Литобъединение: Разъединение "Неуклюжий Парад Ощущений".
Конкурс: Как слово наше отзовётся
Дата: 06.12.14 18:03
Прочтений: 290
Средняя оценка: 10.00 (10)
Комментарии: 11 (22)
Выставить оценку
литобзору:
ругательное
Финальный обмен энергиями
Приветствую, уважаемых конкурсантов, судей и сочувствующих!
Настало время подводить итоги конкурса. И я буду чувствовать себя честнее, если прокомментирую своё отношение к финальным стихам, ибо намерен в своих оценках использовать всю оценочную шкалу. Посему, снова предупреждаю: БУДУ СУБЪЕКТИВЕН.
Для начала я хочу поблагодарить всех конкурсантов, усердие которых сделало возможным эту игру. Более того, сразу оговорюсь, что все участники финала, конечно, не заслужили низких школьных отметок – колов и двоек. Поэтому сразу прошу не воспринимать мои оценки подобным образом. Оценочная шкала от 1 до 5 дана для ранжирования конкурсных произведений. И для меня финальные стихи достаточно чётко выстраиваются в определённом порядке. Мне видятся три абсолютных лидера (ранжировать ли их между собой я ещё подумаю), три-четыре стиха, дающие поэтический повод для обсуждения, и остальные стихи – выполненные, на мой вкус, с разной степенью неудачности. Таким образом, мой обзор будет в большей степени «ругательным».
Изначально жеребьевка финальных строчек мне показалась в крайней степени удачной. Мне казалось, что подавляющая часть заданий очень подходит творческому потенциалу наших авторов. Исключение я видел только пожалуй в заданиях, доставшихся Андрощуку и Стукало. Но и положительным и отрицательным моим ожиданиям было суждено сбыться лишь частично.
Начну всё же с лидеров (в моём восприятии).
Maestra
Вариация
Жёлтые листья – вояки бессильные -
поодиночке, попарно, каскадами
мелко дрожали, пощады просили - и
ломко срывались и падали, падали.
Сизой бессонницей весело встречена,
ночь та была с грозовыми раскатами.
И, не смущаясь софизмами вечными,
листья в саду нескончаемо падали.
Ночь расползалась глухими аккордами,
заворожённо и всепобеждающе,
громом с небес – и земными заботами
в дебрях травы обретавших пристанище.
Скорый итог полунОчного бдения,
точки в путях - до конца и не пройденных.
Разве могли они видеть в падении
нежную грусть приближения родины!
Птицы летели над сушей неведомой,
шёл звездопад над влюбленными в Падуе...
В малой Европе, в родном Домодедове
жёлтые листья сдавались и падали.
Поэтический, стихотворческий уровень автора делает своё дело. Являясь по сути лишь лирической зарисовкой, стихотворение своим ритмически-звуковым наполнением пленяет читателя и не отпускает на протяжении всех пяти катренов. Создаёт, наиболее искомое мною в стихах, впечатление – в его значении импрессионистского стиля. При этом, стихотворение не содержит каких-то ярких или блещущих необыкновенной оригинальностью образов, откровений. Но оно чётко выдержано в своей негромкой тональности. Качественная реализация потенциала заданной строки.
В технической части некоторые вопросы могут возникать к обороту «ночь та была». Нельзя сказать, что он неприменим, особенно в поэтическом языке. Но всё же, он более оправдан при не первом упоминании о ночи. Так же я не совсем разобрался в смысловом значении тире в строчке «громом с небес – и земными заботами». На мой взгляд, тире и союз «и» здесь находятся в смысловом антагонизме. И возможно, как результат, развитие строки в образе «в дебрях травы обретавших пристанище» укрепляет сомнение.
Ворошилов Сергей
Из жизни насекомых
У насекомых много важных дел,
У насекомых всё как у людей.
Желанья их понятны и знакомы.
Вот строит дом упрямо муравей,
Законов свод воздвигнув в мураве,
Став образцом для тысяч насекомых.
Жук скарабей, в обиде на хаос,
Толкает в шар спрессованный навоз,
Уверенный, что катит сферу рая.
Влюбившись в подмигнувший фитилёк,
Летит из мглы наивный мотылёк
И в пламени изменчивом сгорает.
У насекомых рядом стон и стол.
Мух любит лицемерный богомол -
В объятьях жадных тает цокотуха.
