• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр:
Форма:

ПАМЯТИ ДРУГА...

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

Год, как ушёл Миша Тужиков.
Мишка ушёл спокойно и тихо, в свойственной ему аристократичной манере, ...лег и не проснулся.
Мишка любил жизнь, и жизнь любила Мишку. Мы не знаем, что произошло между ними тогда в ночь с 7 на 8 ноября 2005 года. Возможно, она - Жизнь, приревновала его к тем, жизни которых Мишка ценил больше, чем свою. А может, она не сумела простить то, что Мишка, не задумываясь, отдал бы её за возврат жизни ребятам, которые покоятся там, на полуторакилометровой глубине в Норвежском море. Возможно. Но жизнь ушла.
Жизнь ушла, а Мишка остался.
Остался. Да и куда он денется от друзей.
Когда-то, когда-то давно, мы спустились в прочные железные корпуса и сроднились с ними, сроднились навсегда, на веки вечные. И вопреки законам природы, образовали новую валентность - железо + человек - и это образование стало называться словом - подводник.
Мишка - подводник. И нам никуда не деться с подводной лодки. Не деться, вне зависимости от того - ушла жизнь или ещё с нами, ...это просто - не важно.
В прочном корпусе очень важна память, память и плечо товарища. Мишкино плечо всегда рядом, мы чувствуем его и помним.
Мишка ушёл. Но пройдет время, и мы встретимся.
Обязательно встретимся. Поглядим в глаза друг другу, и молча, без всякого сомнения, отправимся туда, где холодный гранит сдерживает удары беспокойного моря. Там прошли наши лучшие годы. Там мы познали твердость веры и горечь утрат. Там нас ещё помнят заснеженные сопки и петляющие судьбой дороги. Помнят старые и скрипучие причалы. И пусть уже к ним не швартуются наши субмарины, но мы соберемся вместе и обязательно помянем дорогое нам "железо"... Помянем, и взмыв белыми чайками в по-прежнему серое и безучастно-холодное небо любимой нами родины, полетим туда, где светлая полоса уходит за горизонт...
За горизонт наших надежд.
Мы встретимся, Миша, обязательно встретимся.........
Друзья, ветераны подводного флота - живущие в Латвии.
КАПИТАН 1 РАНГА МИХАИЛ ТУЖИКОВ
Миша Тужиков.

- в 1972 году окончил Высшее военно-морское инженерное училище им. Дзержинского, спецфакультет. Специальность: инженер-механик по ядерным энергетическим установкам.
- 1972 - 81 гг. - командир группы дистанционного управления главной энергетической установкой АПЛ 627А проекта (типа "Ленинский комсомол")
- 1981 - 85 гг. - командир дивизиона движения первого экипажа АПЛ К - 278 "Комсомолец" (проектное название "Плавник")
- 1985 - 87 гг. - старший механик, командир БЧ-5 АПЛ К - 239 "Барракуда"
- 1987 - 91 гг. - флагманский специалист по живучести АПЛ, 6-й дивизии атомных подводных лодок (Северный флот)
Принимал участие в работе Правительственной комиссии по расследованию причин и обстоятельств гибели АПЛ "Комсомолец"
- 1991 - 93 гг. - старший преподаватель учебного центра ВМФ
За 27 лет службы в море провел 7,5 лет (из них около 7 лет - под водой), за его плечами - 536640 миль морских походов (почти 1 млн. километров!)
17 боевых служб.
- с 94 по 2005 гг. - являлся аккредитованным собкором газеты "Транспорт России" в Латвии.
.

