Литобъединение: Югорский ГлаголЪ
Конкурс: РОССИЯ ПИШЕТ СТИХИ И ПРОЗУ...
Дата: 09.02.11 13:14
Прочтений: 291
Средняя оценка: 8.75 (4)
Комментарии: 2 (3)
Выставить оценку
литобзору:
С точки зрения редактора 2
Продолжаю разбор конкурсных произведений с точки зрения редактора.
Ёжиков
Пишите, мальчики, стихи
Пишите, мальчики, стихи!
Пишите о прекрасной даме,
О милой девушке, о маме,
О новой лодке у реки.
Вам лицемерить не к лицу -
Пишите искренне, как боги,
К себе - нещадно будьте строги,
И снисходительны - к Творцу.
Пишите просто, без затей -
Любите братьев наших меньших,
Не воспитайте зла у женщин
Или обиды у детей.
И не пугайтесь смелых рифм -
Не за себя одних пишите,
Вы долг поэзии верните
Тех, что ушли не докурив.
Просто, искренне, даже немного наивно, но совершенно ложится на душу.
Светлана Дерепащук
Текст про
Текст.
Он бегство измыслил, кричит: - Пиши!
Сплетай ему звуков, знаков тыщи.
В створ распахнутых век души
втиснул мир, как пищу.
Десть
исстрочена чернью паучьих орд,
изрыта пером – чернила брызжут.
Прочь, долой маслянистый торт.
Кровь отточием выжму.
Жест
кручёный из яви не выльет в сон
сюжета канву, узоры смыслов…
Чёт и нечет, полночный звон –
Музы песни, письма.
Тест
разъят до спектральности вешних вод,
микронами жизней ад громадя,
яд целительной дозой льёт,
слёзной каплей гладит.
Месть
за прожитых судеб цветной салют –
пустынные дни и холод ночи.
Сказки редко нужны царю.
Прочим?.. Прочерк, прочерк.
Плеть
минуты змеит, извивая ход,
искомкав сезоны, строфы ссыпав
в гурт, на силос. Каков был год?
Солон? Ласков? Липов?
Крест.
И вот – открываю по-рыбьи рот,
пульсирует, бьётся, выход ищет
тот, что выношен в этот год,
вырос, вызрел – лишний –
Текст…
Тот случай, когда избыточность вроде и красивых образов мешает, создает невнятицу и приводит к потере четкого смысла и проявленного лирического героя.
Рагулин И. Г.
ИВАН СЕРГЕИЧ
Во дни мучительных сомнений,
Когда стал близок смерти лик –
Иван Сергеич, русский гений,
Воспел отечества язык.
Жизнь проиграла смерти битву,
А на листке остался стих –
Стих, так похожий на молитву,
Который в детстве я постиг.
Пусть тяжкий крест нам лег на плечи,
И окаянны наши дни –
Опора русских – в русской речи,
Храни, Господь, ее, храни!
Сильно!
Барамунда
Что русский дух...
Что русский дух
без пушкинской строки?
Опара, скудно пропечённая глаголом?
Росток больной,
к грязи притоптанный монголом?
Косноязычный дурень в опашне боярском,
Иль беглый плут заморский в облаченьи царском?
Что русский дух
без пушкинской строки?
Что наш «авось» без абиссинского задора?
Чем Лукоморье краше без цепи златой?
Пусть камень злости бросит в дядьку Черномора,
Слепец,
что первым сможет отыскать такой...
Но если сыщет вдруг в глазу бревно укора,
То и молиться станет больше не с руки
Ему
за подлую удачливость бретёра,
За русский дух
без пушкинской строки...
Красиво, великолепная образность.
Кутузёнок
ЧЕРТОПОЛОХ
В стихах моих порой неточен образ
И мыслей в них порой переполох...
Позволит ли вполне мой скромный опыт
Цветущий описать чертополох?!.
Такое – словно в радости проснёшься,
Когда тебя коснётся солнца луч:
К цветку чертополоха прикоснёшься,
Пренебрегая стеблем, что колюч.
"О, жизнь прекрасна!", –
Улыбнёшься, глядя,
Как ветерок соцветья раскачал,
И ты впервые красоту погладил,
Лишь миг назад её не замечал...
Поэзия?!.
Да, да, она, конечно!
Но подожди –
Вот женщина идёт,
Над грядками склоняется поспешно –
Чертополох ей портит огород.
