Литобъединение: Супердесятка
Конкурс: "Супердесятка – проза 2010" (Кубок журнала «Рецензент»)
Дата: 16.01.11 15:40
Прочтений: 199
Средняя оценка: 10.00 (1)
Комментарии: 6 (34)
Выставить оценку
литобзору:
Обзор, в котором Пурис находит вставной зуб и оставляет выбор за автором
«Капитанская дочка»
Перед нами текст, который с полным правом можно назвать «быль». По сути, быль это устный рассказ о невероятном или крайне интересном событии. Быль по определению лишена тонкого психологизма, автор ее не рисует живописных картин, стилевое исполнение незамысловато, а язык – язык рассказчика – случайного знакомого или совсем незнакомого человека, роль которого обычно исполняет попутчик.
Написанный в этом жанре рассказ, если он читается, например, со сцены обогащается жестами, мимикой, голосом актера. Но представленный только на бумаге или мониторе, он остается один на один с читателем, и рассчитывать может только на собственный сюжет. Вызвать интерес у читателя и сохранить его при помощи практически единственного средства - заложенной в тексте интриги – задача непростая.
«Капитанскую дочку» я прочла легко и с интересом. Детали, придающие полагающуюся такому тексту достоверность, были достоверны. Все события, упоминающиеся в тексте, совпадали по времени.
Молодой человек несет срочную службу в армейском ансамбле, знакомится со Светой, еще школьницей. Она оказывается дочерью полкового капитана. Отец воспитывает ее один, мать умерла два года назад. От капитана же герой узнает, что Света тяжела больна, и жить ей осталось недолго. Чтобы дочь испытала все женские радости до того, как умрет, капитан предлагает герою подарить ей их, то есть сыграть любовь.
Герой обескуражен, Света, подслушавшая разговор, убеждает его, что она не больна, но намекает, что он ей нравится и она не против более близких с ним отношений. Пока герой собирался с духом, его вместе с ансамблем отправляют в концертную поездку.
Вернувшись, он не застал ни Свету, ни ее капитана-отца, они уже уехали.
А в эпилоге спустя годы ему показалось, что он встретил Свету в метро.
Некоторые замечания по тексту у меня возникли:
«Взял учебник, полистал. Да, удивительное дело, как оказывается просто из Толстого, Гоголя Достоевского, Чехова… жвачку учебную сделать, «идеологически выдержанную». И как потом не просто из всего этого выбираться и выкапываться»
Этот кусочек торчит из текста вставным зубом. Он не имеет никакого отношения к развитию сюжета, и складывается ощущение, что он здесь только затем, чтобы похвастать, какой автор был «продвинутый». Дело происходило почти полвека назад. Конечно, молодой солдат мог стоять у истоков «диссидентства» в России, но и говорить и думать он мог только на языке своих современников.
«Так и познакомились. Действительно, капитанская дочка. С рождения по разным гарнизонам, по всему Союзу. Мать два года назад похоронила. В Москве»
После смерти матери девочка не осталась круглой сиротой. У нее есть отец. То, что мать похоронила «она» звучит странно.
«Капитан Варуев тебя разыскивает. Жену его не трогал? Смотри у меня»
Тоже странно. Сослуживцы не могут не знать, что капитан вдовец.
«Супругу я свою схоронил, мать Светкину, больше двух лет в Таджикистане. Болела очень долго. Потом Светлана моя… это уже под Читой. Приехали с ней в Москву, еле начальство уломал, показал врачам, говорят операция нужна… только за границей делают такие и дорого. А так, немного ей жизни… может три-четыре месяца. Хочу обратно в Таджикистан, к жене…»
По этому отрывку у меня несколько вопросов:
Что именно «Светлана моя…» под Читой?
Почему «обратно в Таджикистан, к жене», если она похоронена в Москве?
И еще одно замечание. Рассказ капитана о болезни дочери не произвел на героя никакого впечатления. Герой ничем не выдал своего отношения к тому, что девушка, с которой у него завязались дружеские отношения, оказалась смертельно больной. И мысли его только, о том «куда он (капитан) клонит»
Итак «Капитанская дочка» оказалась былью с мелодраматическим сюжетом.
В юности я относилась к мелодраме с презрением и находилась в полной уверенности, что индийское кино «отомрет». С возрастом отношение к мелодраме у меня изменилось. (Это не касается индийского кино) «Низкий» жанр мелодрамы смутил меня своей простотой и человечностью, и не только смутил, он вызвал к себе уважение.
Конечно, мелодрама мелодраме рознь, но ведь и детектив детективу рознь. Философский роман философскому роману тоже. Хорошее – оно хорошо, а плохое – плохо. Рассуждать тут не о чем. Единственное, что хотелось бы выяснить, на каком полюсе находится мелодраматическая быль, рассказанная анонимным автором?
Болезнь, смерть, любовь и нелюбовь, выбор, поставленный перед героем - история «Капитанской дочки» драматична по своей сути. Но стоило ли автору представлять эту историю былью, тем самым исключая из нее самое интересное, что могло в ней быть – психологическое состояние героев?
Но это тоже вопрос выбора.