• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Мистика
Форма: Рассказ

Рецензии на произведение:

mushka

Я иду искать

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

Тяжелый пакет с продуктами нехорошо кренился набок в руках у Мэри. Она с трудом донесла его до багажника – тот замер с открытой крышкой, будто птенец, разинувший рот в ожидании червяка. Хозяйка лавочки, скрестив руки на груди смотрела с крыльца. Других покупателей у нее не было. Ветер подметал сентябрьские листья на дороге.
- У меня детские наборы есть, - Мэри вздрогнула; в здешней отгороженной тишине голос прозвучал неожиданно громко. – С трансформерами. Возьмете?
- А... зачем? – неловко спросила Мэри. – У меня нет детей.
- Да бросьте, - легко сказала хозяйка. – Здесь-то... – она нырнула в темноту дверного проема, вынесла две ярких картонных коробки.
- Из морозилки, - сказала она. – Годность до следующего августа, вы не беспокойтесь.
Мэри взяла. Молча. Что тут скажешь.
- Моя спряталась, - сказала хозяйка. – К августу, небось, и не останется вовсе никого.
Дверь машины Мэри нервно хлопнула. Она боялась думать о том, что застанет дома. Нельзя было оставлять Тима, ни на минуту, не то что – на полтора часа, но кончилась вся еда, а взять мальчика с собой...
Она передернула плечами. Отберут на первом же перекрестке. Отведут во «временное убежище». Но в убежищах – куча детей. Все, что остались.
А дети играют в игры.
Раз-два-три-четыре-пять...
Сначала взрослые улыбались, когда проходили мимо играющей на площадках детворы и слышали позабытые с детства ритуальные фразы. Вроде: «кто не спрятался – я не виноват». Или «кто придумал – тот и галит». Или еще: «туки-туки, я тебя застукал!»
Ритуальные фразы.
Нафталином пахнущие считалки.
И дети, невидимой рукой вырванные из своей виртуальной действительности, выброшенные на улицу, в волны солнечного света и ветра, играть – под теми же платанами и тополями, у стволов которых замирали, считая вслух, их бабушки и дедушки. Как в прежние времена, матери кричали с балкона:
- Винсент, домой! Тесс, сколько можно!
Я иду искать...
В той книге это называлось «игровой терапией». Сейчас все говорили о прятках, как о вирусе – будто о заразной болезни, вспыхнувшей среди бездомных и приютских, и потом уж перекинувшейся каким-то образом на благополучных детей. Но Мэри помнила – да все помнили – ту синюю книжку с улыбающимся ребенком на обложке. Книга по детской психологии. Их выпускали в изобилии, с единственной, кажется, целью – приглушить чувство вины, возникающее порой у родителей.
«Верните их в детство, - предлагала книга. – Научите их играть по-настоящему». Мэри зачиталась тогда. Доктор Скотт писал, что забытые детские игры, прятки, жмурки, кошки-мышки, и Бог знает, что еще (ляпы, вспоминала Мэри, и «ковбои-индейцы», и «третий лишний»), все они идут из древности, где были созданы, чтобы восстановить природное равновесие в душе человека, симметрию между его сущностью и природой.
Когда полиция пришла за доктором Скоттом, его не было. И не было никаких следов. И даже в газетах не писали: «исчез» или «скрылся». Писали: «спрятался».
Книга дала воспитанию новое течение. Действительно заразное, как все новые течения. Дети играли запоем, с утра до ночи. Но почему-то только в одну игру.
В прятки.
Мэри вдруг вспомнила, что забыла купить кофе. Впрочем, Бог с ним. Спать по ночам она и так не может. Ей вдруг показалось, что Тим ее зовет, она прибавила скорости.
Но может, он и не звал ее; сидел, как обычно, сосредоточенный и бледный, отстреливал монстров в компьютере. Зачем ему мать?
Пропадать они начали не сразу. И взрослые грешили на привычное: на отлученного от ребенка отца, на педофилов, похитителей детей.
И матери кричали с балконов пронзительно и безнадежно, как чайки над погибшим кораблем,
Постепенно становилось ясно: детей никто не похищает. Они не сбегают. Они просто прячутся.
И никто не может их найти.
Прятки захватывали все больше территории; количество детей на земле сократилось втрое, пока родители стояли, разинув рты. Тогда спохватились. Стали запирать дома. Не отпускать. Запрещать играть в эти чертовы прятки. Взрослые не стеснялись выпотрошить душу сына или дочери, извлечь самый жуткий страх и этим страхом упрочить запрет.
Подите запретите ребенку играть.
