Литобъединение: Земля "Запасной Вариант" (Четвёртое измерение)
Конкурс: Любимый конёк – 2. Поэзия
Дата: 28.04.15 09:04
Прочтений: 321
Средняя оценка: 10.00 (9)
Комментарии: 9 (29)
Выставить оценку
литобзору:
Кони привередливые
Один из обзоров на этом конкурсе заканчивался так: «Проза лучше». Предполагаю, что речь шла о параллельном конкурсе прозы с таким же названием, что и данный. Действительно, там есть интересные тексты. В этом смысле фраза «Проза лучше» понятна. Но концовка упомянутого обзора все же не давала покоя.
Думаю, дело здесь вот в чем. Проза «честнее» – сразу видно, есть ли что автору рассказать читателю или он сам не знает, зачем пишет. А у стихов имеются почти обязательные технические составляющие. Такие, как рифмы, ритм, тропы, пр. И они могут быть очень удачными, они могут оттянуть внимание на себя и оставить текст «на плаву». Тем более, что в стихах чаще всего доминируют эмоции, которые «поселяются» в метафорах и, вроде бы, тогда все ничего. Правда, если «поселяются» да еще в метафорах, то тогда и в самом деле ничего. Но речь не о таких счастливых случаях.
Впрочем, и при доминировании эмоций от точности формулировок никто не освобождает. Допустим, в «Психозе» есть строка:
«Зиме намекнули: «На выход, с вещами!»...
Как я понимаю, «На выход, с вещами!» – это приказ, который интеллигентно дать нельзя. В любом случае так не намекают. А если и бывает, то вот что приблизительно по такому же поводу сказал один из литераторов: «В жизни случаются удивительные вещи. Но жизни не надо заботиться о правдоподобии. А писателю надо».
«Полынья»
Здесь интересны ритм и звукопись. Не сказать, что ритм – «чисто авторский», но использован умело. Хорошо использована и звукопись: «За горизонт/Золотой планктон,/... зонтом». И еще:
«Не знаю, что там они поют,
Но их там-тамы спонтанно бьют
Под дых,
Без продыха,
Мать твою...»
«Там» и «там-тамы» – хоть и на поверхности, хоть и каждый видит, а поди используй эту поверхность, а поди увидь. «Дых»/«Без продыха» – еще приемлемо, а вот «мать твою» вряд ли. Идиоматические выражения в стихах могут быть очень хлесткими, очень эффектными, а здесь-то? Слова-сорняки типа «блин». Только песню портить.
«Осень наступила»
«Домой я пьяненький бреду,
Грустя, что осень наступила».
Назвал бы эти строки «вершиной русской поэззи», да боюсь реакции трезвенников. Предыдущие строки – только подготовка к двум последним. На мой взгляд – несколько многословная подготовка.
«и цветёт резеда»
Рифма «дожди-жизнь» – больше графическая, чем фонетическая. Но отчего же и нет? Ударение в «вирши» мне не понять. Вроде бы, не там стоит ударение. От «сплеталаСЯ» и «человечек» на душе тепло, но все же так давно не говорят. То есть говорят, но в специфических случаях, очень редких. «Пусть не говорят, но писать-то можно?» Конечно, писать можно, но резонен встречный вопрос: «А читать?»
«Сказки Иерусалимского беса»
Открыл стихотворение, удивился объему, но потом воззрадовался. С каждой строкой радовался, что стихотворение не короткое. Для него нужна рецензия, а для обзора достаточно одного слова: отлично.
«Краски»
В самом деле «Картина прекрасная». Читатель этому должен поверить на слово, потому что картина перед глазами не встает. Экскурсовод водит группу инвалидов по зрению по картинной галерее:
«Перед вами прекрасная картина».
«Да».