Толпа зевак глядит со всех сторон,
Как скорпиона жалит скорпион
И набивает младшим братом брюхо.
У насекомых много странных дел:
Они рабы пристрастий и идей.
Их жизнь течёт по замкнутому кругу.
Прядёт неспешно солнечный паук
Сезонов нить. За кругом - новый круг.
А на земле всё кушают друг друга.
Эх, время-время... Близится зима.
Всё меньше света, всё угрюмей тьма.
Нам, насекомым, лучше спать в морозы.
Пусть снится мне, как тает вешний снег,
Как в божий свет выходит Человек,
Шагнув в любовь сквозь сон метаморфозы.
Это стихотворение является некой противоположностью предыдущего по своей внутренней движущей силе. В основу его создание ложатся чисто интеллектуальные посылы. В этом месте опять оговорюсь, что для меня часто подобный стихотворный фундамент оказывается малоинтересным. Поскольку, на мой взгляд, автору приходится доказывать необходимость поэтического языка для того, что лучше выражается прозой. Однако стоит отметить, что заданная строка носила ярко выраженный интеллектуальный потенциал, который было необходимо реализовывать. К тому же, автору удалось в целом продемонстрировать мастерство владения поэтическим словом и мастерство выражения поэтическим языком мысли, идеи. При этом опять же не создаётся чего-то сверхнового. Применяемые образы хорошо узнаваемы, что в сочетании с хорошей версификационной частью создаёт положительный эффект восприятия. Как я понимаю, идёт отсыл и к пелевинской «Жизни насекомых» и к каким-то басенным традициям. Ну и конечно автор не был бы самим собой, если бы в финале не вырулил бы всё же на лирико-филосовскую ноту. Анализируя техническую часть, обращаю внимание на некоторую проблемность строки «Толкает в шар спрессованный навоз», возникающую из-за образования в результате инверсии словосочетания «толкает в шар». Также неоднозначно воспринимается строка-образ: «У насекомых рядом стон и стол». Её смысловая реализация, на мой взгляд, не вполне убедительна в отношении стона.
Ксана Волич
На грани зимы
Дружище, ты слышишь, как масло шипит на плите? -
домашний уют - блестящий, щемящий, мелькающий тенью,
надсадно поют, открытые ветром ворота, сползая с петель…
Ты ищешь, но снова не там, да и фильмы смотрел - не те…
Ты видишь, на улице белая крошка кружится с утра?
На кухне давно остывает картошка… Быть может, пора,
почувствовать вкус горько-терпкий, пьянящий, похожий на дым,
растраченной жизни... вчера ещё был молодым…
Холодный цинизм в твоей прозе сегодня под вечер в чести,
да, чёрт с ней, с надеждой, её с собой в рай не нести,
а здесь перебьёшься без этого злого добра…
Побрейся! А вдруг доживёшь до весны…
Рождества (?)…
до утра…
Стихотворение отличается от всех других своей атмосферностью и нетривиальным ритмическим решением. И, в общем-то, этим всё сказано.
Заставляют задуматься запятые в конце второй и шестой строк. Либо они отражают по смыслу перечисление (тогда это очень нетривиальный ход и непросто воспринимаемый), либо, в первом случае – разделяет два предложения, оказавшихся в одном (тогда уместнее здесь была бы точка), во втором – возможно запятая просто ошибочна, если должно прозвучать словосочетание « пора почувствовать».
Следующая группа авторов, давшая мне повод говорить о поэзии.
ТАК
Флэшка размером в жизнь
«По проулкам, где туго набитый туман ловит жертв» - ни тумана давно нет, ни жертв… ни самих проулков. Их хранить даже в памяти не позволяет бюджет - флэшек размером в какую-то жизнь не придумали.
И еще не раз плитку сменит асфальт, заметая след... посыпая пеплом-многоточием каблучков надломанных в тех проулках, где жил когда-то сосед, и твой друг, и твой враг.
И туман твой кровный.
Несомненно, автор даёт повод для разговора о поэзии. Прежде всего – своей поэтической вовлечённостью. Пусть даже эта вовлечённость и не в заданную строчку. Доля болезненности, сквозящая в образности, выборе формы и даже в отрицании заданной строки, как способе её развития – всё это показатели живого поэтического нерва, за что уважение и благодарность автору.
