Литобъединение:
Конкурс: "Супердесятка – проза 2010" (Кубок журнала «Рецензент»)
Дата: 23.02.11 21:43
Прочтений: 269
Средняя оценка: 10.00 (2)
Комментарии: 2 (7)
Выставить оценку
литобзору:
Worth dying for. Worth killing for. Worth going to hell for
Голод
История о том, как главный персонаж знатно расширил обеденное меню, не дожидаясь талонов на усиленное питание. Будет потоп – будет и пища. Интересно, что автор отнесся к сценам поедания человеческого трупа настолько ответственно, что иной раз текст начинаешь воспринимать как выдержку из кулинарного пособия. Во всяком случае то, что случилось после обнаружения героем свежей утопленницы, почти готовый сценарий одного из выпусков программы «Казан Мангал» (или как бишь ее там).
Хотя в целом текст, как ни крути, о неизбежных в любом обществе двойных стандартах и о том, что эта двойственность, по сути, порождена наличием стандартов как таковых. Ибо одно дело размышлять о том, что приемлемо для человеческого существа, а что нет – но это пока доступно приемлемое. А иначе всякий оказывается в положении Ефима. И тут уж либо сверить свои шансы с доступными в рамках доступного, и дисциплинировано отбросить лыжи, либо выжить, но расторгнув в одностороннем порядке все общественные договоры – как вступившие в действие, так и отправленные на доработку после второго чтения. И выбор становится еще проще, если понимаешь, что никто во веки веков твоего благородства не оценит.
Тут ведь на самом деле хочется кого-то обвинить (судя по реакции зала), но не слишком понятно кого именно – если вроде как очевидная цель все время маячит в кадре, так зачем одну из программ на «Дискавери» назвали «Выжить любой ценой»? Это наша природа, товарищи. Нам всегда интересно, как любую цену заплатит вон тот парень. Но совсем не хотелось бы, что бы он постучал к вам в дверь. И ведь заметьте, Ефима все произошедшее в рассказе, по большому счету не изменило. Разве что откормился и стал чувствовать себя лучше. Думаю, не случайно.
Хорошие времена
Актуальность проблемы прекрасно демонстрирует та жара обсуждения, которую этот текст вызвал. Тут опять-таки хочется поговорить о панцире цивилизованности, которые мы все носим, но который работает как-то странно – он как бы старательно защищает мир от того, на ком в данный момент надет, а совсем не наоборот. Скорее пояс верности получается.
Да, в рассказе есть лишние детали. Это и пресловутая «Мисс Вселенная», по которой не прошелся только тот, у кого кофе пролилось на клавиатуру, и не нужный, в общем, диалог в начале (без него бы все сработало точно также) и еще пара штук. Но в целом, если попытаться ответить на вопрос «почему такое внимание привлек этот рассказ?», то проще кивать в сторону новостных лент и радионовостей. Тут ведь речь о подспудных общественных настроениях, а это уже неприятно.
Задел хорошо уже известный, но неизбежно срабатывающий прием – когда читатель с легкостью сопереживает и симпатизирует герою, а потом раз – и вот тебе бабушка юрьев день. Такой поворот неизбежно приводит к самокопаниям, а те, в свою очередь, к оживленной дискуссии. Amen.
Мои злые гномики
Ну и снова здорова. Большинство текстов (не только литературе речь), появись в них тема насилия, пытаются его для начала объяснить, а потом уж либо оправдать, либо исследовать. В «Хороших временах», о которых шла речь чуть выше, к вопросу подходят несколько иначе, там насилие вроде как один из гаечных ключей в ящике для инструментов всякой личности, где-то между глубоким разочарованием и искренним сочувствием. С «Гномиками» не то.
Здесь все развивается по вполне понятной схеме – от простого к сложному. Первой жертвой стал господин Ганс - «Узкоплечий, в пятнистой форме Бундесвера, с темным ежиком волос и тонкой полоской усов над верхней губой». Позволить этому симпатяге дожить до конца рассказа суть преступление против русской литературы, я считаю. Дальше градус персональной вины снижается и в финале предсказуемо появляется невинная жертва. В начале текста герой воспользовался неоценимыми услугами карманной зондер-команды произнеся, хоть и беззвучно, «Фас!», в финале его гномики добрались до его же белоснежки без каких-либо пояснений. Автор, как я понимаю, призывает читателя не говорить «фас» самому себе. Однако еще момент – чувство обреченности героя в конце рассказа. Это его персональная расплата - но расплата это все-таки искупление, за которым так или иначе следует прощение. Во всяком случае, последнюю пару тысяч лет мы уверены, что именно в таком порядке все и происходит. Не согрешишь - не покаешься.