• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Миниатюра
"Глаза у тигриц совсем другие, необыкновенные, и они по своему смотрят нас - они ведь что-то еще знают, чего не знаем мы, наверняка..."

Память - есть запах вещей...

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

Память - есть запах вещей...
1. Стиль, который помнит твоих любимых писателей...
(Маленькая история, как говорил Фридрих Ницше - "для всех и ни для кого").
Елене Никитиной посвящается
Я, когда учился в университете, тоже легко впитывал чужой стиль.
Ужасно нравился мне тогда Акутагава - он большой мастер, и до сих пор нравится мне. По нраву еще Джеймс Джойс, Реваз Инанишвили, и, Конечно, Борхес... Я писал и знал, что подражал этим мастерам. Да и еще Хемингуэю тоже...
Все говорили мне, что это графомания и добром не кончится.
А я упорный - и все же по-своему...
А там - в университетском кружке молодых писателей славились другие "писатели", со своим "оригинальным стилем", которые с высоты смотрели на некоего подражателя в моем лице.
Я не обращал на них никакого внимания...
Так прошло пять или семь лет, я продолжал писать по-своему, но в один прекрасный день я заметил, что "мои мастера", после своих уроков уступили мне дорогу!
Вы понимаете ли, что это для меня значило?
Я все же добился того, чего добивался - у меня появился свой стиль, стиль, который помнил стили моих любимых писателей. Я их уже перечислил выше.
Стоит упомянуть еще Антона Павловича Чехова с его изысканным стилем, пьесы которого я переписывал на свой лад, чтобы кое-что узнать об относительности сюжетной линии, характеров героев...
Но к тому времени те писатели, "со своим стилем", из университета все они покинули писательское поприще или продолжали писать свою бессмыслицу, заумь, так сказать...
Не из-за гордыни я рассказал эту историю, а для того, что вы должны сами найти свой стиль, а для этого - не слушайте никого на белом свете, а только самих себя. Читайте больше, и, если хочется, подражайте - тоже не страшно (если моя история вас убедила). И пишите всегда, пишите, не думая о своем стиле, и в один прекрасный день вы тоже поймете, что у вас уже есть свой стиль - стиль, который помнит ваших любимых писателей...
2. Дети на том свете
Вот какую удивительную "миниатюру" я нашел в книге - "ГРУЗИНСКИЕ НАРОДНЫЕ ПРЕДАНИЯ И ЛЕГЕНДЫ":
"На том свете грудные дети сидят на ветвях фигового дерева, которое стоит посреди молочного озера.
Дети щебечут, поют. Когда им хочется есть, ветви приближаются к поверхности озера и пьют дети то молоко".
3. А то вершин не будет...
"Тяжёлый какой-то период и страшно, что совсем не пишется... Страшно, понимаешь... Порой приходит в голову НЕЧТО... А я хочу писать смешное, смешное хочу писать, а оно даже в голову не приходится и опять страшно - смогу ли хоть когда? Так ведь ничего не дописала, на чёрт его знает что время и жизнь растрачивается..."
Автору этих строк, Анастасии Галицкой посвящается
Я раньше очень нервничал, когда останавливался и не мог написать даже несколько строк, но потом понял, что творческий кризис - это одно из составляющих моей работы как писателя. Эта бездна, падать в нее обязательно, а то вершин не будет...
Во время таких кризисов я сразу переключаюсь на то, что я больше всего люблю на свете - к горам, к людям, связанным с горами.
И я всем советую подумать во время такого кризиса, что без пропастей не бывают вершин!
4. Дворец на небе
"Глаза у тигриц совсем другие, необыкновенные, и они по своему смотрят нас - они ведь что-то еще знают, чего не знаем мы, наверняка..."
М.М.
Анне Болкисевой посвящается
Первый раз меня расстреливал директор нашей школы, который совместно учителем устроил нас, учеников третего класса на плаце перед школы и спрашивал - кто разбыл мячом окно нашего класса, и когда никто не признался, он приказал расстрелят каждую вторую, а я был четвертым...
После этого, меня несколько раз и расстреливали, и на виселицу отпускали...
