• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Рассказ
Голосую
Ефиму Лазарчуку, Анне Мар и Диане Самариной посвящается ( авторы перечислены в порядке, определяемом не предпочтениями, а алфавитом)

Чем Хорош Литсовет?

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:











  • Цвет фона
  • Цвет текста

   Литсовет хорош хотя бы тем, что общение на его страницах может породить совершенно неожиданные ассоциации и вызвать к жизни полузабытые сюжеты. Эти три коротких рассказа, которые я помещаю ниже, первоначально были написаны как комментарии к произведениям Ефима Лазарчука, Анны Мар и Дианы Самариной или как ответы на их комментарии.

1. Судьбу не выбирают???

   “Судьбу не выбирают.”
   Из рассказа Ефима Лазарчука “Акваланг”, 23 октября 2006.
   “На груди имелась кнопка, которая по сбивчивым сведениям... стравливает и набирает где-то воздух и регулирует плавучесть.”
   Оттуда же.
  
   Дорогой Ефим!
   Ваш рассказ мне не только понравился, но и вызвал яркие ассоциации. Сам я не тонул, но с моими друзьями это бывало. И те из них, кто легко отделался, делились со мной своими впечатлениями. Самые яркие из них, естественно, связаны с самыми яркими личностями.
   Возглавляет список этих личностей мой старинный друг Саша Мумжиу. Вот уже 6 лет он путешествует по свету и проводит в пути от 3 до 6 месяцев. Он побывал в 85 странах, а сейчас находится в Каракасе, в который никто из туристов не ездит, потому что все туристические справочники и путеводители предупреждают, что это опасно и лучше не пробовать. И отовсюду он пишет и рассылает по интернету свои путевые заметки (Travel Notes). У него даже есть свой сайт и множество поклонников и даже последователей. У него редкая фамилия (Mumzhiu), и его легко найти с помощью Google.
   Добирается он до места назначения, как все нормальные туристы: на самолёте, поезде, теплоходе, катере, ветролёте, автобусе или попутке. Но дальше их пути расходятся. Дальше Саша едет на складном велосипеде, питается супами из концентратов, пьёт только кипячёную воду и спит в самых дешёвых мотелях или в палатке в самых экзотических местах, как например, на бывшем полюсе недоступности - в центре пустыни Такла-Макан. Благодаря этому он не только ни разу не заболел, даже в тропических странах и в Гималаях, но и ухитряется тратить не более $1000 в месяц.
   То что он уцелел - довольно странно. Потому что, во-первых, он склонен к авантюрам, а во-вторых, ему везёт на приключения. Я уже не говорю о том, что ему в будущем году исполнится 70, что у него одна почка, что у него порваны связки в плечевых суставах и что ходить пешком он может с большим трудом (мешает давным-давно сломанная лодыжка, которая неправильно срослась... или артрит?... точно не помню) и поэтому в основном перемещается на своём велосипеде, который при необходимости укладывает в большую сумку (всё остальное, включая запасы сухой пищи, кипятильник и крохотные - в обтяжку - палатку и спальный мешок, помещается в небольшой рюкзак). Я не собираюсь останавливаться на том, как во время его пребывания в Венеции, в старой части города, отрванные очередным порывом урагана куски штукатурки, общей площадью примерно квадратый метр, рухнули с высоты четвёртого этажа на тротуар рядом с ним. Да и о чём тут писать, если все эти обломки средневекового города упали не ему на голову, а вокруг него Я даже не говорю о том, что он недавно освоил полёты на параплане и прыжки вниз головой с привязанными к ногам канатами - это всё нормальные культурные развлечения. Но он не удовлетворяется этой рутиной и ищет на свою голову экзотические приключения.
   В результате в 2005 он попал в ежегодно публикуемый список людей, которые были атакованы и убиты акулами. (не верите - введите на Gooogl'e “Shark attacs” и дальше следуйте инструкциям). Когда он увидел себя в этом списке, он очень удивился и процитировал Марка Твена: “Слухи о моей смерти”, - сказал он, - “несколько преувеличены”. Вот тут мы с вами приближаемся к источнику моих ассоциаций - к аквалангу. А дело было так.
