Литобъединение: Югорский ГлаголЪ
Конкурс: РОССИЯ ПИШЕТ СТИХИ И ПРОЗУ...
Дата: 09.02.11 11:57
Прочтений: 281
Средняя оценка: 10.00 (2)
Комментарии: 3 (5)
Выставить оценку
литобзору:
С точки зрения редактора 1
Замечательно, что конкурс имени Станислава Александровича Золотцева живет, причем весьма плодотворной жизнью. Об этом говорит весьма достойный уровень произведений уже заявленных на конкурс. А так как впереди еще целый месяц для подачи заявок, то у тех, кому интересна тема конкурса и еще не отточил свои мысли - есть достаточно времени, чтобы поработать над ними. Но это к слову.
В обзорах пока торопиться с выставлением оценок не буду, так как действительно очень сильных произведений много уже, а призеров может быть только три... Для себя их буду определять после окончания конкурса и главными критериями будут не только профессиональное исполнение, но и воздействие на мою душу, внутренние убеждения. Как бы там ни было а любая оценка судьи проистекает из внутреннего созвучия тому или иному автору.
В обзорах же постараюсь быть максимально объективной, насколько это возможно, и в первую очередь обращать внимание на профессиональность написанных произведений. так сказать с позиции редактора. Итак, первое знакомство...
Горланова Е. М.
Я себя не считаю поэтом
Я себя не считаю поэтом
Ну какой из меня поэт?
И волос я не рву при этом
Извините, но лишних нет
Иногда потихоньку рифмую
Графоманю по мере сил
Словно я в океане дрейфую
На плоту без руля и ветрил
А в пространстве необозримом
Каких кораблей только нет
Каравеллы проносятся мимо
И за каждым штурвалом – поэт
Звучат как поэмы команды
Послушен им бриз и пассат
Дует ветер большого таланта
В разноцветные их паруса
Не страшны им ни мели, ни рифы
Признанье их ждет впереди
У меня же глагольные рифмы
Словно скалы встают на пути
Я себя не считаю поэтом
Но, друзья, не сочтите за труд
Прочитавши творение это
Комментарий оставить тут..
Легкая ирония, цельность выстроенного образа в плюс, в минус некоторый сбой в ритмике в предпоследнем катрене, и в третьем катрене - "каравеллы" это не обобщающее название, а конкретный класс морских судов, и потому лучше заменить на иной, не корабельный образ.
Светлана Белугина
И должно бы быть, так.
Поэт не может быть жестоким.
И пусть весь мир сойдет с ума.
Он не имеет права строками
Своими ранить. Поднимать,
Вести, нести покой вселенский,
Учить добру, желанью жить.
Да, очень сложно быть поэтом,
Так тонко чувствовать, любить.
Расшатана душа до боли,
По нервам-струнам ходит ток.
Но не грызет поэт поэта,
Как не сжирает волка волк.
Профессии, где святость чтима,
Недопустимо просто зло.
Учителя, врачи, поэты-
Из века в век несут добро.
Благие намерения, наивно, потому как поэты, в первую очередь люди со всеми вытекающими… И потом поэт – это все-таки не профессия, в которой обязаны соблюдать профессиональную этику. Есть штамп – «нервы-струны».
Резина С.
в зеркале
На самом деле я никакая не каменная и не сильная.
Тает мой стол- потекла квартирная камера морозильная…
На самом деле это уже нестерпимо, что я до сих пор не прима.
К тому же я не из плюша, и не из сборной…
Я не умею слушать, я не доеду до Бонна…
А по-вашему, как, стерпимо? -
что ветер мне до сих пор не сломал спину?
Что прямо к моей ключице- к коже- чужой мой приколот брошью-
Что? Что? что приключится? кто тоже
будет в бульон моря брошен?
/Привет! Тебе не жалко моих овец?
Смотри, их линялая вера уже продается на вес…/
На самом деле, мурлыкая, подлизываясь и мяукая -
Многомордная, многоликая – я всегда оставалась с собачьими муками -
вонзиться в лицо и пролиться в глотку,
выпить всю, что осталась в глазницах, водку.
На самом деле я никакая не слабая,-
у меня нараспашку сердечные клапаны,
я вам все зеркалА своим взглядом залапала! Я вам правды в глаза накапала…..
Излечите меня от тревог! Мне уже нестерпимо,
что я тонкой была, как «Вог», а теперь ожирела до «Примы».
Да, это мои настоящие рифмы, не долетающие до Рима.
Что тучами линовать, напишу лучше криво-
Это я настоящая, я - без грима.
Останусь ли я молодой, подохну – сейчас до фени -
Схвачен стол мой льдом истеричных ночных вдохновений.