Вместе с тем, отмечаю, что первая фраза, включающая в себя финальную строку, звучит как-то не совсем по-русски. Сложно воспринимается образ «посыпая пеплом-многоточием каблучков надломанных в тех проулках» кажется из-за его перегруженности. Оригинальная образность сама по себе – здесь утяжеляет саму себя. Так, пепел-многоточие – прекрасно, многоточие каблучков – хорошо, пепел многоточия каблучков – чудесно, но пепел надломанных каблучков (которые многоточия) – уже утяжелённая и неоднозначная конструкция, несколько гасящая впечатление от всех составляющих этого сложного образа.
Инн
И на старуху бывает подполье…
Москва как глухое подполье рая...
Как послевселенская горечь разлук,
Где мы не себя для себя выбираем,
А всё этот образ зеркальный, «look»,
Всё эти bazaarы-вокзалы сквозные,
Мелькание окон, созвездие грёз,
Минуя желания, безвыходные
Тусуются в двориках кучки берез…
Здесь, кажется, жизнь пропиталась бессильным
И мутным компотом зависимых слов…
И тут же – высокое, и у Большого
Есть подпол… и прав был купец Третьяков,
И не пересмотрен, и это вселяет
Надежду в обилии маковок храмов...
Залитых катков карусель намекает:
К зиме дело, воздух гудит снегодрамой...
И только с балкона вижу: не я
Рисую узоры коньками. Смешная...
Москва. Как глухое подполье рая...
Реальная попытка вжиться в заданную строку, реализовать её, выжать из неё всё возможное. Отчего удачные образы: «Здесь, кажется, жизнь пропиталась бессильным и мутным компотом зависимых слов…», «К зиме дело, воздух гудит снегодрамой...», а также удачный в целом финал.
Вместе с тем, «горечь разлук», «созвездие грёз» - огорчают, как и соседствующее с ними из другой стилистики «Тусуются в двориках кучки берез». Также остаётся не совсем ясно – в чём был прав Третьяков?
Друид
Цитрусовое
В жёлто-оранжевый кокон сбежало время,
Фьяба уже в разгаре, Тарталья опять в печали.
Две антиподки юных погибли от страшной жажды,
Ах, Труфальдино, что бы тебе потерпеть немного.
Стой, не вскрывай до времени третий кокон!
Пусть продолжается сказка, назло Моргане.
Я ведь явлюсь на сцену лишь в третьем акте,
Бритою крысой промчусь сквозь чужую свадьбу.
Заданная строчка была воспринята автором не как образ, а как акт абсурда, что определило её дальнейшее развитие – собственно как калейдоскоп абсурда. И, пожалуй, этой пестроты и умышленной отвязанности – оказывается слишком много в маленьком стихе. И только «Я ведь явлюсь на сцену лишь в третьем акте, бритою крысой промчусь сквозь чужую свадьбу», где появляется персонификация, придающая тонкие ноты чуть заметного лиризма, философичности – выглядит блестяще.
Стукало С. Н
С бледной улыбкой
«В ритме — хип-хоп! — групповой эпилепсии»,
С льдинкой улыбки на мёртвых устах,
В бездну шагают адепты агрессии,
И рукоплещут им алчность и страх.
Сквозь неустроенность века пропащего,
Стилем хай-тек, отрицающим жизнь…
Что остаётся душе настоящего? —
Вместо величия — мелкий каприз?..
Русь — не неволя, а доля безвольная —
Милых бездельников тихий удел, —
Гавань радушная и хлебосольная, —
Я проглядел тебя. Я — проглядел.
Часто плясал под чужие мелодии,
Пусто прожил по указке чужой…
Мы — не уродины, просто у Родины —
Непрохождение и выходной.
В ритме — хип-хоп! — групповой эпилепсии,
До передоза, до звона в ушах,
Жизнь прожигают солдаты экспрессии,
С бледной улыбкой на стылых устах.
Я более всего опасался за реализацию этой строки, но мои опасения, в общем-то, не оправдались. Автор выделил для себя из заданной строчки негативное наполнение. Это его выбор и его право. И это помогло ему прочувствованно, на нерве исполнить стихотворение весьма вовлечено, что не может не произвести положительного впечатления на фоне многих других авторов. И уже неважно – разделяю ли я лично какие-то ощущения, мысли и оценки автора.
Не слишком удачно воспринимается на слух фраза: «Русь — не неволя, а доля безвольная —Милых бездельников тихий удел, —Гавань радушная и хлебосольная…»
Происходит это оттого, что в ряду однородных членов предложения – существительных вдруг оказывается прилагательное (определение) « хлебосольная», что нарушает принципы построения предложения. Также отмечаю, что в стихотворении не случилось оригинальных, новых или сильных образов, метафор, которые хотелось бы выделить.
