Литобъединение: Двойной Смертельный
Конкурс: Призрак Вечной Весны
Дата: 26.02.15 22:48
Прочтений: 369
Средняя оценка: 0.00 (0)
Комментарии: 2 (3)
Выставить оценку
литобзору:
Новости такие в нашем маленьком Кабаке...
На троих одна гитара, струны, коих шесть
Мы несём своё призванье, свой тяжёлый крест.
Бьют без промаха по целям стрелы наших слов -
Мы пришли на эту землю из кошмарных снов. (с) какие-то пьяные менестрели
Сцена 3
Хаос (потрясая листами бумаги): Ну и как это называется, как называется, а?
Джокер (откладывая лютню и отбирая бумажки): Майк и Майка. Вот же, тут написано.
Хаос (отмахивается): Да я не про то. Текст поменялся.
Джокер (покосившись на ряд кучу разбитых кувшинов из-под пива): Текст поменялся, ага, ладно, бывает. Это всё зелёные чертенята виноваты.
Хаос: Ты их тоже видишь, да?!
Дж: Ну, серьёзно, имеет право автор исправить текст.
Хаос: Исправить – да. А если после правки лучше не стало, а скорее хуже? Раньше хоть немножко секса было.
Дж: Да всё равно совсем немножко. И вообще, разве в этом дело?
Х: Ладно, шут с ним, с сексом...
Дж (ворчит): Вот чуть что, сразу шут.
Х: Но из-за вырезания некоторых фраз стало ещё сумбурнее, чем было. Я первый вариант не сохранил, так что цитировать не могу. Но вот про сныть, например, раньше объяснялось. Теперь, правда, объяснения тоже нашлись, но уже поздновато, как с теми ложечками – осадок уже остался. Да ещё и в итоге в новом варианте все события вроде как глюком героя оказались.
Дж (поёт): Бесцветная тоска. Вокруг – иллюзия бреда
Дорога за спиною длиной в две тысячи лун
Верни мне моё имя души, пришедшая следом
Не тронь моих страниц, не исправляй моих рун. (с) Тэм
Х: Вот-вот, как говорится, пока всё работает – ничего не трогай, ничего не меняй.
Дж: А работало?
Х: Тут надо было наращивать мяса на скелет побольше, а не кромсать. И имя героини изменилось.
Дж: И что?
Х: А ничего. Никакой разницы. Хоть горшком её назови, ничего не поменяется. А зачем она тогда вообще нужна такая? Не жалко этих безымянных, неживых героев. Манекены, а не люди. Померли и померли. Статистика. И имени не достаточно, чтоб сделать героиню живой. Кукла Маша, кукла Даша...
Дж: Вот сейчас автор тебя наслушается и пойдёт в очередной раз переделывать...
Х: И что, мне сплясать на радостях? Автору надо самому знать, что и как хочет сказать. А также зачем. А не слушать каждого читателя и переделывать. Один говорит урезать, второй добавить, третий в стихах пожелает, а четвёртому сразу экранизацию подавай, потому что грамоте не обучен.
Дж: Ага, одно дело, когда говорят, что не в ноты поёшь и куплет пропустил, а другое, когда хотят, чтоб вместо лютни им на рояле сыграл.
Х: Сумбурно всё, ох как сумбурно. Сначала вдвоём герои поехали – и даже упоминается, что это то ли Катрина, то ли Ангелина не захотела ехать. Потом она вдруг тоже приезжает, да ещё со всей толпой. Так вот между делом на необитаемый остров.
Дж (фыркает): Мажоры.
Х: Вот, и этим герои тоже не близки читателям. Чтоб, когда богатые плачут, народ им посочувствовал, читатель должен проникнуться, а с такими картонными образами... Даже главные герои изначально какие-то придурковатые, ку-ку *крутит пальцем у виска*
Дж: Сам такой.
Х (отмахивается): Да я-то вообще псих, но какой харизматичный! Ты, кстати, тоже. Так что нам всё можно и простительно.
Дж: Ну да, мы ого-го, читательницы пищат и в воздух лифчики бросают. А этот Майк – сунул-вынул и готово.
