огромные синяки под глазами, и только сердце кровоточило по-прежнему...
   За то время, что я валялась в больнице, пролетел мой восемнадцатый день рождения. А я ощущала себя невероятно старой, древней, как этот мир.
   Очень часто вспоминались слова Романа, сказанные им во время нашего последнего разговора: "Ты искала во мне то, чего нет. Я - лишь отражение того, другого, который нужен тебе. И ты найдешь его, очень скоро, поверь мне..." Я никак не могла понять - что же он имел в виду, пока не наступил день Исцеления.
   В то утро я проснулась от ощущения, что на меня кто-то смотрит. Открыла глаза и не поняла - это что, все еще сон?! В кресле напротив сидел Роман. Живой, невредимый, он улыбался до ушей. Что-то было в нем неправильное... не могу понять, что? Волосы!!! Темные волосы Романа совершенно поседели после возвращения из Пещеры, а у того, кто сидел передо мной, они были такими же, какими я увидела их впервые, выбравшись из шкафа.
   - Привет, Дана! Будем знакомы: я Рем, брат-близнец Романа, - его глаза были полны грусти. - Не успел я к брату... Мы смогли прилететь только на следующий день после его гибели...
   Он помолчал.
   - Ты потом расскажешь мне все, хорошо? Как это случилось, что он говорил... Я теперь здесь надолго...
   Я смотрела на него и ничего не могла сказать. Он был очень похож на Романа, но в нем было еще что-то - другое, неуловимое, то, чего я не могла объяснить словами, то, что вызывало странное ощущение теплоты, близости... словно мы знали друг друга очень давно...
   Смущение, растерянность, сбили меня с толку, а он все говорил и говорил: как пришел сюда впервые, увидел мой замотанный нос и синяки под глазами, как приходил потом каждый день, держал меня за руку и рассказывал новости о жизни Колонии...
   Я смотрела в его глаза, как завороженная - было в них что-то такое, отчего меня внезапно накрыло горячей волной, сердце стучало, отдаваясь эхом боли в подживших ребрах.
   - Что с тобой? Дана, тебе плохо? - встревожился он, глядя на мое изменившееся лицо. - Позвать врача?
   - Не-е-ет! - простонала я, закрывая лицо руками. - Почему в этих чертовых больницах никогда нет самых необходимых вещей?!
   - Что тебе принести? - он вскочил, готовый бежать хоть на край света. - Только скажи - я все найду!
   - Зеркало! - отчаянно прошептала я сквозь пальцы. - Мне срочно нужно зеркало!!
   Он тихо рассмеялся и убрал мои руки от лица.
   - Зачем тебе зеркало, если есть я? А я лучше всякого зеркала расскажу о том, какая ты милая!
   Не помню, что я ему тогда ответила, да это и неважно. Дело же не в словах, верно? Просто в тот момент я поняла, что жизнь моя, возможно только начинается, что она, в сущности - неплохая штука, эта жизнь, и есть в ней что-то такое, ради чего стоит приходить в этот мир...
  
  
   Окончание
  
   Прошло пять лет.
  