Вот когда поняли – не запретят, когда увидели, что дети стали играть с еще большей увлеченностью, со слезами, с отчаянием, подкрепленным извечной ненавистью к родителям, что прятки превратились в священный ритуал – вот тогда уже власти стали принимать меры. Детей отбирали у матерей. Отвозили во «временные убежища», где за ними, не смыкая глаз, следили надзиратели. Ходили слухи, что детей там пичкали снотворным – пока спят, не играют.
Но Мэри была начеку. Ночью схватила Тима, на заднем сиденье, под одеялами, отвезла за город. Теперь они жили вдвоем, в доме, который лес так хорошо скрывал от чужих глаз: не знаешь – не найдешь. Дом со стегаными покрывалами, с запахом древней полировки и старости был когда-то маминым. Мэри думала – одному мальчику играть будет не с кем. Тим не спрячется от нее , как его сестра.
Сью Энн, когда началась эпидемия, было четырнадцать, и в детские игры ей играть было не с чего. Сью Энн, ее доченька, невозможный ребенок. Они банально и вечно не терпели друг друга, просто потому, что были – мать и дочь, запертые в одной семье. Сью Энн, казалось, подмечала каждую ошибку Мэри и складывала в копилку предлогов, которые были ей нужны, чтоб оправданно злиться на мать. И Тим, и развод – все шло в эту копилку.
Но Мэри не думала, что девочка станет играть в прятки.
Пока не услышала, как в протяжную, уже обретшую роковые нотки считалку вплетается голос Сью Энн. Выбежала – сердце будто вперед выскочило из груди, кубарем скатилось по ступенькам крыльца – но не успела. Сью Энн спряталась.
Кто-то из взрослых, чтобы отвратить ребятишек от игры, придумал кое-что поумнее властей. Он заронил в воображение детей несколько зернышек страха, которые точас разрослись в огромную и жуткую, с острыми когтями, тень на стене – Прятошника. Он приходил за играющими детьми и забирал их; и чем лучше прятался ребенок, тем вернее находил его Прятошник. Находил и съедал, или делал что похуже – зависело от рассказчика. Но дети – те еще революционеры; и скоро они переписали историю: будто Прятошник добрый, будто он приходит, чтобы освободить их от власти тиранов, неивестно кем посаженных на домашний трон. Чтобы увести их от ругающихся, разводящихся, совершенствующихся, сублимирующих родителей.
Мэри свернула на дорогу, ведущую к дому – забытую, почти заросшую. Из соседних коттеджей люди повыезжали в приступе паники – увозили семьи за границу. Будто от этого можно убежать за границу.
Может, и так, думала Мэри, открывая багажник. Может, и пора уже. Мы перестали смотреть за детьми, заботиться о детях. Мы тупо послушали психоаналитиков, внушавших нам: берегите себя. Берегите свое внутреннее спокойствие. Не позволяйте ничему – никому – вас задеть. Будьте настолько равнодушны, циничны и эгоистичны, насколько позволят ваши маленькие души. Только тогда вы будете в относительной безопасности. И дети – чем раньше они станут такими, как вы, тем лучше. Зачем учить ребенка добру, когда вы сами знаете, что добра не существует.
Нам говорили не поддаваться дьяволу. А дьявол получал университетские дипломы. И мы платили дьяволу по двадцать долларов за сеанс.
На самом деле, думала Мэри, все знают, что происходит на самом деле. Все знают, кто такой Прятошник, забирающий их детей, как крысолов из Гамельна. Ведь знали же, кто этот крысолов.
Было и что-то еще. Но в этом кто признается, кто разберется? Это читалось в глубине застывших от боли взглядов родителей. Любопытство, по-детски беспощадное. И обида, что не посвятили в чужой секрет. Что не позвали. Та же обида, что у ребенка, рано отосланного спать.
Мэри проехала по дорожке, среди разросшейся травы – давно бы уж скосила, но никто не должен знать, что в доме живут. Посидела немного в гараже, откинувшись на спинку сиденья. Так бы здесь и заснула, если б не Тим. Как она устала; но устала не только в последнее время, еще раньше, до Пряточника. И
не только она. Иногда Мэри ловила взгляд дочери – равнодушный, будто припорошенный серым. Взгляд человека, которому надоело. И у Тима был такой взгляд. Иногда.
Мы все устали, думала она, в этом дело.
Может, трубили уже трубы Иерихона, а никто не услышал. Да что трубы – сами всадники Апокалипсиса свалились им на головы, вместо коней оседлав «Боинги». Они замерли тогда у телевизоров на несколько дней, с открытыми ртами, не решаясь поверить. Но жили они далеко от Нью-Йорка, родственников в Башнях у них не было; и Мэри не сказала ничего, когда Сью Энн поднялась и пошла жарить поп-корн.
Можно было тогда что-то понять, но никто не понял.
- Тим! – крикнула она. – Тим, иди помоги!