   В феврале 2005 года в гости к нашим общим друзьям, живущим в Колорадо, в предгорье Кордильер, приехал из С.Петербурга наш общий старинный друг Владик. Неделю он провёл в квартире наших общих друзей в гонолыжном городке Сильверторне, а точнее в посёлке Wildernest в 100 милях к западу от Денвера и на высоте 3000м над уровнем моря. Я в это время совершенно случайно проводил свой отпуск в пяти минутах ходьбы от этой квартиры, так что мы не только покатались все вместе на лыжах, но и прилично выпили, отмечая нашу встречу. К сожалению, Владик плохо переносит высоту, и его свалила горная болезнь (Не буквально, конечно. Буквально же он катался и пил, но с большим трудом и с головной болью). Так что, помучившись неделю, он откликнулся на приглашение ещё одного нашего общего друга - того самого Саши Мумжиу, о котором шла речь выше.
   Они встретились у Саши дома в Вирджинии, а оттуда с палаткой, масками, ластами и ружьём для подводной охоты и, конечно же, со складным велосипедом отправились на Сашиной машине во Флориду, где в это время, то есть в феврале, самый разгар пляжного сезона. Они противозаконно разбили лагерь на пустынном берегу, куда ни цивилизованные туристы, ни полицейские не суют носа даже в разгар сезона. Поставили палатку, развели костерок из сухого плавника, валявшегося на кромке пляжа, и занялись охотой на рыб в живописном уголке посреди подводных скал с гротами. Мелочь, которую они легко настреляли в первые же часы пребывания в этом пустынном оазисе вдали от густонаселённых туристами пляжей, существенно обогатила их аскетический рацион, состоявший в основном из сухих супов и виски. Но Саше этого было мало. И он пошёл добывать акулу.
   Он заметил её накануне, когда плечом к плечу с нею охотился на рыб. Она всё ещё была там - около небольшого грота. Акула очень удивилась, когда Саша всадил в неё гарпун вблизи хвостового плавника. И не только удивилась, но и испугалась и помчалась в открытое море, увлекая за собой гарпун, лесу, ружьё и Сашу. Саша ружьё, конечно, не бросил и приготовился к долгому каботажному плаванию, но акула рванула посильней, оборвала лесу и ушла в глубину без Саши, но с гарпуном.. Его это очень огорчило - гарпун-то был один. Поэтому, погоревав слегка у костерка вечером, Саша с утра снова поплыл к гроту, где надеялся встретить пасущуюся акулу.
   И он не ошибся - она, действительно, вернулась на своё привычное пастбище. На Сашу она внимания не обратила, поскольку у неё ещё не выработался условный рефлекс на него, и продолжала заниматься своим делом. Пользуясь её попустительством, Саша подплыл поближе и ухватился за гарпун. Ему удалось его выдернуть прежде, чем разъярённый и напуганный морской разбойник кинулся в атаку. Хотя Саша и отбивался гарпуном, но акула сумела вырвать у него кусок грудной мышцы. После этого она успокоилась и, не пытаясь добить врага, вернулась к своим делам. Но она плохо знала Сашу. Он снова зарядил ружьё и снова напал на мирного хищника. На этот раз метким выстрелом в голову он уложил, если можно так выразиться, - уложил её на месте.
   Когда он, окровавленный, вышел на берег, Владик бросился ему на помощь. Но он тоже плохо знал Сашу. Вернее, забыл за многие годы, проведенные вдали от него. Саша велел ему вернуться к палатке, взять фотоаппарат и сделать исторический снимок. Я видел эту фотографию. Саша, окровавленный, но радостно улыбающийся, позирует, стоя у кромки прибоя в ластах, с маской на темени и акулой в руках. Акула была небольшая - ростом с Сашу, они стояли голова к голове, а её хвост касался песка. Небольшая-то небольшая, но если бы она ухватила его не за грудь, а за что-нибудь другое, он бы так дёшево не отделался. А так только швы наложили, и всё вскоре зажило.
   Впоследствии Саша не раз с осуждением вспоминал сообщение о своей гибели. Но больше всего его возмущало то, что его выставили на всеобщее посмешище, написав, что он подвергся нападению акулы. “Всё неправда”, - говорил он, - “это не она на меня напала, а я на неё”. Одно время он даже собирался написать опровержение. Но потом передумал и поехал на бывший полюс недоступности.
   А приключение с аквалангом и инструктором у него тоже было и тоже он остался жив. Чудом... Но это уже другая история. Как-нибудь потом... И так уже получился слишком длинный комментарий.
   С уважением. Анатолий
  

