Литобъединение: Всенародные Конкурсы Литсовета
Конкурс: "Сила и слабость духа"
Дата: 10.06.07 12:35
Прочтений: 365
Средняя оценка: 10.00 (1)
Комментарии: 3 (1)
Выставить оценку
литобзору:
Конкурса "Сила и слабость духа"., Автор: Всенародные Конкурсы Литсовета, Объединение: Всенародные Конкурсы Литсовета.
Литобзор от автора 7 -Татьяны Летневой
Автор 21 "Михайлов"
Рассказ поднимает вопрос решительных и осознанных поступков: преодоления и исполнения решения.
Преодоление, преодоление себя, преодоление трудностей при решении казалось бы неразрешимых проблем, преодоление - в этом вся динамика нашей жизни, его жизни, Михайлова. Преодоление - главная тема рассказа.
Через весь рассказ проходит мысль о запутанности, сложности жизни. Такая шкала напряженности! Даже зашкаливает! Неустроенность во всем: и коммуналка, и чужие женщины, ожидающие Михайлова, неспособного изменить, облегчить не только свою, а тем более и чужую судьбу. И всем так необходимо не замерзнуть в этой непонятной, обходившей счастьем, почти всех персонажей рассказа, жизнью. Люди, которым не дано быть вместе, но душа, которых разрывается от потребности и поиска тепла и понимания. Вот ведь какой пульс! Вы слышите пульс жизни? Бешеный, неровный! Так же, как и почти фанатичная устремленность Михайлова в решении своей журналистской задачи. Готов погибнуть, но любой ценой - донести свою позицию истины.
Веришь двум моментам: первое, страсти журналиста, фанатической углубленности в журналистскую тему и в самого себя, и сцене любви в общежитии, отношению к девочке-женщине, внешне похожей на подростка.
И танец живота, и слезы обнаженной безнадежности потрясают своей пронзительной болью обоюдного одиночества и невероятным желанием обрести то, что не удается обрести. Сцена прощания настоящая. Веришь написанному так, что оживает в воображении, как кадры из фильма, пронзительность написанного. Чувствуешь всем существом, как сквозь ледяное, замученное одиночество пробивается ростком нежная жалость, происходит робкое таяние души, робко тает, тянется, открывается душа навстречу "загнанным" чувствам. Как же хочется, чтобы получилось. Чтобы меньше было состояний слез и состояний "слез без слезы"+Чтобы, пробираясь по дебрям жесточайшей жизни, с тобой был рядом необходимый тебе человек, способный понимать, любить, и чтобы это всё-таки было обоюдным. Чтобы пророчества типа "не жилец" оказались несостоятельными.
"- А как ты хочешь, чтобы я прошлась? Как пастушка или как проститутка?
- Как проститутка,- он улыбнулся. Улыбнулся впервые за весь этот месяц. Ленка была похожа на Гавроша, очень милого и симпатичного мальчишку-подростка.
- А хочешь танец живота? - она включила магнитофон и взобралась на стол.
Ленка танцевала, а из глаз текли слезы. Вся ее несчастная фигурка содрогалась от беззвучных рыданий"
Михайлов спустился вниз. Вахтерша пошла открывать ему дверь.
-Уходишь? - спросила сонно.
-Ухожу.
-А почему мокрый?
-От слез.
Он вышел на улицу, на промозглый ветер и холод.
-Михайлов! - кто-то кричал ему вслед. Кричала Ленка. Она выбежала из подъезда в тапочках и в пальто, наброшенном на голое тело. Прижалась к Михайлову и не хотела отпускать.
- Замерзнешь, - он поцеловал ее в губы. - Иди домой, малыш. Все будет хорошо.
- Я буду ждать тебя. Ты только вернись! - она размазывала слезы по щекам и прощалась с Михайловым так, будто провожала его на войну, с которой он уже никогда не вернется".
