Литобъединение: МОлНиЯ!
Конкурс: Во имя света и тепла
Дата: 17.04.15 00:30
Прочтений: 208
Средняя оценка: 10.00 (5)
Комментарии: 2 (2)
Выставить оценку
литобзору:
Конкурсные работы 16-30
***
Продолжаем читать конкурсные работы… На очереди – следующие 15.
16. «Поплачь, славянка», Стукало С. Н.
Перед нами – достойный образец патриотической лирики, просто и проникновенно рисующий картину «новоросского полнолуния». В своем произведении автор затрагивает глубокие и актуальные темы, к которым невозможно остаться безучастным каждому мыслящему человеку. Жанр работы не случайно определен как «публицистика, поэзия, политика, лирика».
В голосе поэта, в его обращении к своей лирической героине – «славянке» - звучат искренние теплота и сочувствие: «Я знаю — ты сейчас не спишь, / Ты отпеваешь полуночно / Сынов своих, стоявших прочно / Там, где теперь шумит камыш…»
Стихотворение строится на контрасте – противопоставляются «там» и «здесь», «мир» и «война», прошлое и будущее: «Рукой подать — Камышин там, / И Сталинград, где спят герои, / А здесь — ночами бабы воют, / И дети тонко голосят. // <...> // Там хорошо... Россия там. / А ты поплачь, поплачь, славянка...»
Читая такие строки, невозможно не вспомнить стихотворение Н. А. Некрасова «Поэт и Гражданин». Автор работы, представленной на конкурс, – подлинный, неравнодушный Гражданин, готовый принять на себя ответственность за покой и благоденствие родной и / или братской страны: «А я — проспал. Я не пришёл. / Я вспоминал Олимпиаду. / И в церкви старой, у лампады, / Причин молиться не нашёл…»
Заканчивается произведение достаточно трагично, рисуя картину мистического полнолуния, безразличного к чувствам и судьбам страдающих людей: «Поплачь, усталая душа… / На то оно и полнолунье, / Чтобы просить пусто и втуне / Тех, кто не слышит ни шиша».
Однако в душе автора, смею полагать, теплится надежда на то, что общими усилиями и верой, рано или поздно, все образуется. И стихи свои поэт слагает не только от боли и отчаяния, но и – «во имя света и тепла»…
17. «Не заглянув в твои глаза», Стукало С. Н.
Другое конкурсное произведение того же автора принадлежит к любовной лирике. Чувства лирического героя искренни, общечеловечески понятны: «Не заглянув в твои глаза, / Мне не уснуть, не успокоиться…»
В стихотворении присутствуют интересные сравнения и метафоры: «Душа моя ветрами полнится / Она — как парус корабля. // Её шторма — шальные призраки, / Её странички — о тебе…»
Любовь и на склоне лет человека не утрачивает для него своей напряженности, болезненности, противоречивости, подобно бессоннице: «Я эту боль зову по имени, / И в ней живу, не зная сна, — / Моя последняя весна / Горит седин усталым инеем. // Она не спит, ветрами полнится, / Но кораблю в твой порт нельзя...»
Стихотворение красивое, грустное, плавное и мелодичное, каким и полагается быть романсу. Однако пронизывающая его печать светла, и окончание не воспринимается безнадежным. Ведь любовь, какой бы они случилась, есть подлинная основа всего сущего. Ведь пока человек способен испытывать сильные чувства, потрясающие и преображающие его душу, - он по-настоящему жив. А потому хочется только порадоваться за героя, произносящего: «Не заглянув в твои глаза, — / Мне никогда не успокоиться»…
18. «А ты один», Южана.
Интересное стихотворение, где в центре изображения и читательского восприятия оказывается «огонь, дающий тепло, свет и счастье». Что это за огонь? Бог, Душа, Любовь…? Нам остается только догадываться.
