Литобъединение: МОлНиЯ!
Конкурс: Во имя света и тепла
Дата: 09.04.15 23:22
Прочтений: 248
Средняя оценка: 10.00 (5)
Комментарии: 2 (2)
Выставить оценку
литобзору:
Конкурсные работы 1-15
***
Устойчиво придерживаясь того мнения, что восприятие художественных произведений – дело крайне субъективное, в своем беглом обзоре по традиции ограничусь указанием лишь того, что понравилось лично мне как читателю в каждом из произведений, представленных на конкурс. «Понравилось» - это значит «задело» по внутреннему звучанию, привлекло идеей либо показалось более или менее оригинальным по форме.
Сегодня рассмотрю первые пятнадцать работ…
1. «Я НА ОДНОМ ДЫХАНЬЕ НАПИШУ», Туровская Л. О.
Проникновенная лирика, строки льются легко и мелодично: «Я на одном дыханье напишу, / Хотя все строки собраны на свете»… Красиво и трогательно звучит: «Спою о том, как душу дразнит ветер, / Как жалобно сверчок грустит о лете, / Как нестерпимо быть за всё в ответе...» Интересным показалось также: «Тревогой и дорогой сердце бьётся».
В четвертой части стихотворения передана гамма основных человеческих взаимоотношений: «И тёмной ночью: “Ты кричишь, проснись!”» - хорошо, когда рядом есть близкий и любимый человек, когда есть кому разбудить и успокоить… «И вкрадчиво: “Смотри, не ошибись!”» - так и представляются осторожные доброжелатели, искренние и не вполне. «И бережно: “Смотри, не оступись!”» - родные, подлинные друзья. Конечно, все это хочется сохранить в памяти: «…Пусть навсегда останется во мне».
Интересна форма произведения: в заключительной его части собраны все четыре строки, которые по очереди дважды повторялись в четырех предыдущих частях стихотворения, были в них ключевыми: «Я на одном дыханье напишу, / Как золото закат в моём окне. / Всё, чем живу, люблю и дорожу, / Пусть навсегда останется во мне».
2. «Я УСЛЫХАЛА МУЗЫКУ ДОЖДЕЙ», Туровская Л. О.
В данном произведении, как и в предыдущем, читателя ожидает занятная игра с формой, на что указывает уже вступительное примечание автора: «У этого стихотворения весьма интересная подоплёка. Живёт в Киеве один человек. Владимир Николаевич Гоцуленко. Он – продюсер газеты «Московский комсомолец в Украине». Поэт. Стихотворение «Я услыхала музыку дождей» я посвятила ему, введя большими буквами в свой стихотворный текст – названия всех (или почти всех) сборников его стихов». Помимо этих, в стихотворений можно обнаружить и ряд других аллюзий и реминисценций (см. ниже, в комментариях по ходу чтения).
Здесь особенно привлекли:
- «неизведанная сила и неизбывность», «обитающие» в «МУЗЫКЕ ДОЖДЕЙ»;
- «ВРЕМЯ ТРАВ и время исполнения желаний» - исполнено надежды на то, что свое время рано или поздно наступает всему, даже заветному, сокровенному, казавшемуся неисполнимым;
- «Толкаю я обоз воспоминаний» - сразу напомнило пушкинскую «Телегу жизни». И «ДОРОГА К ПУШКИНУ», наверное, не случайно будет упомянута дальше.
- «РОМАШКОВАЯ УЛИЦА в цвету» - красивый, застенчивый, мечтательный образ, напоминающий о юности, чистоте.
- «Стихи таят огонь янтарный, страстный, / Единственный, священный необман…» – своеобразный (и верный) взгляд на предназначение поэзии.
- «ЗНАК НОСТРАДАМУСА, переплетенье слов / Предвосхищает будущее в прошлом…» - а на этом месте пришла в голову ахматовская формула «Как в прошедшем грядущее зреет».
Мило и привлекательно выглядит гармонично «вошедшее» в стихотворение мирное, безмятежное животное: «Не ведая его земных основ / Спит на крылечке рыженькая кошка».
В заключении стихотворения чувства и образы, хотя и не выходят за рамки традиционного ряда, ощутимо идут на усиление, обострение: «Гори, гори, ПРЕДЧУВСТВИЕ ЛЮБВИ, / Крутись быстрее, КОЛЕСО ФОРТУНЫ / СНЕГ ЦВЕТА БОЛИ, душу разорви, / Как в изможденье рвут гитары струны…»
3. «Помню я, как тоска растворилась...», Necromanser' Joke.