Вы верите в сны? Какие они? И кто это? рыба, (во сне)? Умирающая, бьющаяся, задыхающаяся на глазах, страдающего, всхлипывающего Михайлова, рыба? И кого в этой рыбе видел Михайлов, себя? Или кого-то другого? Как переплелось страдание, лично его и всех остальных, кто принимал участие в жизни Михайлова, переплелось, именно, во сне. И кто этот КТО? Тот, что рядом, "невидимый"?
"- Что вы делаете? - спросил тот, кто стоял рядом.
- Разве вы не видите? Ей холодно,- Михайлов судорожно всхлипнул. Он попытался укрыть ее шарфом, широким и капроновым, но ветер вырвал шарф из рук и забросил далеко в дюны.
- Что вы делаете? - повторил тот.
- Разве вы не видите? Она умирает!!!
- Но это же рыба.
Михайлову хотелось заглянуть в лицо того, кто стоял рядом, но того уже не было. И ничего и никого рядом не было. Оставалось только море... и он услышал, как оно звенит - сначала тихо, потом громче и громче..."
Жаль, что нет параллелей в рассказе, подтверждающих состояние Михайлова в жизни и во сне. То есть они, безусловно, есть, но скорее психологического плана, а не повествовательного. Попытка перевернуть образы сна в такую сумасшедшую, неприглядную, его, Михайлова, жизнь. Прочитать сон, и найти его подтверждение в реальности. Это же так четко видишь во всем рассказе. Рыба на берегу суши.
Может быть, это девочка - Гаврош? Танцующая голой на столе? Мокрая от слез женщина - в жизни, и умирающая, задыхающаяся, бьющаяся, как в агонии танца жизни - смерти женская с душа в образе рыбы - во сне?
Может быть, в этом образе сна беспокойная душа Михайлова? И его желание облегчить страдание бьющейся рыбе во сне? Желание по жизни? При видимой безучастность к женщинам, к своей неустроенной жизни. Помочь самому себе? Кто-нибудь, помогите, неужели не видите, что почти умираю. И слезы неплачущего никогда в жизни мужчины. Так жаль самого себя. Вдруг увидеть себя со стороны в необычном образе? Небезучастность - искреннее, выстраданное желание, сострадание - накрыть рыбу капроновым шарфом во сне. Как к себе самому, и ко всем, к кому был по жизни приближен.Прозрачность во всем.
Может быть эта рыба - сам Михайлов? С его поиском смысла жизни и борьбой за собственные идеалы? Вспомнилась пословица: живу и "бьюсь, как рыба об лед". Все герои рассказа именно так и живут.
Мокрое, постиранное, но не высохшее, прилипшее к телу белье, уходящего Михайлова. Словно не высохшие слезы из его жизни и тех, кто его окружает? Неспособность Михайлова плакать - в жизни. И рыдающий Михайлов, пытающийся не только словами обогреть существо, оказавшееся рыбой, выброшенной в чужую среду и неспособной жить на суше во сне. Он плачет во сне, неумеющий плакать в жизни. От недосказанности, от неустроенности, от безнадежности и одиночества, от усталости жить так, КАК НЕВОЗМОЖНО ЖИТЬ!
Его ответ гардеробщице на слова: уходишь - ухожу. Почему мокрый? От слез. Бесслезно, беззвучно плакать - нас этому учит жизнь? Море БЕССЛОВЕСТНЫХ СЛЕЗ и слез со словами - вот наша невыносимая подчас жизнь.
Или это вечный поиск смысла и неспособность изменить то, что предначертано судьбой? Как трудно мы живем. Но пока есть такие Михайловы, понимаешь, что трудность и победы всегда рядом, идут рука об руку, главное, не упасть на перепутье, главное, выдержать, выстоять, ПРЕОДОЛЕТЬ, не отказаться от борьбы, как бы трудно физически и психологически не было, тогда победа за нами! Может быть, так взрослеет, обрастает силой, душа, неспособная плакать в реальности?
Жаль, что такой художественный образ рыбы во сне Михайлова не нашел законченного художественного объяснения и продолжения в тексте рассказа.
Но рассказ великолепен! Такое напряжение, такой " прессинг" жизни, такой надрыв и накал душевных сил, и главное - результат! Несмотря на радикулит, статья в муках творчества и муках невыносимого бытия РОДИЛАСЬ! Победа реальна!