Ну и, наконец, самая большая группа авторов, которая своими произведениями меня разочаровала. И мне самому это очень печально, поскольку попали в неё авторы, глубоко мною уважаемые как люди и ценимые как поэты. Ну, не совпали. Такое бывает. Дело житейское. Игра.
Ёжиков
Нежные пустяки
Енотам нравится мечтать о нежностях и пустяках,
Когда приходится стирать носки и пяточки в носках.
Когда по пальцам ходит грусть и от старанья стянут рот
Как хорошо войти во вкус, вообразив, что ты - енот!
Что ты живешь среди лесов, отрыв уютную нору,
Чтоб этот маленький носок стал самым чистым поутру.
Твой труд не легок и не прост, а результат - на пять минут,
Но бьет от напряженья хвост, а лапки трут и трут и трут....
На самом деле, больших замечаний к этому произведению и нет. Выполнен стандарт. Написать такой стих для автора – просто левой ногой дёрнуть. Тем более в столь удачно доставшейся ему теме. Минимум потраченных усилий и энергии. Именно это и разочаровывает. Никакого поэтического развития нет в этом произведении, никакого намёка на попытку создания даже эмоциональной глубины, не говоря о чём-то ещё.
Aндрей Корсаров
Лишь бы! / На конкурс "Как слово наше отзовётся". Финал.
Мухоморное лето. Сороки вещают о главном…
На соседней стене — Дальний берег и Ваза в окне...
В каждой рамке — этюд, остановленный кем-то за кадром,
Чьей-то жизни лоскут, приносящий видения мне...
Я ныряю в их мир, как мальчишка с крутого обрыва —
Весь в предчувствии брызг и готовый уйти с головой —
Где-то радостно мне, где-то мрачно, а где-то красиво,
Здесь — срывается пульс, ну а там — обнимает покой...
Час пройдя вдоль стены, я уже побывал в дальних странах,
И взошёл на ледник, и спустился по бурной реке,
Я встречал новый день за штурвалом в молочных туманах,
И в пещеру проник, жаркий факел сжимая в руке...
Столько разных миров вереницей прошло предо мною,
Сколько ярких ролей я примерил невольно к себе —
Все пришли и ушли... Но один не даёт мне покоя —
Где поднялся солдат из окопа навстречу судьбе —
Я бегу рядом с ним, в крике бешеном горло срывая —
Лишь бы он добежал сквозь разрывы к победной весне! —
За тебя, за меня, за стихи и за снятые нами
«Мухоморное лето», «Соро́к...» или «Вазу в окне».
Ещё одно почти безупречное технически произведение (пожалуй, напрягает только оборот «Час пройдя вдоль стены…»), обладающее при этом чётко означенной композицией, драматическим развитием. Вместе с тем, мне очень тяжело писать об этом стихе и объясняться в своих ощущениях, поскольку произведение затрагивает тему войны. Более того – в этом и заключено развитие и драматизм композиции, на это сделана ставка в финале.
Я очень сложно отношусь к стихам современных авторов о войне. На мой взгляд, нужна колоссальная чистая и честная внутренняя мотивация для подобной поэзии. Ещё сложнее я отношусь к произведениям о войне на нетематических конкурсах, поскольку это попахивает спекуляцией на святой для каждого вменяемого жителя нашей страны теме. И в этом стихотворении я не увидел причин для автора выходить на эту тему. Автор не убедил меня в своей железной внутренней мотивации. Я бы ещё мог понять, если бы возникла ассоциация «Мухоморное лето. Сороки вещают о главном» - то самое лето – начало войны, то самое главное – и автору никуда уже не деться от этого – он накрыт этим впечатлением. Но ничего подобного не происходит. Автор просто перелистывает картинку, которая ему ничего не навеяла, более того, на протяжении всего стиха он продолжает перелистывать случайные ничего не значащие картинки и вдруг в финале – вот оно – удар по чувствам, что более напоминает борцовский приём, чем естественное развитие поэтической сюжетной линии.
ГЕС
Химеры
Пристально смотрит мне в душу рыба–луна,
Простыни скомканы. Похоть тёмного зла
Вязким дурманом клубится, точно юла.
Что за личины всплывают мутно из сна?