А что я говорил? - спрашиваете вы...
Да, ничего я не говорил, просто повторял:
ЧЕТВЕРОСТИШИЕ, СЛОЖЕННОЕ ВИЙОНОМ,
КОГДА ОН БЫЛ ПРИГОВОРЕН К СМЕРТИ
Я Франсуа - чему не рад! -
Увы, ждет смерть злодея,
И сколько весит этот зад,
Узнает скоро шея.
Или же по другому:
ЧЕТВЕРОСТИШИЕ, НАПИСАННОЕ ВИЙОНОМ ПОСЛЕ ПРИГОВОРА К ПОВЕШЕНИЮ
Я - Франсуа, парижский хват,
И казни жду, отнюдь не рад,
Что этой шее объяснят,
Сколь тяжек на весу мой зад.
Вот я вчера ночью видел сон - на небе был какой-то готический дворец все из красного кирпича, снимали там фильм какой-то, и нас, артистов поднимали там с помощью хитрыми такими веревками, чтоб мы сыграли наши сцены на уровне первого этажа этого дворца... А я не боялся, - высоту и во сне люблю, оказывается...
Нет, боялся, но это потому, что я не помнил, что я там должен играть, и не помнил никаких слов из сцен - черт, какой я бездарь все-таки, а?..
Глазами искал режиссера, но его не было там - ни на земле, ни на небе...
И когда я проснулся, только тогда удивился - а как же на небе стоял тот дворец? Ни на чем стоял, сам по себе...
И как же я так умудрился проснуться на самом интересном месте, - так и не узнал, мог бы тот дворец туда-сюда летать?
А что это значит, думаю... но я ведь не знаю, как тут надо думать-то...
Мне кажется, что меня опять-таки повесят, и пока повесят, я повторю свой любимые: или вышеприведенное стихотворение, или же этот шедевр Роберта Бернса:
МАКФЕРСОН ПЕРЕД КАЗНЬЮ
Так весело,
Отчаянно
Шел к виселице он,
В последний час
В последний пляс
Пустился Макферсон.
Привет вам, тюрьмы короля,
Где жизнь влачат рабы!
Меня сегодня ждет петля
И гладкие столбы.
В полях войны среди мечей
Встречал я смерть не раз,
Но не дрожал я перед ней -
Не дрогну и сейчас!
Разбейте сталь моих оков,
Верните мой доспех.
Пусть выйдет десять смельчаков,
Я одолею всех.
Я жизнь свою провел в бою,
Умру не от меча.
Изменник предал жизнь мою
Веревке палача.
И перед смертью об одном
Душа моя грустит,
Что за меня в краю родном
Никто не отомстит.
Прости, мой край! Весь мир, прощай!
Меня поймали в сеть.
Но жалок тот, кто смерти ждет,
Не смея умереть!
Так весело,
Отчаянно
Шел к виселице он.
В последний час
В последний пляс
Пустился Макферсон.
Примечание автора, а, вернее, письмо:
"Аня, спасибо тебе большое, дорогая!
Одобряла ли ты эту миниатюру (к чему я очень рад!), не одобряла ли, для меня все-равно так:
Ты у нас классная!
Ань, а ведь мы с тобой и еще некоторыми через одну веревку к вершину идем, вместе. И не думай снять эту веревку - пиши, живи и чтоб ты смеялся всегда, даже если ты идешь на виселицу - а то дворец на небе уплывет...
Кстати, вот и концовка этой миниатюры, а ты говорила, что незавершенная...
5. Про шапку "Тушури"!
Эх, мой дорогой друг, я с вами согласен сразу...
Да уж, я же не-респектабельный и прекрасно умею срамить себя своими поведением:
1. Относиться к другим без должных церемоний.
2. Распевать по вечерам песни и не-цензурные баллады.
3. Обращаться к другим слишком фамильярно и ссориться из-за пустяков.
4. А затем я могу помириться даже без обычных в таком случае слов извинения...
А подобное предосудительное отсутствие достоинства лишь показывает, что, хотя внешне я выгляжу как Гусар или там Князь, сердце у меня как у одинокого компьютерщика...
И вот горе мне, что я пока еще никак ни-ни-ни знаю:
Стану ли я когда-нибудь респектабельным?
Стану ли я когда-нибудь и отважным, и верным долгу, и умным, и остроумным, и даже впечатлительным!
Вот какая беда!
Именно в таких неприятных и грустных раздумьях хожу я весь день, а к вечеру я сказал этому негодяю Михо: "Ну, ты только погоди, сволочь эдакой, щаз покажу я тебе кузькину мать!"
И пошёл я этнографический, а вернее туристический магазин - под оперой и купил я там чёрную шапку "ТУШУРИ".
На протяжении веков у нас сперва эту шапку надевали на голову, а сверху металлический шлем. И во время боя эта маленькая шапка тоже сохраняла и голову, и ум, и разум воина от всех ударов по шлему.