Главный герой рассказа, Михайлов, преодолевал трудности, и именно трудности жизни усиливали его неослабеваемое решение добиться справедливости в поставленных перед ним вопросах, вопросах чести и совести, профессионализма. Его выбор похож на подвиг, растянутый во времени, и балансирующий на грани выживания и физического, и психологического.
Давайте, будем верить, что ему повезет не только в профессиональном творчестве, но и в обретении себя и необходимого ему человека в ЛЮБВИ! Прекрасный рассказ. Понравился.
Автор 15 "Надежда"
Какой жестокий рассказ, потрясающий обнаженной откровенностью "перевернутых" жизней с "удивительным", жизнеутверждающим названием "надежда"+Рассказ о том, что может произойти, когда свою жизнь полностью подчиняешь интересам другого, становишься рабом, проживаешь не свою, а "околочужую", и что из этого получается. Этот эмоциональный рассказ - попытка осмыслить отрезок прожитой жизни, сжатой во времени в настоящем до нескольких минут около безнадежно больного, когда - то подчинившего себе (в замужестве) полностью другого. Когда собственное я, собственные интересы растворяются в долге перед бытом, обязанностями и служению однообразию буден. Когда собственная жизнь обесценивается до обезличивания, до слепого подчинения. Раба мужа.
"Ты можешь хоть раз поступить, как мужчина, облегчи мои страдания... Я истерзанный человек, у меня нет имени, у меня нет воли, нет интересов к жизни...Все, что у меня когда-либо было - это ты, твои интересы, твоя наука, твои победы и поражения...."
Рассказ - почти истеричный монолог - осознание бессмысленно прожитых лет, которых не вернуть. Как и не вернуть свою молодость, зрелость, неродившихся детей. Слепое подчинение себя идеалам семьи, ради мужа, ради его работы, ради его интересов. Это ли жертвенность? И как много людей живут похоже. И как смелы мы тогда, когда точно знаем, что нас не слышат. Как беспощадно можно убивать других, и страстно жалеть себя.
"Молчишь...Сукин сын!!! Я всю душу тебе выложила, а ты...Да чтоб ты сдох поскорее! Мучитель мой, предал, предал меня!!! Ученый хренов, да какого черта нужна твоя ученость, если какой-то Похомов имеет наглость присваивать себе твои работы? Ты - ничтожество!!! Я презираю тебя!!!"
Как страшно умереть телесно, и так странно, что все эти годы умирая духовно, подчиняя год за годом слепо свою жизнь, не замечать и не понимать этого, не замечать, что именно ты умираешь тоже. Нереализованный жизненный потенциал жены - рабы. И куда делась уверенность, что все правильно и все хорошо? и счастливо? Как мало нам хватает мужества, честности, решительности, милосердия, когда жизнь напрямую ставит перед выбором: продолжать терпеливо, медленно умирать самой или предпочесть смерть другого, которому посвятил почти всю свою жизнь. Как жестокосердечен, ты боже! И какими путями, дебрями чувств и мыслей ты ведешь нас. И жить так хочется, и "надежда" умирает последней.
"Понимаешь? Жена твоя, тобой же уничтоженная, но не потерявшая веру! Как ты утомил меня! Я не могу больше! Я устала...."
Какая бесконечная, глубокая ирония в названии рассказа. И какая она разная - это надежда, и у каждого своя. Какие гримасы жизни, какая двуликость души, какое разночтение слов, мыслей и поступков!
"....Посадить бы тебя да твоего Похомова в этот ваш гребанный реактор, и выслать за пределы галактики! Всю жизнь мне искалечил, сволочь!!!! Все на своем горбу несла, всю жизнь...и мысли и душа, и дела мои только об одном: где Коленька, что ему нужно? Как он там."
