Литобъединение: Земля "Запасной Вариант" (Четвёртое измерение)
Конкурс: Как слово наше отзовётся
Дата: 17.10.14 12:06
Прочтений: 288
Средняя оценка: 10.00 (14)
Комментарии: 1 (5)
Выставить оценку
литобзору:
Об "ангелах"
Сперва не об ангелах.
Многие вновь поступившие тексты полны искрометного юмора или афористически кратки. О них тоже надо писать с юмором или афоризмами, но, к сожалению, не во всех жанрах я могу выступать.
Я не против пародий, я двумя руками за юмор, я обожаю афоризмы – у меня книжная полка ломится от сборников афоризмов. Но, во-первых, посмотреть «с лупой» на технику всех многочисленных текстов нет физической возможности. Во-вторых, стихотворная техника во многих текстах используется исключительно как «транспортное» средство для доставки того же юмора и, как правило, не является и даже не стремится быть средством выразительности. Такая задача очевидно не ставилась. Мне же всегда интересна техническая сторона дела, и здорово, что все-таки есть над чем понаблюдать.
Вот «заметки на полях» стихотворения «зимние ангелы». Хочется слегка перефразировать стихотворение из «Белой стаи» Цветаевой:
«И в словаре задумчивые внуки
За термином «верлибр» напишут: «Д.Близнюк».
Близнюк Дмитрий
для конкурса "Как слово наше отзовется"
зимние ангелы
*
Шёл снег – так бы шёл промотавшийся граф,
белым шарфом бахрому разрывая
рыхлых снежинок. Раздирая
пласты почтовых марок, сросшихся краями.
Шел снег - так бы шел пьяный седой графоман,
щедро рукописи в воздух бросая,
и листы бы кружились, как белые птицы,
не опадая.
Шел снег - вразвалочку, белой медведицей
переваливался за полночь, будто за плетень,
в царство белых гудящих ульев.
Шел ночной снег - точнее - косо валил,
словно бредущий в ночи сенбернар.
Прости, я уже говорил.
Строила рожицы ледяная весомость.
Я был заперт внутри космического корабля,
смотрел на снег за окном,
и писал на наволочке плохие стихи,
вырезал длинные маски теней из потолка.
Но ее лицо, шипя, исчезало медузой в огне...
-
Да... Рубцы прошедшего
чешутся в зимние вечера.
Лишай памяти - до крови бы
не расчесать фотографии (их немного), где мы вместе.
Орангутанг люстры свесился с потолка,
тычет мне средние пальцы лампочек. И скалится.
Да иди ты сам… и иду на кухню и троглодитом
ем холодный борщ прямо из кастрюли,
а синяя крылатая тьма за широким окном
ловко уворачивается от снежинок,
точно агент Смит из Матрицы
уклоняется от замедленных пуль.
Мышцы - спина и предплечья - приятно болят
после тренировки.
Мышцы радуются щенками,
которых покормили настоящим мясом.
И я иду в зал и тихо сажусь за компьютер,
чтобы никого не разбудить.
Никого, кроме зимних ангелов,
зарывшихся в сугробы.
Несмотря на свободу от всего, верлибр бывает рифмованным. Лично мне рифмы в верлибре кажутся совсем не нужными: верлибр как бы состоит из самой сущности поэта и может жить без дополнительных средств стихосложения. И все же некоторыми средствами, общими для всех стихов, верлибр пользуется неизменно. Одно из них: интонация.
Но сперва о рифмах. Засомневался, что имеет смысл смотреть на «разрывая-раздирая-краями-бросая-не опадая» как на рифмы. Скорее «граф-шарфом», «снег...-в огне», «прошедшего-чешутся» можно признать как бы рифмами для верлибра. А «разрывая-раздирая-краями-бросая-не опадая», несмотря ни на что, не рифмы. Их созвучие – факультативно. Не потому, что они «деепричастны» и совсем просты, а потому, что их главная и единственная роль – создать интонацию. Анжамбеман (выделение отсечённых стихоразделом отрезков фразы) – слово неуклюжее, но пользоваться приходиться. Анжамбеман часто делает нужную интонацию в верлибре, а «разломленный» деепричастный оборот – для этого лучший материал. Конечно, в тексте ломается не только деепричастный оборот, к примеру:
«… до крови бы
не расчесать фотографии...»
Это как бы постоянно дергает читателя; нервно ожидаешь, что же там – за разломом. Напряженность нагнетается и разломом текста на части (трудно их назвать строфами. Но трудно из-за нетрадиционности – все-таки строфы). Только появляется «она», как между строк появляется и пробел с тире.
Экспрессия, динамика, метафорика – не экслюзивные вещи для верлибра, но у Дмитрия все это вкупе. В основном его стихи как бы о любви или около любви: девушки переполняют его тексты и помогают выгодно осуществить основную тезу. Напряжение в его стихах (да простят мне читатели и автор) сродни эротическому.
Тексты переполнены не только женскими образами, но и метафорами. Метафор в «ангелах» столько, что иному хватило бы на десяток текстов. Метафоры выразительны, точны и остры. Как бывший гиревик, я могу оценить «щенков» со знанием дела:
«Мышцы радуются щенками,
которых покормили настоящим мясом».
Именно так.
Ну, и еще один компонент, необходимый для создания настоящего верлибра, это талант. Этого автору не занимать.
С уважением
П.Р.