Литобъединение: Супердесятка
Конкурс: "Супердесятка – проза 2010" (Кубок журнала «Рецензент»)
Дата: 13.02.11 23:47
Прочтений: 226
Средняя оценка: 10.00 (2)
Комментарии: 1 (0)
Выставить оценку
литобзору:
ТОЛЬКО СОН ИЛИ ТОЛЬКО ЖИЗНЬ? Рецензия на рассказ «Только сон»
ТОЛЬКО СОН ИЛИ ТОЛЬКО ЖИЗНЬ?
Рецензия на рассказ «Только сон»
В литературе бывает, как в жизни, встречаешь произведение, словно незнакомого человека, и сразу что-то кликает, да так, что мгновенно понимаешь, что это настоящее, выстраданное, важное и не только для автора, но для тебя, читателя, в первую очередь. Тут же теряют значения очевидные слабости, упущения и недочеты, поскольку сердцевина, основа настолько искренняя и настоящая, что остальное представляется досадной шелухой, не имеющей, в конце концов, принципиального значения.
Здесь нет умствования и маниловских экзерсисов типа «Вот если бы...», нет безликой репортажности, фиксирующей исключительно КТО, ГДЕ, КОГДА, КОГО и С КЕМ, нет сюсюканья или обрыдлой обывательщины, нет отвлеченного натурализма и едва прикрытого морализаторства.
А что есть?
Есть жизнь, настоящая, горькая и сладкая одновременно. Жизнь, в которой ничего изменить нельзя, а можно только принять и встретить такой, какая есть. Достойно встретить. Она, жизнь эта паскудная, все равно сломает, не оставит шанса, так стоит ли прогибаться, юлить и просить пощады?
Вот об этом, на мой взгляд, рассказ «Только сон». Произведение страшное, достойное и невероятно сильное.
Автор узнаваем, но, поскольку конкурс анонимный, то оглашать свои догадки не буду. Да это и не имеет принципиального значения, ведь главное то, что имеется сам рассказ, не оставляющий равнодушным и после прочтения, возвращающийся к читателю в той или иной форме снова и снова.
Я не зря упомянул о том, что рассказ не лишен изъянов, которые другое произведение могли бы запросто утопить. Здесь проявляется интереснейший феномен. Стоит автору найти верную тональность, стоит не высасывать текст из пальца, а полностью открыться, не испугаться собственного страха, стыда, неуклюжести, бренности и появляется то, что имеет шанс стать не сетевой макулатурой и настоящим литературным произведением.
Поскольку, на мой взгляд «сильностей» в этом рассказе намного больше слабостей, с последних я и начну, в надежде, что мои скромные и абсолютно субъективные замечания смогут помочь в дальнейшей работе над этим произведением (если такая, конечно, предполагается).
Итак, первая слабость – дисбаланс структуры рассказа.
Первая часть, рассказ о том, как мальчик Игорек отправляется с родителями в парк культуры под названием Трек, однозначно затянута и перегружена деталями. Читатель, окунаемый в многочисленные и, возможно, любопытные, но зачастую не имеющие прямого отношения к сути рассказа детали, дезориентируется, и ему требуются особые усилия, чтобы понять в конце концов для чего все это. Ведь идея автора к завершению первой части становится очевидной:
«— Мамочка, а когда я вырасту, я смогу каждый день прыгать с вышки?
— Сможешь, малыш.
— А я ещё хочу научиться стрелять, чтоб вообще никогда не мазать.
— Научишься, обязательно научишься. Давай спать, сынок.
— А знаешь, зачем? Когда на нас нападут враги, я всех их поубиваю.
— Ну что ты выдумываешь? Войны нет, и не будет никогда.»
Поэтому начинать так издалека и почти волоком тащить читателя к этой мысли, на мой взгляд, означает разжижать упругое, мускулистое повествование никчемной прослойкой никому не нужного жирка.
Другая слабость, бросившаяся в глаза, это несколько облегченный, я бы даже сказал, тривиальный переход от детства героя к его настоящему:
«— Мам, спой, как ты мне в детстве пела?
.............................................................
— Бабушка, спой мне папину песенку. Ну, пожалуйста...»
После Людмилы Зыкиной с ее «Течет река Волга» подобные перескоки кажутся формальными и раздражают своей штампованностью.
Для этого рассказа требуется нечто более оригинальное, возможно, неожиданное и, однозначно, новое.