Автор задействует множество глубоких и емких сравнений, при помощи которых передается состояние одиночества: «А ты один, как тень без света, / Как парус в штиль, как ночь без сна…»
Красив и ярок образ мчащейся кометы: «Летишь, расплёскивая лаву, / Своей искрящейся души…» Своеобразны источник и цель этого стремительного движения: «…Мертвенный свет далёких звёзд / Заставил жизнь твою так мчаться…»
Привлекательна метафора встречи, случившейся как спонтанная вспышка: «Дорог судьбы переплетенье / Ты разжигаешь впереди». Когда вспыхивает новое чувство, двое становятся прочно связаны, и тот, кто прежде был один, - становится единственным: «Кометы пламенною силой / И мне достался твой огонь / Тепла любви…»
Любовь способна преобразить человека, сподвигнуть его на свершения и достижения… Даже если это оказывается не по силам, подлинное чувство всегда безусловно и самоотверженно: «…Но всё же бездна / Не по плечу мне, как ни мчись, / Я, не догнав тебя, исчезну, / А ты один, лишь ты – вернись».
19. «Июльский день», Мартишин Ю. Ф.
Простая, спокойная жизненная зарисовка…
Начало стихотворения передает ощущение нежного томления в неторопливой, живущей по собственным непреложным законам природе: «Погладил ветер летнюю усталость, / Шевелится зелёный сонный лист…» Разморенные птицы от скуки на все лады соревнуются в изобретательности: «Ворона напугала чью-то старость, / А соловей придумал новый свист».
И кто сказал, что поэзия должна создавать только возвышенные образы и что она не может задействовать обыденные детали? Автору стихотворения удается вплести в поэтическую ткань самые «разномастные» подробности: «…Солнце в день погожий. / Загар, рыбалка, озеро в ночи. / Идёт в футболке и трико прохожий, / Несёт в пакетах пиво и мячи».
Не лишен герой стихотворения ни чувства юмора, ни трогательной непосредственности, которую подчеркивает и усиливает образ юркого мальчишки, дожидающегося отца в предвкушении вылазки на природу: «Малыш с утра готовится к походу: / В огромной сумке - целый магазин».
Последняя строфа стихотворения отражает атмосферу своеобразного «земного рая», полного долгожданного отдыха и основательного довольства: «Душа трепещет от земного рая. / Влюблённые гуляют до утра. / Лежу на пляже, щурясь и зевая…»
Невольно представляя себя на месте лирического героя и проникаясь его благодушным расположением и приятной ленцой, не можешь не согласиться с автором в том, что «июльский день» (особенно на контрасте с текущими «трудовыми буднями») - «пора», безусловно, «прекрасная»…
20. «Весна-красна», Мартишин Ю. Ф.
Стихотворение совсем короткое, но у автора вполне получилось нарисовать довольно милую и симпатичную «весеннюю» картинку.
Перед нами предстает нечто, с одной стороны, волшебно-сказочное: домовой, притаившийся за печкой; «дальняя дорога», открывающаяся за окном; «весна-красна», которая спешит-торопится домой; «лохматый лес», покрытый сочным и свежим «зеленым цветом», освобождающиеся от снегов привольные плодородные поля…
Вместе с тем, мы видим здесь и что-то привычно-родное, уютное, успокаивающее: «усталость и тревога» в глазах дорогого и близкого человека; ранние цветы, которые, наряду с добрым приветом, захватил с собою в гости беззаботный путешественник – лирический герой; вкусные домашние пироги с ароматным чаем, которые уже поджидают на столе…
Все это вместе оставляет ощущения самые теплые и приятные, наполняет радостью весеннего обновления – за что автору большое спасибо.
21. «Сонет», тот, оɹоʞ ты ищешь ✔.
Как явствует из предварительного замечания, автор «попытался взглянуть на мир глазами современника Петрарки, глазами человека того времени. С простотой и наивностью, присущими тому веку».
