• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Рассказ

Сказка о маленькой птичке

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
- Так которая же сегодня ночь, о свет очей моих?
На губах царя играла довольная улыбка. Еще бы, он задавал этот вопрос каждый вечер с истинно садистским наслаждением. Он прекрасно знал, что в голове Шехерезады, заполненной бесчисленным множеством сказок, не хватило места для хотя бы базового курса арифметики и о том, что тысяча и одна ночь уже миновала, ей было неведомо. Иногда она сама задавала подобный вопрос, и ему тогда приходилось морщить лоб, чесать в затылке, глубокомысленно пришепетывать под нос таинственное заклинание “Семь на восемь, два в уме”. После чего полагалось сообщить, что математика – такая сложная наука, от которой сдохло больше ишаков, чем лошадей от никотина, но приблизительно где-то в районе пятисот-шестисот.
- Ну что ты опять заладил, как попугай. Тебе лучше знать. – отрывисто ответила Шехерезада природным женским басом – Давай-ка лучше устраивайся поудобнее, саксаул, пришла пора вечерней сказки.
- Вай ме!- воскликнул царь – Опять ты все путаешь! Сколько тебя можно учить, что аксакал – это такой пожилой почтенный старец, вроде меня, а саксаул – верблюжья колючка.
- Извини, повелитель, очень уж слова похожи.
Шехерезада уже выучила эту отговорку наизусть, потому как из раза в раз как бы не нарочно оговаривалась. “А как тебя еще то назвать, чудо ты дряхлеющее. Лицо твое будто выдержало двенадцать раундов со временем. В гарем на паланкине ездишь. Причем, зачем ездишь – непонятно. Ревизию, что ли проводишь, смотришь, никто ли не убежал. Куда уж они убегут, от таких-то стражников.”
Она негромко и мечтательно вздохнула и посмотрела на “величайшего из смертных”. Тот уже нетерпеливо замер в ожидании новой порции ее рассказов.
- Сегодня я расскажу тебе сказку, дружок. Сказку о маленькой птичке.


Жила-была на свете маленькая птичка. Нет, конечно, она не сразу взялась из ниоткуда, сначала у ее папы с мамой, которые тоже были маленькими птичками появилось яйцо. Потом мама-птичка долго его высиживала, а папе-птичке долго было нечем заняться, потому что жили они в просторной клетке, куда каждый день насыпали корм и меняли воду. И папе-птичке приходилось развлекать маму-птичку, а, если повезет, и птичек из соседних клеток своими песнями.
И вот в один из дней скорлупка яйца треснула и из него вылупилась маленькая птичка. Вернее, совсем крошечная. Она тут же забилась под крыло своей мамы, потому что по сравнению с теплым, темным и уютным яйцом все вокруг было такое яркое, шумное и пугающее. Но со временем она освоилась, превратилась из крошечной в маленькую-маленькую птичку, научилась клевать корм и пить воду.
Родители маленькой птички целыми днями сидели на жердочке, греясь на солнце, пели песни и разговаривали с птичками из других клеток. Естественно, они стали обучать этому и маленькую птичку, но ей эти вещи не особо нравились и она училась только затем, чтобы не огорчать папу с мамой. Ведь они объясняли все это с такой серьезностью и, наверное, очень расстроились, если бы она сказала, что ей это все неинтересно.
А интересовало ее то, что находилось за прутьями клетки. Правда, зимой, когда она появилась на свет, их клетка стояла в доме, и она очень быстро изучила все предметы, которые в нем находились и никак не изменялись. Но зато когда наступили теплые дни и клетку стали выносить на улицу, все стало гораздо занимательней. Ветер каждый раз доносил все новые, неведомые запахи, солнце было такое ослепительно-яркое, небо – глубокое и голубое, а трава изумрудно-зеленая.
Однажды маленькая птичка спросила своих родителей, какая трава на ощупь. Они очень удивились такому вопросу и объяснили, что это ей знать ни к чему, потому что они живут в клетке, а в клетке трава не растет. На следующий день маленькая птичка спросила о том, насколько высоко небо, чем снова удивила своих родителей, заставив их рассказывать, что небо им ничем не мешает, висит себе спокойно на одной высоте, а когда с него падают капли, то клетку уносят в дом. Потом маленькую птичку заинтересовало, куда уходит солнце, почему ветер всегда пахнет по-разному, зачем нужны облака и прочие увлекательные вещи. Но папа-птичка и мама-птичка лишь пожимали в ответ крыльями, говорили, что все это вещи пустые, которые никак ей в жизни не пригодятся и начинали разучивать с ней новую песенку.