2. Лабрадор

   “В случайном замерзающем дворе
   лохмачу шерсть не наших лабрадоров”.
   Из стихотворения Анны Мар “Листком с ладони”, 10 ноября 2006
  
   Дорогая Анна!
   Я и раньше переживал за Вас, а теперь беспокоюсь ещё больше. И не без оснований...
   У моего бывшего родственника в Бостоне есть чёрный лабрадор. Звать его Баксан. Но это неофициально - только для своих, а для посторонних он - Баксан Алибекович. Но откликается он практически на всё, в чём звучит "кс". Так что с первых же дней его жизни в доме моего бывшего родственника ихняя кошка Роксана его невзлюбила, потому что вначале он норовил опередить её всякий раз, когда её звали есть. Роксана быстро навела порядок. Она терроризировала его, пока он был щенком, и продолжала терроризировать до последнего времени, когда он достиг зрелого возраста - около 3,5 лет. Так он и жил с комплексом неполноценности, почти задавленным его великолепным экстерьером, недюжинной силой и довольно большим ростом. Чтобы он всё же о комплексе не забывал, Роксана время от времени напоминала ему, кто в доме хозяин.
   Баксан (Алибекович) чувствовал свою неполную полноценность и с целью самоутверждения иногда вымещал свои обиды на других собаках и их хозяевах. Но это всё - так, по мелочам: порычит немного, слегка укусит, не до крови даже. Так что его не отдавали под суд (как здесь это принято).
   Но два с половиной года назад в доме, как на зло, появилась Николь. К обычному комплексу у Баксана добавилась ещё и ревность. Его не могла даже успокоить мысль о том, что Роксана передвинулась на вторую ступень иерархической лестницы в доме моего бывшего родственника. Сам-то он опустился на третью...
   В первый же день после появления Николи Роксана заявила: “Только через мой труп” и в подтверждение серьёзности своих намерений исчезла на неделю из дома (но по ночам она, как Васиссуалий Лоханкин, приходила есть и пить из блюдечек, оставленных на крыльце). Ну, Роксана-то баба умная. Когда она поняла, что проиграла, то возвратилась в дом и стала разучивать роль королевы-матери при новорожденном инфанте.
   Баксан же своей обиды не забыл. Конечно, он понимал, что младенцев трогать нельзя. Это у него инстинктивное, как у всех собак. Даже самый страшный кобель никогда не обидит щенка, разве что рявкнет для острастки, если его уж очень достали, но если это не помогает, то он, рыча и поджав хвост, покидает ристалище. Так что наш лабрадор терпел, когда Николь в течение двух лет таскала его за уши или садилась ему спящему на шею, чтобы он её покатал. Но когда этим летом Николь достигла зрелого, с точки зрения Баксана, возраста, он решил, что пора. Когда в августе этого года ничего не подозревавшая Николь уселась, как обычно, ему на голову и дёрнула за уши, как за вожжи, Баксан укусил её за руку, да так, что пришлось наложить пять швов. К счастью для всех, а для девочки в особенности, швы полностью рассосались к концу октября, и Николь, как и прежде, обещает стать очень красивой и обаятельной девушкой.
   Баксана же направили для перевоспитания в школу для трудных подростков. Так что ему тоже повезло - в норме здесь принято усыплять собак, напавших на человека. Только его несовершеннолетие и некриминальное прошлое, спасли его от этой участи. Баксан сразу заявил, что осознал свою ошибку, и в награду за безукоризненное поведение его вскоре собираются отпустить домой на поруки моего бывшего родственника, его жены и даже самой Николь. Но он твёрдо решил (об этом он пока никому не сообщил), что по возвращении скинет Роксану с её пьедестала на третью ступень иерархической лестницы.
   Вы, наверное, думаете, к чему это я всё пишу? Не забыл ли я, о чём хотел сказать? Нет, не забыл. Я никогда не забываю с чего начал. Только не сразу возвращаюсь к истокам своих реминисценций. Но теперь - пора: я написал всё это для того, чтобы Вы не играли с чужими лабрадорами - кто их знает, какое у них было детство и нет ли у них комплексов.
   С уважением. Ваш Анатолий.
  