Оглянется на твой тревожный оклик
И спину разогнёт со вздохом "ох!",
– Как не полоть-то, –
Скажет, –
Всё ж посохнет!
И вырвет из земли чертополох...
Но не швырнёт, как раньше это было,
Задумается, глядя на цветок,
И, может, скажет:
– Что ж я погубила!
И грустно обернётся на восток.
А на востоке – солнце золотое
Льёт тёплый свет на синие леса
И тянет, тянет к женщине ладони,
Касается и сердца и лица.
И что теперь душа её исторгнет –
Вздох удивленья ли,
Слова мольбы?!.
... Стихи, стихи -
Сумятица восторга!
Стихи, стихи –
Воители борьбы!
Все просто замечательно - лиричность, образность, теплота. Немного портит неточность образа самой последней строки, который читается как «масло масленое».
Зайцев (Л)) Ю
РОДИНА, ЛЮБЛЮ И НЕНАВИЖУ
Монолог ветерана войны и труда
Родина - люблю и ненавижу!
Как беспутную алкоголичку мать.
Нет, я не мечтаю о Париже,
Праге, Лондоне... Да, что перебирать!
Широка страна моя родная...
Горы есть, леса и русла рек.
Тьма полей не паханых без края,
И всегда бесправен человек.
Жизнь, как коммунальная квартира.
Где никто не друг, не сын, не брат.
С длинным коридором, вроде тира
И Хозяин евро - азиат.
Почему всегда - года и веки
Нас терзают, мучат и долбят?
Где вы, где вы, люди - человеки,
Что прокормят и оборонят?
Почему у нас работа - битва?
Почему кормленье, не еда?
Почему нам горько и обидно
За страну? А власти никогда?
Сколько нам терпеть ещё придётся?
Жить, надеясь: "Внуки поживут!"
Почему нам только достаётся
Безбилетный праздничный салют?
Почему у нас всё было в прошлом:
Благородство, честность и талант?
Почему всё гадко, подло, пошло?
Жизни нет без тюрем и "баланд"?
Почему мне всё трудней гордиться
Необъятной Родиной своей?
Почему вокруг такие лица:
Хамские, тупые, без идей?
Жаль, но ярких личностей не густо
Нас имеют, даже не спросив.
Почему ж святое место пусто?
Нет вождей? Печальный лейтмотив!
Не из нас Империи родятся.
Не про нас пытливый, яркий ум.
Вновь в пути. Счастливо оставаться!
Как устал я от подобных дум!..
Не соответствует теме конкурса. Оцениваться не будет.
Коробкина Елена
Утешь меня тишайшим слогом
Утешь меня тишайшим слогом,
На белом-белом полотне
Ты вышей песню на дорогу,
Чтоб мне нести ее в суме.
В мешке заплечном легкой кладью
Словесный клад - твой нежный дар
Мне - песня, вышитая гладью,
Высокий лад, глубинный жар.
Парит и реет твое слово,
Что тише ветра, легче трав,
В пути высоком тихим слогом
Утишь ты ветреный мой нрав.
Как в детстве, в лодочке качаясь,
Я поплыву меж нежных рук,
Тебе так кротко улыбаясь.
Влеки меня, тишайший звук.
Еще одно красивое и доброе стихотворение о трепетном отношении к поэзии.
Михайлин В. М.
Язычники.
Руническая простота...
Царапали и высекали.
Библиотеки книг наскальных.
Писались свитки - береста
Так, чтоб хватило на потом.
Гиперборей ценил свободу.
Он, как прямой потомок Рода,
Жил для себя, не слыл рабом.
Под знаком веры и креста,
Покорность русичам вселили,
Что отобрали, поделили
В кострах сгорела береста...
И стал вдруг письменный язык
Для землепашца недоступен,
Некириллический преступен,
Как на амвоне зверя рык.
Сюжеты- "жития святых",
И "каноничные" сюжеты...
Партийностью назвали это
В литературе. Только псих
Всё то, что думал, мог писать
Рискуя головой и местом.
Но предки замесили тесто…
Должна опара вылезать.
И над разграбленной страной,
Запуганной придворной сворой,
Порою, глас не крепостного,
Язычника зовёт на бой.
Строчит за письменным столом...
Не прочитают, не услышат.
Но, точно, вся Россия пишет
Таясь, руническим письмом.
Мне понравилось. Особенно строки: «Но предки замесили тесто… /Должна опара вылезать.»
Нина Шеменкова
Слияние душ
Ворвалась в мысли свежая струя,
И, как в застолье, опьянила разум,
С твоей душой слилась душа моя,
И чувства вспыхнули, как факел, разом!
