Литобъединение: «Год Тигра»
Конкурс: Моей строки не смолкнувшие звуки
Дата: 06.07.12 17:44
Прочтений: 357
Средняя оценка: 8.81 (16)
Комментарии: 11 (12)
Выставить оценку
литобзору:
Несколько конкурсных стихов Натальи Ивановны Колюшиной
(посвящается Мальчику из Алтайского края, совершившему
суицид из-за пьянства родителей в ноябре 2010 года)
Что, скажи, заставило тебя, так нелепо обрывая жизни нить,
Не желать уж больше никогда веселиться, горевать, любить?
Почему же сердца уголок ты закрыл от посторонних глаз?
И зачем обиделся на всех, помощи не попросил у нас?
Заблудилась детская душа в мире одиночества и лжи,
Не увидит больше никогда, как присели нА поле стрижи,
Не услышит пенье птиц в саду, и раскаты грома вдалеке:
В дальний путь, на долгие года, не прощаясь...налегке.
Что нашла ты в сумраке ночном, кто сейчас баюкает тебя:
Голос Бога, капелька росы, руки Феи трепетно любя?
Ты скажи, где нам тебя искать, за каким ты спряталась щитом?
Мы, конечно же, к тебе придём, только не сейчас - потом
Заблудилась детская душа в мире одиночества и лжи,
Не увидит больше никогда, как присели нА поле стрижи,
Не услышит пенье птиц в саду и раскаты грома вдалеке:
В дальний путь, на долгие года, не прощаясь...налегке.
Потрясает равнодушие других, так жестоко их бы наказать!
Будут пробегать как прежде дни, непременно будем вспоминать:
Твой уход, последний жизни миг, крик и одиночество души.
Гласом ветра, шелестом листвы, каждым звуком о себе пиши!
Заблудилась детская душа в мире одиночества и лжи,
Не увидит больше никогда, как присели нА поле стрижи,
Не услышит пенье птиц в саду и раскаты грома вдалеке:
В дальний путь, на долгие года, не прощаясь...налегке.
Форма: предположительно песня. С припевом: « Заблудилась детская душа в мире одиночества и лжи…».
Содержание: (посвящается Мальчику из Алтайского края, совершившему
суицид из-за пьянства родителей в ноябре 2010 года)
Убедительность: Не убедительно. Автор в эпиграфе говорит о причине, но за тем на протяжении всего текста спрашивает у адресата: « Что, скажи, заставило», « И зачем обиделся», «Ты скажи, где нам тебя искать». Текст, претендующий на социальную направленность, сводится, только к причитанию у могилы… Автор из строчки в строчку выражает своё недоумение. Выражает долго и банально: пенье птиц в саду; раскаты грома вдалеке; в сумраке ночном; одиночество души и т.д. и т. п. Какую строчку ни возьми – вызывает недоумение нелепостью построения. А вот это? « В дальний путь, на долгие года» - ничего не напоминает?.. Или: « как присели нА поле стрижи». Стрижи, что – приседают?!
Мнение рецензента: Возможно, что прочти такое на похоронах, особенно если с выражением, то и родители могли бы расплакаться. Но для литсайта – не цепляет. Да и стих по идее должен строиться не на формуле «зачем» по отношению к мальчику, а «зачем» по отношению к родителям.
Ритм: хорей вперемешку с анапестом с цезурами в середине строк.
Рифмы: мужские, преимущественно тривиальные. Также внутри некоторых строк проскальзывают внутренние рифмы, что не есть хорошо. Тут уж надо: либо нигде, либо везде.
---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
На конкурс. Посвящается моей свекрови, Грушиной Софии Федоровне.
И не позвать, как прежде: "Мама Соня"
Жизнь и смерть две равных половины,
Словно две сестрички верные в пути.
В должный час встречают нас равнины,
Нам давая шанс по лестнице взойти.
И душа парит над миром этим,
В поднебесье созерцая Божий путь.
Твой уход так лёгок - не заметим...