2. Хорошие сигары - это хорошо

   “Хорошие сигары - это хорошо)))))))”
   Из комментария Дианы Самариной к моему рассказу “Разговор по душам”, 12 мая 2006
   “Сигареты у него не очень дорогие ..., зато ужасно вонючие.”
   Из рассказа Димы Анкайровского “Отдых в горах с Кардановым”, 26 июля 2006
  
   Дорогая Диана!
   Как всегда, спасибо за поддержку.
   Что же касается сигар, то это скорее всего так и есть: хорошие сигары - это хорошо. Но, я лично, вряд ли, отличил бы их от плохих. И это несмотря на то, что теперь я курю исключительно сигары марки “Hav-a-Tampa”. Вернее, это сигареллы, или little sigars, как их здесь называют. Я покупаю их в пакистанских лавках, потому что наш мэр Блумберг до них ещё не добрался и налоги на них очень маленькие, не то что на Marlrboro. Marlboro вместе с Блумбергскими налогами теперь стоит $6.70 за пачку и мне не по карману.
   Мои друзья утверждают, что мои сигареллы нельзя не только курить, но даже нюхать. Но это не от хорошего вкуса и знания предмета, а из чистого снобизма - просто они знают, почём эти сигареллы.
   Человек же непредубеждённый может оценить их довольно объективно. Как-то на одном из Birthday Party мне довелось курить во дворе с малознакомым человеком. Нет, не с тем, что в репортаже, а с другим. Он курил Marlboro и принюхивался к моему дыму.
   - Неплохо пахнет, сказал он, я тоже иногда курю сигары и знаю в них толк. У меня, говорит, есть приятель, а у него были деловые отношения с производителем и поставщиком сигар двора его величества Фиделя Кастро. Вернее - бывшим поставщиком. Потому что он уже бежал от Кастро в Аргентину и там продолжил любимое дело. Его сигары стоят $40 за штуку и очень ценятся знатоками. Я несколько раз пробовал и могу сравнивать. Я считаю, что то, что мы обычно курим в США, по сравнению с Кастровскими сигарами - чистая махра. Дай-ка мне попробовать твои.
   Он понюхал сигареллу, профессионально размял её и закурил.
   - Знаешь, говорит, очень и очень неплохо.
   Он выпустил дым и втянул его носом, профессионально помахивая ладонью и подгоняя дым к раздутым ноздрям.
   - Отличный запах! Да и на вкус тоже вполне на уровне. Ты сколько за них платишь?
   - $1.50, а что?
   - Да ничего. Просто у тебя хороший вкус. Особенно учитывая, что твоя сигарелла по объёму раз в двадцать меньше Кастровской.
   Я не стал его разочаровывать. Я просто не успел сказать, что я плачу $1.50 не за штуку, а за пачку. А потом уже было поздно. Неловко как-то ставить человека в глупое положение.
   С уважением и благодарностью. Анатолий.
  