Из воспоминаний Михаила Тужикова.
Статьи восстановлены из записей в семейном архиве Тужиковых.
...Еще моложавый офицер запаса неторопливо крутил баранку автомобиля рассекая майское марево по обезлюдевшим городским улицам. Приемник гундосил надоевшей рекламой, а привычный по флотской службе галстук душил, и лицо покрывалось потом. Дискомфорт.
Но вдруг зазвучала совершенно "наша" мелодия, и офицер по многолетней привычке перешел в режим активного слушателя-оператора...
"Комбат, батяня, батяня-комбат,
Ты сердце не прятал за спины ребят..."
Сердце дрогнуло. Ведь именно так его называли подчиненные на новейшей тогда атомной подводной лодке "Комсомолец"...
"Летят самолеты и танки горят,
Так бьёт ё комбат, ё комбат..."
"Господи! Да ведь раньше так можно было говорить о подвигах - в годы Великой Отечественной... и о комбатах тех лет... А сейчас? А сейчас времена кровавых региональных разборок - Приднестровье, Чечня, Таджикистан..." - и сердце сжалось.
"Но ведь было, было... Было, когда был великий и могучий Советский Союз... Было, когда и не пахло крахом Вооруженных Сил... Было, когда мы опережали весь мир на десятилетия в кораблестроении... Было..."
"За нами Россия, Москва и Арбат!
Огонь батарея, огонь батальон,
Комбат ё командует он!"
"Было... За нами Родина, за нами труд тысячи рабочих и ученых... и надежда, и честь... а мы идем на покрытие мирового рекорда по погружению атомной подводной лодки класса "Плавник" и теперь уже трагической - "Комсомолец"" - и память офицера кадр за кадром начинает откручивать то время.
Мрачное Норвежское море, рядом зона противолодочной обороны НАТО... Но - глубоководные испытания начались! И экипаж, полон решимости и спортивного азарта, побить все мировые рекорды - погружение на 1000 метров.
...Вот уже достигли 600 метров - предельной глубины погружения в мировой практике. Дальше - неизвестность. Но лодка продолжает осторожно погружаться, ступеньками - вот ещё 50 метров, и ещё... Но "комбат" видит на мнемосхеме пульта главной энергетической установки загоревшийся мнемознак - "наличие воды в аппаратной выгородке", то есть, вода на крышке реактора... Шепнув командиру АПЛ: "Пойду, посмотрю" - побежал в реакторный отсек.
В этой ситуации можно было послать на осмотр своих подчиненных - командиров групп дистанционного управления (КГДУ), командира реакторного отсека или старшину команды спецтрюмных, можно... Но...
"Комбат, батяня, батяня-комбат,
Ты сердце не прятал за спины ребят..."
"Комбат" сам вскрыл аппаратную выгородку, и увидел - 10-ти сантиметровый слой воды. Вода на настиле реакторного отсека? И обмакнув палец, лизнул эту воду, и, убедившись, что она не соленая, обрадовался... Значит, не злая - забортная, способная утопить, а своя родная - из третьего контура, способная - только облучить...
Устраняли течь вместе с заводским сдаточным механиком, который для своих ребят тоже был - "комбатом". А потом, в ручную, убрали всю воду с настилов. И замерив дозу корабельным радиометром, и убедившись, что прибор зашкаливает, помылись - сколько могли, и протерлись спиртом и снаружи, и естественно, изнутри... и продолжили погружение.
Вот ещё 50 метров, и ещё... Металлические койки, в каютах закрепленные к борту, забортное давление изогнуло в дугу - деформация прочного корпуса... и провисла шелковая нить, натянутая между бортами... Корпус сжимают тонны воды. Но вот ещё 50 метров. Но "железо" терпит, механизмы и системы работают и держат нагрузку. Всё в норме!
"...А на войне, не ровен час,
А может мы... А может нас..."
И вот - глубина 1000 метров! Есть рекорд!
"Комбат, батяня, батяня-комбат,
Ты сердце не прятал за спины ребят,
Летят самолеты и танки горят,
Так бьёт ё комбат, ё комбат!"
А автомобиль продолжает бежать по пышущим жаром безлюдным улицам....
ТАЙНА ГИБЕЛИ ПОДЛОДКИ "КОМСОМОЛЕЦ"
Низкое серое небо, хмурые сопки скудно обросшие, как щеки бомжа. Узкое, извивающееся сплошным серпантином шоссе, и ...ностальгические воспоминания о мгновенно пролетевшем отпуске на Большой Земле...
Подобное испытывал каждый подводник, служивший в Заполярье. В краю, где гарнизоны похожи один на другой, как близнецы. Где даже дома офицеров - ДОФ построены по одному проекту. И разница лишь в названиях жилых городков, и в братских могилах - этих печальных вехах становления советского атомного подводного флота.
Первенцем стала база подводных лодок Северного флота - гарнизон Западная Лица. То же название и у протекающей здесь реки. Однако бдительное руководство страны наложило печать секретности не только на подводные лодки, но и на название гарнизона: официально он именуется как поселок Заозерный, что и начертано на стеле при въезде. Но этого показалось мало и почтовый адрес городка определили как - Мурманск - 150, чтобы окончательно запутать не только супостата из ЦРУ, но самих себя.
По поводу заполярных гарнизонов существует такой анекдот:
Приходит офицер-подводник в мурманскую парикмахерскую, садится в кресло, и мастер приступает к работе.
- А в каком гарнизоне вы служите? - спрашивает парикмахер.
- В Западной Лице - с небольшой заминкой отвечает офицер.
Через минуту мастер повторяет вопрос. Подводник, недоумевая, опять отвечает
- В Западной Лице...
Но ещё через минуту парикмахер опять задает тот же вопрос. Офицер через зеркало подозрительно смотрит на мастера и спрашивает
- А почему Вы мне задаете все время один и тот же вопрос?
- Да потому, что когда Вы отвечаете, у Вас волосы дыбом встают. И мне их легче стричь!
Итак...
Первая братская могила членов экипажа первенца атомного флота СССР, легендарной, АПЛ К-3 "Ленинский комсомол", погибших на борту во время пожара в море, находится в Западной Лице.