Лирический герой стихотворения – обычный человек, который хочет любить, хранить в памяти, видеть в снах («…Я же всю жизнь свою тебя любил, / Как порожденье самых светлых снов»), посвящать стихи и жить дальше… смиренно принимая, отпуская и доверяя Богу («…Господь простит ошибки и грехи, / Ты только лишь любить себя позволь»).
Несколько печальным аккордом звучат заключительные строки: «…Так же, как жил я буду дальше жить, / А сверху будет Бог смотреть хитро, // И моя жизнь не принесёт добра, / Но знаю это не твоя вина».
И если задуматься, то невозможно не согласиться с поэтом в том, что, «научившись кое-чему», «мы /человечество/» за время своего развития многое «потеряли так уж точно, чистое и доброе, причём где-то на уровне своей души. Души человеческой».
Может быть, поэзия поможет нам остановить сумасшедший бег, оглянуться назад, сравнить разные периоды развития общества и состояния человека и попытаться сохранить нерастраченным хотя бы что-то, что в нас еще есть искреннего, чистого, подлинного?..
22. «Нарушительница», Михайлин В. М.
Занятное лирико-юмористическое стихотворение, в котором есть и проникновенные, грустные нотки, и грубовато-карикатурные штрихи.
Объектом высмеивания, думается, становится общество, стремящееся уровнять всех и вся, подогнать под определенные стандарты, заключить в привычные рамки. Между тем как подлинная красота раскрывается только в естественной, вольной, открытой среде. И это самое природное естество в конечном итоге оказывается сильнее любых «головных» запретов и ограничений: «А природа про кризис не знала, / Без указа опять ожила, / Резко скинув с себя одеяла, / Обнажилась со сна до гола…»
По большому счету, это печально, когда на всякое свободное проявление следует реакция: «Вызывайте полицию нравов...» Но особенно больно, когда в действие вступают распоряжения и указания, по которым что-то «положено», чтобы получилось «правильно», чтобы выглядело «как надо»: «Быть природе положено серой, / Дай каптёр ей тюремный прикид!»
Но в том и состоит функция юмора, чтобы под непритязательной оболочкой, легкой и забавной на первый взгляд, донести до читателя глубокую и серьезную мысль. И это стихотворение, при всей его внешней простоте и напускной грубоватости, воспринимается как своеобразная форма борьбы автора со «злом» и утверждения собственных ценностей.
23. «Время года», Белькович В. П.
Хорошее, оптимистичное, жизнеутверждающее стихотворение: «Может быть, отмели все мои феврали, / но не все откапелили марты!»
Внешнее («Глубь морщин всем видна. На висках седина»), изменчивое и порой «нежелательное», противопоставляется внутреннему, глубинному, прочному, составляющему жизненную опору («...Душа времена / не меняет по внешним приметам»).
Автор затрагивает всегда актуальную тему неумолимого времени: «Время очень сильно. Время делать вольно / всё, что хочется, с обликом внешним». Однако человек способен сопротивляться его разрушительной власти: «Но в меня внедрено время года одно / и, как прежде, является вешним!»
Итоговое восклицание стихотворение обнадеживает и наполняет силой и радостью, ведь пока человек молод душой – для него многое возможно.
24. «Я часто вспоминаю север...», Солоницына Е. А.
Стихотворение сопровождается пометкой «воспоминания», и это указание находит свое подтверждение уже в первых строчках: «Я часто вспоминаю север, снежные пустыни. / Где ужасом незримым пропитан серый лес».
Автор создает производящую сильное впечатление картину одухотворенной, наделенной памятью и силой северной природы, «где ветры стонут будто бы живые, / И слёз ручьи бегут с небес. // Тут одиноко и бездонно море, / В плену кристаллов изо льда».
Мысль, вложенная в стихотворение, глубока: «Быть может, помнят небеса былое горе, / Как жизнь когда-то здесь текла? // Как бились люди за свободу, / За честь, за родину свою». Однако исполнение технически несовершенно, имеют место перебои ритмики; работа, безусловно, требует доработки, чтобы ее достоинства стали более проявленными и заметными.
