Литобъединение: Братство зажжённой искры
Конкурс: Куда меня ветром времен и за что занесло
Дата: 14.05.20 23:33
Прочтений: 70
Средняя оценка: 10.00 (1)
Комментарии: 6 (19)
Выставить оценку
литобзору:
Ночной обзор от Александра Грозного №3
Ночной обзор от Александра Грозного №3
Владимир Безладнов. МИРАЖИ
Знойный воздух над морем ржи,
Как густое желе, дрожит...
Беспощадные, как ножи,
Разрезают желе стрижи...
Подтверждая, что ты еще жив,
Возле уха пчела жужжит...
Ты упрямо бредешь вдоль межи,
А навстречу плывут миражи -
Вся твоя суматошная жизнь,
Смысл которой непостижим:
Виражи ее... рубежи...
Ты вглядись в них... вглядись и скажи:
Чем ты жил?.. и зачем ты жил?..
И чему, извини, служил,
Если творчество... тиражи...
Деньги... слава... любовь... даже жизнь -
Зто, в сущности, миражи? -
Разноцветные витражи
В бесконечном пространстве лжи.
Время движется вспять, обнажив
Всю тщету напряжения жил.
Видишь - детство твое бежит
Вдоль межи в океане ржи?..
Не спеши к нему!
Задержись!
Там - за детством - кончается жизнь.
Сама идея построения стихотворения с применением однозвучной рифмы прекрасна но, как говаривал мой старый приятель, не рифмой единой живет поэзия. Выдержать 26 строк и не повториться – высший пилотаж. Что ж, автору это почти удалось, среди повторов лишь – жизнь, ржи, жил и миражи, что не шершавит восприятие. Теперь о смыслах – они показались мне размытые или не совсем правильно переданные. Кроме тотального разочарования в жизни я не увидел ничего. Начнём с сакраментального вопроса задаваемого автором – Зачем ты жил? И тут в ряд ставятся «Деньги... слава... любовь... даже жизнь», и всё это миражи, правда со знаком вопроса, но автор вопрос задаёт скорее себе, чем нам, читателям, поскольку он продолжает: «Разноцветные витражи
В бесконечном пространстве лжи».
Заметьте, даже любовь не избежала участи лживой девки, привязанной к позорному столбу. И только детство, осталось искренним, безоблачным и счастливым периодом прожитого времени. Трудно соглашаться или нет, если не знаешь всей трагедии жизни героя стихотворения. Что случилось?
У меня нет ответа, впрочем, как и у автора.
Впрочем, стихотворение не оставляет равнодушным и заставляет сопереживать. Прекрасная работа.
Спасибо автору.
Сенчихин Михаил. Заглянуло счастие случайное
Заглянуло счастие случайное,
Рассмеявшись шалою затеею…
Да свечой угасло невенчальною,
Уязвляя тяжкою потерею.
Отчего же сердце запечалилось,
Раненое грустью несказанною? …
Обманув, судьба моя отчалила,
Унося от берега Желанную.
Я взываю к ветру беспокойному,
В даль моё сокровище несущему.
Но струясь под бледными ладонями,
Он терзает, разрывая душу мне.
-Воротись! … Зачем мне жизнь постылая? -
Розовеют камни под коленями…
-Загубил меня, похитив милую,
Погружая в горькое забвение.
***
Заглянуло счастие случайное,
Рассмеявшись шалою затеею.
Да свечой угасло невенчальною,
Уязвляя тяжкою потерею.
Заглянул на страничку автора с надеждой найти там звуковой файл, поскольку был в твёрдой уверенности, что это песня. Файла не оказалось, но уверенность никуда не улетучилась, уж больно напоминает эти стихотворные строчки некую интерпретацию на фольклорную тему. Итак – Счастие, как оно есть пусть будет мелодичным стихотворением в стиле народных страданий. Теперь пробежимся по тексту. Например, я задумался, а чем отличается венчальная свеча от невенчальной, оказывается и размером и цветом, то есть – венчальная свеча белая и более длинная. Так почему же счастье угасло невенчальной свечой? Понятно, что длилось не долго, а про цвет как? Счастье оно было не таким уж и светлым? Или автор опустил этот факт, как несущественный? Идём дальше. Судьба уносит желанную (с маленькой буквы) вдаль. По тексту это звучит так:
«Обманув, судьба моя отчалила,
Унося от берега желанную…» - То есть сначала был обман, потом похищение, здесь всё понятно. Однако уже в следующем катрене возникает новый персонаж – ветер, и именно к нему несутся претензии от героя, по поводу похищения.