Cвидетельство о публикации 102382 © Карданов А. 13.11.06 22:14

Комментарии к произведению 4 (6)

Комментарий неавторизованного посетителя

Саша!

Так ты и в самом деле есть? Ну, конечно же, - ты пишешь, значит ты существуешь. А то некоторые сомневались, мол, я всё это выдумал.

Я рад, что тебе понравилось. Даже несмотря на отдельные неточности.

У меня уже давно (примерно с середины 94-го) зреет замысел создать серию "ЗЛЖ" - замечательные люди в моей жизни. И начать эту серию я хотел с тебя. Но ты так энергично перемещаешься по планете, что я с трудом успеваю тебя отслеживать. А начать я хотел с воспоминаний нашей юности - колодцы, Исаакий, Кольский... Может, соберёшься как-нибудь к нам в Нью-Йорк. Посидим-попиззим, выпьем чего-нибудь, вспомним эту самую, нашу с тобой юность. Я расскажу, как я это всё сейчас вижу, а ты поправишь отдельные неточности, и мы снова чего-нибудь выпьем. Так, гдядишь, и родится первая глава моей ЗЛЖ.

Приезжай. Буду рад.

Толя.

Согласен. Ассоциации создаются. Иногда даже черезчур. Так можно и до плагиата докатиться.

Думаю, что Литсовет - есть не что иное как виртуальная сцена. Где каждый выступает, как может. А среди зрителей - есть все, и просто зрители, и "не просто" зрители.

Так что, подобные площадки - несут в себе самостоятельный момент творчества.

Вот только режиссер и сценарист - где ВЫ?

Но...

Лит совет. Лит - литература. Совет - собрание или мнение.

Почитав произведения, замечаешь, что совет всего один: не занимайтесь литературой, а наоборот - графоманством.

То ли - так по сценарию. То ли режиссерская рука?

Уважаемый Георгий!

Прежде всего хочу поблагодарить Вас за то, что Вы проявили интерес к моему рассказу. Мне дорого каждое посещение.

Вы, наверное, совершенно правы во всём, что написали в Вашем комментарии, но я, к сожалению, не всё понял.

1. Прежде всего для меня осталось неясным, говорите ли Вы о моём рассказе или о Литсовете в целом.

2. Мне не совсем понятно, как Ассоциации создаются. Иногда даже чересчур" (в оригинале череЗчур) и как через них можно до плагиата докатиться. Возможно, я не знаю точного значения слова ассоциации.

3. Хорошо ли, что литературные сайты несут в себе самостоятельный момент (?) творчества, или это всё же плохо?

4. Зачем виртуальной сцене нужны режиссёр и сценарист? Мне казалось, что Администрация сайта должна выполнять только технические (устранение неисправностей) и охранительные функции то есть защищать авторов от оскорблений и хулиганских налётов собратьев по перу и неизвестных читателей, а порядочных читателей от необоснованного злоупотребления ненормативной лексикой и, наконец, всех нас от человеконенавистнической пропаганды. В остальном же творчески самовыражаться и оценивать творчество друг друга участники Литсовета могут самостоятельно, потому что (как мне кажется) Литсовет это трибуна для добровольно собравшихся свободных людей, пользующихся временной свободой слова (как в Гайд Парке в Лондоне).

5. И, наконец, последняя серия вопросов:

- кому адресовано Ваше замечание о графомании (в оригинале графоманство)?

- кто советует: не занимайтесь литературой, а наоборот графоманством?

- кто может точно поровести грань между тем и другим и кто сам без греха, чтобы считать себя вправе бросить в собрата по перу камень упрёка в графомании.

Возможно, все эти вопросы вызваны моей некомпетентностью. В таком случае прошу меня извинить.

С уважением. Анатолий.

Уважаемый Анатолий!

Благодарю вас также за ответ. Не ожидал дискуссии, но рад ей.