   Когда я записывала эту историю, перевернувшую мою жизнь, жизнь колонии, а дельнейшем... хотя, об этом пока рано говорить. Так, вот, закончив ее, я никак не ожидала, что мне вновь придется вернуться в те далекие дни...
   Столько мыслей в голове - не знаю, с какой начать, чтобы все было по порядку? Начну, пожалуй, с самого главного. Несколько дней назад пропала моя дочь. Эти дни были, наверно, самыми страшными в моей жизни. Вас, наверное, интересует: почему я сейчас сижу с ручкой и тетрадкой, вместо того, чтобы носиться сломя голову, разыскивая ее? Я именно так и делала все это время. Но сегодня, под утро она пришла сама, мы долго разговаривали, я убедилась, что с ней все в порядке. А потом мне пришлось ее отпустить.
   Мою дочь зовут Майя. Немного похоже на Мию, правда? Я хотела назвать ее Мией, но меня все отговаривали, боясь, что я передам судьбу Мии ребенку. Тогда мы с Ремом придумали это имя.
   Моя малышка...Ее появление было настоящим чудом! Представляете, до восьмого месяца никто не мог определить, что я беременна! Я уже говорила, что в Колонии никогда не рождались дети? Таково было проклятие планеты. Рано или поздно, Колония прекратила бы свое существование, не получая естественного обновления. Вот почему рождение первого ребенка в Колонии стало таким значительным событием - потому что оно подарило надежду!
   Мы с Ремом поженились спустя полгода после гибели его брата. Роман был бы очень рад за нас... наверно, он знал, что так должно было случиться, он говорил мне об этом. Действительно - все мои смутные ожидания, надежды, мечты - воплотились в нем, единственном человеке, созданном для меня...
   Знаете, как это бывает? Когда встречаются две половинки и из них получается один невероятный человек - такое смешное сверхсущество, у которого четыре глаза, четыре руки, четыре ноги, два носа и две головы, и которому подвластно все на свете? Когда совпадают глаза, руки, губы, каждый изгиб, и каждая линия твоя продолжаются в нем, когда вам не нужны слова, чтобы говорить, когда сердце болит от нежности, когда у счастья - его глаза...
   Я ждала его всем существом своим, но первым пришел Роман, его брат, так похожий на мою мечту о любви. Первая боль и тихая негромкая радость потом за них с Мией.
   Не знаю, какой была бы моя жизнь, если бы не пришел Рем, да и не хочу знать! Он - со мной, и это главное.
   Через неделю после нашей свадьбы вернулся отряд из шестого по счету похода в Пещеру. Все уже знали, что это не пещера, а инопланетный корабль, но название прилепилось крепко. К тому времени страсти вокруг Кристалла заметно поутихли, а как мне доставалось поначалу, вы бы знали!
   Дело в том, что ни одной из экспедиций так и не удалось разыскать комнату с Кристаллом. Я же, наотрез отказывалась идти в пещеру, боясь тяжелых воспоминаний. Меня и так до сих пор по ночам мучает кошмар, от которого я с криком вскакиваю: длинные темные волосы Мии, скользящие вверх по стене...
   В месте, которое я им подробно описала, была лишь сплошная стена, без единого намека на трещинку. Никакой двери, ничего вообще похожего там не было. А чего они хотели, интересно? Чтобы древняя цивилизация просто так разбрасывала Артефакты, где попало, и ими мог воспользоваться, кто угодно? Нет, тут все так так-то просто. Мое предположение было таким: дверь там есть, просто она существует в каком-то другом измерении, и попасть в него можно, если обстоятельства и условия совпадут с тайным кодом, придуманным пришельцами...
   В мою версию никто не верил. Общим советом решили так: мой разум не смог справиться с сильнейшим эмоциональным потрясением, вот и привиделось невесть что. Я махнула на них рукой - пусть думают, что хотят, лишь бы оставили меня в покое. Не было Артефакта? Значит, не было! И только ночью воспоминания снова обрушивались на меня, яркие, четкие, убедительно доказывая реальность случившегося.
