Литобъединение: "ПАНОПТИКУМ" Елены ХАНН
Конкурс: КОНКУРС КОРОТКОГО РАССКАЗА «ИСТОРИИ ЛЮБВИ»
Дата: 02.12.13 05:03
Прочтений: 204
Средняя оценка: 10.00 (3)
Комментарии: 3 (2)
Выставить оценку
литобзору:
Тут некоторые спрашивают: Каков смысл в этих трёх томах выписок, обработанных в стиле постмадерна? Смею предложить сентенцию людей умных и приближенных к литературе: «Для постмодерниста нет никакой упорядочивающей системы, так что поиски порядка — бессмысленны и абсурдны. Часто паранойя переплетается с темами технокультуры и гиперреальности.» Я с ними согласен на все сто, чего и Вам желаю. И всё же, если кому захочется поискать что-либо в этих записках для души, предлагаю выбрать то, что более по душе и скопировать в отзыве. А потом соберём всё вместе и поудивляемся, если будет чему.
Третий том очень коротких рассказов из откровений авторов в обработке Яныча.
Последие строки рассказов о любви, поданных на конкурс.
Тот-кто-запутывает –провода, вероятно, все же выбрался из ее сумочки и переплел их нервы, чувства, судьбы в тугой клубок. Переплел и, довольный, вернулся на место. Все будет так, как он придумал.Тот-кто-запутывает-провода.
Промелькнула неприятная мысль о том, что он обознался. Подавив в себе чувство горького разочарования, он, совладав с собой, мучительно выдавил слова:
- Ну что же, извини - те меня, - поднялся и вышел...
А через минуту женщина, перевалившись через перила, полетела в эту пенящуюся воду, на эти острые отломки, похожая на большую белую подстреленную птицу…
Это была Ванда.
- Счастье, до которого - "принято стучаться, порой так настойчиво и долго, что стук этот успевает долететь, до самых отдалённых звёзд".
А ведь где-то на свете живет тот человек, без которого трудно дышать, который буквально прорастет в ней, и уже никто другой занять его место не сможет…
***
Человек может не родиться, если его матери отвратителен отец. И мать тоже. После... нерождения. Именно поэтому. Я, право, надеялась его скоро забыть. Даже не спросила, какого пола. Дабы не было никогда его… ее… этого… это несоздание плоти моей.
– Хорошо. Я назову её Эвридикой.
- Петрович, чем так мучиться, разошлись бы, что ли… Ус Петухова дёргается, лицо наливается «свекольным соком»:
- Мели, Емеля. - Побелевшие глаза Василия Петровича впиваются в зрачки соседа. - Я люблю её!
На второе свидание интеллигентная девушка, желающая выйти замуж, может прийти и в ресторан.
Видно, новые песни в самом деле необходимы, но это у кого как получится.
***
Павел прижал локтем карман брюк, где лежала его добыча, но вдруг решительно поднял голову. Едва сдержав счастливую улыбку, развёл руками:
- Не фортануло…
С тех пор в городе поговаривают, что вроде жил здесь такой человек, а вроде и не было его вовсе. Да и в редакции об этом помалкивают. Зато портрет "Марго" и сегодня украшает стены художественного музея, только никто не знает, как он сюда попал.
- Мадам, вы его знаете? – поинтересовался у нее молодой лейтенант милиции. – Вы видели, как он погиб?
- Нет, я его не знаю. Нет, я не видела, как он погиб, - холодно ответила женщина, отошла от трупа, присела на лежак, закрыла глаза и повернула лицо к солнцу.
Вдруг в распахнутых дверях появился незнакомец.
- Здравствуйте! А я к вам в гости. Валентина Алексеевна, мне Ваши пряженцы не один раз снились. Угостите?
В серых глазах пришедшего плясали знакомые чертики.
***
Моя любовь давно обратилась в призрак. Но только сегодня, посмотрев 1001-й Спектакль, я раскрыл, наконец, ладони и выпустил ее, словно птицу, в глубокое, пахнущее первым весенним дождем и фиалками небо.
Так он моргал до тех пор, пока две картинки не слились в одну. Пока две девушки не стали одной - самой прекрасной и желанной на свете.
Нервно хихикнув, Гена еще раз внимательно вгляделся в увешанную золотом размалеванную тетку, и, секунду поколебавшись, выключил компьютер. Глядя в потухший монитор, и вспомнив старый анекдот, он горько прошептал себе под нос:
- Нет, я столько не выпью!
Валентина торопится. Она жарит курицу и режет свой салат. «Будь, что будет. Будь, что будет…» - повторяет она…
Четырех таблеток (синяя, красная и две белых) будет вполне достаточно. Не торопись, цундере, не улетай! Скоро мы будем вместе, моя ТП, моя любовь, моя Аска, свет жизни моей.
***
Там, за экраном монитора, он был снова здоров и полон сил. Он мог уноситься от реалий на берега любви и страсти, не чувствуя ущербности... Заниматься с ней любовью, рисуя всевозможные картины в сознании... Самое главное не потерять это чувство в жести беспощадности настоящего.
И такой знакомый голос молодой женщины: «Про солнце лучше всех рассказывает папа…».
У каждого из нас в сердце есть уголок, где тихо горит свеча, свеча памяти. Я её не затушу. Я всё помню и больше не боюсь прошлого, но настоящее и будущее сильней и я ОСТАЮСЬ С НИМИ.
Мы носим боль в себе,
У каждого – своя.
Благодарю Судьбу:
Ты – боль моя.