«-Загубил меня, похитив милую,
Погружая в горькое забвение…»
Я думаю, что надо судьбу надо оставить в покое, ведь если уплывает любимая, то судьба расстаться, это как факт, а вот причиной может быть что-то иное, например тот же ветер. Может, даже, ветер перемен.
Отчего же сердце запечалилось,
Раненое грустью несказанною?
Обмануло счастье, одурманило,
Унеслась от берега желанная.
А вот еще одно интересное выражение:
«Зачем мне жизнь постылая?»
Мне казалось, что «постылая» это определение ближе к человеческим отношением. Не зря же постылым или нелюбимым называют бывшего супруга или супругу. А тут – жизнь постылая, без всяких объяснений. Впрочем, звучит красиво, надо отдать должное автору. В финале автор говорит о горьком забвении, в которое он погружается, и это его расстраивает. Звучит неоднозначно, ведь если человек забывает, то и боль уходит, а если нет, то это тянется и тянется бесконечно. Может лучше так:
-Загубил меня, похитив милую,
И не знать мне горького забвения.
На этом всё. Спасибо автору за интересную работу.
Щербединский В. В. Диптих, посвящённый Ю. Д. (С.)
Ю. Д. (С.)
Одиночество.
В одиночестве есть глубина океанской пучины,
беспросветная бездна, таящая ужас и смерть,
в одиночестве есть высота непокорной вершины,
ты сползаешь без сил, и нет крыльев, винта, чтоб взлететь.
В одиночестве есть и сиротство – и чувство свободы,
и беспомощность, немощь – и жажда и время мечтать
и творить, создавая миры, невзирая на годы,
где ты молод, любим и способен как птица летать.
Мир людей многолик, но бесчестен, жесток и безбожен.
Люди мучат друг друга, калечат, насилуют, жгут,
убивают порой за скуластость, за смуглую кожу,
распинают детей, предают, как товар продают,
наживаются подло, цинично на кризисах, войнах,
на природных ресурсах, страстях и пороках людских,
вынуждая за грош надрываться в забоях и в штольнях,
на заводах и стройках, полях и просторах морских.
В одиночестве есть и вселенская мудрость, и прелесть.
Отстранившись, как Бог, видишь сам, суета всё сует,
что людей не спасут ни любовь, ни молитвы, ни ересь:
неизбежны, как смерть, катастрофы и звёзд, и планет.
Мы живём... чтобы жить, и не стоит спешить на «тот свет»
Ю. Д. (С.)
И не станет.
Для чего же утро красит по своим законам света
стены зданий в Беларуси и в Израиле бог весть.
Для чего Господь на откуп отдал нам свою планету?
Что Он есть? Каков? Откуда? Как живёт? Не перечесть
всех вопросов мирозданья и вселенского устройства,
на которые ответы не получим в жизни мы,
не узнаем, не откроем Бога планов, рода, свойства,
не постигнем, не охватим бренность света, вечность тьмы.
Жизнь землян несправедлива, школа жизни их жестока,
много страха в ней, работы, боли, мук, хлопот и зла,
но спасает осознанье, цель жестокого урока –
выживание, чтоб просто дальше вида жизнь текла.
Всё так ясно и так просто, и не стоит в корчах биться,
и колбаситься не стоит, плющить мозг и морщить нос,
если тянет в «экстрасексы» оттянуться, порезвиться,
выбор ваш: клеть золотая – или жизнь взахлёб, взасос
на свободе, на просторе молодой и вольной птицей.
Мир любви и наслаждений упоительно хорош!
Есть, конечно, и опасность чем-то скверным заразиться,
годом раньше, годом позже, ну подумаешь, помрёшь.