И строки грянули, как майский гром,
В смятении нахлынувшего ливня,
А крик волненья известил о том,
Как заново родиться было дивно...
Неплохо передано поэтическое состояние.
Эр
У каждого в душе своя Россия
У каждого в душе своя Россия,
И каждый за нее сейчас в ответе.
А кто-то назовет ее Мессией,
Единственным Мессией на планете.
Загадочна как камушек тунгусский,
И нереальной кажется реальность,
И лапает Россию новый русский,
Как женщину, азартно и нахально.
Повсюду тонким бисером рябина,
Багровою полоской в белоснежном.
Но недосуг, и все проходят мимо,
Забыв про что-то важное небрежно.
И выбито ногой окно в Европу.
Все куплено и продано давно.
По-наглому Россию делит кто-то.
Рекою льет кровавое вино.
Россия, вечно нищая Россия.
Калеченая, битая страна.
Спаси, Господь, от бед ее спаси.
На перепутье мечется одна.
У каждого в душе своя Россия,
И слышится повсюду скорбный стон.
А кто-то назовет ее Мессией,
Под куполов набатный перезвон.
Стихотворение совершенно не отвечает теме конкурса. В предпоследней строфе сбой ритма (возможно опечатка). Оцениваться мной не будет.
Балашов Р. М.
Из пекла зим в печали лета...
Из пекла зим в печали лета,
теряя смысл, надежды, дни
идут безвременно поэты,
идут со всеми, но одни.
Вы не ищите в них личины,
им плачено – жить без тылов,
в непредсказательности слов,
за предсказательность кончины.
Суть – одиночество поэтов – не нова, раскрыта неплохо, но не хватает точности образов в первых двух строчках второй строфы. Последние две строчки, на мой взгляд, удачны.
Игорь Хомечко
Не слышно главного калибра
Не слышно главного калибра
В эскадре нынешних стихов:
Поэты тявкают верлибром
Небрежно испражненных слов.
Сетература дружным флотом,
Компас забросив и штурвал,
Плюет из пушек литпометом,
А впереди – девятый вал…
Стихирщик нынче неподсуден,
Среди чумы справляя бал:
Обломки шутовских посудин
Украсят профиль гордых скал.
Везде – чернушная халтура,
«Гусскоязычных» мэтров бред.
Где ж русская литература,
И где ты, русский наш поэт?
Не слышно главного калибра
В эскадре нынешних стихов:
Поэты тявкают верлибром
Небрежно испражненных слов.
Желчно, зло, хотя и вписано в тему конкурса. Правда, при чем тут стихотворные формы, в частности верлибр? Главное ведь о чем пишут, и какие идеи движут авторами.
Марина Чекина
Пророчество
Сменяются друг другом поколенья,
Растёт неукоснительно прогресс…
Пора притормозить его движенье,
Остановить губительный процесс.
Облегчен быт – донельзя, право слово,
Есть повод для восторга, но, увы:
Обслуживаем тело столь толково,
Но мало что даём для головы
Простого обывателя, который,
Присвоив результат в один момент,
Во власти поглощающего жора,
И был, и остаётся – консумент.
Всё более пресыщенное тело
Алкает ублаженья своего:
Тому – адреналина – без предела,
Другому – эндорфина торжество.
И вместо созиданья – разрушенье
Приносит нам технический прогресс –
Вот я сижу, пишу стихотворенье
На тему, что едва ли интерес
Хоть в ком-то возбудило бы, к примеру,
Сто пятьдесят иль двести лет назад,
Но вот сейчас уже потребны меры,
Чтоб перекрыть дорогу – прямо в ад.
Туда людей толкает бездуховность.
Не о себе пекусь – не в этом суть.
Наш общий мир – уже почти условность,
Уже пора обратно повернуть.
Пора остановиться, в самом деле,
В безумной гонке обретенья благ.
Не забывая полностью о теле,
И для души поднять сигнальный флаг.
Пусть разум торжествует на планете,
Пусть будут ночи – трепетно тихи.
А новый день, безоблачен и светел,
Подарит вдохновенные стихи.
Название «Пророчество» не соответствует стихотворению, это, скорее всего призыв вернуться к духовным истокам. На мой взгляд, где-то нарушена граница с публицистикой, что снижает художественность произведения и уводит от точного соответствия теме конкурса.
Генчикмахер М.
