• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Оборотень-пироман. Бред. Я начинаю смеяться. Истерично, клекотно, хрипло. Спичка опускается куда-то под машину, мерцая огоньком. И пришел настоящий огонь. Забрал все, что можно было забрать.

Умирать не больно

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

Василий Чужой
УМИРАТЬ НЕ БОЛЬНО.
рассказ
Этим утром мы нашли друг друга.
Я это почувствовал всеми фибрами души. Близко, очень близко. Казалось, закрой глаза, протяни руку и наши пальцы сплетутся в смертельном танце. И я знал, что он тоже меня почуял.
Этим утром мы нашли друг друга.
1.
Мотель назывался "Кривой Билл". Этак в стиле дикого запада. В Майами-то? У меня невольно вырвался смешок. Старенький "крайслер" облегченно заткнулся и выпустил меня на свежий воздух. Относительно свежий. Судя по запаху, где-то рядом находилась большая ферма, где содержат упитанных чушек. И не очень аккуратно за ними ухаживают.
На улицу вышел толстый потный абориген, почесал пузо и вопросительно глянул в мою сторону. На такие взгляды надо отвечать. Либо словами, либо кулаком промеж ушей. Я выбрал первое:
-Я ищу человека, мистер. Высокий, очень худой, с темными волосами хвостиком. Любит в черное одеваться.
-Таких тут не было, - ответил пузан, и зевнул во всю необъятную пасть, показывая гнилые зубы. Ясное дело, страховки ему не хватает, чтобы лечиться. Зато брюхо отъел такое, что не дай бог.
Я уселся на капот арендованного авто и закурил. Оставалось ждать. Все пойдет по проверенному сценарию. Сейчас этот тип позвонит шерифу и расскажет о подозрительном типе в синем джинсовом костюме, с прической под горшок и в зеркальных очках. Поделится тем, что странный мужик задает ненужные вопросы о другом не менее странном человеке, которого и в глаза-то здесь не видели. Интересно, как быстро шериф приедет? Мда. Мое суровое личико, обезображенное в пожаре, другой реакции вызвать просто не могло. Пламя сожгло мое лицо, мою жизнь и мою душу. Обратило в пепел. И этот прах лег на мои волосы. Каждый взгляд в зеркало напоминал мне о том, что поджигатель все еще держит спичку в дрожащей руке. И надо успеть найти его до того, как спичка упадет в мир, сжигая еще не одну душу.
Шериф приехал как раз к тому моменту, когда сигарета догорела до фильтра. Полицейский джип медленно подкатил чуть ли не к моим ногам и остановился. Хлопнула дверца. И я поднял голову, переводя взгляд с камней у колеса "крайслера" на квадратный шкафчик, по ошибке облаченный в полицейскую форму. В принципе, лицо у представителя закона было вполне располагающее, даже жизнерадостное. Хоть что-то хорошее за последние дни. Сурово сдвинув брови, коп представился:
-Шериф Халланд. Ваши документы, пожалуйста.
Внимательно изучив протянутые ему верительные грамоты современного общества, Халланд недоуменно пожал плечами, вернул мне документы и спросил:
-Действительно русский? В наших краях такие иностранцы редкость. Вот мексиканец там или канадец запросто. Что вас привело к нам?
-Ищу одного человека. Он тоже русский, - я слез с капота, - Ходит в черном, волосы собирает в хвостик, высокий и худой. Не видели такого?
-Нет, - шериф пожал плечами, - А кто он вам?
-Кузен.
-Что, простите? - не понял добропорядочный юсовец.
-Простите, - я поправился, - Двоюродный брат.
-А! - Халланд расплылся в улыбке, - Родственник. Нет, такого здесь не было.
Он посерьезнел:
-Куда путь держите?
-К морю, на юг. У меня забронирован номер в отеле "Лунное танго".
-Очень хороший отель, мистер..., - коп нахмурился, видимо напрягая память, - Рудны... Э-э-э.. Ваши фамилии такие сложные. Никогда не мог произнести так, как надо.
-Ничего страшного, мистер Халланд, - я снова закурил.
-Ваше лицо... Что с вами случилось?