И почему зло, очевидное зло всегда забирает себе чужие победы? Почему такое распределение результатов по жизни? Почему "трудоголики" - инициатива, которых "наказуема", пожинают такие плачевные результаты? Пожинают, (какое счастье, что не слышат те, кому эти слова предназначались!) истеричный поток сознания близких, когда-то тебе людей, господи, до чего же ты смешна, трагична и до безобразия "черно-белая" действительность совместного бытия.
"Эгоист, запихни себе эту гордость вместе с реактором твоим и вместе с Похомовым в задницу! Да поглубже! Я всю жизнь в заднице прожила, и пусть вся твоя жизнь там закончится! У меня же имени даже нет! Все друзья, все, кто вхож в наш дом, это - твои друзья, я для них - всего лишь жена Николая Николаевича. Темная, расфуфыренная прислуга. Когда молодая была, тешилась хотя бы теми, что за мной ухаживали. Ты даже этого не замечал! Урод морально-этический.... А сейчас? Не стало тебя - и меня не стало!"
И как же скачет понятие добра и зла, любви и ненависти, как быстро они меняются местами, в зависимости оттого, что скажет видимая и невидимая "общественность"!
Какие дебри внутри нас! И как разделяет живых и мертвых желание жить, как легко и не только на словах! мы способны предавать, как трудно нести крест обязанности, крест милосердия, любви.
Господи, если он все слышит, почему он такой безучастный? И как он может все это выносить и любить людей? Никакого сердца не хватит, для того, чтобы понять, зачем на этом свете люди придумали ТАКИЕ ОТНОШЕНИЯ? БРАКИ?
Убегая от смерти чужой, но имеющей прямое отношение к твоей жизни, которую заедает чужая болезнь и чужая смерть? невозможно убежать от себя. А почему чужая, ведь любовь была? И семья была, и ответственность была и еще остается. И какими ничтожными бываем мы, говорящие о любви, о добре, и зле, о справедливости и чужих пороках, забывая "напрочь" взглянуть в себя, хотя бы на мгновение, со стороны. И зачем он дал возможность говорить такое? И как же трудно нести этот крест ответственности, обязанностей, трудного бытия, как же хочется жить гладко и счастливо, без забот и трудностей.
Трудности так "заели", что легче сбежать, чем играть роль той, что делает все правильно и благонадежно, в угоду долгу. Вдруг ловишь себя на мысли, как все бессмысленно в этой запутанной жизни, как размываются понятия, и насколько мы эгоистичны, насколько лживы+ Какая же грустная надежда с именем ЛИЦЕМЕРИЕ! Или какое уверенное лицемерие с грустным именем надежда!
"Я умоляю тебя: умри! Умри, как мать нашей соседки - просто усни и не проснись. Ты ничего не сделал плохого. Бог простит тебя. Ты попадешь в Рай, Бог даст тебе лабораторию, будешь писать в ней свои формулы....Но только отпусти меня!!! Я начну все сначала! У меня есть время, чтобы еще чего-то добиться в этой пустой жизни"
И почему живущие вместе (муж и жена, в частности) пытаются "подмять под себя" один другого? Один в жизни много лет подряд, другой в предсмертной тишине. Чужие ценности, приоритеты, желания, привычки? - и тебя уже нет.. Зачем вообще люди вместе? Чтобы ненавидеть друг друга и в жизни, и на пороге смерти? И это называется браком, привязанностью, любовью?
Да, вот еще, букетик фиалок. Символ начинающейся любви, надежды, мгновение многоцветного счастья, вначале.
И на пороге смерти букетик фиалок - крохотный кусочек памяти о той любви, которая умерла раньше, чем не стало того, с кем были связаны минуты радостных фиалковых воспоминаний. Закономерность или случайность? Предательство или балансирование на грани, лицемерие или жесткая откровенность, жестокая правда реальности? Жизнь - это всегда испытание. И в каждом ровно столько любви и надежды, сколько он может нести в своем сердце. Какая же все-таки БЕЗНАДЕЖНАЯ, эта наша жизнь!!!
Рассказ написан, концентрировано, психологически верно. Надрыв. Депрессия. Истерика. Тишина. Катастрофа. Необратимые потери. Тишина. И только крик истерзанной души. Внутри себя. И в тишину - для неслышащего. Для себя, из себя. Монолог "бьющейся о лед рыбы.." Так громко. Так слышно. Для всех. Очень реалистично, правдиво, психологично и кратко, и точно.