Ну и дальше эти шапки остались и их надевают мужчины не только Кахетии (это именно тот край, где выращивают виноград и откуда я родом), а по всей Грузии.
До сих пор сохраняет ли шапка "Тушури" голову человека от дружественных ударов, я пока не знаю, но как узнаю, сразу вам сообщу, мой дорогой друг.
6. Cнег шел по всей Ирландии...
Пошёл снег и у нас, и я вспомнил...
Вспомнил, как шел снег по всей Ирландии.
Есть такой рассказ у маэсто двадцатого века...
А вот один из гениальнейших пассажов, созданное его пером:
"Слезы великодушия наполнили глаза Габриела. Он сам никогда не испытал такого чувства, ни одна женщина не пробудила его в нем; но он знал, что такое чувство - это и есть любовь. Слезы застилали ему глаза, и в полумраке ему казалось, что он видит юношу под деревом, с которого капает вода. Другие тени обступали его. Его душа погружалась в мир, где обитали сонмы умерших. Он ощущал, хотя и не мог постичь, их неверное мерцающее бытие. Его собственное "я" растворялось в их сером неосязаемом мире; материальный мир, который эти мертвецы когда-то созидали и в котором жили, таял и исчезал.
Легкие удары по стеклу заставили его взглянуть на окно. Снова пошел снег. Он сонно следил, как хлопья снега, серебряные и темные, косо летели в свете от фонаря. Настало время и ему начать свой путь к закату. Да, газеты были правы: снег шел по всей Ирландии. Он ложился повсюду - на темной центральной равнине, на лысых холмах, ложился мягко на Алленских болотах (1) и летел дальше, к западу, мягко ложась на темные мятежные волны Шаннона (2). Снег шел над одиноким кладбищем на холме, где лежал Майкл Фюрей. Снег густо намело на покосившиеся кресты, на памятники, на прутья невысокой ограды, на голые кусты терна. Его душа медленно меркла под шелест снега, и снег легко ложился по всему миру, приближая последний час, ложился легко на живых и мертвых".
------------------------
1. Алленские болота - болотистая местность в 25 милях от Дублина.
2. Шаннон - самая большая река Ирландии протяженностью в 368 километров - представляет собой ряд озер, соединенных друг с другом протоками.
"Мертвые" из сборника рассказов "Дублинцы". Перевод О. П. Холмской.
А вот и метры из литературной школы Джеймса Джойса:
Эрнест Хемингуэй,
Уильям Фолкнер,
Джон Дос Пасос,
Френсис Скотт Фицджеральд, и иже с ним.
7. "Семейное слово", или кто такой Гасси Джек?
У меня есть друг, отличный новеллист и эссеист Заал Самадашвили... Вес город знает его как ЗАЛИКО.
Так вот, Залико написал предисловие, ставшим потом послесловием для книги моих миниатюр под названием "Лебеди под снегом", и там он сказал, что я как Бармен Гасси Джек - так хорошо и уютно с этой книгой чувствует себе читатель...
А кто такой Гасси Джек?
Джон Деитон (John Deighton) (Ноябрь 1830 - Май 29, 1875), обычно знаменитый как Гасси Джек, был Канадским владельцем бара, который родился в Йоркшире, (Англия). В Британской Колумбии окрестность города Ванкувера - Гастаун, названа в честь него.
Он стал моряком, поработал сначала на Британских, затем перешел на Американских суднах. Плавал из Нью-Йорка до Сан Франциско, где однажды оставил судно и стал Калифорнийским золотоискателем. После некоторого времени, когда он не разбогател, вернулся к старой профессии и капитан Джон Деитон со своим пароходом по реку Фреизер провожал людей с золотой лихорадкой, а еще и подавал им виски - и это получше подходил к нему.
Джон Деитон открыл бар в Нью Вестминстере, в Британскую Колумбию. Бар был построен на бирже - чтоб там был виски и уют для всех. Его клиенты были главным образом моряками и рабочими из соседней лесопилки.
Затем он еще открыл бар на южной стороне Бухты Баррард - и назвал его Globe Saloon - "Глобальный Салон", или "Салон Земного Шара". Иммено в этом баре сказал Гасси Джек старому шахтеру Карибу Виллиаму свои пророческие слова: "Может быть, мы с тобой никогда не увидим, но эта бухта должна стать гаваней. Это будет портом когда-нибудь".