   Помимо моих воспоминаний были и другие подтверждения - пустыня отступала под натиском изумрудных полян, островками разбросанных повсюду. Почему трава росла именно так - никто понять не мог. В садах появлялись новые растения, новые неизвестные плоды добавляли работы нашим ученым - надо было выяснять, годятся ли они в пищу?
   Из ниоткуда появлялись новые виды насекомых, мелких животных, по деревьям скакали невиданные раньше полосатые белки. Природа, просыпаясь от векового сна, щедрой рукой разбрасывала семена загадок, и те немедленно давали всходы.
   Одним словом, жизнь постепенно налаживалась. А немного погодя я преподнесла еще один сюрприз! И какой!
   Видимо, за долгие годы отсутствия практики, наши врачи вообще забыли, что такое - беременность, мое недомогание списали на все то же эмоциональное потрясение, и лишь когда живот заметно увеличился в объемах, врачи заподозрили неладное.
   Никто не верил, что это произойдет, включая меня саму. Только когда мне торжественно продемонстрировали крохотного орущего человечка - я поверила. И разревелась от счастья.
   Почти всю заботу о малышке Рем взял на себя - первое время я боялась даже подходить к ней. Майка росла не по дням, а по часам, рано начала ходить и говорить. К четырем годам она представляла собой на редкость самостоятельное существо с крайне независимым и упрямым характером.
   Странности начались, когда ей было около трех лет. Как-то она спросила меня:
   - Мама, а на кого из вас я похожа?
   - Наверно, в тебе есть что-то от меня и от папы... Волосы у тебя темные, как у папы, - Моя рыжая шевелюра с годами становилась только ярче.
   - А правда, что я похожа на тетю Мию?
   Я похолодела. Откуда?! Кто мог рассказать ей? И тем более - откуда она знает, как выглядела Мия?
   Если честно - она была просто вылитая Мия, маленькая копия моей погибшей подруги. Мия была моей дальней родственницей, и я объясняла их сходство тем, как причудливо сказывается иногда родная кровь.
   - Детка, - спросила я справившись в волнением, - откуда ты знаешь про тетю Мию?
   - Я видела ее, - просто ответила малышка.
   У меня бешено колотилось сердце.
   - Видела? Где?
   - Она иногда приходит ко мне во сне и рассказывает интересные истории...
   "Во сне". Эти слова меня успокоили тогда. Хотя должны были насторожить! Я успокоила сама себя - может быть, Майка где-то что-то слышала, а потом впечатлительной девочке приснился такой сон. Кого я пыталась обмануть?..
   Буквально спустя неделю, когда я укладывала ее спать, Майка попросила:
   - Мам, не закрывай форточку!
   - Нельзя, дорогая, тебя может продуть ночью!
   - Ну, пожалуйста, мам!
   - Тебе что, жарко?
   - Нет! Это вообще не для меня!
   - А для кого же? - удивилась я.
   Малышка надулась. Я знала, что она терпеть не может врать, и лучше промолчит, чем будет хитрить. Мне пришлось пустить в ход все свое умение, чтобы услышать поразивший меня ответ.
   - Видишь, сегодня две луны. В такие ночи духи теряют свою силу и им очень сложно проходить сквозь стены. Тетя Мия просила оставить форточку открытой, что бы ей было легче прийти ко мне!
   Тогда я разволновалась не на шутку. Майку мы забрали в свою комнату, и она очень обиделась на нас за это. Пару ночей мы дежурили у ее кровати, не смыкая глаз. Никаких призраков, разумеется, не было.
   Майя замкнулась в себе на какое-то время. О Мие она больше не заговаривала. Я решила, что все закончилось и успокоилась, как оказалось - зря.
   Накануне своего исчезновения, вечером, лежа в кровати малышка спросила:
   - Мамочка, а если я уйду, ты будешь очень скучать?
   - Ты что такое говоришь, глупышка? Ты не можешь уйти - здесь твой дом, твои мама и папа, которые тебя очень любят. Если ты уйдешь - мы либо сойдем с ума!
   Глаза Майки подозрительно заблестели.
   - Мам, - всхлипывая проговорила она, повиснув у меня на шее, - я очень люблю вас с папой, но ведь есть еще и долг?
   Я рассмеялась - какая она забавная!