Так вот каким образом, иногда женская слабость приобретает "перевернутую" силу духа при неистребимом желании все-таки успеть пожить по-другому, для себя.
У надежды бывает и такое лицо!
Автор 9 "Аплодисменты"
Рассказ продолжает тему семьи, брака, приоритетов в семье, тему выбора, смысла и жизненного, нереализованного потенциала. Написан мягко, обстоятельно, такая страничка человеческой судьбы - грустное размышление на тему "каждый выбирает себе свой путь"+ Обычный человек, которых много, тысячи, миллионы, если сравнивать с муравейником, один из трудяг - муравьев лишил ради семьи себя своего маленького, светлого пристрастья. Петь в хоре. Жена подмяла, и стал отец семейства пить в одиночестве дома. А по ночам отрываться на кухне, как одинокий, обреченный "кот? волк"? Нет, обреченный на жертвенность, ради спокойствия семьи, жены, детей, ради того, чтобы быть как все. И скандалов нет, и семья неплохая, но почему так обыденно пусто, почему, так остро грустно? И почему так больно выявляются приоритеты "кто в доме хозяин?", почему так сильны стереотипы "так должно быть, а не иначе"+ До чего же ты проста иногда в решениях наша непростая жизнь! И надо ли жить так, словно "под копирку"? И почему самоутверждаться можно только за счет другого? И особенно в семье? Вот тебе и аплодисменты, один только звук слова самому себе. А ведь были же и настоящие, теплые, восторженные аплодисменты были! И душа поющего летала и окрыленная светлая способность любить была неповседневной, незаученной, стереотипной добродетелью.
"Потом они всем хором, приосанившись, как настоящие артисты, выходили на сцену и пели, а зрители в зале пальцами указывали на знакомых и громко хлопали, нет, аплодировали по окончанию каждой песни. Василий чувствовал себя самым счастливым человеком на свете, легко и красиво поймавшим Жар-птицу".
Учиться слышать, любить другого не менее важно, а может быть, важнее, чем любить самого себя, размеренно повторяя домашний уклад жизни "простого муравья"+ Вот ведь как можно хорошего мужика привести к одинокому расслаблению алкоголем.
Столько рецептов о вкусной, здоровой пище, но где эти рецепты о здоровой, саморазвивающейся, совместной жизни в браке? А всему виновница - собственность, вернее, чувство собственности и желание подчинить, подмять под себя, повелевать не укладом, а душой! Приглядитесь пристальней, вчитайтесь, и многое станет ясно. Не отнимать полётности, устремленности того, кто рядом, это так просто, если умеешь летать сам.
"И Василий пел, иногда всю ночь. Все спят, а он сидит за столом и поет. Между песнями делает перерыв, встает, кланяется и и тихонько озвучивает:
- Аплодисменты, аплодисменты, бурные аплодисменты.
- Ложись уже спать, артист погорелого театра, - подает голос сонная жена.
- Цыц, Александра! Не мешай! Меня публика просит, - и Василий самозабвенно затягивает новую песню потрескавшимся уже, старческим голосом."
Автор 4 "Кто ты?"
Кто ты, человек? Которого мы любим, без которого страдаем, с которым есть необъяснимая потребность быть рядом, несмотря на странный и страшный рассказ о душевном неравновесии, о психическом раздвоении, о вхождении в образ на грани суицида, о любви и панике, о неспособности повлиять на ход состояния и событий для любимого тобой человека. Это иллюстрация для психиатров, психологов в век психического неравновесия. Но главный герой делает нестандартный, креативный выбор, "отклоняется от традиционных схем мышления, быстро решает проблемные ситуации" путем элементарного выбрасывания лекарственных препаратов в унитаз!
Когда человека ставят перед выбором ПРИНЯТЬ ПОДМЕНУ, как настоящее, ВО ИМЯ логики медикометозного лечения.