Х: Вот, секс тоже надо описывать нормально, если уж автор за это взялся. А не хочет подробностей – выключить свет и оставить героев наедине, а не превращать в кроликов. Ну и беременность героини – это слезодавилка, одноногая собачка.
Дж: Да и с временными рамками какие-то непонятки. В первом варианте было яснее? Сколько они там сидели на острове? И почему обозначена будущая дата, в чём резон?
Х (пожимает плечами): Показать, что этого не было. Или, может, придать мистичности. Или и то и другое.
Дж: И можно без хлеба!
Х: Хлеба нет. Пиво – жидкий хлеб. И если в слове «хлеб» сделать четыре ошибки... Будет сныть. Вот её и ешь.
Дж (считает на пальцах): Сныть – это пять букв.
Х (отмахивается): Что там дальше по плану?
Сцена 4
В зал входит мумия с жутким воплем и ведром.
Хаос: Уборка?
Джокер: Дух древнего воина, или мистические места как они есть Похоже, оттуда сбежал, оказавшись не востребован.
Хаос (комкает распечатку и кидает в ведро): Байка. Завязка со студентом затянута, при том, что не играет. При повествовании «рассказ в рассказе» основная часть должна превалировать над вступлением. А как и почему туда приехал студент в поисках местных легенд для истории не имеет никакого значения. Хоть первый он такой собиратель историй, хоть сто первый. В итоге получился замах на рубль, а удар в копейку.
Дж: А мне в разговор алкашей не особо верится.
Х (кивает): Ну, тут ты знаток. Согласен. В первую очередь, слишком литературно выражаются. И я не про мат, нет. Просто попроще фразы стоило бы формулировать. Можно и стилизовать слегка под деревенский говор, не только единичным «дык».
Дж (цитирует): «я лучше от водки тихо мирно издохну, чем с гримасой ужаса на лице и разрывом сердца.»
Х (отмахивается): Так люди вообще не выражаются. Пафос-то какой, срамота. Я уж про разрыв сердца на лице молчу. Формулировочки...
Дж: Ох уж эти сказочки, ох уж эти сказочники...
Мумия уныло кивает.
Х: Финал предсказуем. В плане того, что герои друг друга за призрак или мумию примут. Вот про смерть с перепугу не догадался. Потому что неправдоподобно. Чтоб здоровый мужик, да ещё спьяну, вот так взял и окочурился с перепугу? Да я б скорей поверил, что он его этой лопатой...
Дж: Ну да, а археолог его тоже чем-нибудь. Но тогда б понятно было, что они друг друга прибили и мистичность пропадает.
Х: Да ладно, пусть бы археолог с перепугу помер, а алкаш сбежал. Хватило б и одного трупа рядом с мумией. А так... Даже окружающие не поверили в такую возможность, что они при виде друг друга окочурились, хотя это самый очевидный вариант.
Дж: Про «ведеркоподобную дубину» забавно было.
Х: А кремовым тортом в лицо – тоже смешно?
Дж: Зависит от контекста. И если крем не шоколадный.
Х: Ну и «Конец» - это как «занавес» и «лежали всей маршруткой» в завершении плохих шуток в интернете.
Дж: А не слишком ли ты придираешься? Всё же, конкурс стёбный...
Х: Конкурс стёбный, но всё ж литературный, мы стебёмся, но оцениваем всерьёз. И даже против баек я ничего не имею. Если они качественны или уместны. А тут я всё ждал в конце какого-то необычного поворота. Да даже если б эта пресловутая мумия в финале встала и ушла...
Мумия у дверей мычит и гремит ведром.
Х: В рассказе, а не тут. Тут вообще ходят всякие...
Дж (обрывая очередную струну на лютне): Угу, а потом струны пропадают.
Х: В общем, в таком виде это сгодится для какой-нибудь газетёнки «Мистика и жизнь» или как они там называются. А для литературы тут катарсиса не хватает.
Дж (записывая на бумажке): Когда не знаешь что сказать, говори умные слова.
Х: Ты тут давай не придирайся, а то в бубен дам.
Дж (ворчливо): Не пой, не играй, не придирайся. Суди и молчи. Эксплуатация вольных менестрелей, вот.
Х: Ладно, пой, пока я добрый.
Джокер поёт. Мумия надевает на голову ведро и убегает.
И снова музыкальная пауза.