Что-то было страшное в силуэте дома. Она заметила это только сейчас. Что-то, заставившее Мэри кинуться к дому, выронив пакет – тот упал содержимым вниз, рассыпался внутренностями по дорожке. Она бежала, поскальзываясь на гравии. В прихожей стояла тишина; нехорошее, шевелящееся, поскрипывающее безмолвие старого дома.
«Зря мы сюда приехали», - вдруг подумала Мэри.
- Тим?
Она замерла внизу лестницы, вслушиваясь, боясь своим дыханием заглушить какой-то важный звук.
- Тимми?
Он не отвечал. Но откуда-то несся голос. Голос, будто созданный из тишины:
- Девяносто восемь... девяносто девять... сто...
И предупреждение, которое никто, в общем-то, не обязан делать, оговоренное только в ненаписанных правилах детской фэйр-плей:
- Я иду искать! Кто не спрятался – я не виноват!
Голос принадлежал не Тиму. Мэри стало холодно. Ее сын выжил только потому, что до сих пор ему выпадало водить.
Но теперь водил не он.
Мэри бросилась вверх по ступенькам, к комнате сына. Остановилась на полдороге. Тима больше не было здесь. Особая, безжизненная пустота сказала ей об этом.
А голос раздавался снизу. От косяка двери, где до сих пор оставались зарубки, задержавшие во времени рост маленькой Мэри. От косяка, к которому она поворачивалась, закрывая лицо руками:
- Раз, два, три, четыре, пять...
Мэри повернулась, сощурилась. Никого не увидела.
- Будем играть, да?
Мысль о том, что Тим ушел, спрятался, странно ее успокоила. Сильная боль иногда проясняет сознание.
- Ладно, - сказала она, - давай играть.
Это ведь только ее вина...
Мэри повернулась и стала медленно подниматься, слыша за спиной смех.
- Раз.... два... три...
Но считал не Прятошник, не крысолов из Гамельна, не доктор Скотт, не Тот, кто был всеми этими именами. Считал Донни Руни. Восьмилетний Донни Руни, который лучше всех умел искать. Он находил ее, в подвале, приткнувшуюся у бойлерного котла; на верхней полке бельевого шкафа, где она сворачивалась калачиком. Нашел даже, когда она умудрилась залезть в стиральную машину.
«Туки-туки, я тебя застукал!»
Он находил бы ее и дальше – может быть, всю жизнь – если бы не умер от лейкемии.
Мэри бежала. В какой-то лихорадке, уж слишком похожей на веселье, она распахивала двери, открывала дверцы. Выросла Мэри, не спрятаться ей ни в бельевом шкафу, ни в ящике с игрушками.
Ей хотелось, чтоб он ее нашел. Нашел и забрал к Тиму, к Сью Энн.
Тогда она наконец узнает...
Но Донни не любит слишком легкие места. Мэри помнила, как кривилась его мордочка:
«Да ну... Перепрятывайся».
- Пятьдесят шесть... пятьдесят семь...
Возбуждение сменилось азартом. Нет, решила Мэри, в тумбочку под компьютером она точно не влезет.
«Вот так и сходят с ума», - сказал кто-то.
«Теперь он приходит и за взрослыми», - сказал кто-то. Кажется, Сью Энн.
- Восемьдесят девять... Девяносто...
Уже не думая, Мэри залезла в платяной шкаф. Прикрылась одеждой на плечиках, спрятала ноги под мешками с ненужной обувью.
- ...я не виноват, - донеслось с низу.
Он искал ее недолго. Минут через пять дверь шкафа открылась. Мэри за платьями затаила дыхание. Услышала четкий, встревоженный голос Тима:
«Топор-топор, сиди как вор, не выглядывай во двор!»
Как всегда в таких случаях, Мэри еле удерживалась, чтоб не захихикать.
Она слышала дыхание Донни, могла даже почувствовать его, оно пахло банановой жвачкой.
Дыхание смерти.
Мыри все поняла. И знала, так же верно, как Донни знал, где ее искать – что то же самое чувствуют сейчас взрослые по всей земле, нелепо свернувшиеся под кроватью, залезшие на антресоли, не дышащие за шторой.
Она узнала, наконец, что хотела. Куда Прятошник уводил детей. И зачем.
Если это Апокалипсис, то он совсем не страшный. Если свет померкнет, ей будет все равно.
Чур-чура, кончилась игра.
Я свободна, подумала Мэри.
В следующую секунду она уже ни о чем не думала.
Восьмилетняя Мэри Макгиннис не выдержала и прыснула; выскочила из шкафа и помчалась вниз – кисточки на белых гольфах отчаянно трепыхались – быстро-быстро, так, чтобы не дать Донни первому хлопнуть ладонью по косяку и прокричать:
- Туки-туки, я тебя застукал!






Cвидетельство о публикации 127976 © Голдин И. 30.03.07 22:24

Комментарии к произведению 1 (0)

Автор нарисовал очень интересную картинку, понять и оценить произведение сможет не каждый, но каждый сможет прочувствовать дух одиночества и тонкую грань между проблемами взрослых и ощущениями детей. От чего они прячутся? или от кого? Почему игра превращается в смерть, или жизнь? Ответов нет, и не может быть. Но искать их нужно, равно как и задавать вопросы.