Литобъединение: Графоманы и критики. Война миров.
Конкурс: Конкурс литературных критиков «Качнётся купол неба…»
Дата: 18.05.15 11:04
Прочтений: 341
Средняя оценка: 10.00 (13)
Комментарии: 3 (8)
Выставить оценку
литобзору:
Крым, Рым и догмы
Критический разбор. "Чужие правила" А. Кришан
Батаев В.
Рецензент в теме. Он пишет фантастику, читает фантастику и обрел опыт, которым щедро делится с начинающим автором. Рецензия представляет собой подробный разбор с советами, замечаниями и опорой на сложившийся в фантастической литературе порядок. Её объем говорит о том, что рецензент работал не щадя себя. Кропотливо и внимательно исследовал текст. К сожалению, структура рецензии оставляет желать лучшего, не помешали бы тексту эмоции и небольшая доза юмора, тогда бы она могла представлять интерес для стороннего читателя, а не только у ограниченной аудитории авторов фантастической литературы. А что касается автора – «виновника торжества», то, на мой взгляд, Батаев своей рецензией сделал ему роскошный подарок. Просто неоценимый. Если бы в своё время кто-то одарил бы меня подобным разбором моего опуса, этот человек почитался бы мной в качестве благодетеля вечно.
Рецензия на рассказ Александра Ежикова "Кроликовая сарделька - перечное сердце".
Светлана Эр
Рецензия написана от первого лица, то есть объективность, которой жаждут автор и читатели как бы под сомнением. Но это нисколько не умаляет достоинства рецензии, даже наоборот, работает на её некую самодостаточность.
Перед нами чувственный текст, окрашенный личными эмоциями. Светлана не пытается предстать маститым рецензентом, не сыплет терминами, избегает мелочных замечаний, упрёков автору за несовпадение вкусов. Чувствуется её искреннее отношение к рассказу, как к живой истории, имевшей место в жизни: мужчина уходит от нелюбимой женщины и вместе с женщиной оставляет собачку, которая была ему предана. Рецензент не анализирует текст, она судит героя. Без пафоса, с горечью и сожалением. А возможно, она судит автора – ведь для него предательство героя осталось незамеченным.
Рецензия на фильм "Лунные псы"
тот, оɹоʞ ты ищешь ✔
Это рецензия на фильм. Ну, на фильм, так на фильм – принципиальной разницы нет.
«Лунные псы» снят в 94 году, когда бывшие советские мастера кино с азартом топили зрителя в чернухе. Здесь мы тоже имеем полный комплект: ребенок – сирота при живых родителях, СПИД, бродячие собаки и пр.
Это рецензия не критика в привычном формате. Скорее это мысли, появившиеся у потрясенного зрителя после просмотра. Мне понравилось всё, что написал рецензент. Его неприятие бездушности, бездуховности, мелочности и прочих пороков человечества – тоже. Действительно, без сочувствия, сострадания, взаимной поддержки общество способно превратиться в дикую стаю. Я бы не оспаривала ничего из сказанного рецензентом, если бы это было просто воззвание к человеку, без связи с фильмом. Но эта связь заявлена, и я не могу игнорировать первоисточник.
После его просмотра у меня возникли совсем другие мысли. Мне захотелось развернуть экран и обратить его к творцам, которые в 90-х со всех экранов учили нас восхищаться невесть откуда взявшимися миллиардерами и презирать бедных за неспособность вписаться в рынок, ржали над тёткой, ляпнувшей в прямом эфире «у нас секса нет» и благословляли малолетних на сексуальные игрища и проституцию, от души рекламировали палёный ликёр и спирт рояль и нисколько не скорбели об отравившихся:– алкаши, туда им и дорога.
И регулярно тёрлись в предбанниках у новых русских бандитов, ряженных в малиновые пиджаки, и канючили бабки на очередной шедевр. И подобострастно расшаркивались, когда им швыряли нужную сумму с барского плеча. А потом снимали кино, в котором сладострастно смаковали кровь-кишки, нищету, брошенных детей, СПИД, суицид, пьянь, рвань и прочие ужасы и постоянно тыкали пальцем в зрителя: Это ты, это из-за тебя весь этот кошмар, это ты главный кошмар и есть.
И после всего этого они жаловались на всех телевизионных маппет (ток)-шоу: Ах, в нашем человеке совсем не осталось человечности!
А сейчас, хоть и запоздало, мне хочется им ответить словами Порфирия Петровича из "Преступления и наказания": «Вы и убили-с».
пс Благодарю рецензента за предоставленный шанс высказаться.
Параллельные миры – рецензия на стихотворение С.Н. Стукало «Крым – спасенье мое»
Хомик Сапиенсов
Постулат, к которому я отношусь как к догме: Никакие стихи не застрахованы от критики, а их тема не служит гарантом неприкосновенности – ни любовь, ни морковь, ни Крым. Критика имеет законное право быть разгромной. Вопрос только в средствах.
Так вот для своей рецензии с красивым названием «Параллельные миры», написанной по поводу стихотворения С.Н. Стукало «Крым – спасенье мое» рецензент избрал средства, мягко говоря, некорректные. Попрекать автора полковничьим чином, зазывать читателя на страницу Стукало с целью «полюбоваться на фотографию трех в меру упитанных мужчин в военной форме» - это где-то далеко за пределами литературной критики, это там, где в качестве аргументов пользуются репликами типа «а ещё в шляпе» или «а ты, жирный, куда лезешь»
Возникает неизбежный вопрос рецензенту: С каких пор наличие погон и лишний вес стали неодолимым препятствием для написания хороших стихов?
Ещё вопрос: С какой целью рецензент, спрятавшийся за никнеймом Хомик Сапиенсов, дал в рецензии перечень авторов Литсовета, оставивших под стихотворением Стукало положительные комментарии? Чтобы в следующий раз неповадно было писать «Спасибо», «Молодец»? Или чтобы открыть глаза общественности в надежде, что возмущенные добровольцы линчуют этих друзей автора, а на самом деле пособников плохой поэзии?
Я бы поняла чаяния рецензента, если бы он писал письмо администратору сайта с целью пресечь и не допускать. Но этот текст публиковался в качестве рецензии!
Ещё одна догма: Любой критик имеет право на толику самопиара в своих рецензиях. Вопрос только в дозах.
В этой конкурсной работе рецензент заселил себя в параллельный мир, где он прогуливается по цветущим аллеям с Пушкиным, Бальмонтом и прочими небожителями на правах своего. Остальные копошатся где-то за пределами этого благословенного места в окружении графоманов и прочих бездарностей.
Эта картинка на меня произвела неизгладимое впечатление. Сильно. Даже круче, чем покойная Валерия Ильинична со своим: «Вы все дураки и не лечитесь, одна я умная в белом пальто стою красивая».