Впрочем, то же самое можно сказать и о сне героя. Нет, не о том, что ему сниться, а о сне как форме подачи. Ведь счастливое, солнечное детство можно не только во сне увидеть.
Но... слабости, как уже упоминалось выше, не смяли рассказ, не превратили его в набор читанного-перечитанного, по крайней мере, для меня.
Почему? Разве мало написано и прочитано о том, как в одночасье будничная жизнь со своими маленькими радостями и горестями обрывается для того, чтобы не вернуться никогда, а превратиться в бесконечный и теперь уже никогда и никем неостановимый кошмар?
Написано много. Но каждый раз трогает, коль пишется искренне, больно, честно. Может быть, потому что люди страшатся этого, не хотят думать и даже представлять подобного, не желают соотносить сообщения о еще одной бомбежке, зачистке, теракте со своей размерной и в общем-то счастливой жизнью. Однако подсознательно, инстинктивно чувствуют, по ком звонит колокол, набираются храбрости и читают снова, и снова, и снова.
И вот здесь автор преуспевает. Хемингуэевски выверенные детали, неспешное повествование на фоне совершенного ужаса и абсурда происходящего вокруг. Толстые шерстяные носки, разбитое окно, затянутое полиэтиленовой пленкой, через которое «сочился мутный могильный свет», ванна с набранной водой, аэрозольный баллончик, оторванная ступня в догорающем ботинке, взрывы, выстрелы, неспособность думать. Только вспоминать, чтобы остаться человеком. Чтобы несмотря ни на что, им остаться. Самое трудное. Почти невозможное. Единственное.
«— Ма-ма! Там такое! Мама, там война, война! Всё горит… всё разбито… развалины…весь Грозный, как эти.…Как Андреевские бани! Всех убили, мама! Всех! А я…я…Ма-маа-ма!»
«Именем Российской Федерации
Конституционный Суд Российской Федерации... рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности Указов Президента Российской Федерации от 30 ноября 1994 года N 2137 «О мероприятиях по восстановлению конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской Республики» и от 9 декабря 1994 года N 2166 «О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и в зоне осетино-ингушского конфликта», постановления Правительства Российской Федерации от 9 декабря 1994 года N 1360 «Об обеспечении государственной безопасности и территориальной целостности Российской Федерации, законности, прав и свобод граждан, разоружения незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и прилегающих к ней регионов Северного Кавказа», Указа Президента Российской Федерации от 2 ноября 1993 года N 1833 «Об Основных положениях военной доктрины Российской Федерации».»
(Из Постановление Конституционного Суда РФ от 31.07.1995 г. № 10-П)
«— Тише, малыш, не плачь! Тише! Это только сон! Страшный глупый сон! Спи.…А я тебе песенку спою.»
«В январе 1996 года заместитель секретаря Совета безопасности РФ Владимир Рубанов в интервью информационному агентству «Интерфакс» заявил, что никакой официальной статистики жертв среди мирных жителей Чечни не существует, есть лишь оценка правозащитников — 25—30 тыс. погибших. В 1997 году, накануне подписания российско-чеченского договора, начальник Отдела демографической статистики Госкомстата РФБорис Бруй обратился в Международный Комитет Красного Креста за оценками потерь гражданского населения Чечни (что подтверждает отсутствие официальной статистики по этому вопросу). МККК перенаправил его в правозащитный центр «Мемориал». Таким образом, обнародованные впоследствии данные Госкомстата о 30—40 тыс. погибших мирных жителей в Первой чеченской войне основываются на информации российских правозащитников[8].
В то же время некоторые ведомства, судя по всему, имели собственные оценки числа погибших. В конце 1995 года в статье И. Ротаря «Чечня: давняя смута» (Известия. — № 204. — 27 ноября 1995. — С. 4) со ссылкой на МВД РФ приводилась информация, что за год боевых действий погибло около 26 тыс. человек, из них 2 тыс. российских военнослужащих и 10—15 тыс. боевиков, остальные — мирные жители (то есть от 9 до 14 тыс.).
Оценка чеченских боевиков доступна со слов Аслана Масхадова, в 2000 году говорившего о 120 тыс. погибших.» (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D1%8E%D0%B4%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5_%D0%BF%D0%BE%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B8_%D0%B2_%D0%9F%D0%B5%D1%80%D0%B2%D0%BE%D0%B9_%D1%87%D0%B5%D1%87%D0%B5%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9_%D0%B2%D0%BE%D0%B9%D0%BD%D0%B5)»
Сон? Жизнь?