Литобъединение: Чердаки Тротуаров
Конкурс: Конкурс стихов Соло для двоих - Чердаки Тротуаров
Дата: 11.11.07 17:16
Прочтений: 263
Средняя оценка: 10.00 (1)
Комментарии: 4 (9)
Выставить оценку
литобзору:
3 обзор от Виктора Батраченко "Тема раскрыта"
Продолжение обзора стихотворений, участвующих в полуфинале конкурса Соло для двоих Чердаки тротуаров.
В обзоре я попытался описать свои впечатления от прочитанных работ. Все стихотворения понравились (в большей, или меньшей степени). Замечаний по содержанию не так много. По форме в большинстве случаев получился верлибр.
Оценки отправлены ранее, их можно будет увидеть в протоколе.
NETрезвый БароNET
чай с бергамотом
чай с бергамотом,
лениво
ложкой сахар размешать в стакане.
Придвинувшись к камину,
в уютный теплый плед
продрогшее
укутать
тело.
Халат воспоминаний запахнув -
озябшая душа
цыплятам ведет счет
Прощать, как впрочем, и
просить прощенья
поздно...
Осенний чернотроп
застыли комья чувств,
любовь застыла
в рамках фотографий,
остыла кровь,
остыл камин.
Осенний вечер жизни одиночество
Плед
Книга
С бергамотом чай
*ЧЕРНОТРОП м.
1. Время осенних холодов до выпадения снега. // Дороги в такой период.
Тема раскрыта.
В конструкции: Халат воспоминаний запахнув - озябшая душа
цыплятам ведет счет, на мой взгляд, некоторое противоречие. Как можно считать цыплят не вспоминая (халат воспоминаний, запахнув)?
Почему, собственно, поздно прощать и просить прощения? Тем более, что чуть выше о том, что сосчитаны цыплята
Простое перечисление остывшего несколько смазывает концовку.
Анданте
Взгляд осеннего вечера
Ярмарка комедиантов,
празднующих последнюю осень
Уличный шум врывается в окна
болезненно и неумело.
Холодный покой тишины
тает в пространстве комнаты
так медленно, чтобы остаться
памятью
белоснежных манжет,
и хлопья первого снега
не более чем мираж
в чьих-то цепких объятьях.
Нужно молчать,
ведь
прикосновения невозможны,
а горечь опавших листьев
давно сожжена на кострах
Статуи черных деревьев
покидают свои пьедесталы,
теряясь в тени толпы
ярмарочных комедиантов
Уличный шум врывается в окна,
нарушая сон одиночества
болезненно и неумело.
Тема раскрыта.
На мой взгляд, не совсем оправданным является упоминание о каких-то ярмарочных комедиантах, а появление их ещё и в финале, очевидно, для того, чтобы подчеркнуть особость, только усиливает недоумение. Потеряться в тени чего-либо в принципе возможно, но грандиозна должна быть тень, в которой теряются статуи черных деревьев,
покинувшие свои пьедесталы. Да и с чего бы деревьям (их статуям) перемещаться куда-либо?
Грустно, но не совсем убедительно
Ворошилов Сергей Иванович
Осенний камертон
Сиплый ветер. Стылый дождь.
Гуси - вечные калики.
Стай не видно,
Лишь слышен гомон дикий,
Заглушающий шорох листьев.
Пытаясь удержаться,
Листья трепещут на ветру...
И в сердце дрожь.
Стон небесный. Кличет гусь.
А губы шепчут:
-Долго ль странствовать осталось?
Осень жизни. Жалит жалость.
Гроздь рябины кажется
Особенно кровавой сегодня...
И в сердце грусть.
Тронут чуткий камертон.
Плач гусиный плеч усталость.
Захлестнула меня осень,
Расплескалась
Во мне.
Душа причитает, вторя голосу Неба...
И в сердце стон.
Понравилось. Особенно вот это: Плач гусиный плеч усталость.
Не уверен, насколько верно сделана разбивка. Стоило ли выделять и в сердце дрожь грусть стон и рифмовать выделенные строки (дождь дрожь, гусь грусть, камертон стон). Это, в определённой мере, - уход от верлибра.
Дручин Сергей
Мы не знакомы
Мы не знакомы.
Мы все ещё не знакомы.
Тревожит холод, наносимый уныло ветром,
что глядит в мое раскрытое окно.
Что может
мое бедное сердце?
Кто услышит его
растревоженный кровью набат?
Кто погладит так ласково ребра,
как перила моста, под которым река
(а быть может и море, ведь никто не смотрел в глубину)
неиссякаемой нежности?
Мы все ещё незнакомы.
Как капли,
несёмся из серого неба,
друг за другом,
И шорохом таем в листве,
разбиваясь на мелочи брызг.
Мы неслышно стекаем в песок по отдельности.
Только сосны хранят молчаливо
в зеленых прическах,
гордясь своей бронзою тел,
непричастность...
А я уже чувствую Осень.
Я тоже тут чувствую Осень вместе с Сергеем. Тема раскрыта.
