Литобъединение:
Конкурс: "Супердесятка – проза 2010" (Кубок журнала «Рецензент»)
Дата: 23.02.11 00:35
Прочтений: 258
Средняя оценка: 10.00 (1)
Комментарии: 2 (8)
Выставить оценку
литобзору:
When the music's over
Степная рапсодия
Автор в данном случае пошел по абсолютно правильной дорожке – но это верно лишь в том случае, если я понял авторскую задачу правильно. Как бы то ни было, практически полностью задействован набор образов, позволяющий отлить эдакий бронебойный символизм с термоупрочненным сердечником. Таким можно прошибить навылет всех судей десятки, поставленных друг за другом, и пробивной силы хватит, чтобы после выразиться в том смысле, что никто, мол, этот текст и понял. Вот диалог например:
– Я не могу увидеть своего брата имея глаза.
– Зачем тебе брат твой?
– Я хочу, что бы он мне рассказал про степь, и про людей.
– Разве не можешь ты знать всё про степь видя её перед собой? Разве не можешь ты знать всё о людях, когда пристально рассматриваешь их?
– Мой брат знает об этом лучше меня.
– Почему?
– Потому что я живой, а он нет.
– Может быть твой брат знает где искать мои глаза?
– Может быть, только я не знаю где искать брата.
Если пробовать щупать его с критической позиции, то почти сразу чувствуешь себя как соцреалистический бандит из девяностых, приехавший на разборку с тремя братанами на мерине, а там – спецотряд классиков литературы двадцатого века, давно и продумано распределившихся по секторам. И пока Бодрийяр передает твои координаты по рации, Павич уже снял с предохранителя, определил расстояние до цели и рассчитывает поправку на ветер. Как в песне поется – реальный прихват.
По счастию, название предполагает иную трактовку. Рапсодия у нас вроде как, эпическое повествование. И тут арсенал беспроигрышных образов воспринимается несколько иначе, как читатель ты просто отдаешься потоку и понимаешь, что мало, в общем изменилось в этом мире со времен изобретения колеса, и призванная Жучкой Кошка неизменно найдет Мышку-Норушку, ибо та еще ни разу не прогуляла извлечение вожделенного овоща. А Чапаев ни разу не переплыл Урал. И все это хорошо, мило и знакомо. Даром, что обсмотрено со всех сторон до неприличия много раз.
Обратный акцент
Вот это, наверное, и есть рапсодия. Поначалу глаз цепляли всякие странные штуку вроде неуместнейшего, по любым параметрам, слова «Рокэндролл» - прямо вот так, в кавычках. Или оборота «Я присунулся ближе», в котором наличествует что-то, простите, фривольное. Невзирая на мою, беловскую, меру испорченности (вообще испорченность удобнее всего измерять в микробеловых, но это так, к слову). Потом перестал цепляться. Потому как здесь все не революционное по форме. И тема («повесил свой сюртук на спинку стула…» и далее по тексту) и построение (тут даже трудно привести пример) все было, но – именно это и есть современная мифология, песнь скальда, типическая городская одиссея, в которой Улисс всю дорогу старается умотать из Итаки и доехать автостопом до Трои. История пронзительная, но при этом не трагичная, хотя бы и потому что оставлять следы на песке куда проще, чем на асфальте, а герою тем временем удалось.