«Утренний полёт или приготовление чаепития»
Пробовал услышать первую строчку. В пятистопный ямб попадает, но «Sir!» требует ударения, а тут как бы не так. Впрочем, какой из меня знаток английского? Никакой. Также, как знаток немецкого. Хотя в данном случае буду поуверенней: с «немецким» ямбом, вроде бы, все точнее.
Продолжая тему: стихотворение с немецким качеством. Ритм четок, как стук сапог по мостовой. К рифмам не придерешься. Композиция выверенная. Но шутка на предмет импортозамещения не проходит, как и «Мэйд ин Джомини». Текст с качеством на зависть.
«Дымок черёмух вьётся над садами...»
Воспринял как сонет. Но не классический с рифмовкой abba abba ccd eed, а как бы шекспировский abab cdcd efef gg. Сюжетно-эмоциональный перелом на 13-ой строке. Конечно, «капли сожаленья» и «тени прошлых лет» пришли из сонетов, написанных веками ранее. Их бы там и оставить. Но настроение чувствуется, сопереживаешь.
«Весна и Лаврентий».
Не очень люблю «неизысканной речи». Но в данном случае «неизысканности» приемлемы. Даже более чем. В строке «Но ко мне же уже с тринадцати» лишнюю «же» можно убрать, типа: «Но ко мне уже лет с тринадцати». По прошествии времени, наверное, уже не будет помнится точный возраст, когда... Будет казаться, что всегда. Но чтоб Берия? На конкурсах ничему не удивляешься, но такой случай эксклюзивен.
«Наваждение»
Надо же: 3-ий пеон. Не то, чтоб немыслимая редкость, но встретить приятно. Пеоны всегда напевны, этот тоже. Для стихотворного текста с четким сюжетом подходит оптимально. И с рифмами нет небрежности. В общем, прилично.
«ОЙ ВЫ, КОНИ МОИ ВОРОНЫЕ...»
Поучительная история. Видно, если играть после «этого», то только в шашки и только в Чапаева.
«Она давно никуда не ходит...»
Пример самогипноза. Хороши последние строки: «Она примерит, как туфли, возраст – На тонкой шпильке». Хороши некоей неясностью, за которой ясно видно, зачем нужен самогипноз.
Baby-doll
Интересно, как «записано» стихотворение и как оно «сделано». Автор тщательно прячет рифмы внутри строк. Даже кажется, что тут белый стих. Рифмы, в самом деле, не звучат, хотя с ними все в порядке: отточенные, звучные рифмы. Думаю, автор так подчеркивал «скомканность мыслей». И – все-таки – неординарность ситуации. Все – рифмуется, но зачем всем это видеть?
«Непогодное»
Как бы развернутая «метеометафора». Использовать «заводную пружину внутри» рискованно – трудно фразеологизм сделать действенной метафорой. «Сопливая дрянь» – резковато на мой взгляд. Чувство «старения души» знакомо многим, и многие говорят об этом точно такими же словами; имело бы смысл поискать другие.
«Снова»
Хороша метафора: «Мысли хрустят, будто сахар дробят молотком». Впрочем, и «мышь в сердце» пищит неплохо. Впрочем, все «картинки» прорисованы хорошо. Как-то даже энергично. Несколько вяла «развязка» текста, да в ней это слово и употреблено. В дополнение еще и «мысли о скучном». Но в целом – все четко.
«ДЕД И КОЗА»
Ну что ж, будем брать пример. Что нам остается делать?
«Снег»
Из каждой строки «прет» энергетика. При такой энергетике косноязычие кажется естественным. Ну, не может человек в таком состоянии изъясняться литературно. И лексика типа «жрать» оправдана. Архаичный «Тать» понадобился, наверное, для того, чтобы не срифмовать «глотать» со «жрать». Тем не менее, есть в тексте как бы «смачность», которая отнюдь не отвратительна, приемлема.