Образы же автору удается подобрать сильные и «живые», что особенно хорошо видно в заключительной части стихотворения, рисующей героические и величественные северные пространства: «Теперь лишь память здесь… / И стены замков на просторе, / В былые времена укрывшие от всех».
25. «Не спалось», Виктор Батраченко.
Как указывает автор, произведение написано под некоторым влиянием стихотворения Антона Антонова «Ночь мимо медленно плыла» («навеяно» им).
Поэту удалось сложить плавные, мелодичные строки. Умело он задействует изобразительно-выразительные средства языка («население ночного леса», «и тумана плотная завеса / наползает медленно на нас» и т. д).
И хотя жаль, что многого не выразишь словами, иногда, в редкие счастливые моменты, все же получается излить насущное, сокровенное: «...Вместе с нами ночью не спалось / соловьям. Какие песни спеты!»
Окончание стихотворения тоже видится достаточно удачным. Перекличке авторов (шире – родственных поэтических душ) соответствует переплетение чудесных соловьиных песен в затихающем предрассветном лесу: «Как они старались петь для нас, / вдохновенно, громко, без повторов! / Тема наших долгих разговоров / в дивных песнях их отозвалась…»
26. «Весенняя радость», Владимир Юденко.
Милая, расцвеченная солнечными лучами и проникнутая нежностью пейзажная зарисовка. При помощи природных образов передаются сокровенные чувства лирического героя: «Поделюсь я светлой радостью / наступающего дня: / петь соловушка старается / для меня».
Человеку, наполненному ощущениями весеннего обновления, одинаково радостны и дОроги и солнце, пробивающееся «между тучками», и прохладный моросящий дождь, и легкий освежающий ветерок, и птицы – соловей и дятел; и пробуждающиеся к жизни деревья…
В небольшом по объему стихотворении – множество подробностей, выхваченных из реальной действительности зорким взглядом и чутким сердцем поэта («звук пернатого стучащего - / от сосны», «почки с клейкими листочками» и т. д.).
Особенно трогательно последнее четверостишие, в котором находит воплощение чистое ожидание любви, счастья и вдохновения: «Ветер спит с берёзкой милою - / так влюблён! / Белизной неповторимою / вдохновлён».
27. «Плёс. Веранда над Волгой», Ольга Королева.
Прекрасно это стихотворение, в котором умело передается неповторимая атмосфера старорусского провинциального городка. Великолепна богатая метафорика, которую автор активно задействует, начиная с первых же строк: «Стала парком гора Соборная: / Заросли крепостные рвы. / Обвивают тропинки торные / Всю ее и лежат как швы».
Произведение отсылает к истории места, сопоставляет прошлое и настоящее городка, в котором теперь все стало заметно иначе, чем было прежде: «Спуск к реке стал дорогой каменной / И слободкою рыбаков».
Привлекателен мастерски воспроизведенный пейзаж: «Дым белесый, плывя над банями, / Книзу стелется молоком», «…И плывут за лесной рубеж / Облака цвета каши рисовой: / Прямо ложку бери да ешь». Симпатичны упоминания разной домашней живности, которая органично вплелась в систему образов стихотворения: «Лает пес и кудахчет курица…»
Многочисленны разнообразные детали, составляющие приметы быта: «булыжная улица», сладкий аромат кипящей в тазах малины, «купеческий дом-логово», клубящийся на веранде пар, «подбоченившийся над Волгою» закипающий «царь-самовар», «похожий на печь теплоход», копченый лещ, который продается «на базаре у белой пристани», сервизы с хохломской росписью… Все эти мелко прописанные подробности замечательно помогают автору передать дыхание «живой жизни» и доставляют увлеченному русской стариной читателю неповторимое удовольствие.