Не с золотом я и не с серпом,
Но всем своим выжатым сердцем не заодно с городом злым и серым…
На самом деле я никакая не жидкая,
и не терпкая, и не черная, и не белая, и не зебра я…………
С любовью, со злостью - со всеми пожитками – растворяюсь таблеткой в зеркале…
Экспрессивно, с накалом, красиво в конце-концов. Смутила «таблетка» в концовке…
Андрей
Распирает чужим секретом...
Распирает чужим секретом
Ненаписанная строка…
Я не думал,
что стану поэтом,
Лет примерно до сорока.
Нет, конечно, и раньше
писалось,
Но – не до крови,
не всерьёз…
А потом –
как прозренье настало:
Это время пришло моё –
Как ребёнок – на вкус,
на ощупь,
На звучанье, на запах, на цвет…
Мир проверить – боками –
на прочность,
Забывая про опыт лет!
«Мир – театр,
все мы в нём – актёры»,
Я бы даже сказал – игроки.
И играю я миром с восторгом –
Миром, вписанным вглубь строки!..
Ну, неплохо, но лучше бы найти собственный образ для начала последней строфы, а не известное изречение, которое превращено в тяжеловесный штамп…
Бочаров Дмитрий С
Поэт
Поэта зовёт дорога -
Ему ли судьбу выбирать?
Вот так же, ко гробу Бога,
Влеклась крестоносцев рать.
Есть всё для захвата мира -
Надёрган пера запас,
Бренчит беспрерывно лира,
Осёдлан хромой Пегас!..
Прости ему гордость, Боже!
И строчек недужный вид -
Ведь автор творит, как может!
...не ведая, что творит.
Самоирония – вещь хорошая…
Маша Халикова
Моим друзьям-писателям посвящается
"Их, может быть, немного на земле..."
...
Их, может быть, немного на земле,
И я встречаю их не так уж часто.
Но искорки, бегущие в золе,
Дают необъяснимую причастность
К какому-то вселенскому костру.
Когда вокруг таинственно и немо,
А время не торопится к утру,
Их души разговаривают с Небом.
И Тот, кто выше и светлее всех,
К ним иногда нисходит через строки.
А в суете, среди людей их смех
Обычно остается одиноким.
У них звучат красиво имена -
Тихи и неслышны в ночи шаги их.
И все они похожи на меня.
И все неисчерпаемо-другие.
В целом хорошее стихотворение, весьма удачная концовка. Запнулась о «шаги их» и неоднократное использование этого местоимения «их».
Тищенко В. В.
ЯВЛЕНИЕ ПОЭТА
Вот полупьяный корректор
жмется над гранками: «Б...я!
Хмурый сидит редактор».
Только он не редактор,
А капитан корабля.
Тонет его корабль,
нету его вины:
тексты пришельцев слабы,
тексты раздуты как жабы,
вычурны и холодны.
Много в Москве стихотворцев,
славных дочурок, сынков.
Но не хватает матросов,
самых обычных матросов –
кораблей и стихов.
--Завтра верстается номер!
--Мы не уложимся в план!
«Лучше б я маленьким помер,
около маменьки помер», --
думает лже-капитан.
Сыпью секунд седеет.
Вот он почти как снег.
Но открываются двери,
в редакционные дыры
входит один человек.
Смотрит редактор неискренне,
гость не находит слов.
Мнется как мнут записку,
щуплый такой, неказистый:
«Коля зовут. Рубцов».
В принципе неплохо. Вопросы вызвали следующие моменты: самых обычных матросов –
кораблей и стихов (неточный образ); думает лже-капитан (почему лже? Это ж автор его ввел в этот ранг); входит один человек… (слово «один» лучше заменить на другое, которое сможет сразу создать образ этого человека, или хотя бы какую-то картинку).
широкополосный
сегодня я буду говорить стихами
Сегодня я буду говорить стихами
и если кому-то они, как кость поперёк глотки,
то пусть отворачивают свои хари
и возвращаются к пиву, жратве и водке!
Я здесь один настоящий поэт!
Свободу вместо лицемерия и фальши!
Свободу вместо литературной проституции!
Времени ждать больше нет!
мир застыл в ожидании, что будет дальше,
я ему говорю стихами, и пусть утрутся
графоманы, фальшивые подмастерья,
филологи, дамочки средних лет,
не интересно мне чтение ваших истерик,
как все вы убирали колхозный хлеб,
как грядки пололи и на заводе
производили стандартными деталями стандартную деталь,
вокруг ёлки идите водить хороводы,
это лучше чем закапывать трупы слов в тальк.
Ко мне едет любовь,
эта жгучая брюнетка тёмная ночь!