-Пожар, - я снял очки и подставил лицо солнцу, жмурясь от удовольствия.
-Сильный был огонь, - буркнул коп.
-И не говорите.
-Всего вам доброго. И, кстати, - шериф помедлил, - Будьте осторожны, проезжая через лес дальше по дороге. Этой ночью какая-то зверюга порвала трех коров на опушке. Всегда говорил этим фермерам, что отпускать скотину пастись саму по себе, они рискуют. Вот и получили.
-Думаете, животное может броситься на автомобиль? - поинтересовался я.
-Вряд ли. Но осторожность не помешает. Просто не останавливайтесь и не выходите. По нужде, например, - шериф вернулся в джип и уже в окно добавил, - В лесу сейчас работают звероловы. Думаю, скоро поймают хищника. Всего хорошего.
Мощный вездеход копа укатил со всем содержимым, а я задумался. Ловите, ловите, наивные люди. И дай вам бог не поймать. Если это был он, конечно. Получается, я уже на пятки ему наступаю. Осмотревшись, засек старую телефонную будку, от которой даже тянулись провода.
Набрать заветный номер не составило труда. После долгих гудков хриплый рык спросил в ухо:
-Кто?
-Дмитрий Рудный, мистер Хоуп, - ответил я.
-Минутку, - рычащий голос сменился вполне приличным баритоном:
-Мистер Рудны? Для вас есть информация. Тот, кого вы ищете, час назад позвонил в отель "Лунное танго" и подтвердил свою бронь на номер. Намерен въехать сегодня вечером. В книге регистраций записан как Амадей Гротески, итальянец.
-Спасибо, - поблагодарил я гудки в трубке. Мда, дело и ничего больше. Ох уж эти юсовцы. Значит, Амадей... Артур, Андрей, Александр, Амадей. Все твои имена начинаются на одну букву. Зато с фамилиями ты обращаешься в сове удовольствие.
Воздух вокруг меня сгустился холодным покрывалом. Так бывает, когда внезапно падаешь в холодную воду. Все мое существо окунулось в страх. И первой моей мыслью была надежда найти того, кто столкнул меня в этот омут.
2.
Уже вечерело, когда я добрался наконец до отеля. Оставив машину на стоянке под охраной хромого сторожа, прошел по каменной дорожке среди густых ухоженных джунглей, добрался до спокойной водной глади, на которой и покачивалось то, что гордо именовалось отелем "Лунное танго". Я знал историю этого предприятия. Когда некие молодожены купили старую баржу, привели ее в божеский вид, надстроили на ней жилую палубу и стали сдавать комнаты по очень умеренной цене. Через пару поколений семьи в заводи покоился уже настоящий современный отель, похожий на поплавок. От берега к танцевальной платформе тянулись мостки метров десяти, под которыми жизнерадостно плескались волны. А от площадки шли такие же длинные мостки уже в отель, сиявший неоновой вывеской - короной. Мальчишка a форме подхватил у меня чемодан с вещами и умчался в отель, миновав все эти трапы в считанные секунды. Я с опаской ступил на хрупкие доски и без потерь для своего самоуважения перебрался на танцплощадку. Не люблю воду. Всякую. Она, как и пламя, способна обратить человеческие мечты в прах. Вбить в грязь.
Очутившись, наконец, перед стойкой метрдотеля, я выдохнул и сказал, разыскивая по карманам документы:
-На меня забронирован номер.
Изучив паспорт, седой негр с бородкой-клинышком вежливо ответил:
-Мы вас ждали, мистер Рудны. Ваш номер готов.
-Господин Гротески уже приехал? - поинтересовался я.
-Да. Сейчас мистер Амадей на прогулке.
Знаем мы эти прогулки! Ну да ничего. Я уже здесь. И готов перехватить падающий огонь. Получив ключ от номера и мальчишку в провожатые и чемоданотаскальные, проследовал куда сказали. С полчаса пришлось потратить на то, чтобы привести себя в порядок и переодеться. За окном совсем стемнело, но пара фонарей на крыше барака, спрятанного на берегу в дебрях, давала достаточно огня, чтобы видеть пляж. Танцплощадка тоже была освещена. Играла медленная музыка. И под нее сама с собой танцевала женщина. В оцепенении я смотрел, как она кружит в развевающемся синем платье, похожая на призрак. Память рухнула в подсознание...