Зыбкое, колеблемое стихотворение, увлекающее в путешествие по неизведанным «метафизическим» пространствам… Выделяющиеся моменты:
- «Помню я, как тоска растворилась / Лунным светом в бокале вина» прозрачный, таинственный, привлекательный образ.
- «А в крови растекалась зима» - своеобразная метафора холода («растекающаяся зима» напоминает стынущую ртуть).
- «На озябших ладонях пичугой / Примостилась чужая душа» - образ достаточно традиционен, однако вызывает целую вереницу неясных чувств и ассоциаций… Из детства вспомнилось стихотворение «Поет зима – аукает…» С. Есенина. Ощущения уюта, жалости, нежности…
- «И поет соловьиною вьюгой» - тоже загадочно, но хорошо ощутимо.
- «Отогреть бы ее да заполнить / Тайным смыслом и смехом случайным, / Мимолетное в ней узаконить, - / И свершённое станет желанным» - тут сплетаются довольно неясные подсознательные течения, но, думается, преобладает мотив приятия, примирения, осмысления.
- «На гостеприимном погосте, / Притаившимся между мирами...» - «пограничный» образ, а «погост» почему-то вызывает в сознании рифмующееся с ним слово «мост». Средство перехода как выражение «неконечности», текучести, переменчивости, обратимости, вечности…
4. «И свет небес, и цветность красок Мира», Легенда Дождя.
Стихотворение радует переливами красок и ощущений и жизнеутверждающим финалом. Что хочется отметить…
- «Когда я потеряю облака / Небесной первозданной высоты, / Меняющие формы и черты - / Безмерной будет вечная тоска…» - строки, хорошо передающие иллюзорность «бренного» человеческого (вообще земного) существования.
- Однако если вглядеться в потаенные глубины, все раскрывает некий смысл и приобретает особенную ценность – к примеру, «зелень трав, / Хранящих Эволюции секреты, / В своей Великой памяти планеты…».
- А следующие строки дороги тем, что в них явственно проглядывает (излюбленный мною) образ «времени-песка» (как и «пустыни-Вечности»): «Пустынями бесчувственно-сухими / Затянет безысходность хоровод».
- Привлекателен (несмотря на легкий перебой ритма) «свет земной, / Спасительный и открывающий Начало».
- «Когда я потеряю мысль о том, / Как Мир любим и люди дорогие…» - на грамматике немного «спотыкаешься», но само сочетание «потерять мысль» представляется соответствующим описываемому состоянию небытия.
- «Слепые ночи как и дни глухие / Печать поставят с собственным гербом» - «печать» (отпечаток пережитого в памяти?) как образ хороша.
- «И свет небес, и цветность красок Мира» - образ также, несомненно, удачный, и, почувствовав это, автор не случайно называет приведенной строкой все свое стихотворение.
А вывод, оформленный просто и безыскусно, призывает читателя развивать в себе «способность» оценить красоту и счастье каждого текущего момента, поскольку «лишь человек, способный оценить, / Не потеряет, то, что сердцу мило».
5. «Радует!», Марина Чекина.
Автору этого стихотворения не откажешь в таланте и мастерстве, наличии собственного, узнаваемого голоса.
Лирическому герою стихотворений М. Чекиной свойственны жизнелюбие и оптимизм: «От солнышка танцую, как от печки».
«Так радует ритмичная основа: / Нанизываю бусины-словечки», - после этих «уютных» строчек сами собой вспомнились Парки, терпеливо и старательно прядущие человеческие жизни…
«А мир вокруг неуловимо-зыбкий, / В нём время – иллюзорно-быстротечно»… Хорошо, легко, свободно, просто и чисто… строки текут как вольный весенний ветер – что тут еще добавишь?
«Так радуют нежданные улыбки / Мне незнакомых встречных-поперечных». А меня как читателя радует смелость автора, с которой он употребляет слова и обороты из самых разных стилевых пластов нашего богатого родного языка, задействует мельчайшие детали реальности, гармонично вплетая их в ткань своего стихотворения… Уместно вспомнить строки прекрасной, мудрой Анны Ахматовой: «Когда б вы знали, из какого сора, / Растут стихи, не ведая стыда…»
«Ах, только б слов восторженных хватило / Осмыслить чувств нахлынувших лавину…» Что ж, привычное и узнаваемое желание поэта, открытого чутким сердцем и «жадного» до мельчайших жизненных впечатлений.
