• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Мемуары
Форма: Рассказ
Однажды в копании, когда мы достаточно разогрелись мадерой и воспоминаниями, я рассказала одну правдивую историю, услышав которую все смеялись как дураки над моими идеалами исповедальности в художественной литературе. Дело в том, что в детстве, когда я впервые услышала ее, она казалась достаточно достоверной. Думаю, виной всему возраст.

Яблочный пирог (ленинианка)

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Мне было лет пять-шесть, родители читали мне книжку, которую давным-давно мой дед подарил отцу в честь его первого школьного дня. Подарок был очень ценным: в картонной толстенной обложке, с бумагой-паутинкой, заманчиво скрывавшей портрет эрзаца, дарственная надпись пером, в общем – вся возможная ретро-харизма была собрана в книге Мариэтты Шагинян «Детские и школьные годы Ильича».
Тогда это сработало наповал. Даже не смотря на то, что беспутные молодые родители ставили время от времени на эту семейную реликвию горячие каструльки (это было очевидно – обложка с коричневыми полукругами выдавала их несознательность), книга действовала просто магически. Хотелось научиться читать с пяти лет, хотя на носу было семь и «быть как Ильич» все равно не получилось бы, хотелось преданно любить брата Сашу, но его, как ни крути не случилось.
Оставалось одно – упиваться рассказами Шагинян, из-за которых, собственно, меня и оборжали. Моя любимая история называлась «Яблочный пирог». Я ничего не придумала и, если и выглядит сюжет глуповато, то виновата стебая Мариэтта, работавшая в андеграунде литературы под псевдо Дима Доллар. Если бы у меня хватило мозгов придумать себе такой ник, я бы вообще ни с кем не здоровалась.

Яблочный пирог
В детстве Ленин был очень правдивым ребенком. Мария Александровна и Илья Николаевич всегда могли положиться на маленького Володю, который во всем был примером для Маняши и Мити.
Вечером, когда вся семья собиралась за круглым столом под лампой с тяжелым абажуром, Мария Александровна всегда с гордостью рассказывала Илье Николаевичу о том, как они с младшими детьми провели день. И неизменно глаза отца светились радостью, когда он слышал о Володином честном характере.
Но однажды произошло событие, о котором мать не рассказала отцу, а маленький Ленин, красный от стыда, не мог проглотить и кусочка яблочного пирога за ужином.
Дело было летом. У Ильи Николаевича и Саши стояли жаркие дни экзаменов в гимназии. Митя, Маняша, Володя и мама проводили время в саду: младшие играли, Володя с увлечением наблюдал за работой матери. В этот день Мария Александровна затеяла к ужину яблочный пирог.
В саду ярко светило солнышко, щебетали птички, спокойные игры Мити и Маняши радовали мать. Она только что перемыла крепкие краснобокие яблоки, сложила их в большую миску и поставила на стол в саду. Володя не сводил с миски глаз. Ему очень хотелось яблок, но он понимал, что нужно ждать вечера. Мама взяла фруктовый нож и из-под его блестящих лезвий резво побежала душистая стружка яблочной кожуры.
Ах, как хотелось застывшему у стола Ленину полакомиться этими яблочными очистками! Но ему удалось сдержаться и, завороженный, он следил в оба глаза за матерью.
«Ну, вот, и все! --сказала наконец Мария Александровна, отряхнула передник и понесла в кухню белоснежно-сахарные дольки яблок, -- пора ставить пирог. Скоро Саша с отцом придут!»
Маленький Ленин остался один на один с целой грудой серпантина из яблочной кожуры. Сначала он решил, что только поможет матери собрать и выбросить очистки. Только как-то, само собой, получилось так, что красно-желтые завитки яблочной кожуры попадали прямо в Володин рот. Они похрустывали и текли по губам сладким соком, исчезая одна за другой с садового стола. Володя повернулся спиной к Маняше и Мите, чтобы те не видели, как он «помогает» маме.
Когда Мария Александровна вернулась за детьми, она строго спросила Володю, где же мусор. Ленин покраснел в ответ. Больше мама его ни о чем не спрашивала.
А вечером, после ужина, маленький Ленин зашел к матери на кухню. «Мама! Мама! Это я съел очистки! Прости меня!» -- просил Володя, уткнувшись в складки ее платья. Мария Александровна только улыбнулась в ответ.

Вот и вся история. Даже если Шагинян все придумала, все равно прикольно. Хотя, если судить по ее псевдониму, она была вполне тусовочной барышней и легко могла вместе с Лукичем запиндюрить не один такой шедевр, положивший начало детской и взрослой ленинианам.
Cвидетельство о публикации 102671 © Вассер-Лазова Н. 15.11.06 12:46

Комментарии к произведению 4 (5)

Молодец Ленин-за безотходное производство! Он еще и веточки съел и семечки-упырь!

Полная картина мифологического грехопадения: нео-идеологическим Адамом скрадены яблоки познания добра и зла. А он, дурачок, нет бы мякоть сьесть, пожрал все самое негодное. Мифы совецкого вавилона -- потрясающее чтиво!

Бездарно. %(

В унитаз.

маладэц

Мамзель, история ваша канешна супер, но вот кому ставить за нее заслуженную оценку? Вам? Или Мариэтте? Или Диме? И че собссно народ оборжал вас с вашими идеалами? Они шо точно знали, что Ильича с яблок несло или тошнило не по-децки? Весьма сомнениями гложим. Думаю, все это фигня, но народу просто поржать хотелось. Так что идеалы ваши наверняка остались непоколеблены.

Оценку ставьте Ильичу, мне-то зачем, если я вааще не понимаю зачем они нужны. А людЯм смешно, что великие могут мусор жрать, и писать за углом, и блевать, когда портвейну перепьют. Тут Мариетта, я думаю, сама млела от прелестного сочетания идеалов с бытовухой.

именно это примерно я и думал... даже читать комм. до конца не стал...

удачек

Странно. Я думал, что сранье, жранье и прочие человеческие надобности от величия личности ни хуя не зависят. Окацца ошибался. Великие срать не могут! Ну и хуй с ними.

Меня, например, от этих интимных подробностей жизини Ильича совершенно не стошнило. А яблочные обрезки реально прикольно. ЭТО НЕ МУСОР!

Видимо еще в далеком октябряцком децтве я ужо был постмодернистом, или как там у них.