3.
Родной город всегда меня восхищал. Зеленый, домашний, без высотных домов. И ночные прогулки. Звездное небо над головами. Жена и сын рядом. Где-то осталась машина. Уже и не важно, где. На смотровых площадках редкие парочки не обращали на нас внимания. Прикосновения, взгляды, реплики мальчишки, счастливого от того, что родители не отправили спать, а взяли с собой. Час, другой... Машина, садимся. Рука тянется к ключу зажигания. И бешеный удар в бок машины. Резкий рвущий крик, разделивший мою жизнь на лоскутки, явственно зазвенел в ночи. Я сполз на пол, зажав руками голову.
Запах бензина все так же преследует меня. И он. Тень твари корежится, принимая очертания человека. Нервный шепот жены в бреду. От сына ни звука. И этот урод прикуривает от спички. Наклоняется к машине и смотрит мне в глаза. Там горит огонь. Он рвется наружу. Оборотень-пироман. Бред. Я начинаю смеяться. Истерично, клекотно, хрипло. Спичка опускается куда-то под машину, мерцая огоньком. И пришел настоящий огонь. Забрал все, что можно было забрать.
За окном номера протяжно вякнула птица, отгоняя кошмар. Я отдышался и разогнулся, вставая. Женщина все так же танцевала под яркой луной. А ветер играл кронами пальм на берегу. В области сердца затеплился огонек. Он приближается.
Призрак на танцплощадке застыл, музыка оборвалась. Постояльцы расходились. Медленно я покинул номер, спустился к трапу на дебаркадер, приспособленный под танцы. Синяя тень скользнула мимо, обдав запахом дорогих духов. Что за... Она была невероятно похожа на мою жену. Даже аромат.
4.
Ступая по лунному свету, я очутился на середине дебаркадера, где и остановился в ожидании. С каждым колебанием воды, я знал это, он приближался. На этот раз найдется тот, кто перехватит пламя и вернет его... Усмешка выползла на лицо. Пусть бы он потрепал этих самодовольных американцев. Им только на пользу. Но к черту их, чванливых хозяев мира. Все, что я хочу - это вернуться к своим. Не для того я преследовал и искал все это время по всему миру. Он оставил много следов. Сожженных душ. И праха. В воду полетела левая перчатка, открыв луне чудовищную корягу сгоревшей руки. Правя... Такая же коряга. Даже самому стало не по себе. Плевать. Испугаться должен Он. Маску следом за перчатками. Красивую, страшную маску. Даже представлять не хочу, на что похоже то, что когда-то было моим лицом. Моим нравится, и ладно. Скоро мы увидимся. И в нашем дворе появится цепная тварь. Есть у гхоулов хороший обычай. Пожирать своих мертвецов.
Губы с треском разошлись, выпуская наружу свистящий голос:
-Иди ко мне.
В лесу, совсем недалеко, раздался горловой рык. И я уловил в нем нотки, согревшие мою душу. Он боялся. Оборотень, тварь, мерзость двуликая! И боится!
-Иди ко мне.
Ноги донесли меня до мостков на берег. Совсем рядом плеснула извечная вражина всего мертвого - вода. Потерпи, родной мой враг. Скоро я приду к тебе. Но сначала я, как истинный гхоул, пожру своего мертвеца. А потом извергну его в ад.
Среди лунной вязи дебрей проявилась тяжелая черная тень, ощетиненная бездонными белыми глазами. Я довольно улыбнулся. Ради этой встречи пришлось нарушить все. Пришлось не умереть. Уже через пару минут мы сойдемся посреди мостков. И ни один из нас не пройдет дальше.
-Иди сюда...
Магия голоса рванула его из-под сени леса. Так вот ты какой. Я напрягся и пропел, вплетая слова в лунный свет:
-Иди же... Станцуем лунное танго. Умирать легко, друг. Умирать не больно.
И снова вода плеснулась под ногами.
Cвидетельство о публикации 121604 © Тарасенко В. В. 26.02.07 06:52