- Вах, Шехерезада, что ты курятник мне здесь развела! – прервал ее царь - Когда действие будет?
- Коли действия надо, купи видик и смотри Терминатора! – огрызнулась она в ответ – А это – сказка, понимаешь ты это, джезказган почтенный!
Царь притих. “Терминатор, конечно, круто,” – подумал он - “но он-то есть у всех, а личной Шехерезады – ни у кого. Такой престиж.”
- Не ругайся непонятными словами, о немеркнущий светоч моих вечеров. – примирительно, с ноткой подлизовства произнес он - Ладно, рассказывай дальше, что там с твоей птичкой было.


Однажды маленькая птичка увидела, как высоко-высоко в небе двигались какие-то точки. Она спросила у своих родителей, что это такое и узнала, что так летают другие птицы. Тогда она спросила, почему же другие птицы летают, а они, маленькие птички, нет, и родители стали ей объяснять, что им гораздо лучше, чем тем птицам, что живут на воле. У них всегда сухо, тепло, есть еда, вода и с кем поговорить, а другим приходится самим добывать себе пищу, вить гнезда и спасаться от охотников. После чего папа-птичка сказал маме-птичке, что не понимает, в кого у нас такой птенец и что здесь дело нечисто, мама-птичка в ответ предложила ему посмотреть на себя и так они еще долго перечирикивались.
А маленькая птичка сидела в уголке и думала о том, что зачем на нее охотится, ведь она такая маленькая. И пищи, и места для гнезда ей нужно совсем немного. Но зато она сможет узнать ответы на все свои вопросы и испытать на себе все те непонятности, о которых с видом знатоков рассказывали ей папа с мамой, не разу не вылетавшие из клетки. И так просидела она до самого вечера, пока не уснула.
Наутро маленькая птичка решила, что она должна сама все понять, а для этого надо было выбраться из клетки. И стала она пытаться открыть дверь клетки. Незаметно, чтобы этого не увидели родители. Но на двери была очень хитрая защелка, которая никак не желала поддаваться. Много дней потратила маленькая птичка на то, чтобы научиться открывать дверцу клетки. Вернее, ночей, ведь днем она вместе с папой и мамой разучивала новые песенки. И вот, наконец, одной темной-темной ночью защелка поддалась и дверца открылась. Маленькой птичке стало страшно, потому что она не разу не была за пределами клетки и еще потому, что вокруг так темно. Поэтому она дождалась утра.
И когда солнце начало показываться из-за горизонта, она посмотрела на папу с мамой, спавших наверху, на жердочке и подумала, что когда она все узнает, она обязательно вернется и расскажет им обо всем, что видела, а потом они полетят вместе. И увидят все-все-все. Она оттолкнула лапкой дверцу и выпорхнула из клетки.
Первым делом маленькая птичка полетела на ближайшую лужайку и села на траву. Трава оказалась мягкой, мокрой, блестящей от выпавшей росы и источающей какой-то незнакомый, но очень приятный запах. Маленькая птичка стала прыгать взад-вперед по траве и ей очень понравилось это занятие. Прыгала она долго-долго, пока вся не вымокла в капельках утренней росы. Тогда она решила взлететь на дерево, но оказалось, что летать, вымокнув до нитки (точнее до пуха, ведь птицы не носят одежду и никаких ниток у них быть не может) очень сложно. Но так как маленькая птичка ничего об этом не знала, то подумала, что никогда не сможет больше летать, потому как нарушила запрет своих родителей и не осталась сидеть с ними на жердочке. С трудом долетев до ближайшей ветки, она испуганно вцепилась в нее лапками и стала думать, как же ей теперь вернуться домой.
Но тут на небо поднялось солнце, увидело маленькую испуганную птичку и протянуло к ней свой луч. И тепло этого луча согрело маленькую птичку, высушило ей перья и прогнало все страхи. Птичка расправила крылышки и поняла, что снова может летать. И еще она подумала, что надо чем-то отблагодарить солнце за его заботу. Но вот только чем, ведь она не могла ничего отдать? И тогда она решила спеть солнцу песенку, но не одну из тех, которым ее учили в клетке, а свою, собственную, ту, которую она придумывала на ходу и которая шла от самого ее сердца. Она очень старалась и волновалась, а солнце, словно заметив это, спряталось за тучку, чтобы не смущать маленькую птичку, и лишь изредка оттуда выглядывало. Когда же песенка закончилась, в награду маленькой птичке досталось еще несколько особо теплых лучей.
Затем маленькая птичка подняла голову наверх и увидела над собою пронзительно-синее и бездонно-глубокое небо. Она вспомнила, что говорили ей папа и мама, и решила проверить, насколько высоко это небо висит. И, оттолкнувшись от ветки, маленькая птичка полетела вверх. Долго она летела, усердно махала крылышками, но небо так и не приблизилось. Маленькая птичка подумала, что небо висит настолько высоко, чтобы до него никто не мог долететь и его испачкать, поэтому оно остается настолько синим, и не торопясь полетела вниз.
Она смотрела вниз и все, что там находилось, казалось ей очень маленьким. Или она стала такой большой. Маленькая птичка подумала о том, что папе с мамой тоже необходимо полететь к небу и тогда они тоже станут большими и сильными птицами, смогут купаться в утренней росе и петь солнцу песенки.