Двух смертей не будет в жизни нашей нудной и короткой,
час настанет – и «курносой» бесполезно рявкать «вон!».
И не станет. Нда-а, не будет. Пусть стихи, хоть скромной стопкой,
у людей на книжных полках ждут себе иных времён.
Нда-а… что тут скажешь, мне понравилось, но не с первого прочтения и не всё подряд. Например, на первой дощечке, восемь строк начиная с «Мир людей…» мне показались не то чтобы лишними, а просто не завязанными к теме, отстранёнными. Нет, они не мешают восприятию, но и не помогают создавать философскую атмосферу повествования-размышления об одиночестве. Они, скорее направляют размышления в русло, где чётко прослеживаются противоречия между моралью и социальной несправедливостью. Заметьте, рассматривается лишь отрицательная сторона человеческих поступков.
Интересна и финальная строка:
«Мы живём... чтобы жить, и не стоит спешить на «тот свет»
Но отчего-то, она тоже, не совсем про одиночество, хоть и впечатляет своей лаконичностью. Жить, чтобы жить это уровень примитивного ответа – есть, чтобы есть, бить, чтобы побить и так далее…. Здесь нет глубокой философии, даже в полном прочтении предложения. Возможно, она и не нужна, ведь автор подводит нас к этой строке в полном соответствии с нигилистическим воззрением. Нас ничто не спасёт, мир жесток и безбожен.
Что ж, здесь есть над чем поразмышлять и призадуматься. Перейдём ко второй дощечке.
«Для чего же утро красит по своим законам света
стены зданий в Беларуси и в Израиле бог весть…»
Простите, друзья, не удержался и пропел Москву майскую Лебедева-Кумача:
«Утро красит нежным светом
Стены древнего Кремля…» - теперь не отвяжется и придётся читать стихотворение, отбивая такт ногой.
А знаете, мне понравилось, здесь есть и стиль, и ирония, и добрая порция сарказма. Автор постарался ненавязчиво и просто ответить на довольно сложные вопросы бытия. Даже если всё это звучит упрощенно и наивно, остаётся приятное впечатление после даже беглого прочтения.
Спасибо, было интересно.
Подсолнух. Прошлогодний подсолнух
Облака вечер в небе полощет
(или ангелы чьё-то бельё),
А в полях обнажённые мощи
Прошлогоднее греет быльё.
Опустив опустевшее око,
Одинокий подсолнух глядит
На пустое быльё с поволокой
И немую молитву твердит.
Мимо ветры проносятся к яру,
Окунают копыта в закат;
Комиссары весенних пожаров,
Староверов они не щадят.
Только как бы они ни старались,
Он посеял свои семена,
И стоит посреди пасторали
Символ жизни на все времена.
Красиво, символично и жизнеутверждающе звучит стихотворение, а теперь давайте разберёмся и с подсолнечником и со староверами и с агрономией, наконец. Автор приглашает нас на весеннее поле, где забытый всеми, одиноко стоит подсолнух. Поле собрано с осени, и напоминает поле битвы с мощами, то есть, как я понял с остатками стеблей и листьев. В небе облака, мимо проносятся ветры и комиссары весенних пожаров…, подсолнух скинул семена в землю и звучит пастораль (простая сельская мелодия). Вот, собственно и всё. Емко, трогательно и поучительно.
Теперь рассмотрим стихотворение так, если бы я был сельским жителем или фермером. Непорядок, да и только, а где дисковка, культивация, обработка химикатами? Да и пустовать поле не должно, по правилам севооборота туда бы озимые, или на худой конец яровые культуры засеять надо. Что гласит золотое правило агронома - нельзя сеять масличные культуры после масличных, а зерновые после зерновых! Об этом знают сейчас и об этом знали раньше, и если следовать за мыслью автора, про староверов, у которых подсолнух был не только продуктом, но и символом, то можно предположить, что агрономия была им не чужда. Оставленный подсолнух в поле, это небрежность, это потеря ценностей и традиций, которые требовали бережного и ответственного отношения к урожаю. Промёрзшие за зиму семена не дадут всходов, и хорошо, если не сгниют и будут съедены птицами или мышами-полёвками…
Такие размышления. Впрочем, автор, всё-таки всколыхнул, растревожил душу своим неравнодушным взглядом на символ солнца, тепла и мира, за что ему спасибо.