Грудь в стразах звёзд выйдет из берегов,
и посыпятся домики косточками домино!
Я б её целовал, только губы черны,
она завтракает пшённой кашей снега,
я б её обнимал, подойдя со спины,
только как обнять ночь?
Прыгнуть с крыши с разбега?
Стоп-стоп-стоп.
Мне нужна передышка,
водички глотнуть
или виски, чтоб лучше спалось,
уж что-то сегодня я быстро слишком
промок под дождём из эмоций насквозь.
Вообще понравились напор, страсть. В ритмике много от Маяковского, но кто сказал, что это плохо? Вопрос вызвало слово «тальк» - к чему относится – к «трупам» или «словам»? И как образно можно их связать?
Марьяна Тарасова
Стихоплёт на Руси
Стихоплёт на Руси – вечнозагнанный паяц. (ударение с зайцем не рифмуется))
Шут, игрок, ловелас – враз всего не сказать.
А душа у него – стаей раненный заяц:
Дрожью бьется строка – ни пером описать.
После дня суеты окунется устало
В шелест тихий бумаг, карандашный виток.
И поймёт в сотый раз: в этом мире так мало
Растревоженных судеб, нашедших исток.
И они, в тишине, облачённые в слово,
Тихой поступью, словно боясь напугать,
Входят. Молча снимают оковы,
Душу настежь: Писатель, а сможешь ли взять?
Взять, не ранив покой их случайною фразой,
Перебрав в словаре миллион идиом…
Показать – эта жизнь проживается сразу,
Ни монтаж, ни повтор – только Богу поклон.
И сидит вечерами поэт у окошка,
Дрожью бьется строка – ни пером описать.
Это в зале он тигр, здесь – робеет немножко…
Шут, игрок, ловелас – враз всего не сказать.
Мало вразумительно, много смыслового тумана.
Линде А.
Притихшие слова
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ к 50-ю А.Башлачева
Ты оживлял стихов притихшие слова,
и на измятый лист неровного письма
ложилась россыпь рос, в тот год еще весьма
от вихря новых слов кружилась голова.
И пламенел рассвет, читая стих с листа,
ты доверял любви, и верилось – она
рассеет синий дым усталой глыбы сна,
и отрешит от дел век вечного поста.
На северном столе, угрюмый до поры,
распластанный рассвет ночную хмарь кутил,
по черным ребрам крыш его вели пути
в тот город, что зашит в осенние дворы…
Дождя бы!..
Ветра хохочущий кашель!...
Черная птица блеснет опереньем зари.
Так, значит,
Извивается в плаче,
Расползаясь змеёю, русло Невы…
Двойственное впечатление от стихотворения. Принимается целиком как посвящение Александру Башлачеву, и с этой позиции прощается изменение ритмики последней строфы. Но с позиции задач конкурса есть вопросы. Во-первых: произведение соответствует теме с большой натяжкой; во-вторых ожидается более глубокая работа над словом – стихотворение не такое большое, чтобы не найти многообразия (первый катрен: "притихшие слова" и "новые слова"); в-третьих – во втором катрене последняя строка грешит проблемами в звукописи. Если прочитать вслух «и отрешит от дел» получается и «отрешит отдел» - совершенно иное смысловое значение.
Соловьева Е. А.
Творчество - это и счастье, и муки. Сначала в душе рождаются слова, потом они становятся строкой стихотворения, строки складываются в строфы, а потом - в стихи.
Творчество.
"Творим, как сами мы сотворены."
(Дж.Р.Р.Толкиен).
Привычно и бесцельно жизнь идет,
Унылый мир вокруг однообразен.
Тоскливо дремлет утомленный разум
Под тяжким гнетом суетных забот.
Но вот однажды, в серый, скучный день
Ворвется ветер в тесную квартиру
И вдруг покажет городу и миру,
Как ясен свет и как прозрачна тень.
Как будто птица вдруг влетит в окно
И трепетным крылом души коснется.
Освобожденный разум вновь проснется,
Случится то, что было суждено.
И вот в душе рождаются слова...
Неясны и неведомы их звуки,
И сердце разрывается от муки,
И кружится от счастья голова. (штампы)
Потом слова становятся строкой,
Размер определен, и рифма зазвучала,
Строфе певучей положив начало,
А звуки обретают ритм и строй.
Стихи звучат в душе, как звонкая струна,
И бьется сердце в бурном вихре чувства.
Чудесный мир, волшебный мир искусства, (штамп)
Лежит передо мной, как дивная страна.
Благословенно все в прекрасном мире этом:
И муки творчества, и счастье быть поэтом.
Много штампов не только во фразеологических оборотах, но и в образах