"- А тебя как зовут? - спросил он.
- Точно заболел, касатик, - она снова засмеялась - громко и некрасиво, - Маньку свою рОдную не узнаёт. Ну ничо, сейчас пошамкаем, пойдем в спаленьку, вспомнишь, - она подмигнула.
- Что-то я есть не хочу, - проговорил Алексей и встал из-за стола.
- Ой, точно заболел, иди, ляжь, я тебе щас чаю с молоком сварганю! - крикнула она, когда он вышел из кухни.
Алексей стоял в спальне и держал в руках баночку с таблетками, которые дал ему врач. Потом зашел в туалет, открутил крышку и высыпал все таблетки в унитаз..."
Принять настоящее, но чужое, принять "оболочку" ранее любимого тобой человека, с другим жаргоном, с другим мышлением, другим взглядом на отношения, "здоровым", "простецким", "без наворотов"+Две таблетки в день и все окей, все будет легко и просто! Он оказывается не способен+Пусть лучше " игра в трагедию, суицид", чем "роковое несоответствие"? А как жить дальше? Кто ты? Кто я? Кто мы? И кто те, что делают нас такими? И свободны ли мы на самом деле? От себя? От внешнего воздействия, от медицинского "такого рода" участия? И как быть? Жизнь - это непонятная трагикомедия! Есть о чем задуматься. Любопытный рассказ.
Интересное, осознанное решение любящего человека, мужа, жаль только, что слишком "жирное" многоточие в конце.
Автор 1 "Мальчик"
Короткий рассказ о маленьких, рождающихся чувствах непонятного еще состояния симпатии, крохотного чувства заинтересованности к девочке. Первые росточки того, что в последствии кто-то назовет просыпающейся любовью.
Только
"Рано мне еще про это думать. У меня еще упражнения по физике не сделаны".
Непонятно все вокруг и внутри самого себя, потому что:
"Да так... мне еще, наверное, рано про это думать... я в том смысле, что вот сейчас мне показалось, что я маленький и меня никто не любит. Даже я себя не люблю. Только мне, наверное, рано об этом думать... я еще упражнения по физике не сделал..."
Но уже думается, сумбурно, обрывисто, полунамеком, полумыслями, получувствами, с нечетким, неясным еще желанием быть любимым и любить. Правда, слова "любимый, любить" слишком объемные, трудные, страшные, слишком сильные.
"Она мне тоже улыбнулся. Тоже испуганно. Она боится всех, но почему и меня тоже? Моей смелости едва хватит на то, чтобы разорвать себе руки и показать их ей, уже ни к чему не пригодные, чтобы она наконец перестала бояться хотя бы меня".
(Здесь еще авторская опечатка, вероятно, нужно было написать: "Она мне тоже улыбнулась")
И еще интересно, что маленькое состояние маленького мальчика с легкостью взрослого перекладывается четким, уверенным определением на другого. Вот ведь какое отражение самого себя в других.
"- Заходи. А с девушкой твоей чего?
- Да ничего. Маленькая она еще".
Но, что удивляет, это четкая, уверенная обязательность не забыть того, что ОБЯЗАН сделать.
"А я пришел домой, сходил в магазин, забрал Антона, кое-как сделал уроки. Сел читать. Было часов пять. Читать не хотелось. Было что-то в голове, о чем хотелось забыть".
Что показалось странным, так это инфантилизм, хотя девятый класс! В современном измерении взросления, бешеном ритме жизни, информированности несоизмеримый инфантилизм!
Хотя
"Я глубоко вдохнул и радостно сказал про себя:
- Рано мне еще про это думать. У меня еще упражнения по физике не сделаны.
Я засмеялся про себя и пошел".
А может быть, и не такой уж он маленький, этот четырнадцатилетний мальчик?
Отказаться от действий, пока еще "рано мне еще про это думать" - не это ли тема рассказа?
Но написан рассказ, по - моему, по - ученически, достаточно робко. Почти также, как те, незаметные блуждания, движения чувств в душе взрослеющего ребенка.