«Так радует апрельское светило, / По-летнему ласкающее спину». Как и на протяжении всего стихотворения, в его заключительных строчках хорошо чувствуется оригинальный стиль автора, читать простые и «солнечные» стихи которого для меня всегда – «отдохновение» и сплошное удовольствие.
6. «Взмахни крылом», Легенда Дождя.
Показалось, что это стихотворение представляет собой обращение лирического героя к собственной Душе, прекрасной и сильной («Ангел»), но отчего-то подавленной, страдающей, отвернувшейся от человека и отказавшейся от полнокровной жизни: «Мой Ангел, ты взмахни крылом - / Полет твой легкий и прекрасный, / К мечтам и воле беспристрастен / Ты на плече сидишь моем, / И небо ждет тебя напрасно».
Пока нет теплоты и понимания между Разумом и Душой, дни проходят быстро и безрезультатно, невозвратимо утекая в «холодную», безучастную Вечность: «…А жизнь моя так быстротечно / Течет прохладным ручейком / В безгранном холоде вселенной» (последний образ особенно понравился).
Когда же внутри человека устанавливаются и царят мир и гармония, становится возможным и то, что прежде таковым не представлялось: «Мой Ангел, ты взмахни крылом! / В ночи являясь огоньком, / На солнце, отражаясь светом, / Ты повернись ко мне лицом / И подними меня до неба!»
7. «нерегулируемый трехперстный перекресток», Потрот Уару.
Стихотворение, как можно предположить, отражает «пограничное» состояние «маргинала» - человека, оказавшегося на перепутье («перекресток»), преодолевающего сомнения, нащупывающего опору (веру, смысл жизни?).
Стоит отметить очевидное своеобразие формы, оригинальную, яркую и запоминающуюся образность, присутствие в стихах намеренной «интеллектуальной» работы (требующей некоторых усилий и при восприятии):
«Как на100%ящий язычник на стог залез,
Ра даром - радаром.
У кого ласки, а у кого и боль же-
лание вызывает
я яму-му засыпал…»
Как относительно («субъективно») понравившиеся («задевшие»), приведу следующие строки (стихотворение слишком неоднозначно, поэтому предпочитаю воздержаться от комментариев и оценок):
- «и 40 ночей постился в постели / из травы и на камнях засыпал»;
- «40 дней не заходит в наш порт Ной, / Потому что он – Колумб Христофор…»;
- «Ибо не надо нам больше никакой веры,
Кроме той, что пребудет с нами бескрайний всего отрешённый покой,
Подобный алмазной себя разумеющей глыбе».
Последний фрагмент, на мой взгляд, - «апофеоз» стихотворения, момент его наивысшего напряжения, вслед за которым наступает спад...
8. «Соня», midnight.
Очень хорошее стихотворение; совершенно, что называется, «в моем вкусе»; и говорить о нем можно много: что ни строка – то глубокая мысль или интересный образ. В центре изображения, осмысления и переживания лирического героя оказывается некий вымышленный мир, созданный игрой подсознания как стихотворение, фантазия или сновидение (отсюда представляется не случайным красноречивое имя «заглавной героини»). По большому счету, таковым «вымышленным миром» («сном») оказывается человеческая жизнь вообще. Если скользить далее в потоке ассоциаций, то субъективно это стихотворение отсылает меня к таким произведениям (песни группы «Наутилус Помпилиус»), как «К Элоизе» или «Утро Полины»…
«Придуманный мир», который заинтересованно разглядывает (держа его на своей раскрытой ладони) любознательная героиня («маленькая Соня») существует «в коробке из-под спичек, пропитанном соком травы». Этот мир может показаться стороннему взгляду наблюдателя, не ведающего скрытого действия потаенных механизмов, изящным и гармоничным… однако не все столь однозначно: «…где играет на сломанной скрипке кузнечик зелёный, / Для восторженных глаз день за днём притворяясь живым».
Что это за «коробок»? Странная, необъяснимая человеческая память, наполненная неясными, едва уловимыми воспоминаниями, пытающаяся уберечь и представить «живым» и «юным» то, чего уже давно не существует на самом деле: «За картонной стеной всё такое же юное лето / Позабытых в альбоме, засушенных диких цветов…»
И кто субъект этих воспоминаний? Герой, болезненно воспроизводящий свою дорогую Соню той маленькой девочкой, которой она некогда была? Сама Соня, давно уже повзрослевшая и выросшая из того прекрасного лета, «что вплетало в покорность волос паутину и ленты, / Осыпалось пыльцою на дно босоногих следов…»
А каким нарастающим напряжением пронизано следующее четверостишие; какие сложные и неоднозначные образы, передающие шаг за шагом построение человеческой жизни, «нагромождаются» в нем:
…Разбивало шершавыми ветками сонные ульи,
Превращало в раскрошенный камень оставленный хлеб,
До небес разжигало стога, чтобы те прикоснулись
Выгорающим жёлтым – к седому, золою – к золе.