   - Какой долг, солнышко? Так говорят взрослые люди, которые знают, что это такое! А ты еще совсем кроха!
   Майя вздохнула, чмокнула меня в щеку и отвернулась к стене.
   Разговор оставил непонятный осадок, я рассказала о нем Рему. Он встревожился и обещал поговорить с дочкой, но на следующее утро мы нашли только пустую кровать.
   Если бы не Рем, я точно сошла бы с ума. От страха за Майю, у меня опустились руки и отключились мозги, я ничего не могла делать и только заливалась слезами.
   Нашу девочку искала вся Колония. Мы облазили все дома, подвали, овраги, осмотрели пруд, прочесали пустыню вокруг поселения, но даже следа ее не нашли... Рем за эти дни осунулся, зарос щетиной - он не мог дать волю слезам и от этого было еще тяжелее.
   Под утро четвертого дня мы задремали, свалившись без сил на диване в гостиной. Я проснулась резко, как от толчка - у кровати стояла Майя, прижав палец к губам, призывая к молчанию.
   - Мамочка, тише, пожалуйста, не разбуди папу, - попросила она.
   - Детка, где ты была?! Ты нас так испугала!! Что случилось, рассказывай! - я теребила ее, обнимала, засыпая вопросами.
   - Я все расскажу, точнее покажу, пойдем со мной...
   - Погоди, давай папу разбудим!
   - Нет, папе туда нельзя, пусть он спит.
   - Но почему?!
   - Потому что только ты была у Кристалла, тебе можно, а остальным пока рано.
   Ничего не понимая, я послушно пошла следом за ней.
   Городок спал, как убитый. На улицах - ни единой живой души, спали даже охранники Периметра! "Этого не может быть! - ошеломленно думала я, проходя мимо поста.
   Мы спокойно вышли за пределы Периметра - я вообще перестала что-либо понимать. Майя остановилась у невысокого холма и три раза постучала в воздух. Тем не менее, стук был слышен отчетливо и сопровождался подземным гулом.
   Холм раскрылся. Я решила, что вижу сон и что было силы ущипнула себя за руку, вскрикнув от боли.
   - Ты не спишь, мам! - улыбнулась Майя, входя внутрь.
   Я сделала шаг следом и оказалась в невероятном месте. Сложно описать ураган красок, свалившийся на мою бедную голову, после аскетических пейзажей Планеты.
   В небе сияли солнце и обе луны одновременно, дымные росчерки отмечали путь медленных комет, неторопливо вращались созвездия. Воздух звенел, как хрусталь, повсюду лилась вода - фонтаны, водопады, ручейки наполняли мир свежестью, где-то вдалеке, за горами полыхало непонятное зарево. Запахи, звуки, невероятная красота этого места сразили меня.
   - Что это??!! - потрясенно спрашивала я, не в силах поверить в происходящее.
   - Это Новый Мир. Мир, в котором мы будем жить, - просто ответила моя дочь. - Пойдем, нас ждут, - она потянула меня за руку.
   - Ждут? Кто нас может здесь ждать?
   - Король и Королева этой страны.
   - Кто?!
   - Ты кстати, их знаешь, - Майка, словно нарочно не замечала мою растерянность. - Ну же, скорей!
   Они действительно ждали нас, в саду Светящихся Камней, на берегу синего озера. Увидев их, я не поверила своим глазам. Шла навстречу и чувствовала, как по щекам текут слезы.
   Мия и Роман. Конечно же! Какой же дурой я была, отмахиваясь от того, что говорил мне ребенок! Я списывала то, чего не понимала, чего не хотела понять, на обычные детские фантазии... Вот они - фантазии: стоят передо мной, как ни в чем не бывало, такие близкие, такие родные... но не обнимешь, не бросишься на шею - потому что нельзя обнять призрака...
   Да, именно призрака, не удивляйтесь! Я, кстати, почему-то совершенно не удивилась этому факту. Наверно потому что слишком много чудес не может влезть сразу в одну человеческую голову.
   - Помнишь, в тот вечер, в больнице, я тебе сказал, что у нас есть всего один шанс, крошечная надежда?
   - Конечно, помню, Ром, все словно вчера было...
   - Ты тогда не поверила мне - что я говорил с Мией...
   Я утвердительно качаю головой.
   - Я и Майке не поверила, когда оно тоже говорила об этом!