Так не бывает, но истерично смешно.
Дикие образы бродят в спящих глазах.
Чеширский кот, улыбнувшись, тает как прах
И, отражаясь в зрачках, крадётся в окно.
Воют собаки, лакаʹя мертвенный свет.
Сходят с ума борзописцы, в муках творя.
Бьются – в припадке страстей – о берег моряʹ.
Призраки рыб промелькнули – были – и нет.
Косточкой каждой трясусь и жизнь на нуле.
Что в подсознанье творится? Фатум и тьма!
Только Алисе такое – радость ума.
Ужас зашкалил; в мозгах сплошное желе.
Пристально смотрит мне в душу рыба–луна.
В снах заблудилась, Эндимиона жена.
И здесь я пал жертвой своих ожиданий. Мне опять же показался очень удачным жребий. Дело в том, что Галина имеет в своём стихотворческом багаже прекрасный, весьма отточенный инструментарий дальневосточных стилизаций. И заданная строка просто напрашивается на его применение. Я ожидал очень тонкой эстетской вещи. Вместо этого автор пошёл по прямо противоположному пути. Пути жёсткой психоделики, штурма подсознания. И, к сожалению, надо констатировать, что этот путь не привёл к положительному результату. Автор не справился с поставленной перед собой задачей. Дело в том, что работа на этом поле предполагает использование аутентичных образов, вырванных у себя же самого чуть ли ни в пограничных состояниях. В любом случае – это потрошение самого себя. Всё это совершенно несвойственно преобладающему лирическому мироощущению Галины. Поэтому она прибегает к помощи интеллекта, а в этом деле он совсем не помощник. В результате – аутентичных образов нет вовсе – всё если не штампово, то узнаваемо. А попытки уйти от этого приводят к неудачной образности: «Вязким дурманом клубится, точно юла» (а юла клубится?); «Так не бывает, но истерично смешно» (почему не бывает?); «, тает как прах» (а прах тает?); «Воют собаки, лакая мертвенный свет» (воют, лакая? – это как?). Интеллектуальные подпорки в виде Чеширского кота, Алисы и античного сюжета – не спасают стих, а обороты типа «Похоть тёмного зла», «Косточкой каждой трясусь и жизнь на нуле.», в мозгах желе – просто убивают его. К тому же и рифмовка всего этого просто удручает. Увы-увы.
Пайков В.
Падает снег
«Небо на землю летит первым снегом» -
на свиданье к полям.
Кажется, поле становится небом
с тишиной пополам.
Белая тишь над землёй, надо мною –
до предела, до дна.
Полнится сердце печалью земною −
но откуда она.
В белом пространстве высокой печали
тянется первый след…
Как это было в том дальнем начале –
холод звезды и свет.
Сполохов молний громовые гаммы,
пиков свечных угли:
словно снимаются кардиограммы
новой белой земли.
Станет потом голубым и зелёным
остров людской любви –
жизни разбуженной щедрое лоно…
Падает снег. Лови.
Мне кажется, автор сразу точно понял – каким должен быть стих на заданную строчку. И применил весь свой литературный талант, свой вкус, свои технические знания в стихосложении для реализации этого понимания. Отсюда и ритмовые вариации и в принципе неплохой образный ряд, находящийся в тональности задания. Вместе с тем, у меня складывается впечатление, что по большому счёту автора не посетило вдохновения при написании этого стихотворения. Скорее – это плод интеллекта на базе богатого внутреннего мира автора – упражнение. Ни шага влево, ни шага вправо, ни вглубь, ни вширь. В результате от стиха не возникает щемящего ощущения, которое обычно сопровождает подобную лирику.
Михайлин В. М.
Сомневаюсь я
"А вас я попрошу остаться", - скажет Бог…
"Счастливо" , -брошу всем, салон покинув.
Выходит смерть была наполовину
А Бог и откидного мне не приберёг.
То добрый знак.
Как манит дом борщом…
Да будет так,
я поживу ещё.
"Пошли со мной, приятель", - скажет Сатана.
Везде без мыла и бумаг пролезет,
Всегда он тут, услужлив и любезен…
Услышал! Машет мне из клубного окна.
Кричит: «Сюда!
Оплачен счёт вперёд...»
И я бы «ДА!!! »
А вдруг Господь зайдет?
