Литобъединение: Земля "Запасной Вариант" (Четвёртое измерение)
Конкурс: Во имя света и тепла
Дата: 13.05.15 06:33
Прочтений: 176
Средняя оценка: 10.00 (3)
Комментарии: 1 (2)
Выставить оценку
литобзору:
Во имя света и тепла II
Носенкова С.
"Капли весеннего ливня снимают неспешно..."
Капли весеннего ливня снимают неспешно
Белое платье с размякшего тела земли.
В свежих проталинах лужи блестят безмятежно,
В поле разлиты на тропках ручьи-кисели.
Значит, пробьётся сквозь тучи, срывая завесу
Зимнего сплина, жаркий оранжевый круг.
Первая зелень украсит весну как принцессу,
Новые встречи излечат печали недуг.
Станут закаты лениво растягивать время:
Больше свершений и больше улыбок вокруг.
Сбросит погода своё непосильное бремя,
Станет теплее и ярче воскресный досуг.
Почва окрепнет, оденется в ярко-зелёный,
Пахнущий клевером, полупрозрачный наряд...
…Так из холодных невест получаются жёны,
Так из зимы прорывается лета заряд.
Стихотворение удачно «закольцовано»: «Капли весеннего ливня снимают неспешно/Белое платье с размякшего тела земли». И потом: «Почва окрепнет, оденется в ярко-зелёный,/Пахнущий клевером, полупрозрачный наряд...» Закольцовано немного «эротичными» образами, играющими на заключительную строку: «…Так из холодных невест получаются жёны...» «Лета заряд» – сомнительно. Между «...сплина, жаркий» не хватает слога. Зачем – мне непонятно, ведь везде в стихотворении ровный метр.
Солоницына Е.А.
Воспоминания
"Я часто вспоминаю север..."
Я часто вспоминаю север, снежные пустыни.
Где ужасом незримым пропитан серый лес.
Где ветры стонут будто бы живые,
И слёз ручьи бегут с небес.
Тут одиноко и бездонно море,
В плену кристаллов изо льда.
Быть может, помнят небеса былое горе,
Как жизнь когда-то здесь текла?
Как бились люди за свободу,
За честь, за родину свою.
Хоть никому и не хотелось,
Закончить жизнь свою в строю.
Я помню то затишье перед боем,
Когда наружу рвался крик.
И на лице гримасу боли,
В тот мимолётный смерти миг.
Теперь лишь память здесь о горе,
Где никого не ждал успех.
И стены замков на просторе,
В былые времена укрывшие от всех.
Заметно, что ритмом автор пренебрегает. Строфа «Как бились люди за свободу,/За честь, за родину свою./Хоть никому и не хотелось,/Закончить жизнь свою в строю» нуждается в доработке. Не одна она, но данная – одна из центральных, в ней переход с картин природы на изображение людей, здесь все-таки про жизнь. Зачем два раза «свою»? А «в строю» исключительно «для рифмы». Ведь не скажешь, что вот, мол, так или так закончить жизнь – еще ничего, а в строю – так ни в коем случае.
Нагибина
А где-то там
Подобно зверю в кварцевых часах,
Что крутит время, спит на небесах,
Питается отбросами мгновений,
Уже прожитых, выжатых как жмых,
А ты за ним воробушком летишь
По буковкам своих стихотворений.
Они как храм, и купол наверху
Словесную процедит чепуху,
И в небо тюбик выдавит молитвы,
И ляжет рифмой переливный слог,
И по-житейски прикоснётся Бог
К твоим устам, и вы как-будто квиты.
А где-то там, свой живописный вздор
Раздаривает нищим Сальвадор,
Как ангелам, на землю льющим семя,
И по златой реке его души
Туда, где свет и медные гроши,
Течёт, течёт резиновое время.
Да ты и сам так гуттаперчев в нём,
Что истекаешь крыльями в проём
Его дверей заоблачной погоды.
Но днём уже, сложив свои крыла,
Ты вновь, Пегаса взяв под удила,
Пройдёшься аки посуху по водам.
Не думай ни о чём, так и иди
С проросшими отростками в груди
Сердечных роз, бутоны словно пули.
И за спиной опять стучат часы,
И зверь неописуемой красы
Ложится рядом, время карауля.
Не безупречное, но очень свежее, «живое» стихотворение! К «небезупречности» в первую очередь я отнес бы его объемность и «бутоны словно пули». «Зверь неописуемой красы» включает голос Гребенщикова – нужно ли? Но замечательны «буковки стихотворений», «живописный вздор Сальвадора». Сама идея стихотворения замечательна.