   - Вот поэтому я и не стал ничего объяснять, только передал слова Мии, что этим шансом мы обязаны тебе...
   - Дана, ты до сих пор не знаешь, что натворила! - улыбается Мия. - Ты спасла планету!
   - Я?! Каким образом?
   То, что я затем услышала, прозвучало, как гром среди ясного неба.
   - Тебе удалось сделать невероятную вещь - поставить Кристалл в правильное положение, минуя защиту, которая не снималась в принципе, это просто не было предусмотрено! Я не говорю уже о том, что найти это комнату тоже невозможно!
   - Знаете, после всего что случилось, у меня складывается такое ощущение, что Комната сама нашла меня, - задумчиво проговорила я, - и Камень тоже - разрешил дотронуться до него.
   - И этого хватило, чтобы в корне изменить жизнь на Планете! - подхватил Роман. - Никто об этом не знает, эту тайну мы откроем тебе первой: эта планета разумна. Она, во многом - отражение нас, тех, кто живет на ней. Когда произошло крушение инопланетного корабля, Кристалл силы сдвинулся с места. Этого не должно было случиться, но случилось, увы... Он завис в Красном цвете, определив тем самым дальнейшую судьбу обитателей корабля. Жажда красного, жажда крови, превратила их в ночных желтоглазых тварей.
   - Когда меня укусил сумересанг, я решила, что мне пришел конец, - вздрогнула Мия, ее полупрозрачный силуэт замерцал. - Потом я поняла, что становясь частью стаи, я получаю доступ к древним знаниям. Так мне удалось осознать силу Кристалла, понять, как он действует и что происходит, когда его мощь взаимодействует с разумом Планеты - она словно считывает малейшие колебания мыслей своих обитателей и пытается вдохнуть жизнь в эти образы. До появления кристалла мыслеобразы не существовали, потому что Планете не хватало на это силы.
   - Кристалл появился, - продолжил Роман, - но он был поврежден, он не мог охватить весь спектр Порядка, и то, во что превратилась Планета - результат совместных действий зависшего Кристалла и отзывчивого на мыслеобразы Разума.
   - Знаешь, по твоим словам получается, что планета могла уничтожить сама себя? - уточнила я.
   - К этому все шло. Из-за этого не рождались дети, исчезли плодородные земли, плодились чудовища.... Поправив Кристалл, ты запустила механизм Порядка, планета выздоравливает...
   - А что такое вот это все, этот Новый Мир, где он?
   - Это то, что было заложено в природе Планеты. Планета считывает глубинные пласты человеческого разума и создает их в реальности. Опыт, верования, фантазии предыдущих поколений - все это хранится в наших умах и ей есть из чего выбрать. Сейчас Планета готовится объединить наши два мира, мир людей и мир чудес в одно целое. Ты видела, наверное травяные круги в пустыне? Там будут ведьмины круги, круги фей и места для хороводов русалок.
   - Я смогла просчитать это, получив доступ к древним знаниям пришельцев, - сказала Мия, - Хоть разум мой угасал под натиском неистового желания крови, мне удалось продержаться и связаться с Романом, - она улыбнулась, взяв его за руку.
   - Она сказала мне, что силы уже перешли в то состояние, когда можно изменить момент перехода.
   - Момент перехода? - не поняла я.
   - Смерти. Мия все рассчитала правильно. Умерев, мы не исчезли бесследно, а стали призраками в Новом, только зарождающемся мире. С каждым днем он становился все реальнее. Возможно, когда-то мы перестанем существовать в виде призраков, перейдем в другое состояние, будем кем-то другим...
   - Когда ты вернешься, - сказала Мия, - предупреди всех, чтобы не пугались, увидев странные создания, или явления. Нам теперь придется учиться жить вместе.
   - Вот для этого нам и понадобилась твоя дочь.
   - Майка? Но зачем?! Вы не можете забрать ее!
   - Погоди, - мягко остановила меня Мия. - Так решили не мы. Так решила Планета. И Майя.
   - Она слишком мала, чтобы решать! А Планета - вообще ничего решать не может! Что можно ждать от нее, если она едва не уничтожила сама себя?