Видна одной душе вселенной суть.
Вот так и мать моя уходит тихо,
Лишь теплится душа на кромке глаз.
Последний взгляд её оборван лихо,
И я ловлю его в последний раз.
Там звёзды встретят, подарив тепло,
И в облаках, в седеющем тумане
На крыльях ангела душе светло,
Летит к Богам, забывшая о ране.
Такой ничтожный жизни узелок
И вечность смерти под её ногами.
Развязан узёлок, знать вышел срок.
В лавине смерти - она не с нами.
Мелькают годы ровной чередой
На берегах лазурного прибоя.
Вновь в сердце снова облик неземной,
И тонет взгляд мой в объятьях горя.
Я в золоте оранжевых песков
Не нахожу душе своей покоя.
Мне не слыхать любимых голосов
И не позвать, как прежде: "Мама Соня".
Первая строка – берет быка за рога. Ошарашивает. Думаешь: может быть автор силен в афористике? И вдруг вспоминается известное: «Жизнь и смерть две половинки одного целого».Замечу еще, что просто половинки. Ибо они равны по определению.
Далее непонятно – какие равнины нас встречают? Это вы туннели так называете?
И затем – разговор с умершей свекровью. Разговор ни о чем. И снова – нелепицы на каждом шагу.
А как еще назвать такие строчки:
«Нам давая шанс по лестнице взойти»
.» В поднебесье созерцая Божий путь»
«.Лишь теплится душа на кромке глаз».
«Там звёзды встретят, подарив тепло»
И так далее…
Глаз зацепился только за «золото оранжевых песков».
Ритм: Первые семь строк – хорей. Затем – ямб.
.Рифмы: терпимы. Чередуются правильно.
--------------------------------------------------------------------------------------------------
Он был любим, читаем и правдив... Одному угасшему поэту... (без огласки)
Ты камнем лёг на дно вселенной, Русь...
Ты пишет строки, но они глухи
Поэт, о ком недавно слухи
В миг разлетались словно мухи,
Да были эфемерны как духи.
Но не вернуть строке волшебный лад.
Без чувств они и словно наугад
Слов неуместных грозный водопад...
Не уловим, как прежде, аромат.
Не оживут любовью по весне,
Не тронут радостью во сне,
Не отзовутся счастьем в тишине,
Не расцветут ромашками в окне.
Не различимы стали средь шагов.
Былая красота их берегов
Волной несла своим потоком слов
Да не боялась критиков, врагов.
Сердца пленила огненной строкой,
Тем нарушая недругов покой,
Вонзаясь правды пламенной стрелой,
Смывала горе и беду волной.
Бесстрашия былой твой ураган,
Несметных чувств бушующий вулкан...
В строках неровных счастия обман,
Все поглотил нелепых слов туман.
Но ведь когда-то над толпой людской
Ты в поднебесье яркою звездой
Стих освещал любовью неземной,
Но заменил пустою пеленой.
Ты камнем лёг на дно вселенной Русь.
Отныне, друг, тобою не горжусь:.
При встрече не восторг, а просто грусть.
Твой примитив я знаю наизусть.
Ты растерял дар творческой зари,
Всю пустоту с собою забери.
Погасли вдохновенья фонари,
Немое сердце слышат глухари.
Другой, не ты, как истинный поэт
Зажжёт в сознании волнений свет,
Чувств неразгаданных тобой секрет,
Мою любовь к нему и мой ответ.
.
Вот, о поэте! Посмотрим… И вдруг опять начало наповал сражает:
«Ты пишет строки, но они глухи». Чего-то я не понимаю.
Он пишет, они пишут, а ты – пишешь. Я вот как-то так по старинке привык…
Вмиг – я думал, что слитно пишется; «слухи-мухи» - доколе же!
Прочитал до конца. Итак – посвящение исписавшемуся поэту. Поскольку ссылку автор не дает то и не вполне понятно – исписался ли поэт, и был ли поэтом?
