Литобъединение: Серая гильдия
Конкурс: Задачка для Мастера второй тур
Дата: 11.05.12 11:38
Прочтений: 122
Средняя оценка: 0.00 (0)
Комментарии: 2 (5)
Выставить оценку
литобзору:
АМБУЛАТОРИЯ день четырнадцатый
Наблюдая себя в трудах писания наших анализов, приходим к выводу, что мы невероятно чванливы, а как сказал наш великий - Недостатки у человека как бы являются продолжением его достоинств. Но если достоинства продолжаются больше, чем надо, обнаруживаются не тогда, когда надо, и не там, где надо, то они являются недостатками.
Так, что удовлетворимся тем, что назовём наши недостатки нашими достоинствами, и, как ещё говорил наш великий - поменьше интеллигентских рассуждений, поближе к жизни!
И так, практически, жизнь – о достоинствах, которые недостатки, или наоборот. Как хотите.
Густатус, (продолжение), Логинов – великолепно вписанное в тему, отправные точки и настроение завязки, продолжение. Если считать, что «Сад наслаждений» Босха попал в произведение, как иллюстрация картины изощрённой гастрономической вакханалии, наступающей за кадром, можно смело поставить высший бал. За декоративность.
Но «Сад наслаждений» к наслаждениям имеет весьма отдалённое отношение. Это автопортрет мыслителя пятнадцатого века, олицетворяющий всё человечество. Не даром автопортретное изображение помещено в Ад на татраптихе. Великий мудрец, ощущая всю глубину своей мудрости, изобразил себя в страхе рефлексий, высохшим деревом без корней. Зачем это нашему герою? Он ищет сочный плод, что есть, как символ жизни, так и символ утончённости разврата за который нужно отвечать? Зачем нашему главному герою чудовища, тоскующие в его отсутствие? Они неизбежно разорвут его на части вместе с его изысканными вкусовыми пристрастиями и ввергнут всё его потомство, а с ним и человечество в хаос безвкусицы, как показывает тетраптих. Так всегда делали чудовища жадности, зависти и изнеженности с утончёнными ценителями жизни. И снова человеческий дух воспаряя, вслед летающим на химерах персонажам «сада наслаждений», найдёт способы обмануть себя и построить новый сад. И снова утонет во вкусовом чванстве, которое стоит жизни столь многим, что эти многие неизбежно разрушат любой сад любых наслаждений. Неужели это выискивает наш главный герой в деталях тетраптиха? Неужели он готовится бегать голым по кругу вместе с босховскими всадниками, таская за собой свой сельдерей, как они рыбу, пока его не сожрёт птицеголовая жаба? И, если «Сад наслаждений» предупреждение главному герою, то почему он так безмятежен, хотя и очень внимателен?
Интуиция автора, соединившего наш домашний сюжетик с культурологическим исследованием средневекового титана, достойна высочайшей оценки. Но оценивая произведение, поставим лишь высокое хорошо. Поскольку утраченных возможностей оказалось больше, чем реализованных на наш взгляд. А такому прозорливому автору этого простить мы не можем.
Скажем напоследок словами великого Дюрера – Ди кунст ист дер апфель дер еркентнис вон гут унд бозе! Что обозначает по-нашему - меньше знаешь – лучше спишь, и слава Богу!