Несколько фрагментов вызывают лёгкое недоумение:
Кто погладит так ласково ребра, как перила моста, под которым река, а быть может и море - как это гладить РЁБРА? Что за мост, под которым МОРЕ?
Таем в листве разбиваясь на мелочи брызг - я не против того, что можно таять в листве, но, как понимать мелочи брызг?
Клычев Темур Аминович
Осень 1992. Душанбе.
Маскарад завершен. Ветер срывает яркие маски
и сжигает флаги, разносит расстрельные списки тех,
кому уже не суждено быть повешенными.
Барабанщики нервно курят,
в перепонках у каждого прохожего теперь поселился свой.
Гулкий стрекот наступает следом за сумерками.
Нет, это шьет не мама.
Двери съеживаются от грохота сапог.
Закрытые двери отвратительны,
как одно огромное мохнатое трусливое ухо.
Каждая ночь, как последняя перед расстрелом.
Но рассвета все нет.
Дворники со своими допотопными орудиями
Устранены. Метут не те и не так, не так, не так...
На тротуаре крошка в крови
кирпичная. И немного скользко.
По радио передали, что жизнь-на... лаживается
по требованию трудящихся. И призвали защитить
Конституцию. Но не сказали, какой страны.
Неужели и там не знают?
Мужчины уже не голосуют на краю дороги.
Там голосят женщины.
Осень выбрала их рвать на себе волосы и одежды.
Время изгнания. *
- С 1992 по 1997 годы в ходе гражданской войны в Таджикистане по разным оценкам погибло от 60 до 200 тысяч человек. Более миллиона жителей стали беженцами и покинули республику. До гражданской войны в Таджикистане проживало около 5 миллионов человек. Осень 1992 г. была одной из самых кровавых за 5 лет войны.
Предельно грустно. Грусть в масштабах страны Даже не грусть, а леденящий ужас гражданской войны Стихотворение очень уж выделяется из произведений, представленных на конкурс. Жёсткая гражданская лирика. Жуткая осень Потрясает.
По технике замечаний нет.
Колонов Сергей
Порой осенней II
Когда порой осенней яркий луч
На день, на час разрежет серый саван
И мастихином золото набросит
На голубом подрамнике небес,
Заноет сердце. В шорохе листвы,
С ветвей летящей в еле слышном танце,
Свои законы мне нашёптывает время,
Пролистывая книгу бытия.
Твоя любовь была как этот луч,
Подарком хрупким и совсем нежданным,
Прекрасным мигом, что не по заслугам
Был мне отпущен странною судьбой.
Любил. Был счастлив. Что желать ещё?
Лети, мой друг.
Весна твоя обитель.
А осень мне оставь.
Осенняя грусть передана умело, образы убедительны.
Большие сомнения по поводу того, верлибр ли это. И ритмика тут чёткая, и катрены выделены
Маргулис Аркадий
Когда возвращается дождь
Песочные часы с тех пор лежат
Униженно. Ничком.
К ним ниспадает суматошно пыль
Неразбериха, хАос,
Ей не попасть в песок отвергнутых минут
Наружу не изъять.
Ты вспомнишь эту ночь по первому дождю
Он возвратится,
Как в родное племя, блудный сын
Теряющего силы зноя и расцветающей прохлады,
Смиривших боль в тебе.
В комнате-пещере,
Где мружится кошачий глаз зелёной лампочки
Роняющего звуки в предрассветный дым проигрывателя
Там
Чёрный диск пластинки
Тебе напомнит вереницу дней,
Прожитых с нами вместе и без нас
От забытья и до воспоминаний.
От давности до будущего марафона
Бессчётных ливней
С тех пор в песок ушло немало грустных лет,
Самозабвенно заполнявших летоисчисленье
Когда в сердца стучали нам постылые дожди.
Сомневаюсь в том, осенняя ли тут грусть. Робко упомянут лишь первый дождь и в самом конце - постылые дожди
Не очень представляю, как может пыль ниспадать суматошно.
Не уверен, можно ли при упоминании временнЫх отрезков отсчитывать от давности.
Фраза: Ты вспомнишь эту ночь по первому дождю он возвратится, как в родное племя, блудный сын теряющего силы зноя и расцветающей прохлады, смиривших боль в тебе. прочитывается с большим трудом, только с третьего раза начинаю подозревать, что родителями блудного сына - дождя являются теряющий силы зной и расцветающая прохлада. Но до конца не уверен правильно ли я понял
Назаров Фёдор
Соло
Когда осень
Превращает вид из моего окна
В дождливую пантомиму,
Я начинаю слышать твой голос ,
Которого более не существует
Вне телефонных линий.
Тихий шелест помех
Становится ровным дыханием,
Мерный треск сливается с ударами сердца,
И записки,
Которые мы оставляли скорее машинально, чем для кого-то,
Теперь желтеют точно охапки палой листвы .
Следы на тропинке
С каждым днем становятся незаметней
Солнечный свет
Застывает в переплетении оконных решеток.
И только время, распятое на стрелках кварцевых часов,
Исполняет прощальный марш на аккордах памяти (соло).
Верлибры моей осени
Не были ни причиной, ни следствием.
Они не низвергались проклятьями
И не восходили молитвами к господу.