- В один город жил маленький птычка, которий каждий утро… – затянул было царь, примешивая к природному арабскому волну кавказского акцента, но осекся под гневным взглядом Шехерезады. Он стал в смущении, будто нашкодивший школьник теребить полу халата.
- А что и пошутить нельзя? Ведь вправду похоже…
- Твой насколько любимый, настолько же и дурацкий тост знает каждый ишак в самом последнем ауле и когда он вспоминается людям во сне, то они просыпаются в корчах и судорогах. – сухо отчеканила Шехерезада. – Молчал бы лучше, затерявшийся в сединах своего ума корабль пустыни. Слушай дальше. И не пытайся вставить “Птичку жалко.”

Когда маленькая птичка вернулась на землю, она не смогла узнать то место, куда прилетела. Вокруг были абсолютно незнакомые дома, ни один из которых не был похож на тот, в котором стояла ее родная клетка. Она очень испугалась, прижалась к стволу большого дерева и стала звать папу и маму. Но они не могли ее услышать, потому, как пока маленькая птичка летала к небу, она улетела очень и очень далеко от дома, ведь летела она не прямо вверх, а чуть в сторону. Долго звала своих родителей маленькая птичка, до самого вечера и, обессилев, уснула.
Наутро маленькая птичка проснулась от того, что идет дождь. Он был таким же мокрым, как утренняя роса, но совсем не таким приятным. Тем более что небо заволокло тучами и солнце не могло согреть ее своими лучами. Ночь была холодной, и маленькая птичка очень замерзла, потому, как привыкла ночевать под крылом у мамы, где всегда было тепло и уютно. Маленькая птичка вспомнила о своей клетке, о том, как сейчас переживают ее родители, и съежилась еще сильнее. Ей было очень холодно, страшно и одиноко.
Когда дождь закончился и перышки просохли, маленькой птичке очень захотелось кушать, но нигде поблизости не было кормушки, а как еще добыть себе пищу, она не знала. Но вспомнила, что видела других птиц, которые летали высоко в небе и, наверное, знали, как добыть себе пищу. И тогда маленькая птичка решила полететь и расспросить их.
Она летела над какими-то непонятными ей местами, где было много похожих на тех, кто приносил в клетку корм, чистил ее и летом выносил из дома. Они ходили взад-вперед, появлялись из-под земли и пропадали в каких-то странных движущихся домах. Наконец, она увидела стайку других птиц, но не таких, которые гордо парили в небе, а поменьше. Они скакали между скамеек, на которых сидели странные бескрылые существа, и что-то клевали. Маленькая птичка опустилась рядом с одной из них и вежливо поинтересовалась, нельзя ли ей взять немножко еды. Незнакомая птица посмотрела на нее одним глазом и коротко ответила что-то непонятное. Тогда маленькая птичка извинилась и повторила свою просьбу, на что получила уже гораздо более громкий и раздраженный ответ на непонятном языке. Она поняла то, что пусть они птицы, но у каждой птицы свой язык, отпрыгнула в сторону и стала смотреть, как же разговаривающие по-другому птицы добывают себе пищу.
Она увидела, что незнакомые птицы ходят между скамейками и ждут, когда кто-нибудь из сидящих бросит им горсть зерен, на которую они с клекотом налетали. Маленькой птичке было страшно, ведь эти птицы были поменьше тех, что парили в небе, но гораздо больше ее и так громко хлопали крыльями. Но кушать ей хотелось сильнее и, когда один из сидевших на скамейке вновь бросил вниз семена, она изо всех бросилась туда и успела первой.
Маленькая птичка проглотила зернышко и оно показалось ей самым вкусным в ее жизни, ведь она уже очень долго ничего не ела. Оно собралась проглотить другое, но тут на нее налетели другие птицы, которые что-то кричали на непонятном ей языке, громко хлопали крыльями и страшно щелкали клювами. Маленькая птичка прижалась к земле, закрыла глаза и подумала, что они вполне могут ее убить.
Но тут что-то сжало ее со всех сторон, и она почему-то полетела, не махая при этом крыльями. Она открыла глаза и увидела, что ее держит в руке один из тех странных бескрылых, что сидят на скамейках и бросают зерна. И он смотрел на нее с восторгом, прищелкивая языком и постоянно повторяя одни и те же, непонятные ей слова.
Так маленькая птичка попала к Птицелову.