Спасибо за терпение и исправление моих ошибок.

1. Говорю я о вашем рассказе, но он настолько хорош, что впечатление от него, выливается в реакцию на Литсовет.

2. Ассоциации - чересчур - до плагиата докатиться" Ассоциации от прочитанного,настолько сильны, что провоцируют на создание идей, сюжетов и форм. При сильном преувеличении - и до заимствования недалеко. Почитал, зарядился, набрал картинок - родил эссе. Может кому-то это и на пользу, но меня - это сбивает.

3. "Хорошо ли, что литературные сайты несут в себе самостоятельный момент (?) творчества, или это всё же плохо?"

Плохо. Но в том, что авторы выливая свои впечатления в сайт, стимулируют читательскую активность (таких же аторов), в развитии впечатлительности. И только. Создавая моду, тенденции и образ литературы. Сайт начинает творить, плодить желающих поделиться впечатлениями и документалистов. А остальные направления, и литература, в частности - предоставлена сама себе. Хотя может в этом тоже есть здравое зерно.

4. виртуальной сцены режиссёр и сценарист

Трибуна, без сомнений - нужна. И я не о Администрации - у них нет рычагов.

Возможно, что режиссёр - это ситуация в культуре, а сценарист - читатель(на литсовете - автор).

Если это действительно так. То такова реальность. И мне нет нужды призывать режиссера и сценариста, что-то подправить.

5. "- кому адресовано Ваше замечание о графомании (в оригинале графоманство)?"

Литсовету, как сайту, где преобладает именно этот вид творчества.

"- кто советует: не занимайтесь литературой, а наоборот графоманством?"

Литсовет - списками и рейтингами.

"- кто может точно поровести грань между тем и другим и кто сам без греха, чтобы считать себя вправе бросить в собрата по перу камень упрёка в графомании."

Не считаю, что это упрёк. Графомания - тоже творчество, целиком и полностью достойное уважения, не меньшего, чем литература. Но это не литература. Таково мо мнение.

А грань - в мнении каждого.

Вот Вас, я не отношу к ним. Хотя вы очень изящно складываете слова. Меня зацепил смысл. Я посчитал это - литературой.

Также не претендую на полную компетентность и жду реакции.

Всегда рад почерпнуть знания.

С уважением. Георгий.

То, что я написал ниже, я мог бы озаглавить ЧЕМ ПЛОХ ЛИТСОВЕТ. Судите сами.

Уважаемый Георгий!

Спасибо. Теперь я полностью удовлетворён. Я не иронизирую: Вы ответили на все мои вопросы, Ваша позиция по ним ясна. И совершенно не важно, что моя позиция может отличаться от Вашей (и, действительно, по некоторым пунктам отличается). Это естественно - полное единодушие вообще невозможно, а при попытках дать объективные количественные оценки таких альтернативных качественных категорий как хорошо-плохо, добро-зло, литература-графомания это проявляется особенно наглядно. Всем известно, что между полярными значениями этих категорий существует непрерывное множество промежуточных значений, причём сами категории являются функциями не одного, а многих параметров.

Известно также, что задачи такого рода относятся к области задач распознавания образов и в принципе не могут иметь решения до тех пор, пока волевым путём, или путём соглашения, или же с помощью голосования не будет определена условная граница между, например, хорошо-плохо или зародыш-человек (эта задача породила борьбу между сторонниками и противниками абортов). Да и вопрос о самОм голосовании тоже относится к задачам этого рода: голосующие должны договориться о том, что считать большинством - половину голосов или 2/3, или же 2/3 голосов+ 1 голос и т.д. И этот вопрос (о большинстве голосов) тоже можно поставить на голосование. И с тем же успехом. Последняя проблема относится к одной из апорий Зенона Элейского (495-430 г до н.э.) что считать кучей зерна, то есть с какого количества зёрен их совокупность может быть названа кучей. А ведь это простейший случай - однопараметрическя задача.