«Ноябрь в Заонежье»
На Севере места святые, там видеть Петра-апостола вполне реально. В каком-то смысле все равно где ходить «по морю аки посуху»: по Онеге или по Мертвому морю. Дело в вере, не в составе воды. Картинки реалистичны, зов Петра естественен и читателю главное – не «усомниться». Вроде бы, автор безошибочен, можно и пойти.
«Козел Отпущения»
Творческое прочтение известной притчи. Или ерничество? В любом случае, с технической стороны здесь все очень обычно, а «сокровенных смыслов», вроде бы, не проглядывается.
«Пардон, мадам»
Ну, если автор не беспокоится, то и читателю зачем беспокоиться?
«Жизнь кончилась, сука такая»
Рифмовать «безумье» и «ум я» – очень смело. Тем более, что составные рифмы задерживают на себе внимание. Зачин «Жизнь кончилась, сука такая:/Бездарно, внезапно и зло» – обещает немыслимые откровенья. Но «Красное платье гетеры», которое «Устало упало к ногам» откровеньем не воспринимается. Энергия зачина растворяется в «закоулках души». Есть что-то в «курсах обмена» – если не свежесть, то верность сеюминутности.
«Псковское лесное»
Тихая и ясная картинка леса. На мой взгляд – слишком тихая. Великолепен веник, похожий на лешего.
«***»
Не знаю: найдется ли читатель, который этот текст перечитает заново.
«По автобану»
В общем, даже ничего. Легкомыслие первых десяти строк искупается неожиданными двумя последними. С лихвой искупается? Не знаю.
«Королевы смеются первыми»
Живо. По-королевски беззастенчиво не только в образах, но и в рифмовке. На идею работает. Правда, не все, что работает на идею, безупречно. Но на то она и королева: не все упреки к ней прилипают.
«Зверь невиданный.»
Зверь хорош! И «ловитва». В смысле, лексика интересная, пахучая. Не плохи «пиксели» и рифмы. В общем, есть что посмаковать.
«Угрюмое лицо»
Еще бы не угрюмое – с четко различимыми ушами. Впрочем, сказано вдохновенно. Такое долго не забудешь. Не знаю, что творится с ритмом и рифмами. Оправданной системы не увидел.
«ода толстым, о нет не толстым»
Есть находки: «приходит некто без бороды...» и «закончить этот рифмованный ад...» Ведь точно сформулировано: рифмованный ад. Если для автора – ад, то каково читателю? Мне непонятно: если сочинять было не в кайф, то зачем это сочинение подсовывать читателю? С надеждой, что ему будет в кайф? Да откуда же надежда такая? Разумеется, можно сочинять для себя. Вот Пушкин говорил: «Пишу для себя, печатаю для денег». А на ЛС денег никто не даст.
«Бабушка с собачкой»
Читал и «сам себе казался» маятником: нравится/не нравится, нравится/не нравится. Вроде бы, тема благодатная, и мысль ничего. Но натыкаешься, допустим, на «любимых жен». Понятно, что все мы прожили не ангельскую жизнь. Но в данном случае кажется, что речь о гареме. Или вот «непосильный крест». Не буду защищать тезис, что каждому крест дается по его силам. На жен силы есть, а тут непосильно. Но ведь сказано как бы «не свежо». И т.д.
«Многоцветница»
Стихи о многоцветнице. В общем, трудно понять, что это такое конкретно. Но и не нужно понимать. Ясно, что это – восторг. И текст восторженный, воздушный... О чем? Ясно же: о многоцветнице.
Дьявол в изгнании. После Всемирного Потопа
Все-таки хорошо бы исправить ошибочки и опечатки. Хорошо бы почитать, что такое ямб и проверить количество стоп и слогов, загибая пальцы, если на слух не получается. При всей благожелательности я не могу воспринимать ритмические неумелости как художественный прием.
«Мемическое»
Где-то читал, что скоро романы будут писать в стиле СМС-сообщений и такие же по объему. Тут смайлики. Что ж: лиха беда начало.
