Литобъединение: Синий БОМЖ в лунном свете
Конкурс: Прочие удовольствия
Дата: 25.02.11 22:07
Прочтений: 257
Средняя оценка: 10.00 (1)
Комментарии: 4 (21)
Выставить оценку
литобзору:
Обзор решительно прощальный
Субъективные замечания о мелких различиях между эротикой, порнографией и литературными конкурсами.
Дорогие друзья.
Данный мой обзор наверняка будет последним на довольно продолжительное время, если не насовсем. Обстоятельства вынуждают меня отвлечься от жизни сайта и возможно на очень долгое время. Поэтому, отринув остатки стыда, выскажу достаточно большую порцию правды-матки: все равно отсутствующий всегда не прав, а так хоть повод значимый будет.
Итак, первое и основное. Приходится признать, что Иван Терентич, конечно же, садист и извращенец. Сама мысль об эротическом конкурсе, само собой в любом случае удачнее нежели, например, объявить конкурс: кто придумает лучшую подпись к очередной картинке «с водопадами». Но, скажите на милость: как это всё судить?
Поясню, в чем состоит трудность.
Интимная сфера, в общем и целом все же невербальная. Чего бы там не орали, театрально закатывая глаза в порнофильмах, и чего бы не творилось в повседневной жизни – перевести это в слова не потеряв и не исказив первоначальный смысл очень трудно. Практически невозможно. Даже Пушкин в своих произведениях, которые принято относить к эротическим, почти никогда про личные переживания от первого лица не писал: «Гаврилиада», например, произведение сугубо описательное, от третьего лица. Уж про Баркова или там Генри Миллера какого-нибудь (там хоть и от первого лица, но тоже стенограмма практически) я вообще не говорю.
Поэтому любые попытки как-то зафиксировать действительно яркие и небывалые переживания всегда сопряжены с двумя объективными опасностями. Либо ты сваливаешься в жанр «для тех кто дрочит», называя все далеко не лучшими именами. Либо уходишь в страну красноголовых воинов и нефритовых пещер, где смысл чаще всего и теряется за обилием красивостей.
Трудность задачи еще связана и с тем, что наша современная культура несет на себе отпечаток многовековых запретов на разговоры «про это». Природу правда не переделать, но за века выработалась привычка называть вещи категорически не своими именами. А обратной стороной такого положения стало совершеннейшей размывание альковного языка: образ, который для одного означает переход в предоргазмическое состояние – для другого как слону дробина: он и понять не успел о чем идет речь, а уже «финита ля комедиа».
Вот например коллега A'Paul написал про секс в трамвае. Я в юности несколько лет каждый день ездил почти каждый день в трамвае по маршруту №45 от Новоконной площади до завода «Серп и Молот». Так вот, заявляю ответственно – даже находясь в состоянии повышенного спермотоксикоза, мысль о сексе в трамвае у меня никогда даже не возникала. По одной простой причине: там дорога такая кривая и трамвай трясет так, что если двумя руками за поручень не держишься и ногами крепко не уперся, то сотрясение мозга тебе обеспечено. Уж речи о том, чтобы штаны снять, вообще нет. Но … кто его знает, разные бывают трамваи, наверное.
И так, я думаю, каждый судья может со своей стороны заявить по каждому эпизоду.
А представьте себя не месте автора: предположим ты ничего не приврал, может быть даже тут душу вывернул, а тебе какой-то (УВЦ) будет говорить, что так быть не может. Обидно? Конечно, обидно.
В общем жестокий и весьма коварный человек наш Иван Терентьич.
Но ближе к телу, то есть к делу.
По указанным выше причинам единого знаменателя под все удовольствия подвести невозможно, да и описать удовольствия тоже как-то проблематично. Поэтому оценки судей – это всего-навсего, свидетельство их извращенного вкуса и проекция личного опыта. Поэтому просьба относиться соответствующе. Ну да вы это, дорогие друзья, думаю это и так знаете.
Скажу сразу и по правде: мне не понравилось практически ничего. Тут ведь еще важно выдержать жанр: если ты начал писать физиологию как Генри Миллер, то уж не сваливайся на пещеры охи-вздохи. И наоборот. Кроме того, отечественная литература в 80-90 годы повадилась вставлять эротические сцены в крупные формы, чтобы повествование оживить. Но когда у вас ровно половина текста – стиль а-ля Юрий Поляков «как знамя из райкома украли» («Апофегей», кажется назывался) или как у Улицкой, а потом ровно столько же про собственно секс, то выглядит как то кособоко. Хочется либо механически на 2 текста разбить, либо попросить автора дописать еще страниц 300, чтобы как то целостно смотрелось.
Осуждать я это не берусь, но оценки поставил низкие, где увидал хотя бы намек на указанные феномены.
Со стихами вроде бы дело обстоит получше, но тут есть явная несправедливость: в прозе ошибок наделать проще и вообще судить прозу и стихи в одном флаконе – ну про это было много дискуссий и еще больше будет. Словом уважая мнение Иван Терентича (да собственно и на конкурсах «Синего Бомжа» я тоже так делал) – стихам самых высоких оценок я не ставил.
А самые высокие оценки (в моем случае – по 8 баллов) поставил я только двум вещам:
• Юлдуз, Эр
• Памятка начинающего любителя секса, Гринёва Т. Г.
Причем очевидно, что «Памятка» использует допустимый, но очевидно «легкий» приём. Все понятно. Но тут у меня есть два смягчающий обстоятельства:
С фотографией я немного знаком и действительно там натрхаешься в худшем смысле этого слова, пока хоть что-нибудь путное выйдет. И потом – кому хочу, тому высокие оценки и ставлю. Надо же напоследок совершить какой-нибудь акт судейского произвола))
Помимо указанных авторов хочу отметить традиционных с позволения сказать «монаумров», коим скрипя завистливым сердцем пришлось поставить по 7-ке:
• Вариация I: "Они" и "Мы", Кропот Е.
• Вне себя (по Дао), Влад Павловский
Я конечно прекрасно знаю, что они мерзавцы, язык без костей и верить нельзя ни одному их слову. Но … привык я к ним, чо уж там за эти годы. В тек краях, куда я отбываю, мне будет их немного не хватать. Равно как и вас всех, дорогие коллеги.
Ну вот вроде бы и всё)))