Это было не раз
........Это было не раз, это будет не раз...
........ Николай Гумилёв
Это было не раз, это будет не раз,
Умирающих лиcтьев замедленный вальс,
Их скольженье вдоль мокрой брусчатки.
Но не выбежит снова на то же крыльцо
Та, что вышла тогда с побледневшим лицом,
От волнения спутав перчатки.
Кто-то умер, a кто-то сегодня зачат,
Проплывают жирафы над озером Чад,
На Лубянке ночами расстрелы.
Это было не раз, но в запасе лишь час,
И всплывает одна из нелепейших фраз:
«Я на правую руку надела... "
Согревает душу настоящей Любовью к русской поэзии.
Оксана Кукол
Творчество
Алхимия в стекле оранжерейном,
Погрешность испытаний велика.
Ошибка обернётся озареньем,
И новой формой старого цветка.
И, как найдя коньяк с похмелья рано,
Так счастлив ты, нашедши пару строк:
Среди грозы - безветренной - поляну,
Среди пустынь - незыблемым - песок.
Красиво и нежно.
Стукало С. Н.
Разговоры с Гостьей
Конец недели
Конец недели. В этом жизни ложь,
Что выходной врачует наши души,
Что "сухари" — основа всякой суши, —
Меня их сушь всегда вгоняла в дрожь.
Возможно, — жизнь, а, может, жизни нет.
Возможно, мы с тобой её проспали, —
Не резус-фактор плачет на кинжале,
А сам кинжал заплакал на войне.
Возможно, час, а, может, год назад,
Но имена забыты, стёрты даты.
Без перемен на фронте, а солдаты
Опять войну в окопах матерят.
Их матерям уже предъявлен счёт,
За недосыпы долгими ночами.
Нам говорят, что это — между нами,
Но, между нами, говорящий — врёт
Ордою слов, увечных от рожденья,
И умолчаньем авторства войны.
Кровит вино рубином без вины,
Разрушен храм... Опять сбирать каменья
Зовёт пророк, но кто ему внимает
Средь дат пустых и брошенных имён?
Лев виноват, если попал в полон,
И лишь шакалу все грехи прощают.
Я не о том. Не сложены тома
Пророческих камней, слагавших храмы, —
Кричит поэт: "Я — автор этой драмы!"
Он врёт. Всему виной — зима.
Конец недели... В каждой жизни — ложь.
Средь этой лжи — не лгут лишь наши души,
Не камни, а они — основа суши, —
Хотя и с душ — не многое возьмёшь.
В общем-то сильное и сложное стихотворение. Есть достойные находки, например: «Не резус-фактор плачет на кинжале, /А сам кинжал заплакал на войне.»; «Опять сбирать каменья /Зовёт пророк, но кто ему внимает /Средь дат пустых и брошенных имён?». Очень сильная концовка, выраженная в двух последних строках. Неплохая закольцовка начала и финала. Но есть и вопросы. Тема войны перевешивает тему поэзии и поэтов. Есть проходные строки. Например: «Лев виноват, если попал в полон, /И лишь шакалу все грехи прощают.» Вроде красиво, но мешает отточенности мысли. Нет внутренних побуждений принять «вину зимы» (последняя строка предпоследнего катрена).
Галич
Мысли о ПОЭЗИИ...
Я не верю маститым Поэтам!
Их слова, как герани в окне...
Я хочу, чтоб стихи, как галеты -
С хрустом горло царапали мне!
Чтобы рвали сосуды тугие,
Чтобы сердце томили и жгли!
Чтобы люди: не те, так - другие
В них свои бы ответы нашли...
Муза вскроет заветные дверцы.
Только, где ОНО таинство строк,
От которых сжимается сердце,
Ну хотя бы, его уголок!
А иначе, служение Музе
Обратится в лакейство при ней.
И тогда - возродится обуза
В череде романтических дней...
А иначе. Да, что там иначе!
Каждый верит в свои Божества.
Каждый помнит свои неудачи,
А удачу ждёт, как Рождества...
Но Пегаса, увы, не стреножить!
Ты рукою ЕМУ не маши.
Пусть, как раньше, стихи пишут кожей,
Сердцем, клеткой ранимой души...
Хорошее стихотворение. Единственная претензия к четвертому катрену, в котором две первые строчки просто замечательные – кульминационные для всего стихотворения, а вот третья и четвертая получились невразумительными, провальными. По-хорошему, тут должна проявиться контрастность к итоговой мысли, выраженной в концовке.