Второй монумент установлен в поселке Гремиха, погибшим членам экипажа ПЛА К-8, оставшимся 12 апреля 1970 года в прочном корпусе на дне Бискайского залива.
Третья братская могила, находится в г. Полярном где покоятся подводники с АПЛ К-19, прозванной североморцами "Хиросимой" - за постоянные аварии, унесшая много жизней.
Четвертый монумент установлен, опять же, в Западной Лице. Это памятник членам экипажа ПЛА "Комсомолец", до конца боровшимся за спасение лодки и героически погибших вместе с кораблем 7 апреля 1989 года в Норвежском море.
Суровые заполярные условия, суровая служба, суровый быт - всё это откладывает отпечаток на характеры людей, на их взаимоотношения. На материке, живя десятилетиями в благоустроенной квартире, можно не знать соседей по подъезду, можно из года в год ходить на работу и не знать коллег, что работают рядом, но невозможно не породниться с членами экипажа подводной лодки, пройдя всего одну боевую службу вместе. Боевая служба в море - это то, когда весь экипаж живет по законам военного времени - "а ля гер, ком а ля гер" (на войне, как на войне). А для подводников это ещё и не только закон, но и "религия буден", так как - "никто так не равен перед смертью, как подводники: они либо все побеждают, либо все погибают" - как когда-то сказал герой ВОВ подводник Магомед Гаджиев.
И сейчас, в мирное время, атомный подводный флот продолжает жить по этим законам, и как это не прискорбно, но статистика такова, плата - две человеческие жизни в месяц, начиная с 1959 года.
И до сих пор никто из Правительства так и не ответил на вопросы по затонувшей в апреле 1989 года атомной подводной лодке "Комсомолец".
А вопросы, следующие - Каковы причины катастрофы новейшей лодки? И кто понес персональную ответственность за гибель 42 членов экипажа и уникального атомохода?
Если в то время причиной умолчания были жестокие ведомственные противоречия между Министерством Обороны СССР и Министерством Судостроительной промышленности СССР, то есть между военными и гражданскими специалистами. И выводы Правительственной комиссии по расследованию причин и обстоятельств катастрофы были доведены только до узкого круга специалистов и офицеров ВМФ, дабы не подливать масла в огонь межведомственных разборок, в пылу которых погибшие подводники так, и остались за бортом всеобщего внимания. Но самое обидное то, что чиновники из властных структур не вспомнили о погибших и их семьях и поныне.
В этом материале я попытаюсь восстановить истинную картину трагедии.
28 февраля 1989 года. В Западной Лице стоит на удивление теплая, весенняя погода. Солнышко, по которому все соскучились за долгие месяцы Полярной ночи, вызывало прилив энергии и отвлекало от рутинных флотских будней, создавая благостную эмоциональную атмосферу. В этот день уходила в автономку (на боевую службу) атомная подводная лодка "Комсомолец", со вторым экипажем на борту под командованием командира АПЛ - капитана 1 ранга Ванина Евгения Алексеевича. Экипаж шел в свою первую автономку с нескрываемой радостью - очень хотелось доказать всем, что они умеют не только красить заборы, но и ходить в море. До этого все ответственные задания в море доверялось выполнять только первому экипажу, в котором я когда-то служил.
Командование дивизии атомных подводных лодок, в состав которой входил "Комсомолец", по старой морской традиции собралось с офицерами штаба на 8 пирсе, чтобы проводить подводников в море. Однако Командующей флотилией АПЛ высказал опасения в отношении разведывательных спутников, которые якобы могут зафиксировать выход на боевую службу нашей АПЛ. В связи с этим, был получен запрет на официальные проводы с соответствующим военно-морским ритуалом, и дисциплинированные офицеры удалились с пирса. Но не все. Так как среди провожавших были друзья и близкие знакомые членов экипажа. Лично мне из оставшихся офицеров даже удалось пройти в Центральный пост некогда родной субмарины и пообщаться с ребятами, уходящими в море.
В Центральном посту была обычная атмосфера перед окончательным приготовлением для выхода в море. Боевая готовность №-1 надводная; - реактор на мощности, нагрузки побортно, все системы и механизмы по штатному расписанию, за пультами управления - командиры командных пунктов и боевых постов, и у всех единственное желание: поскорее отдать чалки и уйти в моря от надоевшей береговой суеты.
Командир электротехнического дивизиона первого экипажа капитан 3 ранга Испенков пошел в море вместо очередного отпуска, так как его коллега из второго экипажа внезапно заболел.
- Ну что, Толя, не повезло тебе с отпуском?! Не расстраивайся, мы тебе по возвращению такую встречу на берегу забабахаем, черти вздрогнут!
Анатолий улыбнулся и понимающе промолчал.
У пульта главной энергетической установки стоял, командир дивизиона движения капитан 3 ранга Сергей Манякин и что-то обсуждал с управленцами ГЭУ. Он был самым неунывающим в экипаже, вечный балагур.
- Серега, бронзовую бирку на пульте с фамилиями личного состава первого дивизиона первого экипажа драй до блеска!
На ней, под словами "Они были первыми" была и моя фамилия.
- Мы не только её драить будем, но и цветочки, положим, - ответил Сергей Петрович.
Я пожал руку всем, кто находился в Центральном посту, и это рукопожатие оказалось последним. Все прощавшиеся погибли. Последним кого я видел, был старший помощник командира АПЛ капитан 2 ранга Олег Аванесов. Он проводил меня до сходни, пожал руку и ...обнял и трижды поцеловал, он был моим хорошим другом. Это было последнее, земное общение с этим мужественным человеком: из океана привезли его бездыханное тело.
...Встречу экипажу "забабахали", а вот цветочки... теперь приносят им...
