Литобъединение: Графоманы и критики. Война миров.
Конкурс: «Vox populi» – поэзия 2013
Дата: 16.12.13 11:51
Прочтений: 270
Средняя оценка: 10.00 (3)
Комментарии: 2 (3)
Выставить оценку
литобзору:
Отважный барабанщик
Вилкова Л. В метели звездной
ВорОны черные клюют туманный месяц.
Деревья белые поют лесные песни.
Натягивает ветер им блестящий полог.
И покрывают колпаки макушки елок.
А по окраинам полей - надувы снега.
В метели звездной, в темноте скрипит телега, -
Я подъезжаю, торопясь, с лошадкой стойкой
К избушке, где заждались нас, где счастье только!
Еще один пейзаж. Никаких претензий, ну, если только эпитет «стойкая» на мой взгляд не слишком подходящее слово для лошадки, которая, к тому же не стоит, а торопится, то есть бежит.
В целом же стихо проходит сквозь мозг, как сквозь дуршлаг, не оставляя следа. Но, может, это только мои проблемы, я предупреждала – пейзажной лирикой меня можно только усыпить.
Ананьченко Н. М. Канвива
Бывало, выпив кружку пива
Иль стопочку «на посошок»,
Дед говорил: «Ну, что ж, канвива,
Пора домой идти, дружок».
Частенько спорил дед ретиво.
Доказывая правоту,
Кричал: «Да я ж, канвива,
Неправду чую за версту!»
Однажды мы на гладь залива
На лодке вышли под закат.
И он сказал: «Ух, ты! Канвива!
Ведь это ж красоты парад.»
Он говорил своё «канвива»
То с придыханием, любя,
То безразлично, то лениво,
Бывало, яростно грубя.
Я, как-то, смелости набрался:
«Что за «канвива»? Поделись."
И дед по детски рассмеялся
И перевёл: «Собачья жизнь!».
Тот факт, что автору удалось заложить в текст интригу, не подлежит сомнению. Но развязка разочаровывает.
Я перечитала стихотворение со знанием, что такое есть канвива и никакого удовлетворения не получила. Такое впечатление, что старик слукавил и канвива это что-то совсем другое.
Мне кажется, это тот случай, когда лучше было бы оставить загадку неразгаданной, нехай читатель сам прикидывает, что там было у деда на уме.
Но для этого надо, чтобы старик это слово говорил в разных житейских ситуациях, а пока автор предложил по сути один вариант, потому что пить пиво, спорить и кататься на лодке можно одновременно.
Дмитрий Близнюк 25. Волк в овечьей шкуре
Люблю, когда она, сидя на корточках,
клацает пультом телика. Она одета
в мой махровый халат, нагая под халатом,
как Венера. А я медленно подползаю сзади,
ехидный змей с волосатой грудью,
и рука ныряет под халат, и ощущение
беззащитной плоти приятно бьёт по нервам –
но не как удар током или глоток алкоголя,
а как если ты поймал рукой настоящую рыбу,
барахтаясь в море. Вот он – волк в овечьей шкуре.
Я целую её в шею и отчетливо слышу:
её глаза нехотя отклеиваются от экрана,
точно липучка, хотя тело уже давно
повернулось ко мне всеми своими
сексуальными пустынями кожи и джиннами ожидания.
Я гашу звук пультом,
оставляю изображения плясать по нашим телам,
словно мы экран из спаривающихся змей,
а по экрану крутят старинный трескучий кинематограф.
И мне всё равно – новости ли, футбол,
шахтёры ли, толпы погибших, плачет Изольда
или Мария. Убьёт ли героя молния или Терминатор.
Всё это иллюзии – как и всё человечество.
Есть только я, мы и те, кого я захочу
узнать поближе.
Не совсем поняла, кто волк в овечьей шкуре. Вроде бы «он» и «волк» - это должен быть герой. Но по тексту: герой поймал рукой настоящую рыбу и тут же восклицает: «Вот он, волк» и т.д. Получается, что волк – это рыба, то есть героиня, которая к тому же была в махровом халате на голое тело, который, естественно, вспоминается при упоминании овечьей шкуры.
В общем, я в непонятках, если не сказать в смятении. Стихо понравилось, всё классно. Но если волк герой, это как-то скучновато будет, а если таки героиня, то как-то уж слишком неожиданно – только что была рыбой (она) и ни с того, ни с сего, вдруг волк (он). И память тут же подбрасывает: «родитель 1, родитель 2».
В общем, автор вызывает у читателя сомнения, а сомнения по такому поводу, мне кажется, тут вообще не нужны.
Ёжиков Прогулочка
Кончай по жизни тризну править, усталый панк.
Мы, в нарушенье норм и правил, пойдем ва-банк!
Пускай судьба грозит артритом и бьет под вздох -
Мы правим, с мордою немытой, мы - царь и бог.
Надень - ка старую бандану, тряхни джинсой -
Мы по Бродвею деревянной пройдем рысцой.
Плевать, что мы с тобой нелюбы процентам ста,
Ведь наши души, как и зубы - сплошной металл.
Мы по две кружки выпьем пива, макнем усы.
Все будет клево и красиво, чувак, не ссы!
Ой, как понравилось! Мне прямо вспомнились «Скифы» незабвенного Блока нашего Александра Алесандровича.
Последняя строчка всё портит, уводит стихо в стойло коментов к какому-нибудь ЖЖ.
Елена Ивченко Мой чёрный человек
Мой чёрный человек,
отважный барабанщик,
неутомимый бог
капслоков и шифтов,
сыграй мне про побег,
про рухнувшие башни,
про замок и замок,
про нашу нелюбовь.
Срываясь и спеша,
стучи по чёрной клаве,
скачи, моя душа,
до неба и назад -
бескостные слова
останутся словами:
слова не говорят,
не дышат, не горят.
Горят твои глаза -
но ни теплу, ни пеплу
не прилететь вовек
в мой аккуратный ад.
Здесь тихо. И камин.
И не бывает ветра.
И рядом - человек.
И мы в ответе за.
И это понравилось. «Отважный барабанщик» - супер! И последняя строка не менее супер. Да и все остальное тоже,