И как быстро все же наступает «вечер» (когда на смену тебе за твоей спиной уже «крадется на цыпочках» кто-то другой, неуловимый «наблюдатель» «с повадками младшей сестры»), который – вопреки действительности – хотелось бы видеть «розовым», «лучезарным и зыбким»… Но – «пронзённый соломинкой, словно кузнечик, / Мой спасительный мир» неизбежно терпит крушение, «разлетается в тартарары», и память оказывается не властной спасти его, остановить, удержать…
На редкость гармоничное сочетание идеи и формы, отражение «потока сознания», переплетение «яви и сна» – реальности и душевной, психической жизни… И первая, с большим удовольствием поставленная мною «десятка».
9. «Полной грудью», Дашков С.
Простое и «незатейливое» стихотворение, достаточно удачно передающее предгрозовое напряжение, которое разряжается освежающим дождем: «И тяжёлою тучею ляжет / Летний дождь на траве и грибах».
Так и хочется раскрыться ему навстречу, вдохнуть полной грудью: «Порвалась по швам рубашка / От напора в груди на вздох».
И жаль, что это состояние – очищения, облегчения, свежести, бодрости, наполненности жизненными силами – не длится долго. Лирический герой, ощутивший легкость и счастье свободы, с благодарностью, но и сожалением восклицает: «Пусть останется дождь со мною, / Чтоб озон, ураганы и грозы / Мог вдыхать я в любое время, / Чтобы грудь наполнял мне ветер, / Рвал рубахи, как всадник стремя».
10. «На тёмно-зелёном...», Марина Чекина.
Красивое, плавное, образное описание… в этих стихах, как в хорошем вине, чувствуются «выдержка» и «вкус».
Понравилось: «фикусно-глянцевый фон», «цветы восковой белизны средь листов, как на лоне», сравнение лепестков с «облачным белым сияньем, / Подсвеченным солнцем, так матово полупрозрачным».
Созданный образ цветка действительно достоин метафоры из «древнего сказанья» - «небесная прелесть».
Вблизи мимолетного – по традиции, вечное: «А рядом о берег, как в древности было когда-то, / Колотятся мерно ещё не прогретые волны».
Но разглядеть в «обыденном» эту красоту, к сожалению (или к счастью?) дано не каждому, а лишь тем, кто наделен особо восприимчивым сердцем и острым духовным зрением, - мудрецам и поэтам: «Откроются лишь посвящённым, исконно и чисто: / Цветенье магнолий, и яркая свежесть газона».
11. «Реки света», Вилкова Л.
Стихотворение представляет собою образное описание весны: родные улицы, пробивающаяся всюду ярко-зеленая трава, россыпи одуванчиков под синим небом...
Красиво и безыскусственно просто, как будто рисует ребенок – не обременяя своей кисти пониманием того, как «надо», как «правильно», но от чистого сердца: «Зелёной краской / Под небом синим, / И жёлтым цветом / Краплю, любуюсь».
Название произведения хорошее и гармонично соответствует теме конкурса; окончание представляется удачным, жизнеутверждающим: «Весна на сердце, / Весна в России! / И реки света / По руслам улиц!» Последние две, подводящие итог, строки кажутся мудрыми, сильными, уже совершенно «взрослыми».
12. «Не спится!», Вилкова Л.
Искренне, просто, коротко, без излишних затей и в целом довольно симпатично. С легкостью представляешь, как «песню с писком выпустил скворечник». Узнаешь из жизни эту ситуацию весеннего пробуждения природы, когда «каждый день уже не в семь, а в пять / Крикливым птицам хочется вставать!» Происходящему радуются не только люди и животные, но и предметы, как бы одушевляемые детской / поэтической фантазией: «Под лавкой ждет меня футбольный мяч, / Он, как и я, на солнце стал горяч».
Концовка хорошо передает счастливое ощущение распахнутости миру, открытости навстречу жизни, доброжелательного приятия всего вокруг: «С друзьями выбегаем порезвиться. / Привет, скворцы, не только вам не спится!» Стихотворение оставляет самые положительные эмоции, ведь Внутренний Ребенок живет в каждом из взрослых людей…
13. «Светлый подснежник», Владимир Юденко.