Лодка медленно, как бы нехотя, уходила от пустынного пирса. Легла на курс для выхода из губы Большая Лопаткина, и все немногочисленные провожающие, долго махали вслед руками и пилотками, прощаясь с экипажем, как выяснилось - навсегда.
НЕИЗВЕСТНОЕ ОБ ИЗВЕСТНОМ.
Впервые в советской истории трагедия с атомоходом "Комсомолец" стала достоянием гласности. Весь мир узнал о горе, постигшим семьи подводников и флот. Но, не смотря на лавину информации, обрушившуюся из СМИ, истина осталась за кадром.
Единственная в мире глубоководная атомная ракето-торпедная подводная лодка К-278 "Комсомолец", (проекта 685, по классификации НАТО класса "Майкл", 7 отсеков, один ядерный реактор, одна линия вала), была спущена на воду в мае 1983 года. Успешно пройдя все ходовые испытания и поставив мировой рекорд погружения на километровую глубину. Этот рекорд до сих пор не в состоянии побить ни одна подводная лодка в мире. В 1981 году был сформирован первый экипаж, который и провел все полагающиеся технические испытания, был вынужден служить два года без отпусков, поскольку не было второго экипажа для подмены. И только в 1984 году второй экипаж был сформирован. Он, как и первый, состоял из 33 офицеров, 21 мичмана и 15 матросов - итого, 69 человек.
28 февраля 1989 года крейсерская подводная лодка "Комсомолец" со вторым экипажем на борту вышла в море для выполнения задач боевой службы.
7 апреля в 12 часов 19 минут командир ПЛ капитан 1 ранга Ванин Е.А. донес на командный пункт Северного флота о пожаре на борту и имеющихся человеческих жертвах. По флоту была объявлена "Аварийная тревога". К месту аварии в Норвежское море вышел атомный крейсер "Киров", с первым экипажем подводной лодки "Комсомолец" на борту. Первый экипаж подводного атомохода предназначался для оказания помощи терпящим бедствие подводникам. В 12 часов 39 минут в район аварии вылетел патрульный самолет морской авиации Северного флота - ИЛ-38. В 17 часов 08 минут терпящая аварию подводная лодка "Комсомолец" с дифферентом около 80 градусов на корму стремительно затонула, с координатами 73* 41' 17” северной широты и 13* 15' 51” восточной долготы, на глубине 1652 метра.
В 18 часов 20 минут к месту катастрофы подошла плавбаза "Алексей Хлобыстов" Северного бассейна производственного объединения "Севрыба" и приступили к спасению людей. В 12 часов 00 минут 8 апреля на борт крейсера "Киров", прибывший рано утром к месту гибели АПЛ, были перегружены тела 19 погибших и 27 живых подводников. Воскресным утром 9 апреля "Киров" отшвартовался в главной базе КСФ Североморске.
С этого времени информация о трагедии в Норвежском море стала поступать в СМИ.
В этот же день газета "Правда" в подвале второй страницы опубликовала малюсенькое сообщение "От Центрального Комитета КПСС, Президиума Верховного Совета СССР и Совета Министров СССР
= 7 апреля на торпедной подводной лодке с атомной энергоустановкой, находившейся в нейтральных водах в Норвежском море, возник пожар. Принятыми экипажем мерами ликвидировать его не удалось. Лодка затонула. Имеются человеческие жертвы.
ЦК КПСС, Президиум Верховного Совета СССР и Совет Министров СССР выражает глубокое соболезнование семьям, родственникам и близким погибших =
11 апреля 1989 года "Правда" публикует второе, и последнее, официальное заявление: " По заключению членов правительственной комиссии, созданной для расследования ЧП на море, экипаж подводной лодки действовал в аварийной ситуации мужественно и грамотно. Моряки боролись за живучесть корабля до последнего момента"
Заметьте, не катастрофы с гибелью 42 человек и уникального подводного корабля, а только лишь - ЧП. В общем, спасибо партии родной... по её понятиям, это, так - пыль...
Окончательное заключение правительственная комиссия сделала в июне 1990 года. Но его содержание было доведено только до офицерского состава ВМФ СССР. Ни "Правда", ни "Известия", ни другие центральные партийно-правительственные издания, текст заключения не опубликовали.
Комиссия пришла к выводу, что причиной пожара явилось короткое замыкание в электросети и трагическое стечение многих обстоятельств.
"...Комиссия выявила недостатки и потребовала принятия срочных мер по четырем основным направлениям:
- улучшение проектирования кораблей;
- повышение надежности техники;
- улучшение подготовки личного состава кораблей ВМФ;
- совершенствование поисково-спасательных служб страны и средств спасения"
После каждого традиционно шарообразного пункта хочется задать вопрос; - Как и за счет чего?
Увы, до сих пор на них никто не ответил, и как следствие мы имеем погибший АПРК "Курск". Более того, в редакционной заметке "Комсомолец" собирались поднять в 1993 году. Вот газета "Известия" №-137 от 11 июня 1991 года, страница 2, в ней говорится: "...Предварительная стоимость операции по подъему затонувшей в апреле 1989 года АПЛ "Комсомолец" - 200 миллионов - в действительности может удвоиться. Такое предположение высказал корреспонденту информационное агентство "Новости" начальник отдела аварийно-спасательных работ Госморспецслужбы СССР Николай Бурков.
Между тем техническая сторона проекта подъема лодки практически согласована между заказчиком - центральным конструкторским бюро "Рубин", руководитель - академик Спасский, и подрядчиком - нидерландским консорциумом НДОС. Однако реализация плана перенесена с 1992 года на лето 1993 года, из-за необходимости урегулировать вопросы финансирования проекта"
Ничего не напоминает? Тот же вопрос подъема ПЛ, тот же академик Спасский, тот же перенос сроков из-за неурегулированных финансовых вопросов. Только глубина разная: "Комсомолец" были готовы поднять с глубины 1652 метра, а "Курск" со 107 метров. Впрочем, это уже другая тема.