Абсолютно скромная реализация потенциала строки. Банальные противопоставления бог-сатана, жизнь-смерть, к тому же не представленные в каких-то необычных, новых, запоминающихся антуражах, образах. Блицевая поспешность написания, в данном случае вредящая глубине.
Игорь Матросов
Мопсогонщик
"Погонщик мопса выходит в глухую рань."
Плюя на компас, по запаху ищет... Глянь -
Нашелся мопсик! «Подьем, дорогой! Вставай!
Секрет узнал я - дорогу в собачий рай!
Бежим быстрее! Поверь моему чутью -
Нас не догонят, пусть в спину кричат: «Убью!»!».
В момент растаяв, снарядом, нашедшим цель,
Вперед помчался мопс, пасти раскрыв кошель.
Глаза - две плошки. Щекочет язык трава.
Ему немножко завидует "Булава"...
А Васька сверху мурлычет: «Сбылась мечта!».
Судьба резвилась, в погонщики дав кота…
И опять я пал жертвой своих ожиданий. Опять мне показался жребий крайне удачным, и мне виделось, что именно Игорю с его остроумием и своим взглядом на окружающий мир – удастся реализовать потенциал строки. Увы. Лично у меня столь богатые пласты ассоциаций вызывает это строка, что представленное мне видится крайне бедным, крайне путанным и неубедительным воплощением даже самой авторской идеи «мопсогонщика». А образный ряд – просто винегрет: плюя на компас, собачий рай, глаза-плошки, завидует Булава, судьба резвилась. В общей массе как-то запоминается только сравнение пасти мопса с кошелём.
Белов И. В
В ТВОЁМ ТЕЛЕ ВСЕ ПРИ ДЕЛЕ!
В твоём теле — цикады, цикады.
Зелень трав. Синеокость высот.
Сонмы птиц распевают цитаты
Из рапсодий Вселенских Красот.
В твоём теле — слоны и дельфины.
Взлёт бровей и улыбчивость губ.
Россияне, армяне и финны.
Даль вселенной и атома глубь.
Бег нейтронов и гибкость нейронов.
Твёрдость камня и мягкость воды.
Корни в почве и в воздухе крона.
Шум дождя и на грядке плоды.
И когда начинают цикады
Тишину южной ночи взрывать,
Вспоминается сразу мне как-то
Твоё тело, Природушка-мать!
В твоём теле есть запахи, вкусы,
Осязание, зрение, слух.
И магнитов есть минусы-плюсы,
Где — раздельность-слияние двух.
И галактик сверкающий пух,
И рябины пылающей бусы.
Тайники есть в сём теле и тайны.
Есть начало всему и конец.
Есть в утробе — плода трепетанье.
Есть и трепет влюблённых сердец.
В твоём теле есть Бога дыханье:
Дешифруется день ото дня
Генный код — писан свыше стихами,
Что меня срифмовали в меня!
Есть и зов к продолжению рода,
Воля к жизни и смерти порог.
В твоём теле обширном, Природа,
Для всего есть и место и срок.
В симбиозе сем единокровном
Звон цикад — лишь один из хоров!
В твоём, матушка, теле огромном
Уживаются сотни миров.
В твоём теле, Природа, на деле
Отражается гений Творца!
Люди стан твой в разруху одели,
Но ещё ты пригожа с лица.
Змий-прогресс техногенным стаккато
Изорвал тебя, только держись!
Но ещё не смолкают цикады
В твоём теле, прекрасном, как жизнь!
Да! Не плач поминальный цикады
Исторгают в преддверьи конца,
А псалмов выпевают цитаты
О любви и величьи Творца!
И опять, к сожалению, должен признаться, что это совершенно не мой автор. Я воспринимаю это произведение не как стихотворение, а как рифмованный текст, который очень хочется не читать, а пробежать по диагонали. Потенциал строки не реализован вовсе. Попытки реализации – чисто интеллектуальные. Образный ряд – то ли штампы и высокопарные красивости, то ли пародия на них. И всё очень многословно.
Конечно, авторы из последней группы догадываются, что получат низкие оценки. Ещё раз прошу не обижаться и не воспринимать их – как школьные отметки. С моей стороны тут нет ничего подобного. Только дифференциация конкурсных стихов по их удачности в моём субъективном восприятии.
Ну и в завершении – внеконкурсное произведение г-на Близнюка.
коммивояжер
"Пять часов в сонном городе. Жжёт в брейкдансе метель."
Какой же безумный ангел сжалился
и вытащил этот уездный город из проруби?