   - Дана, в тебе сейчас говорят материнские инстинкты. Послушай не их, а меня. Майя - уникальный ребенок, она - сплав двух миров. Никто не знает, почему так случилось - ведь вы с Ремом самые обычные люди. Скорее всего все дело опять-таки в твоем контакте с артефактом - он немного изменил тебя, твою ДНК и теперь твой ребенок - первый полноценный и полноправный житель этой необычной Планеты. Не колонист, не пришелец, - а настоящий житель!
   - Сейчас мы - Королева и Король призрачного мира, у вас - свои правители, но со временем возникнет необходимость в человеке, сочетающем в себе человеческое и чудесное. Тогда твоя дочь станет правителем этого мира.
   - Ну ладно, когда вырастет, пусть становиться кем угодно! Но сейчас она совсем крошка...
   - Ей нужно очень много узнать и изучить, она должна освоить древние знания, узнать тайный смысл многих вещей и понятий и одновременно будет изучать историю, наследие человечества, культуру Земли. Ей придется учиться у нас и у вас, по нескольку дней.
   У меня с грохотом свалился камень с души.
   - Надеюсь, это будет часто?
   - Мамочка, конечно! - Майка вцепилась в меня. - Я не могу без вас с папой! Буду уходить денька на три, а потом столько же буду с вами. Только ты не плачь больше, а то братику повредишь!
   - Кому?! - я не верила своим ушам.
   - Моему братику!
   - Майя... как это? Ты о чем?
   Роман с Мией рассмеялись.
   - Она видит то, чего не видят обычные люди, не забывай!
   - Ага! - улыбалась Майка, - Я его вижу! Он, правда, маленький такой еще, но уже ясно, что такой же рыжий, как ты, мам!
   Я закрыла лицо руками и заплакала. Ощутив что-то вроде дуновения ветра, убрала руки. Романа и Мии не было.
   - Прощай, Дана! - донеслось издалека.
   - Они ушли, - деловито сообщила Майя, - Нам тоже пора, а то папа точно с ума сойдет! Сначала я пропала, а теперь еще и ты!
   Она была абсолютно права, и мы поспешили домой.
   Сейчас, когда я пишу эти строки, позади осталась большая часть сумасшедшего дня - вопросы, ответы, собрание Колонии, недоверие и неприятие... Нам еще много предстоит - найти общий язык, научиться понимать и принимать Новый мир и его обитателей... Страшно подумать о том, что нас ждет впереди. Страшно - и интересно!
   Вечер мы провели вместе, Рем не находил себе места от радости, он даже не очень сильно расстроился, что не смог увидеть Романа и Мию, зато безумно перепугался, обнаружив, что я тоже исчезла. Теперь, когда мы все сидели за столом, да еще я сообщила такую новость - у него на глазах появились слезы.
   - Знаешь, когда было плохо и страшно - не было слез. А теперь столько радости - и вдруг они появились, - смущенно оправдывался он.
   Что мне остается добавить? Счастье - странная штука. Его всегда не хватает.
   Завтра Майя уходит на три дня в холмы - и на этот раз я спокойна, отпускаю ее с легким сердцем, как в школу. Мы уложили ее в кроватку, поцеловали перед сном, пожелали спокойной ночи... Дома было жарко, и Рем предложил прогуляться к пруду, где была наша любимая скамейка.
   Мы просидели на ней до самого рассвета, разговаривая о нас, о наших детях, о будущем...
   А на рассвете мы увидели его.
   Огромный, сверкающий, грозный и в тоже время завораживающе изящный, свободный, он кувыркался в утреннем небе, выделывая немыслимые кульбиты. Заложив вираж, он выпустил мощную струю оранжевого пламени. Он вызывал ужас и восхищение, от него невозможно было отвести глаз!
   - Что это? - ошеломленно произнес Рем, когда существо скрылось за горизонтом.
   Слово пришло само. Я ответила, не задумываясь ни на секунду:
   - Это - Дракон! Он часть Нового мира...
   - Но он... он же...
   - Прекрасен, я знаю.
   Всходило солнце, небо меняло цвет, приобретая сияние, запомнившееся мне в Холмах. Рем покосился на меня, потом улыбнулся и сказал:
   - Да, любимая - он прекрасен!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  
Cвидетельство о публикации 148310 © Гагарина Наталья 16.07.07 17:34