КАК ЭТО БЫЛО НА САМОМ ДЕЛЕ.
Итак, средства массовой информации наводили тень на плетень, как только могли. В результате чего читатели не получили ни одного конкретного ответа на вопросы: - Что произошло на борту АПЛ "Комсомолец"? Почему новейшая и уникальная лодка скоропостижно затонула? И, наконец, - Кто виноват в этой трагедии?
Чтобы ответить на эти вопросы необходимо вернуться на борт атомохода в 11 часов 00 минут 7 апреля 1989 года. Лодка в это время находилась в нейтральных водах Норвежского моря, примерно в 180 километрах юго-западнее острова Медвежий (Норвегия), на глубине 386 метров.
Вахтенные третьей смены доложили об осмотре отсеков и отсутствии замечаний. О чем была сделана запись в вахтенном журнале центрального поста (ЦП). До следующей записи, начавший обратный отсчет времени жизни экипажа и подводной лодки, оставалось ТРИ МИНУТЫ.
Что же произошло в эти 180 секунд? Как создалась взрывоопасная концентрация газов в атмосфере 7 отсека? Что способствовало возникновению рокового стечения обстоятельств?
Вахтенный 7 отсека старший матрос Бухникашвили Нодари Отариевич доложил в ЦП:
- Седьмой осмотрен, газовый состав воздуха в норме. Замечаний нет.
Отключил громкоговорящую систему связи и ещё раз посмотрел на раздатчик кислорода РК-22. Дело в том, что этот прибор, предназначенный для поддержания в отсеке процентного содержания кислорода в пределах 19-21%, ещё до похода вышел из строя, не работал канал "Режим автомат". В результате приходилось вручную насыщать атмосферу отсека кислородом от системы электрохимической регенерации воздуха, открывая по мере необходимости расходный клапан. Затем содержание кислорода замерялось переносным газоанализатором. Дело это муторное, точность показаний прибора небольшая, поэтому, как правило, точный отсчет производился один раз за вахту, то есть через 4 часа.
Как в последствии показали эксперименты и расчеты - содержание кислорода в 7 отсеке могло достигнуть значения 26%.
Таким образом, первая составляющая огненного коктейля "имела место быть".
В 7 отсеке были расположены сепараторы турбинного масла, которые по инструкции положено запускать один раз в сутки для отделения влаги. После каждой операции в ярко освещенном отсеке отчетливо просматривался голубой парок, несмотря на наличие системы "отсоса масляных туманов". Ну что же, дело привычное, тем более масло марки Т-46 нефтяное, то есть - не токсичное, как синтетическое Б-3Б, использующееся на серийных лодках.
Правда, нефтяное горит в отличии от синтетического, но не ядовитое.
Вот так, благодаря гуманным соображениям конструкторов, в атмосфере 7 отсека появилась вторая составляющая.
Седьмой отсек был так же насыщен электрооборудованием, включая мощные насосы рулевой системы гидравлики (РСГ). С их помощью перекладывались вертикальные и кормовые горизонтальные рули. При управлении подводной лодкой происходили замыкания и размыкания силовых контакторов насосов, сопровождавшиеся электрическими разрядами. Отсек от них был защищен дугогасительными камерами. Но при этом не следует забывать, что при разряде мини-молний молекулы кислорода "свариваются" и получается газ озон, тот который так приятно пахнет после грозы. К сожалению, ни у нас, ни у американцев нет газоанализаторов по озону.
Этих мини-молний было бы намного меньше, если год назад АПЛ "Комсомолец" прошла бы положенный ремонт после 5 лет эксплуатации. Но лодка данный ремонт не прошла.
Так появилась третья составляющая дьявольской смеси.
Всё готово. Чека выдернута. Осталось 180 секунд до того момента, когда во время очередной перекладки кормовых рулей запустят один из насосов РСГ, и от возникшего искрения воздух в отсеке загорится.
Вот записи из Вахтенного журнала ЦП (юридический документ, спасенный погибшим старшим помощником командира АПЛ капитаном 2 ранга Аванесовым)
- 11 часов 03 минуты - Сработала сигнализация на ПУ ОКС (пульт управления общекорабельными системами) - "Превышение температуры 7 отсека более 70 град."
С этого момента начался необратимый лавинообразный процесс.
В 7 отсеке возник объемный пожар. Первой жертвой которого пал Нодари Бухникашвили. Ему оставалось 30 дней до приказа. Не успел старший матрос демобилизоваться. Он много чего не успел...
Вахтенный инженер- механик третьей боевой смены капитан 3 ранга Вячеслав Юдин запросил седьмой по отсечной связи в надежде, что засветившийся на мнемосхеме красный треугольник ложное срабатывание системы автоматики, но в ответ раздался только фоновый гул.
Вахтенный офицер капитан-лейтенант Александр Верезгов вызвал в ЦП командира ПЛ и командира электромеханической боевой части. Одновременно была дана команда вахтенному шестого отсека мичману Колотилину отдраить тамбур-шлюз в 7 отсек и визуально определиться на месте. Доклад мичмана был неутешительный: - В тамбур-шлюзе буро-черный дым.
Командир ПЛ капитан 1 ранга Евгений Ванин должен был принять единственно правильное решение, на что руководящие документы отводят минуту плюс несколько секунд на "дельту обалдения" - где-то 65 секунд. Сколько у него в запасе времени? Евгений Алексеевич тогда этого не знал, и теперь уже никогда не узнает, что судьбой ему было отпущено всего-навсего 12 секунд!!!
Проведенный позже эксперимент показал, что полиамидные прокладки на арматуре системы ВВД (воздуха высокого давления, равный 400 кг/см кв.) выплавляются при температуре, которая уже была в отсеке через 12 секунд после начала пожара и продолжала повышаться под воздействием наддува из разуплотненной системы ВВД. Доменная печь на борту атомохода!
И это всё благодаря "рационализаторам" из бюро-проекта "Рубин". Это они заменили традиционные красномедные прокладки полиамидными.