Они были лишь минутным осознанием того,
Что мой сон о тебе не окончен
Задание выполнено. Выполнено изящно.
Не уверен, можно ли исполнять марш на аккордах чего-либо, пусть даже памяти
Половнев Дмитрий Николаевич
Доктор Осень
Ты из метро выходила
в белом халате тумана -
тахикардия по сердцу
скачет, как перед уколом.
Пока комар полусонный
пробовал сделать манту -
в ногу ударилась капля,
другая...
и вот уже скоро
читаю я мысли прохожих,
шагая по азбуке Брайля.
Во всю гуттаперчивость неба
тянется туч позвоночник,
радикулитными встрясками
фотографируя город.
В глазницах труб водосточных
за шиворот вылитый ливень
на грязный асфальтовый галстук,
приглаженный к дому.
...Трехсотый
в альбом тротуара ложится,
назначенный старому клену,
повторный рентгеновский снимок.
Мне кажется, что автор увлёкся яркими образами Удачно сказано: радикулитными встрясками фотографируя город, но туч позвоночник на грозовом небе представить не могу, косточка к косточке - позвоночник Возможно, не везло мне, но я ни разу не видел таких туч (даже облаков, формы которых гораздо разнообразнее по сравнению с грузными тучами).
Я слишком хорошо представляю систему письма для незрячих. Азбука любая, в том числе и азбука Брайля определённое количество букв, цифр и значков. Можно шагать по пупырчатой поверхности, напоминающей рельефно-точечный шрифт, но не по АЗБУКЕ.
Фраза: В глазницах труб водосточных за шиворот вылитый ливень на грязный асфальтовый галстук, приглаженный к дому. с одной запятой и одной точкой не читается. Может быть, в ней что-то пропущено?
Верлибр. По теме, но прочувствовать грусть ЛГ мне помешали отмеченные моменты.
Раджабов Тимур
Прошептать люблю...
Прошептать люблю -
всё равно, что воскликнуть: Верю!
Греховодник же дух мой спит,
словно ёж в норе,
но порой и ежи не спят, мельтешат, суетятся,
точно поп в часовне -
почему бы нет.
Почему не взгрустнуть, вспоминая август -
вспоминая контуры абрикосов, и прохладу рассвета,
верней
теневых девятнадцать
против солнечного тридцати одного.
Эта осень правда,
которой мало жечь мне пятки, колоть глаза,
поэтому,
не решаюсь мерить с великим чувством
свой нехитрый скарб из былых болячек.
Но кричать, что я по тебе скучаю
это значит звякать о ложку ложкой,
когда следует бить в набат.
Замечательная концовка последние пять строк! И строки-шаги, подводящие к этой концовке, сделаны мастерски, убедительно. Вот только, поп, который суетится, мельтешит в часовне, на мой взгляд, выпадает такое впечатление, что с улыбочкой это подаётся Уместнее было бы выбрать для сравнения с ежом другой персонаж стихотворение-то, на самом деле, - серьёзное. Кроме отмеченного момента очень понравилось!
Стукало С.Н.
Вы не похожи
Ни на кого Вы не похожи.
Не похожи...
И что же сделать с этим? Как мне жить?
Я тоже не похож. Сам по себе...
Прохожий. Пусть жизнь меня итожит в общий ряд,
со мной мои друзья и осени напевы,
во мне мелодии ещё не спетых нот...
Опять поёт сквозь дождь верлибр осенний,
я знаю он ещё не раз во мне споёт.
И вот, любуясь в лужах ликом отражённым,
плывут по небу в неизвестность облака,
моя рука на карте неба всё ещё незрима, безответна,
но всё же в нём вращенье сфер ночных дрожащих и промокших
уже заметно...
Глотает прошлое осенних красок буйство,
безумства в прошлом. Пробил увяданья час,
и скоро нас, на встречных курсах
в вечность
умчит случайность...
Я молюсь за Вас...
Получилось. Грустный монолог с той, которая ни на кого не похожа
Концовка: Глотает прошлое осенних красок буйство - убедительна.
Не совсем верлибр проскакивают рифмы ( не похожи прохожий, нот споёт, безответна уже заметно, увяданья час за вас).
Общее впечатление понравилось!
Шунин Дмитрий Валентинович
Осень
Осень -
красавица в ярком наряде,
на каблучки наколов
красные листья клёнов,
мне назначает свидание
в парке,
на старой скамейке...
И, может быть, я ей поверю,-
что всё бесконечно
и неповторимо -
как дождь,
что будет уныло стучать по стеклу ранним утром.
И, может быть, я ей поверю,-
что мы
будем кружиться по улицам спящим,
как первый застенчивый снег...
Но я не спешу...
Глупым занятием дни коротаю.
Белые мухи летят за окном,-
сколько их там?
Я сижу и пытаюсь считать...
Я не спешу...
А время падает в лужи
рыжими каплями
спелой замёрзшей рябины.
Показалось, что, именно, мне Осень назначила свидание в парке на старой скамейке И я ей поверил!
Очень удачное выполнение задания.
Желаю успехов!
Виктор.