Шехерезада облизала сухие губы и сказала
- Дай мне воды что ли какой мокрой, а то от твоих вин заморских воротит уже, о величественный обладатель цирроза и гастрита.
- Для тебя, о владелица бубна историй и домры рассказов, ничего не жалко, даже луну с неба, но чем же тебе не угодили мои лучшие персидские вина? – спросил царь, жестом пальцев подзывая стражу.
Шехерезада подтянула к себе ближайший кувшин, откупорила, затянулась запахом и молча отодвинула от себя.
- Достали – коротко ответила она тоном прожженного алкоголика.
Стражники принесли кувшин с водой. Шехерезада молча отпила, добрую половину и отерла рукой губы.
- А луну, иссык-куль, на месте оставь, а то дай тебе волю, так все себе под замок запрешь….


Поначалу маленькой птичке понравилось у Птицелова. Ее поселили в просторной клетке, вдоволь накормили и поставили на видное место. В соседних клетках сидели другие птицы, которые что-то себе насвистывали, но не могли обидеть маленькую птичку, потому что ее защищали надежные прутья клетки. Поев, она решила отблагодарить Птицелова за пищу и спела ему песенку, после чего он еще громче стал прищелкивать языком и с улыбкой произносить непонятные слова.
Так стали проходить день за днем. Маленькая птичка подросла, но была все же маленькой по сравнению с другими птицами. Каждое утро она просыпалась, вдоволь кушала и дарила Птицелову свои песенки. Когда она пела, у клетки стало собираться много людей (со временем маленькая птичка поняла, как они называются), которые молча слушали а, потом с улыбками, расходились. Она постепенно научилась понимать других птиц, и они ей рассказали много интересного, объяснили, как добывать себе пищу, укрываться от непогоды, кого надо бояться, а с кем дружить.
Однажды маленькая птичка спросила других, почему же они тогда живут здесь, если им все так известно, и они ей ответили, что их не отпускает Птицелов. Маленькая птичка не поверила им, ведь считала Птицелова хорошим, потому что он спас ее от страшных птиц и потому, что всегда с улыбкой слушал ее песенки. Тогда она вспомнила, как когда-то открыла дверцу своей клетки и спросила других птиц, почему они так не сделают. Другие птицы ответили, что птицелов установил замки с секретом, которые невозможно открыть. Маленькая птичка подумала, что они просто не этого не умеют делать и решила их этому научить. Она долго возилась около замка, но так и не смогла его открыть, потому что Птицелов действительно установил на них замки с секретом.
Но маленькая птичка решила, что Птицелов поставил такие замки только для того, чтобы никто не мог случайно улететь, потеряться и попасть в лапы кошкам (сама она кошек никогда не видела, но, судя по рассказам, это были ужасные и страшные существа). И достаточно просто попросить Птицелова открыть клетку, и он откроет. На следующее утро, когда он пришел слушать ее песенку, маленькая птичка повисла на дверце и стала теребить замок, показывая, что хочет вылететь. Тогда Птицелов просунул палец между прутьев и толкнул ее на пол клетки, после чего что-то резко сказал, развернулся и ушел.
А маленькая птичка сидела на полу клетки и не поверить в то, что тот, кто спас ее от крикливых птиц никогда не отпустит ее на волю, а будет держать в клетке для того, чтобы она ему пела. И никогда она не сможет погреться на солнышке, попрыгать по травке и взлететь высоко, почти к самому небу.
С того дня она перестала петь свои песенки и лишь мрачно сидела на жердочке. Птицелов сначала качал головой, потом пытался развеселить ее, принося ей в клетку разные смешные игрушки. Но маленькая птичка ничем не интересовалась, продолжая молчать, не разговаривая даже с другими птицами. И в один из дней ее клетку убрали с видного места и поставили в дальний и пыльный угол.