Запись в Вахтенном журнале ЦП:
- 11 часов 06 минут - Объявлена аварийная тревога: "Пожар в 7 отсеке" Дан ЛОХ на 7 отсек. Начато всплытие, глубина 386 метров.
Система ЛОХ (лодочная объёмная химическая) - это противопожарная система, связывающая с помощью распыленного фреона молекулы кислорода в горящем отсеке, прекращая тем самым горение и обрекая на смерть людей, не включившихся в средства защиты дыхания.
Не имея ответа от Бухникашвили, старший механик, тем не менее, перед подачей ЛОХ до хрипоты орал по отсечной связи в седьмой: - Бухникашвили, включись в СИЗ (средство индивидуальной защиты) даём на тебя ЛОХ.
Но было уже поздно. ЛОХ при высокой температуре и давлении оказался неэффективен, и даже сам горел.
Пожар продолжался.
Пока всплывала подлодка, ситуация в седьмом отсеке продолжала усугубляться.
В результате наддува из разгерметизированной системы ВВД давление в отсеке поднялось до 13 атмосфер и выдавило горящее турбинное масло в шестой отсек через трубопровод слива сточного масла. На этой тонюсенькой трубочке диаметром 20 мм был предусмотрен ручной запорный клапан, расположенный в трюме седьмого отсека.
И опять конструкторы... Они не предусмотрели одного: если этот клапан не кому будет закрыть в седьмом, то шестой отсек разделит судьбу смежного.
В зону пожара попали электроэнергетические системы и системы автоматики. Это привело к срабатыванию аварийной защиты главной турбины (а это полная потеря хода!). Аварийная защита реактора сработала секунды спустя. Из-за остановки насосов РГС в 7 отсеке, произошла заклинка кормовых рулей. А это уже - потеря управления лодкой!
События зафиксированы в Вахтенном журнале рукой лейтенанта Игоря Молчанова:
- 11 часов 07 минут - Вышла из строя рулевая система гидравлики. Вертикальный руль, кормовые горизонтальные рули заклинены. Потеряно управление ПЛ.
В это же время проходит доклад мичмана Колотилина из шестого отсека: - Центральный! Прошу разрешения включится в ИДА (изолирующий дыхательный аппарат), повышается температура в отсеке... из под правого турбогенератора форс пламени, как из огнемета.
Это были последние слова мичмана, не убежавшего из горящего ада, а оставшегося навсегда на своем рубеже обороны.
- 11 часов 08 минут - Воспламенение масла. Объёмный пожар в 6 отсеке.
- 11 часов 09 минут - Загазовываются 2-й, 3-й, 5-й отсеки.
- 11 часов 10 минут - Давление в 5-ом отсеке повысилось до 2,5 кг/см.кв.
- 11 часов 11 минут - Потеряна связь с 4-м, 5-м, 6-м отсеками.
- 11часов 14 минут - Сработала аварийная защита паротурбинной установки. ПЛ потеряла ход. Глубина 157 метров. Продута средняя группа ЦГБ (цистерны главного балласта)
- 11 часов 15 минут - Повторно продута средняя группа ЦГБ. Глубина 100 метров.
- 11 часов 16 минут - Всплыли в надводное положение. Продуваются ЦГБ концевых групп. Объёмный пожар в 5-ом отсеке. Личный состав поражен вспышкой горючих газов.
- 11 часов 18 минут - Сработала аварийная защита ядерного реактора.
- 11 часов 19 минут - Полностью потеряно управление арматурой и механизмами с пультов, кроме управления СУЗ (система управления и защиты реактора)
- 11 часов 20 минут - Отдраен верхний люк ВСК (всплывающая спасательная камера, её верхний люк выполнял роль верхнего рубочного люка)
- 11 часов 21 минута - Пожар в 3-м отсеке (там расположен ЦП - центральный пост) возгорание указателей рулевых устройств на пульте управления движением.
- 11 часов 36 минут - Потушен пожар в 3-м отсеке.
- 11 часов 37 минут - Передан сигнал об аварии.
Это радиодонесение передавалось 8 раз. На берегу, оно было принято и расшифровано в 12 часов 13 минут. Устойчивая связь ПЛ с КП флота была установлена в 14 часов 40 минут через находящийся в районе аварии самолет-ретранслятор ИЛ-38 (командир - майор Петроградских).
К этому моменту отравились продуктами сгорания моряки 5-го и 2-го отсеков. Огненный смерч, пронесшийся по верхней палубе 5-ого отсека, расплавил резиновые маски дыхательных аппаратов на лицах подводников, испепелил одежду и обуглил тела.
Те, кто включился в ШДА (шланговый дыхательный аппарат), задохнулись от угарного газа. Дело в том, что трубопроводы дыхательной системы проходят через всю подлодку и, естественно, через аварийные отсеки с повышенным давлением, под воздействием которого продукты сгорания и попали в систему и в запитанные от нее ШДА.
Вот вам ещё одна из систем - ноу-хау конструкторской мысли.
Обгоревших и отравленных моряков вынесли на мостик, где им была оказана медицинская помощь. Однако мичмана Михаил Валявин, Сергей Бондарь и старший матрос Игорь Апанасевич умерли, не приходя в сознание. Число жертв увеличилось до пяти.
На лодке велась борьба с нарастанием крена на левый борт. Продолжались попытки потушить пожар в отсеках с помощью огнегасителя, но запасы хладагента системы ЛОХ закончились. Воздух высокого давления тоже иссяк. Ситуация неумолимо приближалась к критической. Экипаж оказался один на один с пожаром и опасным для жизнедеятельности людей и техники наддувом отсеков. Методы борьбы при такой ситуации - взаимоисключающие. При пожаре - необходимо герметизировать отсек, при наддуве - разгерметизировать.
Старший механик капитан 2 ранга Валентин Бабенко и старший помощник командира ПЛ капитан 2 ранга Олег Аванесов, непосредственно занимавшиеся анализом данных, полученных от разведки аварийных отсеков, видели, что ситуация почти полностью повторяет аварию на АПЛ К-8, погибшую 12 апреля 1970 года в Бискайском заливе. Но ведь "восьмёрка" продержалась в надводном положении почти четверо суток после пожара, следовательно, "Комсомолец" имеет все шансы дожидаться помощи - так считали стармех и старпом. Вселял уверенность и самолет с красными звездами, барражирующий около лодки...