То, что Борис Леонидович смог выразить четырьмя строками:
«Не умиляйся, - не подтянем.
Сгинь без вести, вернись без сил,
И по репьям и по плутаньям
Поймем, кого ты посетил».
Наталья Ивановна растянула на сорок. И, даже злорадство какое-то проскальзывает:
«Не оживут любовью по весне,
Не тронут радостью во сне,
Не отзовутся счастьем в тишине,
Не расцветут ромашками в окне».
А вдруг и оживут, и отзовутся?..
И снова набор нелепиц и штампов: бесстрашия ураган, чувств вулкан, слов туман
И все такое всякое… Добавлю, что здесь ко всему прочему еще и куча инверсий:
Недругов покой; правды пламенной стрелой; слов неуместных водопад; счастия обман; нелепых слов туман; вдохновенья фонари и прочее…
И, наконец, автор отрешается от былого кумира и друга строками:
«Отныне, друг, тобою не горжусь:.
При встрече не восторг, а просто грусть.
Твой примитив я знаю наизусть»
Надо же… я вот не все шедевры наизусть знаю. А тут – примитив наизусть.
Мнение рецензента: затянуто и некорректно по отношению к бывшему другу.
Ритм: Ямб. Без сбоев вроде бы.
Рифмы: слухи-мухи, весне-во сне, поэт-свет, фонари-зари, туман-обман…
Как такие называются?..
В первой строфе идет чередование мужских и женских клаузул, а далее – сплошь
мужские, что добавляет еще одну каплю негатива в копилку общего впечатления.
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------
(Посвящается ПАНФИЛОВОЙ АЛЁНЕ -
подруге и однокласснице
моей дочери)
Что тянет тело падать в бездну,
А душу неприкаянной скитаться?
Так, умирая, человек идёт ко дну...
Очнись, постой - дай попрощаться!
Мне дай запомнить лик земной,
Твою улыбку ангельскую, милую.
Не сплю, душа витает надо мной...
Нет сил - виновных не помилую!
А ты ещё дитя - угасла молодость,
И в омуте нечеловеческой судьбы
Такую ненависть, надломленность,
Ничтожество людей познала ты.
И плачет наш церковный колокол,
Слезами провожая в дальний путь...
Звени, звени - прощайся колокол!
Её душа нас покидает, не вернуть!
Еще одна ранняя смерть… Стихотворный текст, как и в случае с песней о мальчике: «Заблудилась детская душа…», наполнен скорбью и гневом.
С первой строки, в который раз, попытка пофилософствовать:
«Что тянет тело падать в бездну». Вопрос, как говорится, вечный. Но попробуем вчитаться внимательно: итак, тело падает в бездну… Нет, в случае смерти ни в какую бездну тело не падает.
Про душу еще так возможно сказать, но не про тело. Душа – появляется во второй строке и говорит читателю о суициде, ибо «скитаться ей неприкаянной». Третья строка усугубляет образ бездны и уводит «ко дну». Четвертая – строка-вопль: «Очнись, дай попрощаться!» Я вполне понимаю, что автор текста скорбит, но ведь слово-то не воробей Как же это: очнись, дай попрощаться? То есть, воскресни, что ли, чтобы попрощаться?..
Следующая строфа банальное перечисление штампов, типа, ангельской улыбки и прочее. Завершается, как и первая, воплем гнева: «Виновных не помилую!» Что это? Что вы говорите, Наталья Ивановна, кого вы не помилуете? Каких виновных? Где они вообще в вашем тексте? И каким образом вы их не помилуете?
Третья строфа и четвертая – все в том же духе….
Размер: Ямб. Но третья строка вообще мимо кассы: ни в рифму, ни в размер.
Рифмы: первая строфа три женские клаузулы и одна мужская. Затем – чередование дактилических и мужских. Больше всего поражают рифмы «бЕздну – ко дну» и «колокол-колокол».
А так - все как обычно: милую-помилую, мной-земной, скитаться-прощаться.