Устроил вихрастый ледяной беспредел.
Хищная улица
держит в синих когтях вывеску "Булочная",
а ты зыблешься передо мной
лунной женщиной не вымышленной
из давным-давно облетевших садов.
И бессонница будто служанка -
о, как же прекрасно ее монгольское лицо! -
протягивает мне бокал с желчью
едкой, янтарной, сладостной.
приносит гарнир со змеиной головой
и оставляет на столике у изголовья.
пять часов в сонном городе. ну, а утром вокзал
тускло заиграет всеми пластиковыми плоскостями
в горьком ореоле растворимого кофе.
как Остап однажды сказал:
это мое аутодафе. кто же эту память порочными
узелками на горле темной нитью связал?
и першит прошлое. голова, как чугун, тяжела,
а метель тинейджером вертится,
семирукая пляшет Шива...
нет возврата в прошедшее,
в уездные городки,
где остались мои лунные женщины,
и на голые стулья небрежно наброшены
полупрозрачные, чуть шипящие,
змеевидные чулки..
И, о чудо, это стихотворение мне понравилось. И если бы оно было конкурсным, то получило бы от меня 5 баллов. А всё потому, что обладает редким для автора свойством – композиционностью.
А всё это повод сказать Дмитрию всю правду-матку о его поэзии.
Дмитрий обладает редким даром – богатым образным восприятием. И это действительно круто. Выдать ряд неординарных, ярких, экзотичных образов – для него проще простого. Проблема возникает в том, что, кажется, он представления не имеет – что с ними делать. Когда впервые сталкиваешься с поэзией автора, тебе для восприятия хватает уже и восторга от богатого образного ряда, все остальные впечатления уходят в тень, непонимание происходящего – прощается и кажется незначимым. Впоследствии, когда начинаешь регулярно читать стихи Дмитрия, впечатление от их яркости притупляется, и на первое место выходят вопросы к этим стихам. Начинаешь замечать, что практически все они написаны в одной тональности, а какая либо композиция в них просто отсутствует. Перед тобой – просто нескончаемый калейдоскоп, где трудно отделить одно от другого, поскольку каждое стихотворение само по себе обычно разваливается на отдельные фрагменты, образы, размазывается фирменным густым близнюковским слоем по всему пространству восприятия. В отдельных стихах, вроде представленного, вдруг каким-то чудом автору удаётся себя поставить в какие-то рамки и выполнить завершённую композицию. И сразу стихотворение начинает восприниматься радикально по-иному. На иной высоте. Однако возникает устойчивое ощущение, что Дмитрий даже не подозревает сам – что у него получается хорошо, а что плохо. Поскольку если бы он видел – что у него получается плохо, он, вероятно, постарался бы не наступать на одни и те же грабли. Но грабли снова и снова повторяются. К сожалению, автора вводят в заблуждение и конкурсные успехи, как например, когда его плохое стихотворение выиграло конкурс «Хорошее стихотворение». Всё это совершенно не способствует развитию автора. Конечно, его право – никого не слушать и делать - как ему хочется (попросту – как проще), тем более что найдётся множество восхваляющих. Однако если он хоть на немного озаботится личным развитием, как автора, то ему стоит серьёзно пересмотреть свои достижения – перед самим собой, а не перед кем-то. И путь его развития, на мой взгляд, лежит в освоении такого направления как минимализм, а также в чётком определении для самого себя – что он хочет выразить своим очередным стихотворением. «Сейчас я хочу выразить такую конкретную эмоцию, такое конкретное состояние, рассказать такую конкретную историю, описать такую конкретную картину, выразить свои конкретные впечатления о чём-то, свои конкретные мысли, разыграть конкретную ситуацию». И дисциплинированно себя выдерживать в заданных рамках. Когда это получится, то и синтетические жанры – пойдут на ура, а в стихах будет и чёткая композиция и глубина.
Всем успехов и добра!
ЗЫ: Уважаемые авторы, читатели! Спешите принять участие во внеконкурсной игре нашего турнира «А судьи кто!» Читайте обзор с игрой и развлекайтесь!
http://www.litsovet.ru/index.php/litobzor.view?litobzor_id=9498
В предлагаемую игрушку входит два задания:
1. Кому из судей принадлежат финальные строки-задания?
2. Кто из судей написал стихи на некоторые финальные строчки?
Спешите! Скоро заканчивается и конкурс и игра!