Комментарии к произведению 3 (5)

Я и сам люблю фантастику и зачастую пишу на эту тему. Мне очень понравился ваш рассказ! С уважением Б.В.

Большое спасибо, Борис. Вот накоплю немножко времени - обязательно загляну к вам, почитать - я тоже люблю фантастику :)

Здравствуйте!

Приглашаю вас поучаствовать в четвёртом номере журнала Тени миров. С оформлением журнала вы можете познакомиться, перейдя по ссылке:

http://litsovet.ru/index.php/litob.journal.view?item_id=628

Если вы согласны отберите лучшее на ваш взгляд произведение и оставьте на него ссылку.

С уважением

Огромное спасибо за приглашение! Так непросто сделать выбор... Мне хочется предложить вам сказку, вот эту:

http://litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=136808

Но, возможно, она не подойдет по тематике....

Есть еще рассказ, фантастика, юмор:

http://litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=148854

Посмотрите пожалуйста, и берите то, что не нарушит гармонию вашего журнала :)

"Тени миров" - очень близкая для меня тема, и мне очень приятно поучаствовать в вашем проекте!

Отлично! Подходят оба.

С уважением...

Комментарий неавторизованного посетителя

Сашка, девятка - это же "превосходно"! Разве я могла расчитывать на большее?

С техникой у меня сложные отношения. Помнишь, как я грозно размахивала паяльником у лампового телика? Вообще, мне, как женщине как бы не полагается даже близко подходить к технике, но увы... Жизнь вносит свои коррективы - на моем счету уже есть починенный холодильник (самое сложное оказалось - перевернуть его в одиночку), телик, прошу прощения за пикантные подробности - бачок от унитаза :)))), розетка, приделанная своими руками, выключатели, шланг от душа (неоднократно!), прокладки в кранах, которые текут, про замену лампочек я вообще молчу - это моя святая обязанность, пульты ДУ -пара штук, ящик в диване, у которого отвалилось дно и я собственноручно приколачивала его на место и так далее... Всех подвигов и не упомнишь. Конечно, я не сильно разбираюсь в космических аппаратах, что да - то да. Вот отсюда и несостыковки в технических описаниях :))))

Дома меня постоянно упрекает сам знаешь кто (ха-ха, у Гарии Поттера сперла, практически Воландеморт!) в том, что я пишу, не зная о чем. После "Контакта" меня долго допрашивали на предмет того- что такое шкалик. Я честно призналась, что понятия не имею. Но разве это важно? Если бы мне было необходимо это узнать - интернет под рукой, и я тут же выясняю, что шкалик - это мера жидкости, равная 1/100 ведра и т.д. Но ведь смысл рассказа от этого не изменился!

Я и сама знаю, что писать о том, чего не знаешь - неправильно, поэтому по многим вопросам я обязательно консультируюсь. И если мне удалось написать так, что никто не догадался, что автор в теме - ни бум-бум, значит, я молодец! :))))

Конечно, можно сказать - пиши о том, что знаешь. Я спокойно могу написать то, в чем разбираюсь - и получится еще один справочник по сотовой связи - но кому это интересно?

Сейчас трудно поверить, но "Новый мир" я увидела во сне. Представь, до сих пор трясусь, стоит мне вспомнить эту жуткую картину, где девушка, наполовину уже ставшая чудовищем, одним прыжком долетает до третьего этажа и я вижу ее обезумевшие глаза, полные тоски и боли, хотя вроде бы стою от этого места очень далеко, вижу локти и колени, вывернутые под станным углом и слышу ее крик - просто мурашки по коже. Я тогда проснулась от собственного вопля и теперь знаю, что "волосы дыбом" - это не образное выражение, а факт, который я реально нащупала на своей голове.

Я записала начало и середину по "горячим следам", не особо вдаваясь в подробности. Надо было выплеснуть на бумагу, иначе, я просто не смогла бы спать по ночам. Но - не дописала и бросила: замоталась, дела и все такое. И через полгода я увидела продолжение. Пришлось дописывать конец первой части и второе видение :))) (Второй сон Веры Павловны, классики в гробу переворачиваются!) Из-за этого первая и вторая часть сильно различаются по стилю, по смыслу и вообще - непохожи.

К счастью я редко вижу кошмары, так что надеюсь вампирская тематика закрыта. Хотя бы на какое-то время.

Но сны мне все равно будут сниться, вот в чем беда! :))))) и не всегда о том, что я знаю. Так что если увидишь еще что-то не в тему - сразу пиши!

Ну, вот, болтушка. Хотела написать комментарий, а получилось - практически письмо :)))) Я очень рада, что ты не забываешь и заходишь! И самое главное: высказываешь свое мнение - это ОЧЕНЬ ВАЖНО! Главное - ругай меня часто и много. Я на это не обижаюсь, и только стараюсь стать лучше :))))

Давно я собирался подвергнуть тебя экзерсизму, да всё руки не доходили. Эх! А надо бы... ;))