Очень милое, доброе и «светлое» стихотворение – описание первого весеннего цветка.
«Ты подружился с весной и со мной: / сиренево-белый, внутри - с желтизной». Просто, но образно, красиво, ярко, «реалистично».
Интересен метафорический ряд, при помощи которого создается образ цветка: «Подснежник, ты - небо, и первая нежность, / и жёлтое солнце меж туч белоснежных! // Ты светлый подарок от ранней весны, / земли обнажённой ушедшие сны, / ручьёв убежавших прозрачная речь. / Ты - нежность, которую трудно сберечь».
Особенно хороши последние четыре строки, в которых ощутимо свежее дыхание подлинной поэзии.
14. «Бродяга – март (Елена Макеевская - Игорь Хомечко)», Хомечко Игорь.
Стихотворение имеет посвящение и «дату рождения», что мне всегда импонирует (сказанное здесь справедливо и для следующего конкурсного стихотворения, принадлежащего перу того же автора). Написано просто и понятно каждому открытому сердцу. Романс (если рассматривать его как стихотворный текст) представляет собой развернутую метафору, которая вступает в действие с первых же строк, и читательскому воображению легко рисуется влюбленный поэт с гитарой: «Бродяга-март дрожащею рукою / Коснется нежно телеграфных струн…»
Ощущением реальности (так это часто происходит и наяву) проникнуты следующие две строки: «Безумно очарованный тобою, / Начнет свою неверную игру». Вероятно, имеется в виду «игра» не только на струнах проводов, но и затейливые «сердечные забавы»; подтверждение этой догадке находим дальше: «Да только, соблазнившийся рассветом, / Он много выпил теплого дождя, / Он фатом был, шутом, а не поэтом, / И вот теперь фальшивит, уходя».
В стихотворении дается подробное описание даже «внешности» этого «персонажа»: «Он фрак надел, а ветер треплет фалды, / Ах, Боже мой, он так неловок, груб…» А мир вокруг наполнен жизнью и проникнут своей музыкой: «Не слышен из-за джаза на мансардах / Под саксофоны водосточных труб».
Увы, люди нередко склонны ошибаться и увлекаться, но то, что есть в нас истинного, неподдельного, способно оправдать нашу (порой нелепую внешне) деятельность (шире – жизнь): «Но все ж поет он, страстно, увлеченно, / Хоть жалок стих и нервно сбоит ритм, / <...> / Но Бог сейчас в душе наверно с ним».
И потому бесприютный поэт заслуживает теплого человеческого участия, жалости, нежности… как и каждый из нас, способный разглядеть собственные черты под маской хмельного влюбленного марта: «Возьми гитару, проводи бродягу, / Повеселись над бедным чудаком, / Ну, а когда все гости спать прилягут, / Поплачь о нем тихонечко, тайком».
15. «Я уйду, потерпи немного», Хомечко Игорь.
Стихотворение, представляющее собой текст авторской песни, в силу своего художественного задания написано просто и плавно и проникнуто ощущением легкой грусти: «Я уйду, потерпи немного, / Ты давно уже все сказала, / Окунусь в суету вокзалов, / Растворившись в снегах надолго».
Произведение привлекательно тем, что задействует любимые многими «железнодорожные» образы – в нем «суета вокзалов», бегущие по шпалам рельсы, километры тоскливых однообразных перегонов, огни станций, заиндевевшие вагонные стекла… Все это сразу вызывает в душе невольный отклик, пробуждает ощущение романтики, движение, поиска.
В стихотворении присутствует несколько красивых и интересных (при всей своей традиционности) метафор: «И закружатся в белом танце, / Невесомо сплетая руки, / Километры любви – разлуки / В ожерельи безликих станций»; «Между нами совьют преграды / Миллионы секунд – столетий».
Окончание также хорошее; печальное, но в целом (в согласии с темой конкурса) утверждающее: «Ты забудешь меня, возможно, / Только лучше любой картины / Твой портрет мне напишет иней / На оконном стекле морозном».
***
Друзья, на сегодня все… Заранее прошу прощения за прочтение в ускоренном темпе, а потому и возможное недопонимание некоторых моментов. Благодарю авторов – участников конкурса за доставленное мне удовольствие прикоснуться к разноликим и разноголосым поэтическим струям современного литературного процесса. Всем творческих успехов.