• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Рассказ

Такая работа ... мать её ... Рассказ.

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Я не смотрел на арестованного.
- Поймите, вы по своей вине попали в эту «грязную реку», и теперь выбраться из неё, оставшись чистым, вам не удастся. Вы можете продолжать молчать, но мы применим «спецсредства» и получим всю информацию, которая нам необходима, и даже, более того. Но знайте, после этого вы уже не сможете оставаться на свободе. За «измену Родине», вам грозит, минимум, десять лет, и этот срок легко продлевается за малейшую провинность. Первые три года, вам не будут разрешены свидания и посылки. За это время вас забудут жена и дети. А, скорее всего, они постараются вас забыть, ещё до решения суда. «На зоне» много извращенцев. Вас быстро сделают «петухом» и жизнь превратится в ад. Если вы дадите признательные показания и согласие на сотрудничество, то останетесь на свободе. Я не обещаю лёгкой жизни, но будет шанс искупить свою вину, а семья не узнает о вашем преступлении.
Этот «стандартный» набор фраз я несколько десятков раз произносил за тринадцать лет «безупречной» службы в «конторе». Нужно посмотреть в глаза «клиенту», проверить реакцию на мои слова, хотя, заранее знаю, что это будет взляд загнанного за флажки зверя. Даже не зверя, а просто, затравленного животного, а круг флажков, уже будет вторым. Первый – поставил «вербовщик», после роковой болтовни в пивном баре. Тогда, моему подопечному хотелось казаться важным и значительным, поэтому он и сказал своим случайным собутыльникам, что работает над созданием космического оружия. Эти слова возымели должный эффект, и не только на приятелей. «Клиента» взял в разработку «вербовщик» и быстро добился желаемого результата. Запугивания, обещания финансового благополучия, и этот «баран» - сдался. Позавчера он был арестован «оперативниками» недалеко от явки. «Жадность фраера сгубила» - так можно охарактеризовать итог жизни этого человека. Если бы, после вербовки, он пришёл к нам – всё было бы совсем по-другому. Но магия сотен тысяч долларов, оказала воздействие на психику человека – и вот, он у меня на глазах превращается в покорное животное.
- Я всё уже рассказал.
- Если бы вы всё рассказали, то я сейчас с вами не разговаривал. Постарайтесь успокоиться и вспомнить всё, о чём говорил человек, который вас вербовал, вплоть до интонаций голоса.
На самом деле «Петрович», такой псевдоним я ему условно присвоил, рассказал всё и не раз. Но, по существующим правилам, нужно провести «зачистку памяти», перед «химической» обработкой, которая состоится сегодня ночью,
во время сна «клиента». Нельзя доверять самым откровенным признаниям – это «основной» закон «следователя» контрразведки. Мне предстоит дать заключение - способен ли этот человек работать с полной «загрузкой», или его можно использовать только в ограниченном объёме. Мне сейчас крайне нужен человек, через которого можно «слить» большой объём «дезы», но что-то меня настораживает в этом «клиенте». Не смотря на положительное заключение психологов, я чувствую в нём огромное нервное напряжение, которое может найти самый неожиданный выход, и тогда сорвётся операция, которую я разрабатываю уже несколько месяцев. Моя задача пустить разведку противника по ложному следу в вопросе разработки космического оружия. По этой теме работают десятки «следователей» контрразведки, и каждый отрабатывает свою линию, в общем потоке дезинформации. На мою версию уже затрачено около миллиона долларов, поэтому малейшая ошибка приведёт к серьёзным финансовым потерям, которые особенно болезненно воспринимаются в последнее время. Конечно, такие затраты неизбежны в нашей работе, но сейчас цена ошибки возрастает. Я запустил ложный эскизный проект и разместил заказы, на отработку этого технического решения в нескольких военных НИИ, причём, о том что заказы ложные знают только я и руководитель контрразведки страны. Если противник узнает, что эта тема фиктивная, то вместо «дезы», получит первоклассную «инфо». Уже не говорю о том, что меня, в таком случае, переведут в «оперативники» или «таптуны», и я буду заниматься обеспечением операций других «следователей». Особой трагедии в этом нет, но моё тоскливое существование станет ещё более противным. В «следователях» нужно хоть немножко мозгами шевелить, и время пролетает, более-менее, незаметно. Кроме того, это будет уже второй срыв в моей службе, и не известно, по какому направлению пойдёт моя жизнь в этом случае. В других подразделениях нашей «конторы», разжалованных «следователей», очень не любят. Многим кажется, что мы находимся в особенном, привилегированном положении, поэтому даже полковники «оперативников» и «таптунов» тянутся перед нами, как лейтенанты. Отчасти они правы. Одной фразой в отчёте, «следователь» контрразведки, может сломать карьеру любому, независимо от звания. На этом привилегии заканчиваются и остаются нервотрёпка и головная боль.
Ладно. На сегодня хватит. Вот, пожалуй, еще одна привилегия – закончить работу, когда считаешь нужным. Правда, редко удаётся уйти раньше семи вечера, поэтому о такой «привилегии», почти не вспоминаешь. Но сегодня я измотан больше обычного, поэтому направляю «клиента» в камеру со словами, что это последний день в неволе. Завтра получу результаты «откровений», после обработки газом «правды» и можно писать отчет. «Петрович» поедет домой. Для всех - он был в командировке. Подготовлю предложения о его использовании и буду искать основного «стукача» по моей тематике.

