Литобъединение: "ПАНОПТИКУМ" Елены ХАНН
Конкурс: КОНКУРС КОРОТКОГО РАССКАЗА «ИСТОРИИ ЛЮБВИ»
Дата: 11.11.13 05:11
Прочтений: 157
Средняя оценка: 7.86 (7)
Комментарии: 2 (4)
Выставить оценку
литобзору:
«У Ашота» Отзыв от Яныча
Женщина трудилась в придорожном кафе. По пятницам приходил в кафе мужчина:
«Он жил где-то на ранчо среди пуховых холмов, мерцавших оттенками зелени от дикого разгула кистей ветра. На пастбище, в рамке из двух жердей прогуливались согласно кивавшие лошади, разгонявшие воздух веерами хвостов. Шедшая мимо полоса серой, упрямой дороги жалила горизонт, царапала пейзаж следом незаточенного карандаша, разделяя красоту на половины. На дорогу выходили стада иногда диких, иногда домашних животных, их объявляли знаки-конферансье в красных треугольных смокингах и бабочках из скачущего оленя.»
«Он и она разъезжались встречными взглядами: она, бежавшая к нему по сотрясению им дверного колокольчика; он со сбегающей с отвесного, с террасами морщин, лба шляпой. Перевернутым ордером оставляла она толстый, бокатый бокал на «пока хватит» поверхностно брошенном. Подставляла пепельницу и «не желаете ли тирамису?», улыбкой растянутое до кокетства подобия.»
А ещё в рассказе есть Караоке. Здесь, мне кажется, что автор пародировал мир, в котором мы все живём: «Но главное – караоке, где алели (не от стыда ли?) приходившие сами слова. К нему люди тянулись очередями, стараясь ухватиться за сетчатый скипетр и властвовать над ушами, жадно поглощая воздух на долгие ноты. Ни музыки, ни отговоров, слыша только себя, парили они над заказниками столов, сея рифмы в распахнутые зевы скучающих ртов».
«Нормального мужика, Михаила Станиславова, песни пели такие же Михаилы. Миша, плечистый, из подросших футбольных фанатов, угрюмо, хрипотой выводил скупое, мужское, невыразимое. Не отбрасывая кожи куртки, растянутой животом, как будто проглотил он поросёнка и переваривал, проползал между столиков, чтобы удушить ещё микрофон хваткой пухлой, возлияниями вздутой руки. Не выпуская изо рта сигареты, выпускал он наружу слова, скорые, не затянутые, давившие слезу прежде у него самого, затем у женщин с золотыми зубами, в поздний час кое-где брошенных, на стулья натянутых, оплывающих, уплывающих во хмелю от разума берегов».
Были у ГГ и понедельники, после которых очень хотелось , чтобы наступила пятница и опять в кафе пришёл он, чтобы уйти на неделю.
« До изгнания курения из общественных мест оставалось два года». Значит, ещё два года он будет приходить со своей сигарой. Только два года…
Постмодерн и очень качественный. Здесь много признаков этого литературного феномена: фрагментация и нелинейное повествование, экспрессионистичная и даже сюрреалистичная описательность, нет никакой упорядочивающей системы, так что поиски порядка — бессмысленны и абсурдны. Постмодернистская чувствительность и литературный минимализм органически сплетены с чёрным юмором и подчёркивают индивидуальное видения мира автора.
Очень хорошо, но есть пара пожеланий:
«Длинный кожаный плащ его обметал пол, жесткая, неупорядоченная щётка щетины обметала лицо.» В этой фразе я убрал бы слово «неупорядоченная». Вслушайтесь, как хорошо теперь звучит «жесткая щётка щетины». Ценить такие фразы меня научил Логинов. Спасибо ему за это.
Во фразе «Обрубок сигары тускло цвёл красным в уголке его сосредоточенного рта». Слово «сосредоточенного» здесь явно лишнее.
Фразу «Она всегда была там, в углу; в углу, прислонившись к стене с запрокинутой головой и изломом вострого, плавающего кадыка, сдвинув широкополую, с завитками, шляпу до бугорка правильного носа, был он.» я бы разбил на две. Так будет звучать музыкальней. Хотя автор и считает находкой повторы, в этом мести повтор «в углу» не работает. Впрочем, это только моё мнение.
Во фразе: «И сказал Ашот (то кафе «У Ашота» звалось) в десятый день весны: «Надо что-то делать», и завез плитку, гипсокартон и нестерпимую пыль, то порывом клубившуюся, то стоявшую как девушка на первом балу». Я убрал бы «то кафе «У Ашота» звалось». С ритма сбивает.
Предложение: «Клевали рты и носы, потерянное, не склёванное сметала она в ладонь и отдавала взмахом руки голубям, толпившимся на гостеприимном «У Ашота» карнизе.» я бы тоже разбил на два в угоду заданному автором ритму.
Аня Агнич советовала мне на этапе шлифовки текста читать его вслух и места, где появлялись затруднения с чтением, редактировать или вообще вырезать. Я с ней согласен.
Теме конкурса рассказ соответствует, эмоциональное воздействие несомненно. У меня в фаворитах. Оценка высокая.