Южана
Огонь, дающий тепло, свет и счастье
А ты один
А ты один, как тень без света,
Как парус в штиль, как ночь без сна,
В бездонном космосе кометой
Ты мчишься в облаке огня,
Летишь, расплёскивая лаву,
Своей искрящейся души,
И сонмища увядших аур
Лишь одному тебе нужны.
Ведь ты один, и в одночасье
Мертвенный свет далёких звёзд
Заставил жизнь твою так мчаться,
Фортуну упрекая вскользь.
Твой ярок свет, и нет ни тени
И сожаления в пути,
Дорог судьбы переплетенье
Ты разжигаешь впереди.
Один-единственный, любимый,
Ты невозможный и родной!
Кометы пламенною силой
И мне достался твой огонь
Тепла любви. Но всё же бездна
Не по плечу мне, как ни мчись,
Я, не догнав тебя, исчезну,
А ты один, лишь ты – вернись.
Тут хороши настрой и эмоциональность ЛГ. Над техникой стихосложения автору имеет смысл поработать. Не одними эмоциями живо стихотворение.
Комдив
А, я горжусь тем, что я русский!
А, я горжусь тем, что я русский!
А, я горжусь, что я на русском говорю!
Мой мир широкий, а не узкий,
Кому угодно это докажу!
Народы мы не угнетали,
И не было у нас рабов.
Коль так случалось - земли брали,
Несли культуру, а не лили после боя кровь.
Что говорят о нас в "цивилизованной" Европе,
Читайте сразу все наоборот.
Ведь правильно сказал нам Александр III,
У нас в союзниках лишь армия и флот.
Стояла наша Русь, на том стоять и будет!
Сама живет и всем другим, давая жить!
А, коль Америка и Запад вдруг забудет,
Мы им напомним, что нельзя Россию злить!
А, я горжусь тем, что я русский!
А, я горжусь, что я на русском говорю!
Согласен со всем, что написано. Резко не согласен – КАК написано. Согласен, что «в Европе» и «Александр III» не рифмуются. Но «не рифмуются» как бы в другом плане, а в стихотворении их «не рифмовать» имело бы смысл по-другому.
Андрей Корсаров
АПРЕЛЬ
Апрель прозрачен —
Так ярок свет!
И гомон грачий —
Навстречь и вслед!
Так воздух вкусен —
Глотай взахлёб!
Да капель-бусин
Шальной разлёт!
Да взрывы почек —
По сторонам!
Лишь снег не хочет
Сдаваться сам —
Но солнцем плавит
Апрель сугроб —
Вот-вот цветами
Насквозь пробьёт!
Рассыплет зелень —
Расти, краса!
Айда с апрелем —
Под небеса!
Задорно, бодро. Использование непонятного «Навстречь» задору поубавляет. «Взахлеб-разлет», «сугроб-пробьет» – не знаю. Поиск ли своей системы рифмовки или короткие строчки вынуждают к этому? Склоняюсь думать, что последнее.
Ципин И.А.
Багульник
***
Еще в горах бушуют ветры,
Созвездья ночи берегут.
И в снежных шапках дремлют кедры,
А уж багульники цветут.
Как чутко уловили корни
Антеннами сухих ветвей
Весну чтоб вспыхнуть непокорно
Сияньем розовых огней
Скорей, скорей проснуться надо,
Чтоб радость вешнюю испить
Цвет пробужденья, цвет заката,
Хоть ненадолго сохранить.
Нет у багульника ни тени,
Ни сосен гордой высоты
Но первому из всех растений
Дано предчувствие весны.
Цельное стихотворение. Слышны интонации Тютчева. Впрочем, автор этого не скрывает.
Димитрова Галина
Баллада о последнем листе
Зима еще снежком не делает пометки,
И осень не спешит себе давать отбой.
Последний желтый лист висит на голой ветке
И декабрю назло он борется с судьбой.
Последний желтый лист вцепился в ветку крепко,
Он на ветру дрожал, но верил в миражи.
И несмотря на то, что выглядел нелепо,
Старался он еще хотя бы день прожить.
Последний желтый лист, пожухлый и иссохший,
Упасть к собратьям он на землю не спешит.
Зеленый по весне он думает о прошлом
И из последних сил цепляется за жизнь.
Давно слетели вниз соседи и соседки.