Джон Деитон стал известным как Гасси Джек из-за его разговорчивой природы и его склонности к выдумкам. Имя "Гасс" распространился и на целую окраину вокруг его бара, и теперь этот область города Ванкувера (Британская Колумбия, Канада) известен как Гастаун.
Викторианском эпохе термин "to gas" означал слишком разговорчивую, с чем собственно и стал известным капитан Деитон. Этот старый матрос заработал свою репутацию как "gassy", развлекая своих клиентов своими необычными рассказами: об дорожных агентах, об Мексиканце-гангстере, про янки-бандитов, а еще об медведях гризли, о своем доге и т.п., или вернее, он рассказывал свои небылицы обо всем!
И приходили в его баре не только из-за старого знакомства или из-за жажды, а больше всего - из-за любопытства - за тех чудесных, веселых и остроумных историей, которых без остановки по-рассказывал Капитан Джон - Гасси Джек...И они любили посещать этот бар, где всем било и хорошо и уютнее...
Тем временем, здоровье Джека Гасси брало поворот к худшему. Возраставшие футы и ноги стали для него проблемой, он уже не мог хорошо дышать...
В легенде говорится, что Джекин дог начал реветь в ночи 29 Мая, 1875 года.
Гасси Джек, слышащий это рев, так воскликнул: "Ах, ты сукин сын! Теперь что-то действительно случиться!". И случился - у Капитана Гасси Джека был 44 лет, когда он умер именно в эту ночь. А некрологе было сказано - "Большинство наших граждан его называли не иначе как "Семейное слово". Он был первым и наилучшим пилотом на реке Фреизере..."
Тогда уже локально знаменитый весельчак и фантазер Гасси Джек никогда не искал славу, а слава сама нашла его!
Вот книга Реимонда Галла и Ольга Пушкина о нем - "Гастаун Гасси Джека" - http://www.gassyjack.com/index.html
А памятник "отцу города", весельчаку и фантазеру Гасси Джеку Вы можете посмотрет тут - http://www.seegastown.com/jack/jack.htm
8. Суггестивные пласты
Литературный текст - это колокол.
Мы читаем текст - из колокола раздается звон.
Мы закончили читать - а в колоколе остался звучание: гуденье после звонка.
И я уверень - без такого гуденья литературный текст никак ни существует, и несмотря на то, знает ли автор об этом или нет...
9. Обо мне, и, как мне кажется, не только обо мне...
Вот что граф Константин Ведов, а поскольку он мой друг, то для меня Коста обо мне написал:
"ШАНСОН ДЛЯ МИХО ...ШВИЛИ, ПРОЗАИКА В ЗАКОНЕ И ДИССИДЕНТА
Мне в эфире вчера сказали,
Что Михо к нам в Россию едет.
Разглядев пустоту в стакане,
Я решил, что чувак тот бредит.
Диссидент подтвердил известье:
Я в столицу к вам вылетаю,
Наливаю в граненный двести,
За здоровье его бухаю...
Отбираю баклашку бренди,
Нарушая всемирный саммит.
Я наверное точно сбрендил:
Виноваты во всем мы сами...
Напою аксакала вусмерть:
Пусть он вспомнит житуху нашу,
Пусть уронит слезинку грусти -
Зря ли что ль за него я квашу?!
И не бренди, а только водка!
Хоть минуту он нашим будет.
На столе закусон - селедка,
Пусть курилка Рассею любит!"
Я, конечно, благодарю, но, как мне кажется, тут автор правильно поймал какие именно мы, некоторые...
Этот Шансон - такая же горькая, как наша жизнь - ведь не только одному человеку посвящается, а всем ребятам, думающим по своему, верно?
Автор, Константин Ведов написал вроде бы обо мне, и, как мне кажется, не только обо мне...
10. А может...
А может, Шерлок Холмс и доктор Ватсон - они просто Дон Кихот и Санчо панса, оказавшие в Лондоне девятнадцатого века?
12. Память - есть запах вещей...
(Из разговора с Евой Наду - http://mimosfinn.livejournal.com/52906.html?mode=reply)
eva_nadu - "Грусть - есть вкус вещей" - говорит Михо Мосулишвили...
Хочу теперь ощутить их запах.
mimosfinn - Ева, вот мой Финниган, и я тоже, мы думаем, что -
Память - есть запах вещей...
eva_nadu - Да. Пожалуй, вы с Финниганом правы.
Память - то, что дается иногда взамен счастья.
Что ж... справедливо.
1
Cвидетельство о публикации 134861 © Мосулишвили М. А. 03.05.07 01:01