Дни сменялись днями, в хижине птицелова появились другие птицы со своими новыми, красивыми песнями. Вокруг них тоже собирались люди, слушали, улыбались. Улыбался и Птицелов. А маленькая птичка все сидела в своем темном углу и молчала.
И вот однажды, в хижину птицелова пришел незнакомый человек. Он долго ходил между клетками и рассматривал птиц. Рядом с ним ходил птицелов, улыбался и постоянно что-то говорил. Но незнакомый человек лишь качал головой и шел к следующей клетке. Наконец, они подошли к той клетке, где сидела маленькая птичка. Птицелов что-то коротко сказал и замолчал, даже не глядя в ее сторону. Незнакомец же наоборот, долго ее рассматривал, обходил клетку с разных сторон, после чего кивнул головой, о чем –то поговорил с Птицеловом, взял в руки клетку и вышел из хижины.
Маленькая птичка очень этому удивилась. Точнее, она даже не успела удивиться, потому что, когда ее клетку вынесли из хижины, до нее тут же дотронулся теплый и почти забытый лучик солнца. А потом она увидела зеленую-презеленую траву и самое синее небо. Маленькая птичка так обрадовалась им, что всю дорогу только и делала, что глазела по сторонам.
Наконец, ее принесли в новый дом и пересадили в другую клетку, которую поставили на окно. Маленькая птичка первым делом изучила замок своего нового дома и поняла, что он очень простой. Она решила дождаться ночи, чтобы незаметно открыть дверцу и с первыми лучами солнца улететь на волю.
Но ей не понадобилось колдовать над открытием замка. Потому что человек, забравший ее из хижины Птицелова, подошел к клетке, открыл ее дверцу и ушел. Маленькая птичка не стала долго думать, зачем он так сделал, а быстро выпорхнула из клетки и улетела.
Весь день она грелась в лучах солнца, взлетала высоко-высоко, скакала по траве, училась добывать себе корм, отличать плохих от хороших и делала еще много-много всего. Когда же наступил вечер, она вспомнила про человека, который открыл дверцу и подумала, что нужно его отблагодарить за то, что он не стал ставить ее в пыльный угол или на видное место в запертой клетке с хитрым замком. Она полетела назад (ведь она научилась у других птиц, когда жила у Птицелова, как находить дорогу назад), села в открытую клетку и спела свою самую красивую песню. А человек сидел рядом и слушал.
Так они и стали жить – человек и маленькая птичка. Просыпаясь, она всегда находила тарелочку с кормом, блюдечко с водой и открытую дверцу. И весь день она летала там, где ей хотелось и занималась тем, чем хотела для того, чтобы вечером вернуться домой и спеть свою новую песню тому, кто знал то, что птицам нужна свобода.

И если тебе когда-нибудь встретится такая маленькая птичка, то не запирай ее за замками и решетками, а оставь дверь открытой. Может быть, она вернется и споет тебе песню. Самую красивую песню на свете.

Шехерезада умолкла.
Царь прекрасно понимал, о чем это она, но инстинкт властителя всегда брал в нем верх и, поэтому, он не хотел расставаться с такой ценной игрушкой.
А решил сыграть в дурачка.
- Ай, шайтан, какая глупая птичка! Столько всего натерпелась, а могла бы спокойно сидеть вместе с папой и мамой, кушать, пить и песенки петь!
- Моя трудовая вахта закончена? - глухой голос Шехерезады эхом отдался от стен.
Получив в ответ царственный кивок, она молча встала и направилась к выходу из шатра.
- Так которая же это была ночь, о луноликая властительница ночных теней – раздался за ее спиной до боли знакомый и настолько же утомивший голос.
Она криво улыбнулась и бросила через плечо.
- Такая же, как и всегда, саксаул. Такая же, как и всегда.
Cвидетельство о публикации 115294 © Chiffa 24.01.07 18:32