Автор 20 "СКАЗКА ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ, КАМАСУТРА ДЛЯ ДЕТЕЙ"
Если иронически НАЗЫВАТЬ НАШУ ВЗРОСЛУЮ ЖИЗНЬ СКАЗКОЙ, то название рассказа еще можно, каким то образом, притянуть к содержанию, а вот по поводу "камасутры для детей" - что-то, для меня лично, оказалось совсем сложным. Если только, не считать "камасутринским раздеванием, приемом, способом" чистосердечное обнажение своей неискренности, искусственности, театральности в проявлении чувств и слов в бесконечной, лицемерной "ненастоящности", несостоятельности самопроявления, самовыражения. Хотя в век порно, эротики, беспредельного раздевания на сцене, на эстраде, в кино, в театре, в метро, в словах, в книгах и журналах, в век "ОБНАЖЕНИЯ ТЕЛЕСНОГО", почему бы не содрать кожу, не обнажить душу, удивляться нечему, очень современно.
"Вру о том, кто я на самом деле! Я просыпаюсь, умываюсь, смотрю на себя в зеркало и примеряю маски. Если я иду в общество А, я одеваю маску Д, если я попаду на свидание к Б - маску Ц! и так далее! Это ужасно! Понимаешь?"
Что движет людьми? Страх быть самим собой? Страх не попасть в унисон с общепринятым положением или с общей тенденцией удачливого современного лица? Страх быть отлученной? Не попасть в струю? Не быть успешной?
"страх - это моя слабость и в этом я настоящая! Ты знаешь об этом, значит, ты близка мне!
- Страх - это не слабость, это одно из чувств, без которого мы не можем жить, но с которым мы можем бороться! И в этой борьбе жизнь!"
ОТКРОВЕННО О НЕОТКРОВЕННОМ. ПОЛНОЕ РАЗДЕВАНИЕ ПРИ ПОЛНОЙ ЗАШОРЕННОСТИ.
Так какие мы на самом деле? Искусственные марионетки?
Улыбающиеся клоуны? Шуты? Улыбающиеся куклы? Игроки с заученными, как "заезженными пластинками", цитатами из Шекспира - " жизнь - театр?"
Имидж, преуспевание в общественном. И везде ложь. Везде узнаваемая многоликость, раздвоение, двуличность, ЛИЦЕМЕРИЕ на лицах, ЛИЦЕМЕРИЕ при лицах, перед самой собой, для других, для себя. ЛИЦЕМЕРИЕ ВРЕМЕНИ, ЛИЦЕМЕРИЕ НОВОГО ВЕКА.
"ты пытаешься излить душу хотя бы в своих книгах. Конечно, в завуалированном варианте, но ты всё равно боишься, что тебя узнают такой, какая ты есть на самом деле! Ты героям даже имена не даёшь! Ты заметила? Никогда! А все потому. Что тебя могут разоблачить!"
Современные тенденции духовности налицо, изощренные приемы "КАМАСУТРЫ", как говорится, в действии, и сколько способов!!! ПРЯТАТЬСЯ, ПРЯТАТЬ СЕБЯ НАСТОЯЩЕГО, при абсолютной вседозволенной открытости.
НЕУЖЕЛИ МЫ ТАКИЕ? НЕУЖЕЛИ ЭТО НАША СМЕНА? НАШЕ БУДУЩЕЕ В НАСТОЯЩЕМ? Балансировать на грани - удел трюкачей в цирке, гимнастические приемы тела - не души, и разве способна такое вынести душа? "Шагреневая кожа". Помните? Если только она не в маске, если еще осталась, хоть немного живой, настоящей, искренней, любящей, страдающей, САМОРАЗДЕВАЮЩЕЙСЯ не напоказ, не сразу, но, непременно, САМООЧИЩАЮЩЕЙСЯ через боль понимания! Только тогда еще жив! Как неинтересно жить, если тебя окружают "подобные" взрослые "обманные" сказки и подобные камасутры "импотентов" для детей. И нужно ли мужество, ЧТОБЫ СКАЗАТЬ ЭТО САМОМУ СЕБЕ?