Январь – самое отвратительное время года. Темнеет рано и ветер пронизывает до костей. По пути домой попадается бар. Не могу противиться желанию немного выпить, послушать музыку и просто посмотреть на беспечных людей. Если бы я знал, что смогу сегодня освободиться пораньше, то снял бы «индивидуалку» на час и немного расслабился. Уже давно не встречаюсь с нормальными женщинами, не хочу доставлять им неприятности из-за моей профессии. В последний раз, отца моей избранницы, стали так жёстко проверять, что он потерял несколько выгодных контрактов за границей. Пришлось расстаться с этими людьми, чтобы не усугублять положения. Конечно, можно было бы жениться, но второй раз «окольцовываться», почему-то не хотелось. Да собственно, известно «почему» - просто не было сильного чувства.
Рядом со мной, за стойку бара, села девушка и заказала кофе. Симпатичная, совсем не накрашена – но, «хорошим» девочкам здесь делать нечего.
- Пойдём, если ты свободна.
Смотрит удивлённо. Браво! Хорошо разыграно. Квалификация «уличных» явно возрастает. Впрочем, откуда я могу знать о их квалификации – с улицы ведь никогда не брал. Жду ответа.
- Пойдём.
Мы выходим на улицу.
- Ты далеко живёшь?
- Да нет, совсем рядом. Было очень тоскливо и я искала место, где есть люди и тепло.
Ну конечно, ты случайно зашла в бар! Так я тебе и поверил. Уверен, что ты будешь разыгрывать невинную девушку, которая оказалась в такой ситуации в первый раз. Ладно, я тебе подыграю.
- Извини, что так бесцеремонно к тебе обратился. В начале показалось что ты проститутка, а сейчас я вижу что ошибался. Мне тоже очень одиноко, поэтому, если ты пригласишь меня выпить чашечку чая, я тебе буду очень благодарен.
- Приглашаю.
Мы заходим в квартиру и девушка обнимает и целует меня.
Чёрт возьми! Это что-то новенькое. У «уличных», наверное, свои правила. Поцелуй очень нежный. Молодец. Хорошо работаешь! Посмотрим, что будет дальше … Та-а-ак. Очень хорошо разыграна неопытность … Я не буду брать тебя сразу и постараюсь доставить удовольствие … посмотрим на твою реакцию. Очень хорошо разыгран оргазм … Впрочем, может быть и не разыгран. В любой работе хочется, иногда, расслабиться. Мне эта игра очень
нравится. За час, я тебя «трахну» ещё раз … думаю, что ты берёшь не больше, чем «индивидуалка» …
- Я очень хорошо провёл с тобой время … Сколько с меня …
- Я не проститутка … Мне ничего от тебя не надо … от есть, я хотела сказать, что мне не нужно денег … Было очень хорошо, и если ты останешься ещё немного … я буду очень рада.
Та-а-ак. Что-то здесь не нормально. Ты Семёнов вёл себя как последний «лох»! Вполне возможно, что это «подстава» и тебя сейчас снимают на плёнку. Собственно говоря, в этом ничего страшного нет. Пусть смотрят, гады, как умеет «трахаться» русский контрразведчик. Но, вот что последует, когда я «утомлюсь» и засну? Вполне возможно, что меня обработают также как и «Петровича». Конечно, по всем правилам, я должен был бы позвонить и сказать, куда я иду … «Маячок» зашит в пиджаке … Вот он, рядом … Одно движение и через пятнадцать минут здесь будут «оперативники» … Могут быть даже раньше, если меня пасли «таптуны» из нашей «конторы» … Это «ЧП» … Будет серьёзная «разборка». Так может быть, это даже к лучшему! Меня разжалуют и спишут … куда-нибудь … Могут списать и в «расход» … да, нет … это -
вряд ли … Не буду торопиться и обдумаю ситуацию … Нет, «оперативников» вызывать не буду … Даже если засну, то должен прореагировать на малейший шум … а, сознание надо заблокировать … как, там нас учили …

Как приятно просыпаться рядом с симпатичной девушкой … Интересно, что было, когда я спал … Ладно, не думай об этом … Скорее всего тебя всё-таки «пасли» и утром на работе …
- Доброе утро. Я так сладко спала … Даже не помню, когда мне было так хорошо … Соскучилась по тебе …

На работе всё было спокойно. Я попросил принести отчёт о ночной проверке «Петровича» и начал сочинять рапорт о развитии операции …

На следующий день, только я пришел на работу, мне сказали, что «Петрович» повесился.

Черт побери! Видимо, я где-то «пережал» и «клиент соскочил с крючка». Прости «Петрович», если что было не так … Такая работа … мать её. Теперь ситуация усложняется … Эта смерть может насторожить наших «партнёров». Конечно, можно было бы сымитировать несчастный случай, но родные успели вызвать милицию и «скорую» … Ладно … «будем посмотреть», как говорят в Одессе …

Девушку зовут Лида. Мы встречаемся уже целый месяц и она мне нравится все больше и больше … Чувство опасности исчезло. Сегодня придётся задержаться часов до одиннадцати, а потом встреча … В метро, навстречу мне, идёт пьяная компания и меня толкают в правую руку … Сначала, не придаю этому значения, но через минуту, правая сторона начинает неметь и появляется слабость во всём теле … Чёрт … всё-таки достали …
Нет сил дотянуться до «маячка» … Видимо придётся пройти через общественный морг … ладно – «мёртвые сраму не имут» … становится трудно дышать … скоро наступит паралич сердца … Лида … нет …
Cвидетельство о публикации 143520 © Владимир Горачев 21.06.07 03:08