И стихотворение в целом воспринимается не как «текст», но как богатая, многомерная, полнокрасочная картина…
28. «Подснежники», Коновалов.
Автор стихотворения определил его жанр как «ужасы», «юмор», «поэзия». Что ж… почему не попробовать дать и такую интерпретацию мартовского преображения в природе? Тем более что за внешней карикатурностью в работе иногда пробивается лирическая струя, в своеобразной форме ведется разговор о жизни и о чувствах: «Чувства мертвых тоже не иссякли / Вопреки теориям из книг», «Бродят одинокие подснежники / Ласки ищут и любви хотят»…
29. «Баллада о последнем листе», Димитрова Галина.
На текст этого стихотворения написана авторская песня; можно отметить его характерный ритмический рисунок, неторопливость, «плавность».
Произведение предлагает оригинальную трактовку темы конкурса, поскольку здесь рассматривается не весна, как в большинстве других работ, а противоположный ей «пограничный» период, когда «зима еще снежком не делает пометки, / И осень не спешит себе давать отбой». И речь идет о том, чтобы «бороться с судьбой» «из последних сил», обогреваясь и укрепляясь даже призрачной и мимолетной надеждой, «верой в миражи».
Человек уподобляется одинокому листу, «зеленому по весне», но теперь «пожухлому и иссохшему», который отчаянно «цепляется за жизнь» вопреки обстоятельствам: «…И несмотря на то, что выглядел нелепо, / Старался он еще хотя бы день прожить».
Печальна картина одиночества, обреченности, когда «нет золота берез и пурпура осин» и «последний желтый лист висит на голой ветке…»
И все же, узнавая себя за центральным в стихотворении образом «последнего желтого листа» (а это словосочетание повторяется четырежды, то есть внимание автора акцентируется на нем отчетливо и указанная параллель проводится весьма настоятельно), каждый из нас не может не проникнуться сочувствием к ближнему, с одной стороны, и готовностью к активному, преобразующему, созидающему действию – с другой: «Мы не спешим туда, пока хоть как-то мыслим, / И, словно этот лист, цепляемся за жизнь».
30. «Серый апрель», Димитрова Галина.
А вот и «весеннее» стихотворение того же автора, написанное в его своеобразной, узнаваемой манере. Простые строки, образы, взятые из живой действительности, смиренное принятие мира и желание видеть его, сквозь «серость в поволоках», - добрым, чистым, солнечным, ярким…
Так, дождь не вызывает тягостных ощущений у лирической героини, которая ласково называет его «дитя апреля»; не пугает «это небо без луны».
А может быть, пестрота и цветность соответствуют периоду бурных эмоций и некоторой жизненной неустойчивости, неопределенности – какие, скажем, бывают в начальный период отношений двоих людей: «…Акварели, / Что рисовали нам весну, / Что придавали цвету нежность, / Когда казалось: вот проснусь, / А ты мираж и вдруг исчезнешь»?
Тогда «серость», «седину» можно соотнести с бытом, уютом, покоем, прочностью и стабильностью, и в этом смысле они, действительно, не воспринимаются как нечто мрачное, а являются лишь необходимым этапом на пути к совместному будущему: «Пусть серой краской все кругом / Покрыла странная природа, / Весна в костюме дождевом / Дарует холоду свободу…»
Когда же это будущее наступит, «когда ко мне ты подойдешь, / Обнимешь» - все будет видеться иным: «…Подобреют тучи, / Покажется веселым дождь / И ветер не таким колючим».
А потому нужно наслаждаться текущим мигом, из которого уж сейчас прорастает нечто счастливое, необыкновенное… в природе проявляющееся как долгожданная Весна: «Ты посмотри со стороны / На эту серость в поволоках - / Прислушайся: шаги весны / Журчат ручьями в водостоках».
***
Что ж, на сегодня достаточно… Всем спасибо за стихи. Вдохновения вам, дорогие «коллеги», творческих успехов и весеннего настроения! )