Хомик Сапиенсов. Русская речь у фонтана Треви (римская зарисовка)
«Фонтан Треви – восьмое чудо света, -
Во всяком случае, так говорит нам гид. –
Тому, кто опустил в него монетку,
Вернуться в вечный город предстоит.
Как бы его по жизни ни носило,
В его судьбе одно предрешено:
Могучая неведомая сила
Его вернет к фонтану все равно».
«Но что за сила, как марионеток,
Нас двигает, не ведая преград?
В чем эта сила, брат? Вот ты сказал - в монетках?
Да разве может быть в монетках сила, брат…»
Сомнения не напрасны, а всё потому, что нашего брата трудно провести на мякине, во всём-то он сомневается. Давайте разберёмся. Многие говорят, что эта традиция уходит конями чуть ли не в религиозные каноны язычества, это и задабривание речных жителей, и плата за счастливое возвращение из плавания, и даже пропуск по реке Стикс в загробный мир.
История с фонтаном Треви прозаична до банальности. Когда-то, этот фонтан, построенный на месте старого акведука, порядком обветшал, и вот, в середине XVII века папа Урбан-восьмой поручил архитектору Бернини перестроить старый фонтан, сделав его посолиднее. Архитектор расстарался, но денег на завершение проекта, как всегда, не хватило, и тогда, папа ввёл налог на вино для римлян. Чтобы быстрее собрать нужную сумму денег, и снять обременительный для граждан налог, горожане стали бросать монеты в чашу фонтана (чтоб ты подавится старый скряга…)
Так зародилась эта традиция, которая активно поддерживается и сейчас, поскольку сбор денег из фонтанов является достаточно прибыльной статьёй доходов муниципальной казны.
«…В чём сила, разве в деньгах? Вот и брат говорит, что в деньгах… Я, вот, думаю, что сила в правде…» Брат-2
Спасибо за интересное путешествие в Рим.
Маша Халикова. "Я хочу, чтоб он прочитал, и вник..."
Я хочу, чтоб он прочитал, и вник,
И меня постиг, но не той, вчерашней.
Это не рассказ. Это мой дневник.
И писать его мне уже не страшно.
Да, я не признáю своей вины.
А твои глаза золотисто-чайны,
Так что имена не изменены,
Как и совпадения не случайны.
Я ещё не маг, я пока учусь,
Очищаюсь от потаённой скверны,
Потому-то и описанья чувств
Так жутки, подробны и достоверны.
Я не претендую на новизну.
Мне - начать песчинки считать в горсти в шесть
До глубокой ночи. Ну что ж, начну,
Торопливым жестом перекрестившись.
Доверять бы следовало судьбе,
Чей расклад всегда неприметно-двойствен.
Мне - страдать и бредить строкой. Тебе -
Излучать спокойствие и довольство.
Здесь - цветы и пчёлы (случится мёд),
Здесь произрастают слова, как злаки.
Жизнь расставит всё, что недостает,
Будь то чувства, буквы, мечты и знаки.
В октябре листвою усыпан сад.
Ты читаешь строки простые эти.
Мне зачем-то требуется писать -
Я пишу. И время за нас в ответе...
Как пишут дневники? Да так, чтобы никто не прочёл, ведь в них самое сокровенное, то, что не предназначено для других глаз и ушей. Здесь же нам позволили посмотреть одним глазком на заветные странички. Вот сейчас, сейчас, мы увидим самые важные строчки, «Потому-то и описанья чувств
Так жутки, подробны и достоверны».
Я с нетерпением перечитывал снова и снова про «листвою усыпанный сад», про цветы и пчёл, про судьбу и про то, что жизнь всё расставит на свои места. Но не нашёл и строчки про ту самую заветную сердечную тайну.
А может автор просто пошутил? Или прикрыл ладошкой самое сокровенное, лишь раззадорив наше любопытство.
