Литобъединение: Литера Т.
Конкурс:
Дата: 29.12.04 23:50
Прочтений: 1628
Средняя оценка: 10.00 (1)
Комментарии: 4 (0)
Выставить оценку
литобзору:
Андрей Вечерний о Литсовете и "Супердесятке". Предновогодняя речь.
Дорогие мои друзья !
Впервые я познакомился с вами ( пусть и заочно) в жаркие дни августа ( как давно, кажется, это уже было!) и за прошедшие недели и месяцы успел полюбить вас - таких разных, но одинаково мучимых сладкой мукой творчества, этим божественным зудом, который понятен только тому, кто им воистину одержим.
Я не просто со вниманием читал ваши тексты, но пропускал их через себя, проникался их аурой. Мои небольшие ремарки были даже не комментариями к вашим произведениям ( ибо они должны говорить сами за себя), а, по существу, только ключиками с помощью которых мне самому было легче открыть очередной ларчик, просто настроиться на определенный ритм восприятия.
К сожалению, газетное пространство ограничено и поэтому многие тексты приходилось сокращать. Слова при этом вели себя по-разному. Одни валились запросто и скопом, как шахматные фигуры с опрокинутой доски, другие уходили, слегка поворчав и с недовольными гримасками, а третьи гордо и неспешно удалялись, пообещав еще вернуться. Некоторые слова, помню, так и не получилось удалить вообще настолько все они оказались не случайными, составляющими единый организм. Так было с блестящей Сказкой про Ивана Бестолкового Артура и с рассказом Нины Колчиной Карман. Рассказы Александра Маслова все написаны на одном дыхании, великодушно, широко и, видимо, от избытка великодушия лишние слова отпускались без проблем, понимая, что так надо для Книжного клуба, а не для великой русской литературы. Хорошая и легкая проза у Любови Семеновой.
Эти предпраздничные дни с их ожиданием чуда и сказки не самое подходящее время для чего-то вроде редакционной летучки, на которой проводится разбор полетов. Кроме того, мы все люди взрослые, в литературу пришли, как будто, не из-под палки - поэтому не пристало нам друг друга поучать, и я этим сейчас заниматься ни в коей мере не собираюсь. К тому же, творчество ведь подобно русской рулетке: первый раз может стать лишь пустым щелчком ( зато сколько эмоций!), второй раз то же самое. Но когда-нибудь все-таки бабахнет!
Отмечу только одно: вопреки распространенному ( или нарочно распространяемому) мнению, что поэзия, мол, сегодня переживает не лучшие времена, пространство Литсовета являет собой настоящий цветник, в котором порой встречаются самые роскошные и причудливые поэтические растения. Боюсь, по своей яркости и талантливости они превосходят, в целом, творения наших собратьев-прозаиков. Я думаю, это связано еще, в частности, и с тем, что краткость, как известно, сестра таланта, а поэзия меньше, чем проза предоставляет возможностей растекаться мыслию по древу. Мы уже выражали свои восторги по поводу стихов Елены Максиной, а также запомнились Ника Рейс, Татьяна Щербанова, Ирина Гольцова, Игорь Алексеев, Сергей Глотов. Надеемся еще не раз увидеть их произведения на наших страницах.
Теперь, с вашего позволения, немного о горячей десятке.
Я, как вы, может быть, успели заметить, человек, несколько склонный к пафосу и лиризму, люблю я, чтобы чувства немножечко вставали на котурны: для меня, стало быть, самым приятным стало чтение рассказа Каспер. Такой вот у меня вкус - и я его никому не навязываю, и о нем не спорю. Просто нравится, когда написано спокойно и без кривляния, я бы даже сказал с достоинством, когда знание писателем реальности и попытка нечто изобразить с живинкой не сводится к имитации какой-нибудь придурошной болтовни в пивной или пробуждения с похмелья не знамо где ( поэзия, кстати, начисто избавлена и от этого греха: в ней и воздух, и лексика чище).
В принципе, почти все рассказы десятки вполне достойные все-таки избранное! Хорошо в них уже то, что не бьет в глаза ( хотя то там, то здесь так и пытается прорваться) неизменный тон какого-то словно подхихикивания. Это вообще очень заметный и довольно неприятный изъян прозы Литсовета( и если бы только Литсовета!): когда автор ( в маске рассказчика, разумеется) пытается показаться хуже, чем он есть, словно стесняется чего-то или считает, что у нас так принято. В результате все сводится к полному убожеству. Обычно в такой манере изображаются наши с вами будни. Но, ребята, нужно хотя бы по каплям выдавливать из себя рабскую кровь! Поэтому любо-дорого прочесть Сонату Аппассионату. Там реальность, увы, не наша, а та, что могла бы быть и сразу же мы видим совсем другой тон повествования: собственно говоря, не какой-то особенный, а просто нормальный. И концовка выстреливает очень удачно, добавляя рассказу новую силу.
В таких же вещах как Милосердие и особенно Харакири Алексея Зайцева хотя основное пространство текста располагает к продолжению чтения, увлекает своим игровым элементом - очень искусственные финальные аккорды вместо предполагаемого эффекта неожиданности вызывают, наоборот, определенное недоумение и только снижают общее впечатление ( хотя рассказ Зайцева Прямо в грудь, опубликованный в Книжном клубе, был весьма удачен в смысле своей эстетической цельности). В сущности, тот же грех и в рассказе Турандота Кто поймает птицу Сирин, хотя нельзя сказать, что финал здесь просто по дикому присобачен: наоборот, сделана попытка сконцентрировать всю человечность рассказа в двух последних абзацах. Все три эти рассказа совсем не плохи в смысле техники исполнения, но крайне размытая авторская позиция, в конечном итоге, приводит и к чисто эстетическим просчетам. Это неизбежно. Ведь в этих произведениях, как я понимаю, сделан замах на что-то большее, нежели просто анекдот - соответственно и требования к ним предъявляются как к взрослым рассказам.
Зато никаких претензий к анекдоту Юрия Шимановского Работа такая: все здесь сбалансировано и органично. Потому что точно соответствует выбранному жанру.
Особо хочется отметить подающего, как мне кажется, большие надежды автора Е Смирнову (рассказ Хитрость). Она не боится правды жизни, но реальность выстраивает добротную, без излишнего нажима и без фальши.
Об остальных произведениях также надо бы сказать пару слов, но, боюсь, что моя предновогодняя речь и так слишком затянулась. Как писал Александр Сергеевич: Закончу после как-нибудь.
И, пока ваше терпение еще не иссякло, хочу от всей души пожелать вам, чтобы все неудачи и житейские, и литературные остались бы в уходящем високосном году.
Поздравляю вас, друзья мои, с Новым годом, с Рождеством Христовым и желаю успехов в нашем нелегком писательском деле! Все еще только начинается!
Ваш Андрей Вечерний