Нет золота берез и пурпура осин.
Последний желтый лист висит на голой ветке -
Он декабрю назло, безумствуя, висит.
***
Вот так и мы порой недалеко от Стикса,
Куда приводят нас крутые виражи,
Мы не спешим туда, пока хоть как-то мыслим,
И, словно этот лист, цепляемся за жизнь.
Все хорошо. Но, как мне показалось, многовато слов, которые воспринимаются как «сорные». Допустим: «Последний желтый лист, пожухлый и иссохший,/Упасть к собратьям он на землю не спешит...» «ОН» – лишний. Не имею ввиду, что неграмотно, нет. Но нужен был слог, вот и пришелся как бы «к месту». А к Стиксу приводят не только «крутые виражи». И без виражей все там окажутся – рано ли, поздно ли. Да и очень нам знакомы эти «виражи», тоже давно привычный образ.
Хомечко Игорь
Бродяга - март (Елена Макеевская - Игорь Хомечко)
Инне Труфановой посв.
***
Бродяга-март дрожащею рукою
Коснется нежно телеграфных струн,
Безумно очарованный тобою,
Начнет свою неверную игру.
Да только, соблазнившийся рассветом,
Он много выпил теплого дождя,
Он фатом был, шутом, а не поэтом,
И вот теперь фальшивит, уходя.
Он фрак надел, а ветер треплет фалды,
Ах, Боже мой, он так неловок, груб,
Не слышен из-за джаза на мансардах
Под саксофоны водосточных труб.
Но все ж поет он, страстно, увлеченно,
Хоть жалок стих и нервно сбоит ритм,
Его ругают с каждого балкона,
Но Бог сейчас в душе наверно с ним.
Возьми гитару, проводи бродягу,
Повеселись над бедным чудаком,
Ну, а когда все гости спать прилягут,
Поплачь о нем тихонечко, тайком.
25.03.13
Наверное, с голосом и музыкой было бы совсем душевно. Впрочем, и так воспринимается хорошо. «Саксофоны водосточных труб» перекликаются с «А вы ноктюрн сыграть смогли бы/на флейте водосточных труб?». Видимо, связь случайная.
Виктория Бурцева
Весна в Европе
Петровых звяканье ключей
Перекрывают на соборах
Горгулий, галок и грачей
Гортанные переговоры
О том, что сверху им видней
Безлёдье крыш и свет жемчужный,
И что никто не чужд весне,
И ей самой - ничто не чуждо,
Что в мытых стёклах бутика
Представший слепок Аполлона
Принарядился в замшу мха,
Внезапной наготой смущённый,
Что влажный ветер перемен
Влечёт с порывностью романса
Раскрепощенье древних стен
Угрюмой крепости романской,
И что тюрьма или сума -
Лихой объект для гнездованья,
И что весна сведёт с ума
И каменное изваянье!
В тексте много «необычностей»: каменные горгульи переговариваются со вполне настоящими галками и грачами, используется не совсем каноничное «Безлёдье», новомодный «бутик» наравне со старым добрым Аполлоном. В общем, на этих «необычностях» и стоит стихотворение. Однокоренные по сути слова «романса» и «романской» рифмуются, и даже неплохо получилось. Видно, уже не чувствуется близость этих слов.
Людмила Тишаева
Весна
Весна вошла в свои владенья,
И, словно в юности, опять
Все чувства вдруг пришли в смятенье,
А время повернуло вспять.
Долой обиды и невзгоды,
Из сердца прочь унынья хлам -
Ждать каждый год весны прихода
С душою чистой нужно нам,
Чтоб жить в гармонии с собою,
Петь с малой пташкой в унисон:
Ведь жизнь - увы! - лишь сон, не боле;
Прекрасный, но короткий сон...
«Жизнь есть сон» Кальдерон. Кальдерона открыли заново в XXVIII столетии, хотя идею этой пьесы не забывали никогда. Да и он, видно, был не первым в ее освоении. Приятно слышать эту сентенцию и в XXI веке. Новизной она не отпугивает. Но видно, что автор переживает это знание о жизни по-настоящему, а, значит, текст имеет поэтический заряд. Трудно сказать, чем это достигается, ведь не «хламом унынья». Доверяешь автору, которого знаешь не первый год? Не без этого, но ведь не только поэтому. Наверное, дело в открытости автора, который не прячется в замысловатых образах, а простыми словами говорит, что чувствует.
С уважением
П.Р.