Как бы то ни было, стихотворение звучит элегантно и чувственно. А тайна, лишь распаляет наш интерес.
Спасибо.
Маша Халикова. "Расскажи мне о самом важном, а что потом..."
Расскажи мне о самом важном, а что потом...
Будем вместе. Стихи имеют, конечно, вес, но
Я же вижу, как жадно дышишь горячим ртом.
Да и мне в этих стенах слишком темно и тесно.
А пастель легла так, что не хочется растирать,
Между гладким виском и розовой скулой - там, где
Эта впадинка. Больше мне незачем выбирать:
Плод фантазии совершенен, как чистый ангел.
Больше не о чем спорить. Глаза - что гречишный мед.
В их сиянии сосредоточена тайна Бога.
И уж если теперь загадывать наперёд,
Я хотела бы стать беспечальной твоей дорогой.
Я спокойна. Мелькнуть бы счастьем в чужой судьбе.
Рисовать и писать портреты я не устану.
Ты позволишь мне, Господи, тихо служить Тебе -
Вдохновенно, самозабвенно, в стихах спонтанных?
Как ресницы длинны, как запястья мои тонки.
Это чувство великолепно, неповторимо.
Странной ночью меня спасают лишь дневники
И мечты. А на серый город находят зимы.
Вот часами смотрю, забывшись, в твои глаза -
В них есть всё для меня. Я искала тебя годами
Наяву и во снах. Бедный странник, ты мог ли знать,
Что отыщешь? Пусть в строчках, будем теперь всегда мы.
А скрываться, стесняться - право же, перед кем?
Говорят, это зеркало - там даже солнце тонет.
Что ж, хочу отразиться бликом в твоём зрачке,
Светлой вьющейся прядкой дрогнуть на тёмном фоне...
Что меня поражает в таких стихах, так это чисто женский взгляд на ситуацию. Ну, скажите, у какого поэта (мужчины) можно встретить такую жертвенность и властность одновременно? Ведь вы послушайте, как интригующе звучит это завуалированное доминирование над мужской половиной:
«Расскажи мне о самом важном, а что потом...
Будем вместе…» - то есть она уже решила.
«Да и мне в этих стенах слишком темно и тесно…» - конечно, она чувствует и знает что ему там тесно…
«Больше мне незачем выбирать…, больше не о чем спорить» - удивительные фразы, не дающие никакого шанса на иные варианты.
«Я хотела бы стать беспечальной твоей дорогой…» - замете, не спутницей, а дорогой, это круче чем все остальные варианты.
«Ты позволишь мне, Господи, тихо служить Тебе…»
И так далее.
Скажу честно, вряд ли кто устоит над таким натиском признаний. Я дрогнул уже на третьем катрене. И все-таки, закрадывается мысль, а не сладкоголосая ли это сирена, на погибель нашу поёт такую великолепную песню?
«Себя же к мачте корабельной Я дал покорно привязать, Чтоб песни лирной и свирельной Соблазн опасный испытать…» Гомер.
Дочитал и мечтательно вздохнул. Знаете, меня всегда смущали такие произведения. В них автор отточивший своё профессиональное перо превосходно манипулирует нашими чувствами, и вот почему. Некоторые моменты фантазийны и подтянуты до такой картинной точности, что ты забываешь про человека обыкновенного, того самого, который потом всю жизнь будет рядом с тобой. Скажете, что я брюзжу? Возможно. А может, просто завидую тому, для кого предназначено это произведение.
Автору же большущее спасибо за лиризм и нежность.
Перстнева Нат. И кота
Тра-та-та
С. Михалков
Мы ехали полем, мы ехали лесом.
А поезд, положим, катился в Одессу.
Над рельсами билось вагонное сердце,
И все открывалась и хлопала дверца.
И все за каким-то своим интересом
Тащило нас в драму скучающим бесом.
И все это было почти что похоже
На С. Михалкова и Пушкина тоже.
Мы ехали к морю – топить, полагаю,
Одну обезьяну и трех попугаев.
Прошел по артерии нож перочинный:
«Здесь были Наташа, и Витя, и Длинный».