Что же тогда меня удвлетворило в Вашем ответе мне? Да то, что я по крайней мере понял Вашу позицию. А оспаривать я её не собираюсь, даже если моя позиция отличается от Вашей. Это естественно полное единодушие вообще невозможно, а при попытках дать объективные количественные оценки и т.д. - до бесконечности. Вот этим-то и ПЛОХ ЛИТСОВЕТ - слишком часто он втягивает авторов в бесплодные дискуссии.

Но у нас с Вами нет в запасе вечности, и мы не можем себе позволить терять драгоценное время на эти бесплодные дискуссии, даже если предмет дискуссии определён. Поэтому я предлагаю на этом остановиться и вернуться к более приятным делам.

То, что я сейчас написал, разумеется, шутка. Мы с Вами далеко не антагонисты, и я хочу напоследок пожелать Вам успехов в Вашем творчестве. Сам же я готов выслушать любую конструктивную критику в мой адрес. Если только мой критик сохраняет корректность и терпимость. В этом отношении мне Вас не в чем упрекнуть Вы отнеслись с уважением к моему первому ответу и проявили совершенно невиданные вежливость и терпимость, если дочитали до этого места.

Я не иронизирую. Я действительно так считаю.

С уважением и благодарностью. Анатолий.

Анатолий, очень хорошо получилось, особенно моя цитата, особенно в обрамлении Вашего замечательного текста.

Ефим.

Спасибо, Ефим!

Ах, если бы все так оценивали моё творчество!!!

И ещё - я рад, что Вам понравилась приведенная мною цитата из Вашего произведения. Теперь буду ждать, как откликнутся на свои цитаты две другие жертвы моего нового метода.

Ещё раз - спасибо. Анатолий.

Меня тоже акула сожрать могла. Поехали как-то с семьей подальше за город купаться. Далеко так забрались. Довольны. Отличный пляж и два-три человека на километр. Пустынно.

Ну заходим с ребенком в воду. Еще и по колено не зашли. И вдруг вижу в волне, просвечивающейся насквозь силуэт акулы. В полтора обхвата такая рыбы и в длину метра три - самое меньшее. Потом, когда волна прошла, она еще чуть плавник показала и пропала. А глубина там по пояс. Если б мы на полминуты раньше в воду пошли, как раз бы с ней столкнулись.

В общем постояли мы да и домой поехали. В этот день никто в воду не полез.

Уважаемый Юрий Эдуардович!

Я очень рад, что Вы зашли на мою страницу - это дало мне повод посетить Вашу. И я об этом не пожалел.

И ещё - я очень рад, что мой метод был принят на вооружение. Я тоже, как Вы могли убедиться, пишу не о прочитанных произведениях, а о своих ассоциациях, вызванных ими. Этим и хорош Литсовет. Это, согласитесь, очень плодотворная идея.

По этой причине я пока не оставил свой комментарий на Вашего крокодила и Вашего химика. Химик напомнил мне о моих контактах с мафией и киллерах. Рассказывать об этом своём опыте на страницах Литсовета просто непричлично - это почище психоделической литературы и ужасов и может шокировать неподготовленную публику. На крокодила я тоже резонировал, и было отчего. Во Флориде дело было. Но... молчу, молчу.

Что же касается Вашей системы критериев плохого рассказа, я считаю, прямые признаки важнее косвенных. Как известно хороший графоман отличается от плохого тем, что он пишет хорошо, а плохой - плохо. А так - ничем. И это независимо от нумерации абзацев. Лично я воспринял этот Ваш рассказ как пародию на некоторые критические статьи и очень удивился, когда увидел, что авторы сайта принялись всерьёз обсуждать Вашу систему оценок. Недостаток чувства юмора - это тоже косвенный признак потенциальной возможности написать плохой рассказ.

В завершение я хочу ещё раз сказать, что я рад этому эпистолярному знакомству с Вами и тому, что мы почти земляки - с одного континента всё же.

С уважением. Анатолий.