Комментарии к произведению 13 (1)

Доброго дня, Михо Анзорович...

Дорогой батоно Михо! С днем рождения! Дай Бог здоровья, любви и новых строчек!

Кот:-))

С Днём Рождения, Михо Анзорович!

С Днем Рождения! Здоровья, здоровья, здоровья! Исполнения желаний!

Дорогой Михо!

Хоть и с запозданием, все равно - с днем рождения, дай Бог здоровья и удачи! А также новых отличных строчек!

Миниатюра, кстати, прелестная.

С уважением,

Кот:-))

С Днём Рождения, Михо Анзорович!

Жив ли Ты?..

С Днём Рождения, Михо Анзорович!

Всё будет хорошо!!!

С Днём Рождения, Михо Анзорович!!!

  • *
  • 10.12.2007 в 11:29

Михо, дорогой, С Днем Рождения тебя!!!

Стив

Михо Анзорович, день добрый, дорогой!

С Днём Рождения Тебя!!!

Как Ты там? Как дела, как настроение?

Книги для Тебя у меня отложены и ждут возможной оказии.

С теплом,

Сергей Стукало

С Днем Рождения, дорогой Михо!

С уважением и дружескими пожеланиями,

Вит

Какая прелесть, Михо Анзорович! Помню ваши книги.

Света

С Днём Победы, Михо Анзорович!

Крепкого Вам здоровья и стойких запахов памяти!

С уважением,

И Вам тоже с победой! :))))

Благодарю и пожелаю всех благ.

С уважением,