Однако в 16 часов 30 минут ситуация начала резко меняться. Несколько толчков сотрясли лодку. Командир дивизиона живучести капитан 3 ранга Юдин проводил разведку и находился в это время у кормовой переборки 5-го отсека. С его слов появилась одна из последних записей в Вахтенном журнале ЦП:
- 16 часов 28 минут - Температура переборки между 5-ым и 6-ым отсеками выше 100 град. В корме наблюдаются глухие удары, похожие на взрывы.
Что это было? Все, что могло взорваться в 6-м и 7-м отсеках, уже взорвалось и выгорело за 5,5 часов пожара. Тем не менее, толчки отчетливо ощущались в центральном посту и на мостике. Сразу после этого дернулся дифферент, увеличившись на 2 градуса на корму, и начал стремительно нарастать.
В 16 часов 40 минут командир АПЛ принял решение начать эвакуацию личного состава, поскольку все данные свидетельствовали о том, что "Комсомолец" обречен.
Последняя запись в Вахтенном журнале ЦП:
- 16 часов 40 минут - Начать эвакуацию личного состава. Вынести секретную литературу. Загерметизировать аккумуляторную яму.
Почему же вместо прогнозируемых и подтвержденных трагическим опытом АПЛ К-8 четырех суток судьба отпустила "Комсомольцу" только 5 часов?
Всё дело в материале лодок: К-8 была стальная, а К-278 - титановая. Специалистам известно, что при определенных условиях титан горит. Роковое стечение обстоятельств создало подобные условия; высокие температуры и давление и много кислорода в отсеке.
По всей видимости, прочный корпус прогорел в верхней части 7-го или 6-ог отсека. Легкий корпус скрывал место прогара. Пока лодка сидела достаточно высоко, пожар продолжался, выжигаю забортные сальники, через которые происходила фильтрация забортной воды внутрь прочного корпуса. Плюс ко всему кормовая бескингстонная цистерна главного балласта №-10 медленно заполнялась, незначительно увеличивая дифферент на корму. По мере того, как лодка садилась все ниже и ниже, зеркало забортной воды приближалось к месту прогара, и когда первые массы воды устремились внутрь раскаленный металл корпусных конструкций - титан, стал взрываться, что и вызвало сотрясение корпуса.
Заполняя корму, вода увеличила дифферент на корму и уменьшила продольную остойчивость корабля. Развязка наступила в 17 часов 08 минут - когда ПЛ с дифферентом 80 градусов ушла под воду.
Последние минуты трагедии были поистине ужасны. Пока лодка находилась на плаву, удалось спустить на воду один из двух ПСН-10 (плот спасательный надувной - рассчитанный на 10 человек). Плот перевернулся вверх дном, оставляя людям возможность держаться за бортики, плавая в воде. Погодные условия в момент гибели лодки не баловали: температура воды - +2 градуса, температура воздуха - -5 градусов, высота волны - 5-6 метров, скорость ветра - 10-15 м/сек. и снежные заряды. Вот в такую кашу и прыгали подводники - из огня да в полымя.
В подводной лодке, когда она скрылась под водой, осталось шесть человек во главе с командиром Ваниным. В трюме третьего отсека находился командир электротехнического дивизиона капитан 3 ранга Анатолий Испенков. Он обеспечивал бесперебойную работу дизель-генератора. Из-за грохота работающего дизеля Анатолий не услышал команду об экстренной эвакуации. Командир ПЛ, не увидев Испенкова среди покинувших лодку подводников, послал за ним мичмана Слюсаренко (остался жив). В это время лодка уже погрузилась до газоотводов дизеля, через которые вода хлынула внутрь прочного корпуса. Передав приказание командира, мичман рванулся к ВСК и услышал последние слова мужественного комдива: - Поступает вода. Покинуть отсек не могу...
Анатолий Испенков навсегда остался на своем боевом посту.
Агонизируя, подводная лодка камнем пала в пучину.
Взорвалась аккумуляторная батарея, скрежетал металл ломающихся переборок, но в прочном коконе спасательной камеры ещё боролись за жизнь пять моряков.
После удара о скальный грунт дна моря, ВСК отделилась от лодки и стремительно всплыла на поверхность. Однако спасительная атмосфера оказалась смертельной: верхний люк ВСК под воздействием избыточного внутреннего давления сорвался с защелки и, распахнулся, выстрелив двумя телами мичманов - Слюсаренко и Черникова. От удара о воду техник-химик Сергей Черников погиб. ВСК мгновенно заполнилась водой и навсегда унесла с собой командира "Комсомольца" капитана 1 ранга Ванина, командира дивизиона живучести капитана 3 ранга Юдина и техника электронной вычислительной группы мичмана Краснобаева.
На скользком днище плота сгрудились окоченевшие моряки, поддерживая своих товарищей, барахтающихся в воде. Старпом Олег Аванесов подтаскивал к плотику обессиленных матросов. Но нагрузки психологические и физические, выпавшие на долю капитана 2 ранга Аванесова, оказались запредельными, и сердце не выдержало.
Один за другим уходили из жизни ребята, молча отпускали леер на бортике ПСН-10 и скрывались в пучине.
23 члена экипажа АПЛ К-278 до сих пор лежат на дне Норвежского моря. 19 подводников похоронили на берегу.
Погибли 18 офицеров, 12 мичманов и 12 матросов.
Вечная им память, царствие небесное и пусть земля и грунт океана им будут пухом.
Весь экипаж "Комсомольца" награжден орденами Боевого Красного Знамени. Из них - 42 человека посмертно. В военном гарнизоне Западная Лица, откуда К-278 ушла на последнюю боевую службу, установлен памятник.
В живых осталось 18 офицеров, 12 мичманов и 3 матроса, выживших вопреки утверждениям медиков о том, что в подобных экстремальных условиях, смерть от переохлаждения неминуемо наступает через 15 минут. Выжили ребята!
А вопрос; - Кто виноват? - так и остался вопросом русской военной интеллигенции...
Cвидетельство о публикации 101481 © Акиндинов С. А. 09.11.06 13:48