Ну ладно, проехали. Весело мне.
Бес расписаться просил на стене.
Стихотворение бесспорно фееричное и симпатичное, но позвольте, где же здесь Михалков, и зачем приписывать ему «Тра-та-та…»? Посмотрите первоисточник там же чёрным по белому написано:
«Красота! Красота!
Мы везем с собой кота…»
А если автор имел ввиду народные потешки, то и тут я огорчу его, потому что текст выглядит так:
«-та-та, а-та-та,
Вышла кошка за кота,
Думала за барина
А хвать за татарина…»
Так откуда же взялось это Тра-та-та? Да и что оно обозначает на самом деле?
Вот что я нашёл: Тра- та-та междом. Восклицание, выражающее насмешливое недоверие к словам говорящего (фам.).
Источник: «Толковый словарь русского языка» под редакцией Д. Н. Ушакова (1935-1940);
Выражающее недоверие. Так вот оно что! Автор стоит за углом и смеётся, пока мы тут с вами пыжимся с разбором его стихотворения. И всё-таки как бы не было искренне его лукавство, предлагаю изменить строку и спасти обезьяну и трёх попугаев.
Мы ехали к морю – купать, полагаю,
Одну обезьяну и трех попугаев.
На этом всё. Спасибо автору.
Тищенко В. В. Салфетка
Зеленая ветка, растущее благо,
глотая нектар грозового озона,
взрослела и знала, что станет бумагой,
не просто бумагой - бумагой особой.
Отменной, отборной. И вечером черным
под облаком-шапкою мягкого света
хранить будет формулы смелых ученых,
а, может быть, мудрые мысли поэта.
Но смысл и домысел - разные силы.
Кто станет считаться с ничтожною веткой?
Решил сортировщик надежд древесинных,
что быть этой ветке обычной салфеткой.
Салфеткой... Хранилищем тайным объедков...
Приставкой к салатам, нарезанным всуе.
И вместо чернил, темно-синих и едких,
покорнейше впитывать пьяные слюни.
Громады бумаги, белейшей и писчей,
лежали, как дальний несбыточный остров.
С презрением, вызванным новым обличьем,
ее провожали вчерашние сестры.
А позже - кабацкая вечная копоть.
Безликие ночи. Мышиные тени.
...На мятой салфетке, под крики и хохот,
две строчки дописывал дерзкий Есенин.
Интересный взгляд на, казалось бы, обычный предмет сервировки стола. Честное слово, стихотворение настолько меня взбудоражило, что мне захотелось понять, а что, или кого автор, имел в виду, делая салфетку героиней произведения? Если уж очеловечивать предмет, то хотелось бы понять, отчего это ветке с детства, так отчаянно хотелось быть особой бумагой? Кто внушил ей эту мысль? По мне, так логичнее было бы, чтобы ветка мечтала, чтобы на ней выросли листья, а потом семена, и чтобы семена облетали осенью и падали на землю, зарождая новую жизнь…. А тут бац, и лесорубы пришли. Нет, я не придираюсь, идея прекрасна и невероятно романтична. Однако, история мне показалась слишком прямолинейной, словно нас провели быстрым шагом через все залы, минуя десятки полотен, непосредственно к финальной картине, и только здесь наш добрый экскурсовод позволил расслабиться и насладиться шедевром. Не скажу, что я не сопереживал салфетке, наоборот, после мечты о великом предназначении, её кабацкая гибель – высший драматический апофеоз. Вспомнились все безвременно замученные мной салфетки. Спас ситуацию Есенин, спасибо ему, и автору за финал.
Кстати, вспомнилась история, которую рассказывал мой друг детства:
«Каждый раз, встречая её в кафе, я не мог оторвать глаз от её губ. Как же она грациозно вытирала их, прикладывая к ним белоснежную салфетку. Нет, она не складывала её пополам, как делали её подруги, она подносила салфетку к губам, раскрывая словно книгу, и с невероятной аккуратностью оставляла на этих страничках оттиск своих губ. В тот момент я искренне хотел быть салфеткой…»
Такое вот послевкусие.