«Я выбираю бег»
Идея и материал, из которого сделано стихотворение, в общем-то, приемлемы. «Бег по щебню старых ран» – ну, ничего. Можно было бы иначе, да у всех свое понимание, как лучше.
«Время лежит на мне пластами тяжелой глины...»
Хороши «слепые пальцы глаз». Немного «из головы», но нормально. Есть в тексте трудолюбие демиурга, есть. Хоть идейно не согласен, но нравится вот это, почти Вольтеровское: «Люди лепят из глины себе подобных./Люди забыли себя. У них не выходят Боги».
«Любовь — это...»
Читаешь: «Любовь - умение отдать» – и дальше как бы и не интересно читать. Но вдруг хитренькое: «Порой с возвратом». В общем, так на протяжении всего стихотворения: то скучаешь от «умения терять,/Себя порою не понять», то вдруг неплохой образ с алмазом. Не новый, но все-таки неплохой.
Можно последнюю строчку представить так: «При свете вспыхнет он тотчас».
«Песня на бересте»
Простые слова, простые образы, простые мысли – что еще нужно человеку...? Может, когда-нибудь мы и поймем, что нужно только это. Когда-нибудь.
«Читая Пушкина»
«Как просто - взять и написать,
На конкурс сразу же послать:
В жюри хотя бы прочитают –
Они обязаны...»
Прочитали. У жюри нет ответа на вопрос: «Я Вам пишу... Зачем?..»
«Баллада о Героях»
Остроумно. Все предсказуемо, но остроумно. Технично. Грамотно. Но в преамбуле к конкурсу сказано: «оценка ... по своему усмотрению». Грешным делом, меня объем подавил. Не в том дело, что времени жалко. Просто при таком объеме трудно воспринимать строки как стихи. Невозможно сохранять напряженность чтения.
"Степи синеглазые..."
Понравились степи. И то, что они синеглазые. И вот это «Нет иного кладбища,/чем Божья грудь». Может, с канонической точки зрения немножко вольно сказано, но мы ведь не богословы. Хороший ритм. Впрочем, все хорошо.
«На остатках истёртых костей»
Этакое «готское» стихотворение. Тяжеловато читать не только из-за «истертых костей». Вроде бы, анапест соблюден до последнего слога, но он часто «составной»: «власти лунной... слепых дней...» Может, готы будут в восторге, им понятнее, о чем и для чего написан текст.
«Утро»
Картинки хорошие, но они как бы не в цвете. Не хватает метафор, что ли? Мне кажется, пресновато. «Волшебно, как в детстве» – совсем бесцветно. Сорока с докладом «о текущем моменте» – тоже подозрительна. Образ-то хороший, но в совокупности с истертой фразой про момент получается не то. А конец замечательный.
«В Темноте»
Понравился «стержень» стихотворения. Ну и ничего, что читаю об этом не в первый раз, обо всем написано/переписано неоднократно. Но в тексте использованы простые слова – слишком простые, чтоб старый образ мог засверкать.
«глинтвейн Бога»
«Слышу умолкнувший шум божественной эллинской речи». Прекрасный верлибр!
«Читая Хлебникова»
Здорово, когда на стихи вдохновляет такой поэт! Меня и эти, конкурсные, стихи подвигли полистать сборник Хлебникова. С удовольствием полистал. А автор в свое время еще напишет стихи, которые мы тоже будем листать с удовольствием. Надеюсь.
«Денису Давыдову»
Уверен, что Денис Давыдов был бы польщен этими строками. Сам он сочинял стихи несколько по-другому. Ну, потому мы и пишем, что все мы такие разные и обо всем хотим написать по-своему.
Если в целом, то мне показалось, что поэтический конкурс «Любимый конек» по количеству приличных текстов не уступает прозаическому тезке. Может, таких текстов и поменьше, чем «пятерок», которые поставят «жюристы». Может, наоборот. Да когда была правда в оценках? В любом случае – дело не в них.
С уважением
П.Р.