Комментарии к произведению 12 (14)

  • Анна
  • (Аноним)
  • 29.11.2007 в 15:28
Комментарий неавторизованного посетителя

...и Вам - спасибо, Анна.

Удачи.

Серёжа, с днем Рождения тебя!

От всего сердца желаю здоровья и добрых людей рядом.

Я рада, что ты есть.

Лена

Спасибо, Лена!

Удачи тебе и вдохновений.

Поздравляю, Сергей Александрович!

Главное - здоровья самому и близким, и пусть эта, которая с арфой что ли, ну... мамдам-с по имени Муза, тоже в гости почаще забредала.

Игорь.

Будет исполнено, Игорь!

Спасибо!

Удачи.

Комментарий неавторизованного посетителя

Марат, спасибо дорогой! Востанавливайся (воскрешайся - смертию смерть поправ!)

А остальное - всё лабуда...

"вы же живые..." - это не я сказал, а ребята (ещё в реанимации), что спаслись с "Комсомольца". Представляешь, вокруг слезы и стенания на жизнь, а они вот так просто указали смысл бытия......

За стихи - ОГРОМНОЕ СПАСИБО!

Удачи. Непропадай.

Не дождетесь, Серега. Мы еще споем. С такими надежными ребятами, как вы, не то что какому-то коню хвост накрутить, почтовый брать можно!

Сережа, я тоже хочу присоединиться к поздравлениям.

Поздравляю и желаю тебе отличного здоровья, бодрости духа и долгих лет активной жизни.

с теплом, Авита

ВАЛЕНТИНА!!! Неприменно-с!

Спасибо!

Удачи.

Серёжа! С праздником тебя!

Всяческих благ! Удачи!

Альфия.

Спасибо, Альфия!

И тебе всяческой пушистости в этой жизни!

Успехов.

Сергей, привет.

С Праздником Тебя, дорогой.

С нашим.

И тебя, СЕРЖ, с ПРАЗДНИКОМ!!!

Успехов и добрых дней.

Сергей, сноым, уже наступившим годом. Пусть он будет лучше прежнего. И чтоб ы не приходилось расставаться с друзьями.

Удачи во всем тебе и твоим близким. Арон.

Сережа, дорогой! Без слов.

!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Спасибо, Арон.

Серёжа, читала и вспоминала "Курск", и о своем брате-подводнике думала, и о тех, кто погиб, и кому удалось выжить...

Как хорошо ты сказал:

"Помянем, и взмыв белыми чайками в по-прежнему серое и безучастно-холодное небо любимой нами родины, полетим туда, где светлая полоса уходит за горизонт..."

Помянем...

Спасибо.

Альфия.

Спасибо, Альфия.

10++

Спасибо, Сережа.

Спасибо, Серж.

Удачи.

молодец, что написал и памятку о человеке сделал.

Аристократическое лицо из прошлого века.

Он жив, пока его будут помнить.

Спасибо, Сергей!

Л.

Спасибо, Лена.

Удачи.